Водно-энергетический конфликт превращается в геополитический
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 07-11-2014

Одним из значительных факторов, тормозящих процесс интеграции стран Центральной Азии, является вопрос применения водно-энергетических ресурсов данного региона. Исторические предпосылки нынешней ситуации по данному вопросу уходят на времена бывшего Советского Союза, когда регион полагался на объединенный водно-энергетический и социально-экономический комплекс всесоюзного масштаба, разделение всех значимых ресурсов, в том числе и водно-энергетических ресурсов, со стороны так называемого Центра, иными словами Москвы, распад данной централизованной системы с приобретением странами Центральной Азии национальной независимости – все это изменило не только социально-экономическое положение, но и геополиитическую обстановку в регионе.

Ярким примером геополитизации водно-энергетических вопросов в Центральной Азии стал саммит глав государств-учредителей Международного Фонда Спасения Аральского моря в г. Алмата, Казахстан 28 апреля 2009 г. Президент Республики Узбекистан, участвовавший на данном саммите, в своем выступлении подчеркнул: “Мы, главы государства, ответственные перед народами и историей своих стран, должны прежде всего стараться не ангажировать и не политизировать споры и обсуждения, а должны найти общие точки соприкосновения. В противном случае, интересы народов наших стран останется в стороне, а будут преобладать задачи управления регионом в соответствии с стратегическими и геополитическими интересами, целями третьих сил”. Данное заявление может служить индикатором того, что водно-энергетический вопрос уже давно перерос из спорного вопроса между отдельными государствами в Центральной Азии в региональную дилемму.

Письмо премьер-министра Узбекистана Ш. Мирзиеева по поводу строительства Рогунской гидроэлектростанции в Таджикистане, адресованное его таджикскому коллеге Окилу Окилову 3 февраля 2010 г., обострило и без того недружественные отношения двух стран. Принципиальная позиция Узбекистана, изложенная в письме Ш. Мирзиеева, заключается в том, что проект строительства Рогунской ГЭС должен подвергаться компетентной международной независимой экспертизе.

В письме узбекской стороны подчеркиваются три момента: первое, продолжение и эскалация высихания Аральского моря в результате стротительства Рогунской ГЭС; второе, уменьшение питьевой и ирригационной воды в реке Амударья для стран низовья; третье, возможность повышения риска техногенных катастроф в результате изменения экологической обстановки. Узбекская сторона предупредила, что в случае игнорирования своих требований таджикской стороной, Узбекистан обратится в международные организации. Узбекская сторона недвусмысленно дает понять о том, что в случае надобности готова рассмотреть возможность применения радикальных мер.

Отвечая на письмо узбекской стороны, премьер-министр Таджикистана Окил Окилов подчеркнул, что решение о сооружении ГЭС относится к суверенному праву Республики Таджикистан, что при планировании и проектировании ГЭС все вопоросы касающиеся возможных изменений окружающей среды, уровнья воды в реке Амударья и возможные техногенные последствия были учтены, и что таджикская сторона открыта к сотрудничеству с другими странами региона по данному вопросу.

В этом ракурсе Таджикистан и Киргизстан с одной стороны, Узбекистан с другой, продалжают вести информационную войну друг против друга. Почти все центральные СМИ Узбекистана (газеты “Халк сўзи”, “Народное слово”, “Правда Востока”, телеканалы “Узбекистон”, “Ёшлар”, NTT), СМИ Таджикистана (НИАТ “Ховор” и другие) и СМИ Киргизстана (CA-ПЛЮС и другие) бесперестанно публикуют односторонние тенденциозные точки зрения по поводу водно-энергетических проблем региона. Их контент анализ, к сожалению, показывает, что очень часто такие полемики включают необоснованные оскорбительные выпады в адрес друг друга и вместо того, чтобы предлагать решение обсуждаемым вопросам, наооборот усугубляют отношения между государствами региона.

Хотя государства региона часто утверждают, что поиск решений спорным водно-энергетическим вопросам является делом отдельных стран Центральной Азии или региона в целом, на самом деле в большинстве случаев они в отдельности уповают на помощь и поддержку лидирующих держав в мире. Например, именно таким образом, в январе 2009 г. главы государств Узбекистана и Таджикистана поочередно попытались добиться для себя союзничества России в водно-энергетическом конфликте с ближйшим соседом. Такую же тенденцию можно пронаблюдать и в переговорах руководства этих стран с главми международных организаций (например, Всемирный Банк или ООН).

В данном случае позиция международных игроков, воспринимающих Центральную Азию в качестве исконной зоны своих интересов, тоже не ясна (Россия, США, КНР, Европейский Союз, такие важные игроки регионального масштаба, как Индия, Иран и Пакистан). Их позиция изменчива и нечетка. Иногда с их стороны утверждается, что трансграничные водно-энергетические вопросы между странами Центральной Азии должны решаться с учетом интересов всех сторон и без нарушений водного баланса в регионе. А иногда подчеркивается, что построение водно-энергетических объектов на трансграничных реках в Центральной Азии продиктовано суверенными правами таких отдельных стран, как Таджикистан и Киргизстан.

На наш взгляд, эффективное и мирное решение водно-энергитических диспутов региона Центральной Азии должно включать в себя следующие компоненты:

  • Нельзя допускать перерастания межгосударственных споров в вооруженнное столкновение. Участившиеся в последнее время вооруженные инциденты на государственных границах Узбекистана, Таджикистана и Киргизстана,[1] заметное ускорение темпа милитаризации стран Центральной Азии[2] указывают на то, что шансы на мирное урегулирование данного вопроса будут уменьшаться;
  • Все спорящие стороны должны объединиться в составе общей примирительной комисиии, созданной под эгидой одной из существующих авторитетных международных организаций. Данная комиссиия должна быть наделена полномичем по разработке общеприелемого варианта решения водно-энергетических диспутов региона. Мы считаем, что требование узбекской стороны о необходимости в проведении независимой международной экспертизы планируемых гидропроектов на трансграничных реках региона уместно. Тем не менее нельзя отрицать и объективную нужду народов Таджикистана и Киргизстана в энергоресурсов;
  • Руководящими принципами при разрешении накопившихся вопросов должны стать взаимовыгодные интересы между странами Центральной Азии, дипломатия и уважение международного права, также прав друг друга.
  • Реальную энергетическую безопасность может обеспечить возобновляемая или атомная энергетика, о чем красноречиво свидетельствует опыт одной из ведущих держав мира – Японии. Развитие атомной энергетики или энергетики настоящего и будущего, входит не только в интересы Таджикистана и Узбекистана, но и соседних с ними государств, в частности, Казахстана, Киргизстана и Туркменистана.

Если не придерживаться выше обозначенных условий, возникший конфликт интересов способен разрушить хрупкую социально-экономическую и политическую ситуацию в Центральной Азии и привести к дезинтеграции региона.

Саидов С.Ш.


[1] Власти Таджикистана пригласили узбекскую сторону на переговоры в Душанбе для разрядки напряженности», - пишет "Независимая газета", 09. 02.2010 г.

[2] «Узбекистан  запланировал на 2010 год сенсационно большую сумму расходов на оборону - почти 1,42 млрд долларов США, обогнав при этом Казахстан, чей ВВП более чем в два раза превышает узбекский.Почему Узбекистан продолжает милитаризацию - говорить не приходится. ...как известно, Ташкент перманентно находится в конфликтных отношениях со своими соседями, особенно с Киргизией и Таджикистаном», - Военно-промышленный курьер, N4, 03.02.2010, с. 3

Теги: Центральная Азия , ресурсы , конкурс А.Е.Снесарева , вода