Взгляды военно-политического руководства Китайской Народной Республики на проведение роботизации вооруженных сил страны
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 22-06-2020

По взглядам военно-политического руководства (ВПР) Китайской Народной Республики, особую роль в повышении боевых возможностей формирований национальных вооруженных сил  играют  массовые поставки в войска перспективных робототехнических комплексов (РТК). При этом отдельным направлением его деятельности является формулирование концептуальных положений, которые закрепляли бы роль высокотехнологичного оружия в системе вооруженной борьбы.

Практическими шагами в этой сфере явилось принятие Государственным советом КНР следующих документов: «Доклада о развитии научно-технических дисциплин в области вооружения» (2017 год), «Белой книги по национальной обороне» (2019 год).

Военные специалисты Китая подчеркивают, что в  возможных военных конфликтах эффективность РТК при выполнении ряда боевых задач может быть существенно выше, чем у традиционных систем оружия, что, может  оказать значительное влияние на развитие форм и способов  применения вооруженных сил.  По их  оценкам, в перспективе создание и задействование национальных РТК будет осуществляться, в первую очередь, для повышения безопасности  военнослужащих ВС Китая, действующих в боевой обстановке, в условиях, угрожающих здоровью личного состава, при разминировании местности, ведении разведки, поражении  живой силы и боевой техники вероятного противника.

Основу китайских концептуальных положений о применении РТК  составляют взгляды командования НОАК на осуществление  эффективного противодействия доступу американских войск (сил) в зону  военного конфликта,   задействование которых Пентагон планирует в рамках так называемой  третьей стратегии компенсации. Американская  стратегия  предполагает использование технологических преимуществ, полученных в результате оснащения ВС США робототехническими комплексами и современным ВВТ,  создании  перспективных автоматизированных систем управления войсками.

Усилия, предпринимаемые китайской стороной, должны значительно снизить имеющиеся у США технологические преимущества посредством разработки и создания РТК, по своим характеристикам не уступающих или превосходящих американские аналоги.

Военно-политическое руководство КНР в 2014 году заявило о начале широкомасштабных программ по разработке передовых технологий, в первую очередь, создания искусственного интеллекта, что должно позволить достичь значительных результатов в вопросах роботизации вооруженных сил и поля боя. Ожидаемый прорыв  при создании перспективных РТК будет «третьей индустриальной революцией», которая позволит наладить производство достаточного количества роботов военного назначения.

По оценкам военных экспертов Китая, программа роботизации вооруженных сил занимает период с 2014 по 2022 год, а удовлетворение потребностей НОАК в РТК различного типа должно сопровождаться 15-процентным ежегодным увеличением  расходов на эти цели с 570 млн. долл. США в 2013 году до 2 млрд. в 2022.

Специалисты китайского Института стратегических и оборонных исследований считают, что  разработка новых технологий расширит возможности беспилотных систем и робототехнических комплексов при их использовании для оценки  оперативной обстановки, совершенствовании алгоритма взаимодействия  в сфере человек-машина и комплексного массового применения РТК,  а также в ходе проведения гуманитарных операций, развертывания защищенных систем передачи данных и ведения войны в киберпространстве.

Результаты анализа взглядов военного командования НОАК на роботизацию поля боя позволяют вскрыть основные  требования  к концепции по использованию РТК, в том числе:

  • планирующие военно-политические органы должны в своей деятельности учитывать, что робототехнические комплексы являются частью будущих военных операций, которые характеризуются применением ВТО, интеллектуальных средств огневого поражения, широкомасштабным задействованием так называемых стэлт-технологий и автоматизированных боевых платформ;
  • разработка наставлений по применению робототехнических комплексов в операциях будущего  должна осуществляться с учетом опыта использования БЛА, наземных РТК в ходе боевых действий в Афганистане, Ираке, Сирии и Ливии.

Робототехнические комплексы, применяемые в сухопутных войсках, рассматриваются китайскими военными экспертами в качестве эффективной системы оружия в операциях будущего. Они представлены наземными аппаратами (НРТК) и беспилотными летательными аппаратами.

Особое внимание китайское руководство уделяет решению проблем создания автономных систем, обладающих возможностями самостоятельно осуществлять процесс обнаружения и идентификации целей, принятия решения на выбор оружия для ее поражения. В то же время, анализируя достижения в данной области США, Франции и Израиля, а также национальные возможности, китайские военные специалисты  делают вывод, что разработка и создание полностью  автономных систем оружия возможно лишь в перспективе.  Нерешенным остается вопрос определения объема решаемых задач, тактики применения и роли автономных робототехнических комплексов на поле боя.

В настоящее время согласно концепции роботизации поля боя номенклатура робототехнических систем представлена двумя типами роботов: T-роботс (tethered robots), контрольные функции (различной степени) управления которыми сохраняются за оператором, и F-роботс (free robots) – автономными или действующими при минимальном вмешательстве человека.

При этом полагается, что применение роботов с большой свободой действий повысит боевые возможности подразделений СВ в ходе подготовки и проведения операций, заменит человека в решении задач в критических условиях, частично заместит военнослужащих  при проведении мероприятий боевого и тылового обеспечения, обеспечит безопасность войск на марше или в районе сосредоточения (выжидательном районе).

В то же время концепция создания  автономного робота имеет ряд трудно решаемых проблем, связанных с рисками несанкционированного или неправильного применения систем оружия, в том числе и против мирного населения или своих войск. В этой связи в настоящее время китайское военное руководство отдает предпочтение разработке T-роботов для применения их в структурах СВ страны. Конечной целью ведущихся в настоящее время работ ставится создание экзоскелета – «железного человека».

Анализ возможностей научных и военных структур, задействованных в производстве РТК, показывает, что реализация программ создания F-роботов может быть осуществлена в полном объеме не ранее  2065 года (поставка первых образцов ожидается  после 2030 года), T-роботов – к  2070 году и завершится созданием трансформера. Экзоскелет может поступить на вооружение не раньше 2040 года.

В сухопутных войсках парк наземных РТК представлен несколькими типами аппаратов, функционирующими в управляемом и автономном режимах, способными решать боевые задачи,  а также всестороннего обеспечения (ведение разведки, транспортировкм грузов и личного состава). В настоящее время на вооружении СВ страны находятся робототехнические комплексы типа «Линси» (Lingxi или «quick lizard») разработка Шэньянского института автоматизации, «Раптор» (Raptor Пекинская Bochuang Group), «Сноу» (Snow) и «Леопард-10» (Leopard-10), созданные  китайской  научно-производственной корпорацией аэрокосмической промышленности (China Aerospace Science and Industry Corporation), серии  «Бот» (Bot)  (Shanghai HRSTEK Co., Ltd).

Кроме того, есть основания полагать, что в ближайшей перспективе  китайская индустрия способна реализовать свыше пяти программ разработки РТК с характеристиками, позволяющими их применение в возможных боевых операциях в различных физических средах и климатических условиях. При этом основные усилия  будут направлены на создание высокоэффективных аппаратов для разведки целей на поле боя и районов проведения операций боевыми подразделениями, наблюдения, проведения спасательных операций при ведении боя в городских условиях, транспортировки  материально-технических средств в горной местности.*

По результатам реализации программ роботизации поля боя, заявленных в 2014 году, состоялась демонстрация 21 образца робототехнических систем, разработанных десятью научно-исследовательскими организациями страны. Существующая практика применения РТК показывает, что следует ожидать  их использование в военной области, охраны границы и в полиции.

Так, применение наземных робототехнических комплексов для разминирования участка местности отрабатывалось на китайско-вьетнамской границе (Гуанси-Чжуанский АР и провинция Юньнань) в апреле 2016 года под руководством специальной рабочей группы. Использование роботов в составе боевых  подразделений демонстрировалось в июле 2015 года разработчиками института бронетанковых войск Народно-освободительной армии Китая, представившими для тестирования  неуправляемую шестиколесную платформу в качестве базовой модели будущих боевых РТК. Проводились также  испытание мини-роботов, созданных для обеспечения действий подразделений сил специальных операций в различных условиях обстановки. Особое внимание китайская сторона уделяет разработке и производству роботов для обезвреживания взрывных устройств (рисунок 1).

Рисунок 1 – Применение наземных РТК ВС Китая для поиска взрывчатых веществ

По мнению китайских военных специалистов, основными способами применения НРТК могут стать одиночное и групповое использование одного или нескольких  типов комплексов в составе сухопутных группировок. При этом считается, что существующие и перспективные робототехнические комплексы в операциях будущего будут находиться в боевых порядках механизированных подразделений и решать задачи поиска и спасения, разведки, разминирования минных полей и подрыва неразорвавшихся  боеприпасов, передачи данных об оперативной обстановке, а также поражения целей противника.

Парк авиационных робототехнических комплексов (ВРТК) в составе вооруженных сил воздушных сил Китая  включает беспилотные летательные аппараты (БПЛА),   предназначенные для ведения разведки, ретрансляции радиосигналов, поражения воздушных и наземных целей.

По состоянию на начало 2020 года в подразделениях ВС НОАК насчитывалось до 25 типов БПЛА. Набольший интерес представляют беспилотные летательные аппараты типа «Илун-1» (Yilong) и СН-5, по своим возможностям не уступающие американским БПЛА «Предатор» и MQ-9 «Рипер» соответственно.

Программа совершенствования парка БЛА предусматривает создание  на базе национальной индустрии многоцелевых аппаратов большой дальности полета,  способных решать задачи разведки и поражения целей. С 2014 года разрабатываются четыре типа, три из которых могут нести на подвесках различные системы оружия  типа  «Сянлун» (Xianglong), «Илун-2» (Yilong) и «Лицзянь» (Lijian).  Первые испытания данных аппаратов состоялись в 2015 году (рисунок 2).

Рисунок 2 – Боевой БПЛА «Лицзянь»

По планам министерства обороны Китая, на  производство и модернизацию  имеющихся  БЛА, создание перспективных аппаратов  до 2025 года  намечено выделить 16,5 млрд. долларов США. Полагается, что это позволит к 2023 году значительно увеличить в НОАК количество БПЛА.

В настоящее время в ВВС страны парк БПЛА наиболее массово представлен аппаратами серии СН-1, СН-2 производство которой налажено с 2003 года, а также СН-3 и СН-4, выпускаемой с 2010 года по программе Аэрокосмической академии Китая. В 2015 году для национальных вооруженных сил произведено около 200 аппаратов типа СН-3 и СН- 4, которые имеют ресурс 5 тыс. часов и способны поражать цели на дальности до 10 км. В 2016 году начался выпуск аппарата данной серии СН-5, значительно превосходящего своих предшественников по всем характеристикам. Размах крыльев составляет 21 м, максимальная взлетная масса составляет 3,3 т, продолжительность полета – до 30 часов в разведывательном режиме и до 20 – в ударном, радиус действия 2 тыс. км.

Анализ программ развития китайских БЛА показывает, что в перспективе они могут привлекаться к решению задач, возложенных в настоящее время на пилотируемую авиацию. Наряду со способностями БПЛА поражать наземные цели отмечаются такие их преимущества,  как малозаметность, маневренность, отсутствие ограничений со стороны  международного законодательства (упрощается их применение), возможность действовать в опасной ситуации без угрозы для летного состава.

При этом разработчики стремятся к  уменьшению размеров БЛА различного назначения, что позволяет использовать миниатюрные силовые установки, а также и снизить вероятность их огневого поражения.

Командование ВВС Китая рассматривает БЛА в качестве приоритетных систем боевого оружия и сосредоточивает основные усилия на достижение следующих возможностей:

  • интегрирование информационных систем ведения наблюдения, раннего предупреждения, создания системы связи и управления;
  • противодействие силам и средствам противника за счет скоординированного применения большого количества «дронов»;
  • применение беспилотных летательных аппаратов в качестве основного инструмента целеуказания в реальном масштабе времени;
  • использование (БПЛА «Сянлун») при наведении на цель баллистических ракет «Дунфэн-21 Д» (DF- 21D);
  • активное использование БПЛА силами специальных операций.

Некоторые китайские военные эксперты считают, что  способ поражения целей с применением БЛА более «гуманным», так как  избирательность нанесения  авиационного удара исключает разрушение  гражданской инфраструктуры и массовые потери среди мирных жителей. Кроме того, возможности РТК позволяют разместить элементы системы управления на безопасном удалении от переднего края боевых действий, повысить точность поражения противника, уменьшить потери среди военнослужащих (рисунок 3).

Рисунок 3 – Комплексное применение воздушных и наземных РТК при ведении воздушной разведки (вариант)

По взглядам китайских военных экспертов, большим преимуществом  БЛА является их способность в условиях боевой обстановки оперативно идентифицировать цели.  При любом варианте сценария развития оперативной обстановки это позволит командным органам просчитать ожидаемые риски эскалации ситуации, получать разведывательные данные по действиям группировок  противника в реальном масштабе времени.

Важнейшим направлением роботизации поля боя, по оценкам командования НОАК, является  привлечение к реализации военных программ коммерческих компаний. Так, компания «Шэньян Сясун» (Shenyang Siasun одна из лидирующих  компаний в области разработки робототехнических систем) в 2012 году завершила работы по созданию беспилотного вертолета, способного решать широкий круг задач в любых климатических условиях при активном радиоэлектронном  противодействии противника.  Вес летательного  аппарата составляет 120 кг,  он имеет несущий винт размером 3,29 м, крейсерскую скорость около 100 км/ч.

Большое внимание командование вооруженных сил Китая уделяет разработке мер противодействия БПЛА самолетам и ракетам, при производстве которых используется стэлт-технологии. В интересах этого планируется создать специальные подразделения по  борьбе с малоразмерными воздушными платформами, в первую очередь, «дронами» различного типа, действующими на высотах менее 1000 метров и решающими задачи контроля района боевых действий, идентификации целей и их  огневого поражения.

В «Белой книге по национальной обороне» 2015 года (раздел «Исследования Китая в военной области») утверждается, что системы огневого поражения и непилотируемые авиационные системы получат большую степень автономности, технологии создания искусственного интеллекта и БПЛА будут интегрированы, что послужит основой разработки новых прорывных технологий производства РТК и  боевых платформ, используемых в интересах вооруженных сил страны.

На практике применение  китайских воздушных РТК исследовалось в рамках различных мероприятий:

  • контроль оперативной обстановки в ходе проведения антитеррористической операции во время сессии Шанхайской организации сотрудничества (2014 год) с поражением цели с помощью БПЛА. В отработке задач приняли участие подразделения Китая, России, Киргизии, Таджикистана и Казахстана;
  • ведение разведки с помощью БПЛА  большой дальности действий «Харбин 005», который использовался для контроля обстановки  в районе о. Тайвань.  Данные от него получались через ИСЗ китайской орбитальной группировки;
  • отработка планов действий в  сложных  электромагнитных условиях при  применении противником активных средств  электромагнитной войны, предназначенных для воздействия на системы ПВО Китая (учение FIREPOWER 2015);
  • демонстрация в октябре 2015 года  на территории бывшего Шэньянского военного округа возможностей  новой системы БПЛА, оснащенной стрелковым вооружением. По результатам испытания сделан вывод о целесообразности применения аппарата  для разведки оперативной  обстановки на границе, поражения целей, предупреждения об использовании противником беспилотных летательных аппаратов.

Таким образом, проведенный анализ взглядов китайских военных специалистов на применение воздушных РТК свидетельствует, что данные комплексы  рассматриваются в качестве средств решения широкого перечня задач в  интересах военно-воздушных сил страны.

По взглядам военных экспертов Китая, поступление на вооружение ВМС страны морских робототехнических комплексов (МРТК) является также одним из важных направлений роботизации вооруженной борьбы.

Китайские военные специалисты считают, что морские РТК могут быть задействованы для решения следующих задач:

  • охрана  военно-морских баз (районов), пунктов базирования  и  морского побережья;
  • освещение надводной и подводной обстановки (разведка);
  • поиск и уничтожение морских мин (противоминная борьба);
  • постановка различных видов заграждений;
  • участие в противолодочной обороне;
  • защита морских коммуникаций;
  • ведение РЭБ;
  • поддержка боевых действий сил специальных операций.

Военные эксперты НОАК полагают, что в составе группировки МРТК Китая следует иметь  аппараты, способные соответствовать по ТТХ американским аналогам типа «Ремус-600» (Remus-600), «Гост Свиммер» (GhostSwimmer) и  «Найффиш» (Knifefish).  Перспективные китайские образцы будут малозаметны, смогут использовать радионавигацию, инфракрасные и лазерные сенсоры и нести пусковые установки ракет и торпедные аппараты.

Предприятия военной промышленности Китая создали несколько типов БЛА, планируемых для использования в интересах сил флота, в том числе аппараты «Лицзянь», «Аньцзянь», обладающих сверхзвуковой скоростью и имеющих на вооружении ракеты класса «воздух-воздух», а также БПЛА «Чжаньин» продемонстрировала боевые возможности БПЛА типа «Вориор игл» (Warrior Eagle),  способного поражать элементы системы ПВО противника. Беспилотный летательный аппарат типа «Цзяолун» (Jiaolong) способен решать задачи разведки и передачи данных. Шанхайский океанографический университет в 2016 году продемонстрировал аппарат  типа «Рейнбоу фиш» (Rainbow Fish), который в автономном режиме может действовать на дальностях свыше 11 км.

Производство РТК для ВМС Китая осуществляется с 1980-х годов, включая,   подводные и надводные аппараты серии «Чжишуй» (Zhishui), находящиеся на вооружении флота.  В  полуавтономном режиме  указанные  подводные робототехнические комплексы способны выполнять задачи на большом удалении от центра управления и глубинах свыше 600 метров. Эти комплексы обеспечивают  контроль  состояния подводных объектов (кабели, трубопроводы и др.),  ведут разведку месторождений природных ресурсов (поиск запасов полезных ископаемых в юго-западных акваториях Индийского океана). Данные МРТК  способны прослушивать  или прерывать телефонные переговоры, осуществляемые по кабельным линиям связи, нарушать целостность кабелей, а также разрушать элементы стационарных систем гидроакустического наблюдения (например, СОСУС).

Лаборатория по производству МРТК в 2016 году продемонстрировала аппарат серии «Чжишуй-IV»  (оборудован двумя винтовыми движителями и двумя рулями) На подводном аппарате установлены датчики глубины, скорости, курса, аппаратура обмена данными с другими подводными аппаратами, освещения подводной обстановки.

 В 2014 году институт инженерной механики и национальный центр океанских технологий в городе Тяньцзинь продемонстрировали в северной части акватории  Южно-Китайского моря  МРТК типа «Хайянь» (Haiyan). Аппарат представляет собой подводный планер, который  обладает способностью изменять глубину погружения, оснащен малоразмерной эффективной силовой установкой, обеспечивающей повышенную автономность при решении задач наблюдения и разведки на большом удалении от пункта управления данным робототехническим комплексом.

Необходимо отметить, что китайское руководство важное место отводит разработке и производству БЛА для решения задач контроля морских границ и прибрежных районов. В интересах этого развернуты подразделения береговой охраны, имеющие на вооружении беспилотные летательные аппараты,  которые   фиксируют нарушения противником морских границ, оказывают всестороннюю поддержку боевым кораблям,  осуществляют поиск моряков на воде, передают информацию о повреждениях кораблей, а в перспективе – радиоэлектронную борьбу.

Шанхайский инженерный институт по разработке подводных аппаратов в 2016 году представил  перспективный РТК серии «Цзинхай-4». Аппараты данной серии продемонстрировали высокую эффективность по обеспечению деятельности  китайских исследовательских судов на акваториях Южно-Китайского моря (2013 год), в 2014 году робот «Сноу дрэгон» (Snow Dragon) обеспечивал деятельность китайской  экспедиции на Южном полюсе. В настоящее время институт разрабатывает робототехнический комплекс многоцелевого предназначения «Цзинхай-7». В 2015 году  командование ВМС КНР заявило о принятии на вооружение глубоководного аппарата «Великая стена»,  о  продолжающихся работах по созданию распределенной системы контроля подводной обстановки, которая позволит предупреждать о природных катастрофах, тайфунах и  повысить эффективность разведки деятельности противника на море.

Особое внимание китайские военные специалисты уделяют способам применения МРТК в составе перспективных авианосных ударных групп китайских ВМС в интересах решения задач ПЛО и борьбы с надводными кораблями противника. Анализ китайских военных источников позволяет сделать вывод, что к 2035 году в военно-морских силах будет применен вариант, в соответствии с которым  разнородные МРТК включаются в состав формируемых АУГ для обеспечения действий кораблей группы на море.

Результаты проведенного анализа взглядов военного руководства Китая  на создание  и применение  МРТК свидетельствуют, что данные робототехнические комплексы рассматриваются китайскими военными специалистами в качестве перспективного высокоэффективного оружия, способного действовать автономно на море.

Таким образом, быстрый рост производства робототехнических комплексов военного назначения содействует повышению возможностей НОАК по  применению перспективных боевых систем в военных конфликтах будущего, что может оказать противодействие  вероятному противнику в воздухе, на море и на суше. Китайское руководство оказывает значительную  инвестиционную поддержку программам разработки РТК  военного назначения. При этом работы сосредоточены в областях создания элементов искусственного интеллекта и  нанотехнологий, призванных значительно расширить  функциональные возможности робототехнических систем различных типов, приблизить их количественно-качественные показатели к аналогичным системам вооружения, производимым в США, Франции, Германии и Израиле.

Руслан Полончук

*Центр исследований боевых наземных робототехнических  систем  Китая  осуществляет разработку аппарата подобного типа под условным названием  «Биг Дог» (Big Dog).

Теги: оценки , вооруженные силы , Китай , искусственный интеллект