Есть ли будущее у внешней политики ЕС без Великобритании?
Материал разместил: Гасанов Камран Низами оглыДата публикации: 25-06-2016

Даунинг-стрит был сторонником жестких мер и поддерживал атлантический крен в политике ЕС.

Состоявшийся 23 июня референдум в Великобритании стал шоком для европейских лидеров. Выход британцев их Евросоюза (Brexit) скажется на многих аспектах ее политики, не в последнюю очередь — на влиянии ЕС на мировой арене. Директор Зальцбургского центра европейских исследований Сонья Пунчер-Рикманн [1] в своем интервью ИА REGNUM заметила, что не стоит ставить в авангард экономические факторы. «Что касается экономических данных, мы сталкиваемся с различными находками. И составляет ли это 0,2 или 0,3 процента экономики ЕС или Британии — не принципиально». Одна из двух сильнейших армий, ядерных держав и членов Совета Безопасности ООН (вместе с Францией), входящий в блок, Соединенное Королевство являлось основой геополитической мощи союза.

Комментируя итоги голосования на «Туманном Альбионе» верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини отметила, что вопреки Brexit Евросоюз остается важным глобальным игроком. «Мы продолжим действовать как умиротворяющая сила, гарант безопасности и верные сторонники международной кооперации и многосторонности», — заявила она, выразив сожаление о выборе британцев. Очевидно, что по примеру лидеров Франции и Германии глава Европейской внешнеполитической службы (EEAS) рассчитывает сохранить кредит доверия граждан, но на деле осознает цену потери. Могерини особенно неприятен Brexit когда меньше, чем через неделю она должна была представить новую глобальную стратегию Евросоюза. По информации брюссельских дипломатов [2], в концепции нет упоминания о европейской армии, в создании которой еще в сентябре 2015 г. Меркель убеждала британского премьера Дэвида Кэмерона. Не исключено, что Брюссель таким образом пытался угодить Лондону.

20 февраля после саммита ЕС, где Кэмерон выторговал для своей страны уступки по социальным выплатам и независимости ее парламента, он заявил: «Национальная безопасность Великобритании будет находиться исключительно под контролем Лондона. Например, Великобритания никогда не станет частью европейской армии» [3]. Предоставив Соединенному Королевству особый статус, еврочиновники могли надеяться на «смену ветров» в британской политике спустя десятилетия. Однако состоявшийся референдум перечеркнул планы строительства дееспособного европейского оборонительно союза, подкрепленного силами одной из мощнейших армий (Королевские Вооруженные силы) и спецслужб мира (MI-6).

При всех перечисленных «минусах» Brexit может позитивно сказаться на эффективности и содержании внешней политики ЕС. Уход Великобритании в определенном смысле избавляет Францию и Германию от балласта интеграции. Имея традиционно близкие отношения со странами Восточной Европы, Лондон собирал вокруг себя оппозицию наднациональным процессам. Теоретически допуская «эффект домино», т.е. выход других несогласных, надо учесть и другое. Brexit еще больше консолидирует Евросоюз вокруг франко-германского ядра.

Что касается содержания, то состоящий в «особых связях» с Белым домом Форин- офис поддерживал атлантический крен в политике ЕС. Войдя в 2003 году в объявленную госсекретарем США Колином Пауэлом «коалицию доброй воли»* (сoalition of the willing) британцы нанесли первый удар по Общей внешней политике и политике безопасности (ОВПБ), провозглашенным Маастрихтским договором. Кроме того, британцы — сторонники жестких мер во внешних сношениях. Кэмерон стал главным инициатором бомбардировки Триполи, которые Барак Обама признал «ошибкой», а также вооружения оппозиции и плана создания бесполетной зоны в Сирии. От последнего Даунинг-стрит не отказался даже после ввода российских ВКС. 1 июня британский постпред Мэтью Рикрофт потребовал организации воздушных гуманитарных конвоев в осажденные районы Сирии [4]. Санкции против арабских режимов и России также продавливались британцами. На совместной конференции во время последнего визита Обамы в Лондон Кэмерон заявил: «Британия сыграла действительно важную роль и продолжает играть важную роль в гарантии внедрения тех санкций (против России — К.Г.) и их сохранении. Я не уверен, что это произошло если бы мы не были там» [5].

Было бы наивно ожидать поворота на 180 градусов в курсе Евросоюза. Проамериканское «лобби» в ЕС все еще сильно, особенно пока канцлером Германии остается христианский демократ Ангела Меркель. До тех пор, пока Обама возглавляет «Овальный кабинет», немецкий лидер попытается ускорить подписание Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP). Одновременно, несмотря на выход Великобритания, большинство стран ЕС сохранят с ней взаимные обязательства по линии Североатлантического альянса. Тем не менее, Brexit может стать шагом к оптимизации, независимости и «демилитаризации» все еще формирующейся единой внешней политики Европейского союза.

Источники

[1] ИА REGNUM (10 мая, 2016). Выход Британии из ЕС породит «эффект домино». https://regnum.ru/news/polit/2130339.html?t=1466849038

[2] EurActiv (31 мая, 2016). EU to label Russia a ‘strategic challenge’

http://www.euractiv.com/section/global-europe/news/eu-to-label-russia-a-strategic-challenge/

[3] ТАСС (20 февраля, 2016). Кэмерон заявил, что добился для Великобритании специального статуса в ЕС.

http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2684473

[4] ИА REGNUM (1 июня, 2016). СБ ООН рассматривает воздушные гуманитарные конвои в Сирию

https://regnum.ru/news/polit/2139844.html

[5] Remarks by the President Obama and Prime Minister Cameron in Joint Press Conference. 10 Downing Street London,England. 22 April 2016.

https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2016/04/22/remarks-president-obama-and-prime-minister-cameron-joint-press

* Страны Восточной Европы (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Прибалтика), в 2003 г. вошедшие в американскую коалицию в Ираке, на тот момент не вступили в Европейский Союз.

Камран Гасанов

Теги: финансовый центр , Европа , экономика , Великобритания