Перспективы развития авианосных ударных групп военно-морских сил НОАК
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 03-06-2020
Военно-политическое руководство КНР ведет последовательную работу по повышению боевых возможностей национальных ВМС, способных решать широкий круг задач как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими видами ВС. Опираясь на опыт США, Китай активно развивает авианесущую составляющую флота.

Необходимость строительства современных военно-морских сил и, в частности, авианосных ударных групп (АУГ) основывается на геополитических задачах, стоящих перед Китаем на современном этапе развития и в перспективе [1].

В настоящее время КНР реализует крупномасштабную программу строительства авианосцев национальной разработки и формирования АУГ. Так, к 2026 году планируется формирование трех авианосных ударных группы, а к 2030-му – не менее пяти, из них на боевом
дежурстве – до двух АУГ.

Создавая национальный авианосный флот, руководство страны стремится решить следующие задачи:

  • формирование высоких боевых возможностей НОАК в случае решения тайваньского вопроса силовым путем;
  • повышение возможностей ВМС при действиях на удаленных ТВД;
  • защита морских интересов государства;
  • защита торгового флота и обеспечение энергетической безопасности;
  • демонстрация возможностей военной промышленности;
  • идеологическое и психологическое воздействие;
  • усиление международного влияния [2].

Формирование высоких боевых возможностей НОАК в случае решения тайваньского вопроса силовым путем. Развернув в Восточно-Китайском море авианосные ударные группы, КНР может составить конкуренцию США в регионе и свести к минимуму возможности Вашингтона по оказанию военной поддержки Тайбэю в случае возможного военного конфликта, обеспечивая морскую блокаду острова. ВПР Китая рассматривает данный сценарий развития событий в контексте наращивания боевых возможностей своих ВМС, в том числе АУГ.

Особую актуальность тайваньский вопрос приобрел в сентябре 2018 года после принятия решения США о поставках на остров запасных частей для самолетов (F-16, C-130 и F-5) на сумму около 330 млн долл. Кроме того, Вашингтон планирует расширять военное сотрудничество с Тайбэем и в том же году принял «Тайваньский акт о перемещениях» (Taiwan Travel Act), разрешающий двусторонние обмены делегациями чиновников высокого уровня. Кроме того, в октябре 2018 года Тайбэй провел учения «по отражению нападения Китая», на которых отрабатывались вопросы по уничтожению десанта. В то же самое время американские корабли прошли через Тайваньский пролив, поэтому в конце октября 2018 года прозвучало заявление китайской стороны «о нарастающей вероятности решения тайваньского вопроса силовым путем».

Повышение возможностей ВМС НОАК при действиях на удаленных ТВД. По мнению ВПР Китая, для превращения страны в лидирующую мировую державу необходимо иметь современный флот, который сможет конкурировать с любым флотом мира в различных его аспектах, в том числе авианесущего. В этом вопросе КНР опирается на опыт США, которые используют ВМС для «проецирования силы» с целью усиления влияния в регионах, представляющих для них интерес.

Формирование авианосных ударных групп ведется параллельно с созданием КНР своих зарубежных военных баз. Первая – пункт материально-технического обслуживания ВМС НОАК в Джибути, что также вписывается в китайскую стратегию «Нить жемчуга», которая предполагает создание сети ВМБ вдоль побережья Индийского океана.

Кроме того, наличие авианесущего флота значительно повышает возможности ВМС НОАК по охране и обороне китайской исключительной морской экономической зоны. АУГ обеспечат усиление контроля за спорными территориями в Восточно-Китайском море (арх. Сенкаку – претендуют Япония, КНР и Тайвань), в Южно-Китайском море (Парасельские о-ва – КНР, Вьетнам и Тайвань) и о-вами Спратли (КНР, Вьетнам, Малайзия, Филиппины, Бруней и Тайвань) [3].

Защита морских интересов Китая. ВПР страны уделяет этому вопросу особое внимание. Предполагается, что к 2050 году китайская «морская экономика» достигнет 30% ВВП страны за счет увеличения объемов добычи морских ресурсов, а также углеводородов. Основные интересы Китая сосредоточены в зоне Тихого океана, в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях (в связи с доступностью добычи морских ресурсов и углеводородов на морских шельфах). Однако по мере развития «Морского Шелкового пути ХХI века» и роста заинтересованности Китая в российском Северном морском пути, его морские интересы будут расширяться и включать новые регионы, в том числе Индийский и Северный Ледовитый океаны.

Защита торгового флота и обеспечение энергетической безопасности. Около 90% торгового грузооборота Китая и поставок сырья осуществляется с привлечением морского транспорта. Страна на 2018 год имеет четвертый по величине торговый флот в мире и занимает третье место по судостроительным мощностям. Кроме того, из десяти крупнейших портов мира пять принадлежат Китаю. В связи с этим, задачи обеспечения безопасности торговых путей и путей поставок углеводородов являются одними из приоритетных для Пекина. Актуальной остается защита торговых судов, следующих из Ближнего Востока (из-за сохраняющейся угрозы пиратства в Аденском заливе) по так называемому «Морскому Шелковому пути ХХI века», а также из стран Латинской Америки.

Демонстрация возможностей военной промышленности. Китай успешно осуществил мероприятия по модернизации и переоснащению ТАВКР «Варяг», оборудовал его современными образцами навигационной техники, вооружения, самолетами «Цзянь-15» национального производства. В дальнейшем командование ВМС планирует реализовать опыт комбинированного базирования на авианосцах как самолетов, так и вертолетов.

Идеологическое и психологическое воздействие. В последние годы ВПР страны активно продвигает идею «возрождения великой китайской нации». Особую роль в этом процессе играет выдвинутый председателем КНР Си Цзиньпином принцип «осуществления великой китайской мечты». Китайское руководство проводит активную идеологическую работу по распространению среди населения идеи «наступления исторического момента» обретения мирового господства и становления ведущей мировой державой. При этом развитие авианесущего флота является одним из важнейших факторов, повышающих национальную гордость и патриотизм, а также положительно влияющих на имидж коммунистической партии Китая.

Усиление международного влияния. КНР благодаря комплексному решению экономических, политических и военных задач стремится укрепить свое положение в международном сообществе и составить конкуренцию США в решении международных вопросов. Строительство авианосцев – это одно из действенных средств повышения влияния Китая на море, «проецирования силы» и демонстрации военной мощи. В настоящее время Пентагон может сформировать десять АУГ, которые способны решать задачи в различных регионах мира. Однако, наличие у КНР даже одного авианосца представляет угрозу для США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, дает Пекину основание для последовательного решения территориальных споров в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, а также распространения собственного влияния на другие регионы мира [4].

Таким образом, военно-политическое руководство Китая реализует крупномасштабную программу создания авианосных ударных групп, которые рассматривает в качестве важного инструмента при решении широкого спектра военных, политических и геостратегических задач. К ним относятся усилия КНР по созданию паритета с США в Тихоокеанской зоне для решения, в случае необходимости, тайваньского вопроса силовым путем, охране и обороне своей исключительной морской зоны и экономических интересов в Тихом океане. Кроме того, Пекин стремится обеспечить свою энергетическую безопасность и защиту коммерческих судов в отдаленных регионах мира, что возможно только при наличии современных ВМС и авианесущего флота. Наряду с этим китайское руководство повышает международный престиж и влияние страны.

Руслан Полончук

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Andrew Erickson China’s development of carrier strike / Jane’s Navy International, August 2017.
  2. Xiandai Jianting / Xiandai Jianting Zazhishe, 2013-2019.
  3. Jianzai wuqi / Haijun Chubanshe, 2013-2019.
  4. Kanwa Defense Review / Asian Defence Center, 2013-2019.

Теги: вооруженные силы , Китай