Европейский Союз в 2017 году: основные противоречия и возможные трансформации
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 20-04-2017
На основе прогнозов аналитиков в статье проанализировано состояние Европейского Союза как организации в ближайшей перспективе. Указано, что здесь могут иметь место различные варианты. Вопрос о реализации какого-либо из них носит вероятностный характер. Большинство экспертов считают, что ЕС не развалится, но и в мировой политике его геополитический статус на новый уровень не поднимется. Его состояние останется в значительной степени неопределенной. При этом роль играют и динамика внутриорганизационной эволюции, и основные тенденции в глобальной геополитике. Согласно автору, наряду с размахом радикального национализма внутри ЕС, в затруднительное положение поставили Брюссель и шаги троицы США-Россия-Китай в направлении создания нового баланса сил. Ослабление демократии и прозрачности внутри организации в сочетании с новыми глобальными геополитическими трендами ставят под сомнение перспективы ЕС. В статье подчеркивается, что признаков того, что Евросоюз, пребывающий пока в ситуации подобной неопределенности, выйдет на конкретную эволюционную линию, пока нет.

Специалисты периодически проводят исследования по вопросам, связанным с будущим такой крупной организации, как ЕС, обладающей мощным потенциалом. Их прогнозы всегда вызывают интерес. В настоящее время в политической среде мира возникла парадоксальная ситуация. С одной стороны, еще более актуализировалась проблема безопасности, с другой, – еще не сформировался баланс сил, который сможет реализовать это. При рассмотрении наблюдаемых в ЕС процессов в этой плоскости встречается ряд моментов, которые заставляют задуматься. Анализ противоречий, с которыми может столкнуться организация в 2017 году, представляет интерес. В то же время внимание экспертов привлекают и ее возможные сценарии трансформации. Мы считаем необходимым подробнее остановиться на этом вопросе.

Растущий интерес к ЕС: о некоторых причинах

С приходом 2017 года публикуются прогнозы специалистов о судьбе Европейского Союза (ЕС). Интерес этот не случаен. Его основная причина связана с важными переменами в глобальной политике. Неожиданные итоги президентских выборов в США, сильный геополитический демарш России, подъем Китая на новый уровень, успехи, достигнутые развивающимися странами (к примеру, Турцией), оказывают свое влияние на политическую динамику в мире.

В качестве второй причины специалисты указывают на финансово-экономический кризис 2008 года. Этот процесс не затух. Такие страны, как Греция, Португалия и Испания, пострадали от него наиболее всего. В целом встал вопрос о сохранении единой валютной зоны ЕС. Организация все еще не оправилась после кризиса.

Другая причина связана с процессами, происходящими внутри самого ЕС. Сюда входят вопросы политического, экономического, экологического, культурного и идеологического характера. В частности, крепко встряхнуло ЕС событие, названное «Brexit». Многие эксперты опасаются, что оно вызовет «эффект домино». До сих пор ощущается сильное влияние «Brexit» на Европу. В некоторых странах даже начали проявляться политические тенденции, подобные ему. Специалисты провели исследования и дали различные прогнозы относительно этого вопроса. Ниже мы остановимся на них подробнее.

Наконец, в серьезный фактор для ЕС превратилась проблема миграции. Стремительный рост потока беженцев с Ближнего Востока поставил организацию перед сложным социальным, политическим, правовым и гуманитарным выбором. Выяснилось, что «Старый свет» не совсем готов к решению новых проблем. Вопрос связан не только с социальным обеспечением. Правда, и в этой области выявилось нелояльное отношение к мигрантам со стороны могущественных государств Европы. Основной вопрос связан с тем, что там, где говорят о демократии и правах человека, отстоять их не смогли. Теперь в политических кругах развитых стран Европы говорят не об экономическом обеспечении людей, защите их прав, а о карательных мерах, изгнании, усилении контроля. Все это говорит о пороках демократии, политической, экономической и культурной систем в Европе.

И это указывает на то, что ЕС вступил в этап системного кризиса. Ряд экспертов особо отмечает рост нестабильности в ближнем зарубежье организации, наблюдаемых рисков, объясняя это как недоработкой механизмов деятельности внутри организации, так и тем, что они – часть глобальных рисков (см., напр.: Николай Кавешников. Четыре вызова для Евросоюза / РСМД, 13 февраля 2017 г.). Следует признать, что эти моменты связаны с очень актуальными и тонкими геополитическими факторами.

Влияние на глобальную геополитику: в свете тенденций ослабления

Здесь в первую очередь следует отметить неспособность ЕС гибко и адекватно реагировать на меняющийся мир. В этом аспекте Н.Кавешников отмечает, что «мир, который хотели бы видеть европейцы, не становится более безопасным, экономически развитым и устойчивым» (см.: предыдущий источник). Напротив, увеличиваются риски, связанные с безопасностью, углубляется пропасть между экономически успешными и неуспешными странами, резко усиливаются тенденции использования жесткой силы и войны в решении внешнеполитических вопросов.

Это, естественно, очень принципиальные моменты, и неготовность к ним ЕС – вопрос серьезный, так как ЕС – один их самых сильных с экономической, политической, демографической и военной точек зрения центров. Неспособность организации реагировать на наблюдаемые серьезные глобальные процессы в мире, несомненно, может стать причиной кризиса. Интересно, что организация, имеющая передовую систему управления, оказалась неготовой к принципиальным новшествам. Видимо, здесь свою роль сыграла одна особенность, о которой говорят и специалисты.

Мы, имеем в виду тяготение Запада в последние годы к двойным стандартам. Брюссель и Вашингтон отдали предпочтение в различных регионах мира не политике, основанной на справедливости, а курсу на обслуживание особых геополитических интересов. В одном регионе агрессора наказывали, в другом ему покровительствовали. По Ливии, Сирии, Египту, Ираку, Афганистану был нанесен удар, а Армению защитили. Муаммар Каддафи, Саддам Хусейн были наказаны, Саркисяна, Кочаряна же защитили. Их даже назвали демократами. Хотя руки саркисянов и кочарянов еще больше запятнаны кровью.

Выходит, что ЕС оказался лицом к лицу с последствиями своей ошибочной политики, проводимой на протяжении многих лет. Интересно, что в Брюсселе не совсем осознают это. И это делает неопределенным возможность организации избавиться от трудностей. Это – лишь часть процессов, происходящих внутри организации. Эксперты отмечают в этом контексте значение и других факторов.

Например, Р.Мюллерсон, президент Женевского Международного Юридического Института, в статье, посвященный судьбе ЕС, утверждает, что экономический спад стал одним из ведущих проблем для организации. Экономические различия между странами Северной, Южной и Восточной Европы влияют на ход процессов. Не совсем эффективная экономическая система стран Южной Европы, недостаточная устойчивость их в глобальной конкуренции – серьезные вызовы (см.: Рейн Мюллерсон. Европейский союз: быть или не быть? / «Валдай», 17 февраля 2017 г.). Трудности в управлении еврозоной, сбор долгов, имеют своим источником преимущественно экономические факторы системного характера.

Другая проблема связана с отмеченной политико-идеологической средой, вызванной миграционным кризисом. Эксперты считают, что миграционный кризис усилил радикальные настроения в ряде стран ЕС. Это привело к размаху в политике популизма, евроскептицизма, росту недоверия среди населения к традиционной политической системе (см.: Николай Кавешников. Четыре вызова для Евросоюза / РСМД, 13 февраля 2017 г.). В итоге электорат отворачивается от сил и партий, защищающих существующую систему.

Например, 4 декабря 2016 года на президентских выборах в Австрии отрыв между представителем правых радикалов, евроскептиком, политиком антимусульманского фронта Норбертом Хофером и избранным президентом Александром Ван дер Велленом был совсем незначительным.

Ту же картину мы можем наблюдать и в других странах ЕС, скажем, в Голландии, Франции, Германии или Италии. В этих государствах не исключены сюрпризы на выборах этого года.

Специалисты убеждены, что евроскептицизм серьезно утвердился в ЕС. Доктор исторических наук В.Я.Швейцер отмечает, что термин «евроскептицизм» занял себе прочное место в политическом лексиконе современной Европы (см.: Владимир Швейцер, Антон Таршин. Европейский Союз: критики и апологеты / «Современная Европа», №1 (67), 2016, с.16-25). Фактически политическое течение, которое выражает данный термин, начинает играть все более серьезную роль на политической сцене нынешней Европы. А это должно иметь соответствующие политико-идеологические последствия.

Среди них особое место занимает широкое распространение в странах Европы радикального национализма, изоляционизма и исламофобии. Эти тенденции в целом оказывают негативное воздействие на интеграционный процесс в Европе, вместе с тем создает условия для углубления и других противоречий.

Отсюда можно сделать следующие два вывода. Во-первых, политическая система Европы утрачивает устойчивость. Во-вторых, существует острая потребность в большей прозрачности функционирования ЕС. Углубление первого процесса с необходимостью приведет к политическому кризису в организации. Прежде всего углубятся системные проблемы. В этом плане специалисты особо отмечают следующие два фактора. Первый из них связан с институциональным кризисом (см.: Рейн Мюллерсон. Европейский союз: быть или не быть? / «Валдай», 17 февраля 2017 г.). Суть этого кризиса заключается в том, что народы, поверившие обещаниям лидеров шести стран, заложивших в 1957 году основы ЕС, по созданию невиданного в истории союза не хотят прихода нового многоглавого дракона (см.: предыдущий источник). Существенно подорвана вера европейцев в перспективы интеграции. Они все более концентрируются на национальных интересах. Такое положение вещей автоматически подрывает институты ЕС.

Второй фактор имеет своим корнем кризис евро. Многие страны-члены хотят положить конец жертвованию своим суверенитетом. С этим и связан отказ от евро. Британцы акцентировали внимание именно на этом вопросе. Сейчас об этом же говорят и во Франции, Австрии, Голландии. Вместе с тем специалисты обращают внимание и на другой важный аспект вопроса. Он связан с тем, что государства с разным уровнем экономического развития, традициями и образом жизни имеют единую валюту. Мирные южные народы не хотят иметь суровый протестантский дух. Поддержка многими европейскими институтами репрессивных шагов Германии против Греции вызвала определенное недовольство. Среди них наиболее недовольны страны Центральной и Восточной Европы. Глав этих государств, обрадовавшихся процессу перехода от социалистического лагеря в ЕС, иногда встречают в Европарламенте свистами. В 2009 году с этим столкнулся президент Чехии Вацлав Клаус (см.: предыдущий источник).

Кризис либеральной демократии: в контексте прозрачности и демократии

Отмеченные выше положения обосновывают второй вывод – потребность в более прозрачной деятельности ЕС, так как в период, когда вера народов подорвана, прозрачность органов управления, исполнительных органов имеет серьезное значение. Необходимо, чтобы общественность имела ясные представления о работе наднациональных структур ЕС. Актуальность этого вопроса в социальных, политических аспектах, в плане безопасности и обороны значительно возросла. Но пока в этих направлениях не достигнуто уровня, который бы устроил население. К примеру, у французов нет точной позиции относительно того, насколько структуры ЕС создают условия для суверенитета. Воспользовавшись этим фактором, правый политик Марин Ле Пен предупреждает, что в случае каких-либо моментов, расшатывающих суверенитет Франции, страна немедленно выйдет из организации.

Об этом же говорят политики в Германии, Голландии, Италии и Австрии. В этом контексте они выводят на первый план в основном необходимость предоставления гражданам информации в основном по миграционной политике. Но Брюссель в этом вопросе не может стать более прозрачным. В частности, власти Германии не хотят поступать жестко с мигрантами по требованию радикальных правых. Такого рода моменты придают новые оттенки противоречиям внутри ЕС.

Таким образом, возможность утраты ЕС своей политической устойчивости, серьезные трудности в обеспечении прозрачности не дают оснований для оптимистических прогнозов относительно будущего организации. Специалисты пишут о том, что будут доминировать центробежные тенденции. Вероятность реализации такого сценария немала. Дополнительно к ним можно привести еще два других фактора. Это – кризис либеральной демократии в мире и смена полюсов власти (см.: предыдущий источник).

Корни кризиса идей либеральной демократии восходят к противоречиям либерализма и демократии. Свободные рынки и демократия не только стимулируют взаимное развитие, но и усиливают конкуренцию между собой, так как свобода рынка создает условия и для неравномерности в развитии. А это означает слабость демократии. Экономист Кембриджского Университета Х.Дж.Чанг писал, что «свободный рынок и демократия не есть естественные партнеры» (см.: предыдущий источник).

Правда, он имел в виду «неконтролируемый рынок», а такие политики, как Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер, отдавали предпочтение именно такому рынку. Современные неолибералы придерживаются такого же мнения. Таким образом, экономическая неравномерность порождает политическую неравномерность. Иными словами, демократия ведет к всеобщему равенству, а свободный рынок – к неравномерности. В итоге эти два фактора, взаимно уравновешивая друг друга, чрезмерно предотвращают развитие. Все это позволило назвать политику, не устраивающую либеральную элиту в Европе, популизмом. Но еще Ральф Дарендорф говорил, что «популизм прост, демократия же сложна». В этом смысле то, что для одного – популизм, для другого может быть демократией.

Популисты в свою очередь называют либералов «упрямыми представителями элиты». Их обвиняют в отдалении от простых людей. Подчеркивается слабая информированность этой массы, низкий культурный уровень. Например, именно так в Америке Хиллари Клинтон охарактеризовала электорат Дональда Трампа во время последней предвыборной кампании. Эксперты утверждают, что ту же особенность наблюдали и при «Brexit».

Очевидно, что кризис либеральной демократии на Западе зашел слишком далеко. Особо влияет на эту тенденцию кризис мировой власти. Об этом подробно писал Збигнев Бжезинский (см.: Zbigniew Brzezinski. How To Address Strategic Insecurity In A Turbulent Age / «The Huffington Post», 3 января 2017 г.). Это проявляется в том, что баланс сил, сформировавшийся после Второй мировой войны, нарушен, появились новые угрозы, в результате чего возник глобальный кризис власти. Происходит новая поляризация геополитического влияния.

Один сценарий: баланс сил и ЕС

В мировой политике усилилось влияние России и Китая. Сейчас слишком низка вероятность формирования миропорядка, угодного Западу. Учитывая это, З.Бжезинский пишет о возникновении серьезной потребности в сотрудничестве США-Россия-Китай (см.: предыдущий источник).

Но вряд ли это возможно, потому что идет процесс углубления поляризации мировой власти, о котором было указано выше. На Западе знают, что в истории могут быть альтернативы. Не все может происходить по их меркам.

В этом контексте не следует забывать о том, что демократия возникла и развивалась в рамках одного многонационального государства. Трансформация ее в систему международных отношений – процесс сложный. Специалисты отмечают, что ближайший к этому понятию на международной арене термин – «баланс сил» (см.: Рейн Мюллерсон. Европейский союз: быть или не быть? / «Валдай», 17 февраля 2017 г.). Следовательно, для применения этой концепции ЕС должен избрать путь федерализации. Элита стремится к этому, но европейцы не принимают его. Тем самым возникает серьезное противоречие – ЕС не может найти баланс между моделью интеграции и демократизацией.

Звучат мнения о том, что мир трансформируется в новый баланс сил. И здесь не видно места для ЕС. В основном говорят о США, России и Китае. Но такая ситуация не означает высказывания конкретного мнения относительно краха проекта ЕС. Возможно, что страны Европы найдут в себе силы и выработают модель интеграции в соответствии с требованиями XXI века.

Таким образом, в конце 2016 – начале 2017 года ЕС характеризуется следующими тремя признаками. Во-первых, это – нарушение целостности ЕС. Центробежные факторы внутри различных государств в рамках организации вышли на новый уровень. В качестве примера можно привести и «Brexit». В то же время речь идет и о возможности «Frexit» и т.п. Во-вторых, меняется сложившийся годами в отношениях между Европой и США статус-кво. Этот аспект с приходом Д.Трампа еще более актуализировался. В-третьих, резкое меняется на континенте миграционный баланс. Ожидается, что его социально-политические последствия могут быть гораздо тяжелее.

На фоне этих признаков вновь актуализировал вопрос безопасности и ряд событий, произошедших в Европе в 2016 году. Парижский террор, новогоднее насилие в Кёльне, теракт летом в Ницце, теракт в Берлине потрясли Европу. В ответ на это официальные лица ЕС подбросили идею создания единой европейской армии. Но в ее реализации пока не могут преодолеть препятствия, вызванные многочисленными проблемами, отмеченными нами выше.

А сквозь призму глобальной геополитической динамики «Россию следует рассматривать как на соседа Европы», но этот сосед никогда не примет европейских ценностей (см.: Walter Russell Mead, «Washington and Brussels: Rethinking Relations with Moscow?», in Aldo Ferrari (ed.), Putin’s Russia: Really Back? (Milan, Ledi Publishing for ISPI, 2016), p. 46). Это значит, что вместе с Китаем Россия «разрабатывает альтернативу западному пониманию управления миром» (см.: Bobo Lo, Frontiers New and Old: Russia’s Policy in Central Asia, IFRI Russia / NIS Centre, Russie. Nei. Visions №.82, January 2015, p. 9).

Все это учтено в глобальной стратегии ЕС, принятой 28 июня 2016 года. В ней особо отмечается, что «мир и стабильность уже не реальны», но «ЕС сохранит свою целостность» (см.: Shared Vision, Common Action: A Stronger Europe. A Global Strategy for the European Union’s Foreign and Security Policy, June 2016, p. 33).

Заключение

Из проведенного выше анализа видно, что на данном этапе для Европейского Союза реальный сценарий заключается в сохранении целостности. Неопределенность в судьбу ЕС вносят как внутриорганизационные политические, финансово-экономические, управленческие кризисы, так и разработка на глобальном уровне альтернативных моделей мирового порядка. Специалисты не рассматривают сценарий его стремительного развития. Основной вопрос связан с поиском путей сохранения организации. Вступление «Старого света» в 2017 год с такими реалиями может открыть путь к серьезным изменениям в мировой политике в целом.

Причиной, по которой мощная организация, к которой питали большие надежды с момента ее возникновения, оказалась в такой ситуации, являются как геополитические события, происходящие в мировом масштабе, так и различного рода тенденции в рамках ЕС. Иными словами, сделанные выводы не случайны. Вот уже на протяжении многих лет крупные государства Запада строят свою внутреннюю и внешнюю политику в соответствии с двойными стандартами. И это обязательно должно было вызвать через определенное время негативные последствия. Именно это сейчас мы и наблюдаем. В этом контексте важны следующие два вывода.

Во-первых, в ЕС все большую поддержку общества получают те, кто отдает предпочтение национальному радикальному политическому курсу. Этот процесс может политически расколоть Европу. Так, возможны революционные процессы после выхода Великобритании из состава ЕС. Некоторые европейские эксперты обвиняют в этих процессах США. Это делает важным для ЕС второй вывод.

Во-вторых, формат сотрудничества США-Россия-Китай может поставить ЕС в затруднительное положение в масштабе мировой политики. Брюссель может отойти на задний план. Если США будут продолжать курс на поддержание зависимости Европы от Америки, то мы вновь будем наблюдать давление последней на Германию и Францию. Значит, в ближайшие годы в этом направлении могут произойти интересные события.

Все это свидетельствует о том, что, несмотря на все варианты, у Европейского Союза нет конкретного сценария развития даже на ближайшую перспективу. А предположения свидетельствует в основном о наличии неопределенности.

Камал Адыгёзалов


Источник: http://newtimes.az/ru/organisations/5089/ 

Теги: Европа , геополитика