Положение русского языка на Украине в контексте принятия законопроекта «Об основах государственной языковой политики». Реакция и мнения
Материал разместил: Печенкина ЕкатеринаДата публикации: 21-02-2013

Согласно определению Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств (1992 г.) «региональные языки или языки меньшинств» - это языки, которые: 

  • традиционно используются на данной территории государства жителями этого государства, представляющими собой группу, численно меньшую, чем остальное население государства;
  • отличаются от официального языка (языков) этого государства. Они не включают в себя ни диалекты государственного языка (языков) этого Государства, ни языки мигрантов».[1]


3 июля 2012 г. Парламент Украины одобрил законопроект «Об основах государственной языковой политики», согласно которому, русский язык может получить статус регионального там, где он является родным, как минимум, для 10% населения, т.е. в 13 из 27 административно-территориальных единицах Украины. 

Принятый Радой документ предполагает расширение сферы использования русского языка и укрепление позиций языков национальных меньшинств. Принятие законопроекта вызвало широкий общественный резонанс, особенно в столице и на западе Украины. Депутаты от оппозиции отказались принимать документ и выступили с заявлением о его нелегитимности, ссылаясь на нарушение процедуры принятия. Законопроект вызвал раскол внутри Рады, о чем свидетельствуют заявления об отставке спикера Владимира Литвина и вице-спикера Николая Томенко; объявление о бессрочной голодовке ряда депутатов от оппозиционной фракции «Наша Украина - Народная самооборона» и столкновения оппозиционеров с милицией.

В целом, государственная языковая политика должна реализовывать гарантированное Конституцией Украины(ст. 10, часть II) «свободное развитие, использование и защиту» русского языка, носителями которого является более половины населения страны.

В этой связи необходимо рассмотреть историю правовой картины положения русского языка и других языков национальных меньшинств Украины, отражённую в Законе «О языках» УССР и Конституции Украины. Вышеуказанные документы призваны обеспечить правовое поле использования украинского, русского и других языков на территории Украины.

Согласно закону «О языках в Украинской ССР»[2], принятому в 1989 г., фактически обеспечивалось функционирование русского языка наряду с украинским языком как языка межнационального общения (ст. 4).

Согласно принятой в 1996 г. Конституции Украины:

  • в качестве государственного утверждался украинский язык, при этом гарантировалось «свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины» (ст.10);
  • государство было обязано содействовать «консолидации и развитию украинской нации, ее исторического сознания, традиций и культуры, а также развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств Украины» (ст.11);
  • отрицались привилегии или ограничения по различным признакам, в том числе по языковым (ст.24);
  • национальным меньшинствам гарантировалось «право обучения на родном языке либо на изучение родного языка в государственных и коммунальных учебных заведениях или через национальные культурные общества» (ст.53)[3].

«Языковая» политика Украины последних лет не соблюдала вышеуказанные положения Конституции, нарушая ст. 22 ч. II, которая не допускает сужения «содержания и объема существующих прав и свобод». Это вызывает опасения о нарушении прав русскоязычного населения на Украине, которые неоднократно выражают государственные и общественные деятели, а также граждане Украины и российские соотечественники. Подобная реакция трансформируется в проведение общественных мероприятий, форумов, обсуждений и встреч, среди которых стоит выделить проведенную в 2006 г. IV научно-практическую конференцию «Русский язык и литература: проблемы изучения и преподавания в школе и вузе», которая была посвящена проблемам функционирования и изучения русского языка на Украине. В рамках конференции был проведён круглый стол «Языковая политика на Украине: модели демократического развития», участники которого выразили «озабоченность фактически антиконституционным, юридически необоснованным вытеснением русского языка и культуры из сферы образования, официальной информации, государственно-политической, научной и культурной жизни»[4].

Положение русского языка возможно оценить, опираясь на некоторые результаты социологических и научных исследований в России, США и на Украине. В 2008 г. Институт Гэллапа - Американский институт общественного мнения (American Institute of Public Opinion) провёл исследование отношения граждан СНГ к изучению русского языка. Наиболее высокие показатели наблюдались в Белоруссии, там русский язык в качестве языка общения выбрали 92% опрошенных. На Украине этот процент несколько ниже – 83%. И третье место занимает Казахстан – 68%. Самые низкие показатели в Армении, Азербайджане и Грузии.

Данные американских исследователей заметно отличаются от результатов исследований тех социологических центров на постсоветском пространстве, которые отрицают рост значения русского языка в странах СНГ.

Так, по данным опроса Института социологии Национальной академии наук Украины (ИС НАНУ), проведённого в 2006 г., «против повышения статуса русского языка выступает 75 % жителей западных регионов, 64 % католиков и 90 % грекокатоликов»[5].

Однако есть и противоположные результаты. Проведенное в ноябре 2006 г. украинской компанией Research & Branding Group исследование общественного мнения населения Украины показало, что больше половины (52%) украинских граждан выступают за два государственных языка на Украине - русский и украинский[6].

8-17 июня 2012 г. Киевский международный институт социологии (КМИС)[7] провел всеукраинский опрос общественного мнения, в ходе которого выяснилось, что 74% опрошенных считают, что русскому языку надо дать статус либо государственного, либо регионального языка. Помимо социо-культурной сферы «языковой» вопрос на Украине напрямую затрагивает и образовательную политику, в частности – доступ к изучению русского языка и литературы в школах. Согласно опросу КМИС 50% населения считает, что русский язык и литература необходимы для изучения во всех школах страны. Еще 42% убеждены, что такую возможность следует предоставлять только тем ученикам, которые этого желают. Всего 14% респондентов выступили против возможности получения школьного образования на русском языке. И лишь 4% опрошенных высказались за исключение русского языка и литературы из школьных программ.

Таким образом, можно говорить о том, что политика радикального вытеснения русского языка навязывается узким кругом заинтересованных лиц, а не является отражением мнения всего украинского общества.

По данным Центра социальных исследований Минобразования России в 2010 г., «политика большинства стран СНГ и Балтии по отношению к русскому языку ведет к тому, что в первые годы независимости он мог считаться родным, затем - вторым родным, далее - языком межнационального общения, затем языком нацменьшинства и, наконец - одним из изучаемых по выбору или даже факультативным предметом».

Вместе со статистической подборкой необходимо принимать во внимание риторику экспертного сообщества Украины, которое оценивает сложившуюся в настоящее время ситуацию неоднозначно. С одной стороны, мнение противников принятия законопроекта высказал спикер Владимир Литвин, который уверен в том, что «документ раскалывает украинское общество»[8].

Несогласие с этой позицией выразил инициатор общественного движения «Украинский выбор» Виктор Медведчук - в своей статье в газете «Комсомольская правда» на Украине он высказал мнение, что в стране нет «языковой» проблемы, ведь большинство граждан твердо уверено в необходимости двуязычия.

С другой стороны, Михаил Погребинский, политолог, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии, поддерживает принятие закона, утверждая, что «это чрезвычайно важный закон по защите прав огромного количества русскоязычных граждан, а также граждан, для которых родной не украинский (язык)»[9].

В свою очередь киевский  политолог Владимир Фесенко рассматривает ситуацию в другой плоскости, утверждая, что «принятие закона о языке не станет аргументом в переговорах с РФ по каким бы то ни было вопросам»[10].

До момента принятия законопроекта Международная организация «Всемирный конгресс украинцев», являясь крупнейшей общественной организацией украинцев, обратилась к Президенту Украины «с просьбой не подписывать законопроект, повышающий статус русского языка в республике»[11]. Таким образом, очевидна разобщённость украинского экспертного сообщества по данному вопросу.

Учитывая сложную ситуацию с принятием данного закона, 7 августа 2012 г. Президент Украины Виктор Янукович предложил вынести на осеннюю сессию Верховной Рады повторное обсуждение закона «О принципах государственной языковой политики»[12]. Президент разработал поправки, которые предусматривают создание рабочей группы для разработки целевой программы развития украинского языка, а также наблюдательного совета, призванного следить за реализацией данной программы. Поправки в закон «О принципах государственной языковой политики» могут стать примиряющим действием для расколовшегося общества и дополнительной попыткой выстроить чёткую языковую политику.

События вокруг «языковой» политики Украины, прав русскоязычного населения вызывают дискуссии среди представителей не только украинского и российского, но и международного сообщества.

Еще на стадии разработки законопроекта Венецианская комиссия,официально Европейская комиссия за демократию через право[13] на 86-й Пленарной Сессии (Венеция, 25-26 марта 2011г.) одобрила законопроект о принципах языковой политики, оценивая эту работу как шаг на пути к решению языкового вопроса на Украине. Члены Венецианской комиссии - Серджио Бартоле (Заместитель Члена, Италия), Ян Велаерс (Член, Бельгия), Маркус Галдия (ГДПЧПВ, Эксперт) - придерживаются сбалансированной позиции по проблеме языковой политики.

С одной стороны, Венецианская Комиссия полагает, что «защита русского языка и его использования, как выражения национального самосознания членов украинского общества, которые свободно выбрали эту лингвистическую идентификацию – действительно является законной целью»[14] (п.72). Реализация заданной цели требует гарантий в соответствии с Конституцией и международными обязательствами Украины - Хартией о Языках и Рамочной Конвенцией. Кроме того, чёткие гарантии должны быть даны, наряду с русским языком, другим региональным языкам и языкам меньшинств (п.73).

С другой стороны, экспертами Комиссии не отрицается необходимости укрепления украинского языка в силу того, что «привилегированная защита русского языка не внушает доверия с правовой точки зрения и может вызвать ненужную напряженность в украинском обществе» (п.74); а «вариант привилегированного отношения к русскому языку по сравнению с другими региональными языками и языками меньшинств, во многих случаях, «наравне» с Государственным языком, представляется непоследовательным и несовместимым с принципами Государственной языковой политики, определенной в преамбуле и упомянутых положениях Проекта» (п.70).

В заключении Венецианская Комиссия предлагает «инициировать всесторонний процесс обновления и модернизации различных составляющих законодательства об украинском языке и языках меньшинств, в соответствии с Конституцией и международными обязательствами Украины» (п.117).

С точки зрения международного правового регулирования данного вопроса также интересны положения Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств, которая была принята в Страсбурге 5 ноября 1992 г. Россия присоединилась к хартии в 2001 г. На Украине Хартия вступила в силу в 2006 г. Положения Хартии призваны обеспечить доступность дошкольного, начального, среднего, профессионально-технического, университетского и другого образования (или существенной его части), а также курсов для взрослых и системы повышения квалификации на соответствующих региональных языках или языках меньшинств без ущерба для преподавания государственного языка (языков).

Согласно положениям статьи 7 части II Европейской хартии государства-участники должны осуществлять свою политику, законодательную и практическую деятельность в отношении региональных языков и языков меньшинств, признавая их в качестве «выразителей культурного богатства», уважая их географический район, содействуя использованию в устной и письменной речи, в общественной и личной жизни, развивая связи и культурные отношения, содействуя преподаванию и изучению; а также способствовать межнациональным обменам в сферах, применительно к региональным языкам или языкам меньшинств[15].

Комитет министров Совета Европы контролирует соблюдение положений хартии посредством регулярных отчетов и рекомендаций. Согласно ст. 15 ч. IV Хартии, страна, ратифицировавшая ее, обязана предоставлять Периодические отчёты о своей политике и принятых мерах в отношении региональных языков или языков меньшинств. Первый доклад должен быть предоставлен Генеральному секретарю Совета Европы через год после ратификации, а последующие доклады – с трехгодичными интервалами. В 2007 г. со стороны Украины были поданы Первый Государственный отчет и Первый Общественный Отчет относительно исполнения Хартии. После первого цикла мониторинга Комитет экспертов констатировал «нарушения права человека на Украине на использование родного регионального языка или языка меньшинств практически во всех сферах общественной жизни».[16] Комитет министров Совета Европы также ука­зал, что «языковой ландшафт Украины уникален с точки зрения Хартии, потому что на языке, который не является государственным (русский), разговаривает значительная часть населения, включая людей, ко­торые принадлежат к другим национальным меньшинствам» (п. 16). Однако, «взятые Ук­раиной обязательства…не отве­чают реальному положению языков, в отношении которых можно было выбрать более высокие обязательства»[17], в том числе по отношению к русскому языку (п. 155).

В соответствии с этим, Комитет экспертов сформулировал Рекомендации (CM/RecChL(2010)6), одобренные 7 июля 2010 г. Комитетом министров Совета Европы, и согласно которым Украине рекомендуется:

  1. «Развивать структурированную политику в сфере образования для региональных языков и языков меньшинств в тесном сотрудничестве с их носителями, а также обеспечить носителям языков меньшинств право на получение образования на родном языке, при этом использовать существующие наработки и лучшие практики в этой сфере;
  2. Пересмотреть действующие нормы по использованию языков меньшинств, чтобы обеспечить образование на языке меньшинств;
  3. Изменить существующие границы официального использования языков меньшинств на административном уровне, а также на местном и региональном уровнях, где количество носителей является для этого основанием;
  4. Обеспечить, чтобы квоты для трансляции телевизионных радио- и телепередач, а также требование дублировать и титровать все фильмы украинским языком, не были препятствием для трансляции и дублирования региональными языками и языками меньшинств;
  5. Усилить поддержку при создании новых или работу уже существующих культурных центров носителей языков меньшинств;
  6. Принять действенные методы для защиты и поддержки караимского языка и языка крымчаков, которые находятся под угрозой исчезновения;
  7. Принять во внимание все выводы и рекомендации Комитета экспертов по Хартии от Рады Европы, в частности, те которые  касаются Статьи 4, параграфа 2 Хартии и зафиксированные в 3 Главе отчета Комитета»[18].


Второй государственный отчет о работе по выполнению положений Хартии не был предоставлен со стороны властей Украины в 2011 г. Однако Всеукраинские общественные организации «Правозащитное общественное движение «Русскоязычная Украина» и «Правозащитная организация «Общая Цель», совместно с представителями 36-ти национальных меньшинств Украины и языковых групп, подготовили Второй периодический общественный отчет по исполнению в Украине положений Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств с 2007 по 2011 гг. В отчёте приводится анализ причин и последствий возникновения проблем и конфликтов в языковой сфере. Авторами доклада особо подчёркивается, что «украинское государство за 4 года, прошедших с подачи Первого государственного периодического Доклада об исполнении положений Хартии и почти 1,5 года - с получения рекомендаций от Комитет Министров Совета Европы, так и не учла системные замечания и рекомендации, изложенные в Докладе Комитета экспертов Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств и Рекомендациях Комитета Министров Совета Европы от 7 июля 2010 г.». Также отмечается, что Украиной «был избран одинаковый - минимальный - уровень защиты для всех тринадцати языков, которые были признаны региональными, без учета количества их носителей, что фактически привело даже к сужению прав русскоязычных граждан»[19].

Таким образом, можно говорить о том, что Рекомендациям Комитета Министров Совета Европы не было уделено должного внимания со стороны украинских властей, и не было предпринято решительных шагов по улучшению напряжённой ситуации вокруг языков меньшинств.

Языковая политика на Украине традиционно становится темой для спекуляций и вызывает широкие дискуссии в обществе накануне выборов. Поднятие «языкового» вопроса, и соответственно, «языкового» напряжения в обществе, как выразился член Партии регионов Украины Сергей Кивалов, напрямую связаны с выборами в Верховную Раду, которые намечены на октябрь 2012 г. В связи с этим, существует необходимость установления конструктивного диалога по данному вопросу и продолжения практики мероприятий, направленных на поддержание русского языка в странах СНГ. Под этим подразумевается и финансовое, и правовое, и политическое, и общественное содействие, а также поддержка со стороны СМИ и неправительственных организаций.

Необходимо также добавить, что проблема русского языка также стоит в других странах постсоветского пространства. Русский язык считается языком меньшинства не только на Украине, но и на территории Армении, Польши и Румынии – государств, подписавших Европейскую хартию региональных языков и языков меньшинств. Связано это, прежде всего, с тем, что изучение русского языка не вписывается в концепцию развития этих независимых государств, которые стремятся к интеграции в европейское пространство и для которых знание английского языка становится приоритетнее, чем знание русского языка.

В такой ситуации российские правящие круги поставили перед собой задачу развития и продвижения русского языка за рубежом (прежде всего на постсоветском пространстве), которая получила своё отражение в Федеральной целевой программе «Русский язык». Программа на 2011 - 2015 гг. нацелена на поддержку русского языка как «основы развития интеграционных процессов в государствах - участниках Содружества Независимых Государств; удовлетворение языковых и культурных потребностей соотечественников, проживающих за рубежом»[20].

На федеральном уровне сферой развития международных отношений и гуманитарного сотрудничества России с иностранными государствами также занимается Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество).

Таким образом, российское видение проблемы заключается в понимании необходимости «прилагать усилия для сохранения русского языка в постсоветских странах как инструмента общения». Площадкой для реализации данной позиции является евразийское пространство, оформление которого стало особенно актуальной темой повестки дня России и государств СНГ в последнее десятилетие. Об этом свидетельствуют конкретные шаги по расширению статуса русского языка и укреплению его позиций на постсоветском пространстве. Так, например, в рамках Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) русский язык является рабочим языком согласно ст.17 Договора об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 г., подписанного Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Россией и Таджикистаном. (В Казахстане (Конституция РК, ст. 7, п. 2), Киргизии (Конституция КР, ст. 10, п. 2) и Таджикистане (Конституция Таджикистана, ст. 2) русский язык является официальным языком. В Белоруссии – государственным, наряду с белорусским согласно Конституции РБ, ст. 17; по результатам Референдума 14 мая 1995 г.)[21]

Русский язык является официальным не только на уровне некоторых государств как отдельных субъектов международных отношений, но также и на уровне международных организаций, таких как Содружество Независимых Государств (СНГ), Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Организация Объединённых Наций (OOH), Организация Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Организация за демократию и экономическое развитие — ГУАМ (ГУАМ) и др.

Особо необходимо отметить важность Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), которое, на ряду с Единым экономическим пространством, является шагом на пути к созданию Евразийского Союза, для которого «русский язык должен стать надежной цементирующей основой». [22]

Активизацию работы на данном направлении подтверждает Заявление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об усилении работы с соотечественниками за рубежом и о расширении гуманитарного влияния России в преддверии создания Евразийского экономического союза» от 19 июня 2012 г. В Заявлении констатируется тот факт, что «сохранение или закрепление правового статуса русского языка в ряде государств проживания наших соотечественников имеет важное значение и поэтому должно стать одним из базовых принципов процесса интеграции на евразийском пространстве». Государственная Дума призывает «предпринять все возможные усилия, направленные на качественный рост российского культурного присутствия за пределами Российской Федерации, в частности путем расширения сети российских центров науки и культуры и улучшения их материальной базы».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что функционирование русского языка и положение соотечественников на постсоветском пространстве вызывает беспокойство России. В настоящее время работа по расширению гуманитарного влияния России переходит в более активную фазу. Однако, очевидно, что с российской стороны необходимо повысить внимание как экспертного сообщества, так и общественности с целью укрепления позиций русского языка и правового положения соотечественников в целом на евразийском пространстве.

 


[1] Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств. Статья 1. Часть 1. 1992 г.

[2]«Про мови в Українській РСР», 28.10.1989 № 8312-XI http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/8312-11

[3] Конституция Украины. http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/254к/96-вр 28.06.1996 № 254к/96-ВР.

[4] Резолюция круглого стола «Языковая политика в Украине: модели демократического развития» (Киев, 28 сентября 2006 г.) http://russian.kiev.ua/archives/2006/0610/061009ep01.shtml

[5] Шульга Н. А. Русский язык в обыденном, информативном, образовательном и политическом пространстве Украины // Русский мир Украины. Сборник научных статей. Киев: Радуга, 2006. С.84.

[6] Большинство украинцев говорят на русском языке. Подробности: по материалам Интерфакс-Украина. 4.12.2006 г. http://podrobnosti.ua/society/2006/12/04/373924.html

[7]Осуществляя исследовательскую деятельность с 1992 г., КМИС является одной из ведущих украинских компаний; проводит научные исследования в социальной, политической и экономической и др. областях жизни Украины. Сферы деятельности – финансовая поддержка научных исследований кафедры социологии Национального университета «Киево-могилянская академия» (НаУКМА), «Открытого банка социологических данных», журнала «Социология: теория, методы, маркетинг».

[8] Закон о языках Рада приняла с нарушениями, считает спикер. 6.07.2012. РИА Новости, Виктор Авдеенкo. http://ria.ru/world/20120706/693136040.html
[9] Закон о языке: необходимость или выборная технология? РИАНовости Украина. Аналитика и интервью. 04.07.2012, http://rian.com.ua/analytics/20120704/79107233.html

[10] Эксперт: Русский язык — не аргумент на переговорах Путина с Януковичем. Росбалт, 11.07.2012, http://www.rosbalt.ru/ukraina/2012/07/11/1009704.html

[11] Всемирный конгресс украинцев призвал ветировать закон о русском языке. Lenta.ru. 06.07.2012.  http://lenta.ru/news/2012/07/06/ask/

[12] Янукович хочет переголосовать. Интерфакс. 7.08.2012. http://www.interfax.ru/politics/txt.asp?id=259453

[13]Венецианская комиссия, официально Европейская комиссия за демократию через право (The Venice Commission, The European Commission for Democracy through Law) — консультативный орган по конституционному праву, созданный в 1990 г. при Совете Европы.

[14]Заключение Венецианской комиссии о законе Украины о языках. Страсбург, 30.03.2011. Заключение № 605 / 2010. http://constitutions.ru/archives/6185/2

[15] Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств. Совет Европы.  http://www.coe.ru/doc/JP_minorities/Doc-s_(March%202010)/Charter%20and%20explanatory%20report.pdf

[16]  Судьба русского языка на Украине: что ждать от команды Януковича. 15.12.2011 г.  Однако. http://www.odnako.org/blogs/show_14746/

[17] Первый цикл мониторинга. Доклад комитета экспертов о выполнении хартии Украиной. Страсбург, 7 июля 2010 г. Неофициальный перевод подготовлен ВОО ПОД «Русскоязычная Украина» в соответствии с п. 5 Доклада Комитета экспертов о выполнении в Украине ЕХРЯЯМ www.r-u.org.ua

Теги: Россия , культура , Украина