Оценка ситуации в регионе Каспийского моря в августе 2011 года
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 17-09-2011

В рассматриваемый период обозначилась заметная подвижка в выстраивании диалога в пятистороннем формате между странами Каспийского региона. Это было обусловлено принятием одного из протоколов к Тегеранской конвенции, являющейся единственным многосторонним договорным документом, подписанным всеми прикаспийскими странами в новых политических и экономических реалиях XXI века. Впрочем, сразу же после достижения договоренностей между странами-подписантами развернулась настоящая «война инициатив», в основе которой лежит стремление возглавить процесс защиты окружающей среды…

 

1. Защита морской среды каспийского моря: от диалога к противостоянию

10 - 12 августа 2011 года в Актау состоялась третья сессия Конференции сторон Тегеранской конвенции, в ходе которой ожидалось подписание двух протоколов к Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря (Тегеранской конвенции): «Протокол о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью» и «Протокол по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте».

В ноябре 2003 года Министры и полномочные представители пяти прикаспийских государств в Исламской республике Иран, подписали Тегеранскую конвенцию по вопросам экологии бессточного моря. Документ вступил в силу в августе 2006-го. Конвенция была разработана при содействии Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде и нацелена на предотвращение, снижение и контроль загрязнения из наземных источников, от деятельности на дне моря и сбросов с судов, иных видов хозяйственной деятельности, предотвращение привнесения в море видов-вселенцев, а также сотрудничество по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Как известно, между пятью государствами Каспийского региона есть масса противоречий. В условиях, когда правовой статус Каспия до сих пор не определен, Тегеранская Конвенция является единственным юридически обязывающим документом, определяющим основы сотрудничества прикаспийских государств в области защиты общего моря.

Накануне заседания предполагалось, что подписание документов выведет сотрудничество прикаспийских стран в области обеспечения экологической безопасности Каспия на новый уровень, а к завершению мероприятия будет найден консенсус между Сторонами по защите морской среды Каспийского моря в условиях планируемых и реализуемых проектов на шельфе.

Именно активное освоение нефтегазовых месторождений в районе Каспия подтолкнуло страны к подписанию протоколов к Тегеранской конвенции. Дело в том, что в настоящее время де факто ни одна из стран не знает реальное положение дел о состоянии экологии региона в целом. Соглашение о взаимодействии дает возможность получать необходимую информацию и осуществлять полноценный экологический мониторинг. Причем подобное взаимодействие подразумевает не только реагирование на аварию и мониторинг обстановки, но также обмен технологиями безопасной нефтедобычи и быстрого устранения разливов.

Несмотря на то, что Тегеранская конвенция была подписана ещё в 2003 году Россией, Азербайджаном, Ираном, Казахстаном и Туркменией, между странами отсутствовала координация действий, направленных на охрану морской среды: только согласование протокола по реагированию на разливы нефти длилось около восьми лет. Впрочем, по итогам мероприятия «Протокол о региональной готовности, реагированию и сотрудничеству в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью» все же был подписан, а представители прикаспийских государств выразили готовность продолжить диалог по решению спорных вопросов и согласованию других протоколов к Тегеранской конвенции.

Остаются не подписанными протоколы о сохранении биоразнообразия, об оценках воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте, по защите Каспийского моря от загрязнения из наземных источников.

Стоит отметить, что подписание странами «каспийской пятерки» протокола к Тегеранской конвенции нашло одобрение в ООН. Так, исполнительный директор Программы ООН по окружающей среде Ачим Штейнер выразил уверенность, что это соглашение положительно повлияет на экологическое состояние Каспийского моря.
А.Штейнер отметил, что усовершенствование информации о потенциальном экологическом воздействии - важный фактор для международного экологического сотрудничества и межгосударственных отношений. Скоординированная деятельность на международных водах – лучшее средство для избежания возможных экологических последствий.

Ожидается, что подписанный Протокол начнет действовать в полную силу, как только пройдет процедуры законодательного утверждения на уровне стран. Как пояснили в Минприроды РФ, страны-участники рассчитывают, что это случится к очередной сессии конвенции, которая состоится в России в следующем году.

Вместе с тем главным камнем преткновения в ходе актауской конференции стал вопрос, где будет располагаться головной офис Тегеранской Конвенции по вопросам охраны окружающей среды. Иран и Азербайджан уже заявили о своей готовности разместить штаб-квартиру у себя, но и Россия не против взять на себя эти функции. Компромисс по данному вопросу так и не был найден, что нашло свое отражение, как в предшествующих, так и последующих конференции событиях.

Так, за несколько дней до открытия третьей сессии Конференции стало известно, что в Азербайджане в самое ближайшее время будет создан Каспийский научный центр. Такую задачу поставил перед научным сообществом и ведомствами страны глава государства Ильхам Алиев. «По поручению президента уже разработаны предложения о Каспийском научном центре, которые переданы на рассмотрение правительства», - сообщил начальник экологической службы Министерства экологии и природных ресурсов Азербайджана Расим Саттарзаде. Он отметил, что этот центр призван объединить все заинтересованные стороны, занимающиеся проблемами Каспия. В сфере внимания центра будут находиться вопросы защиты экосистемы моря, его биоресурсов, водопользования, судоходства, рыболовства, изучения климатических изменений и влияния глобальных процессов на этот уникальный водоем планеты.

В Баку выразили убежденность, что в случае создания международного центра по Каспию его штаб-квартира обязательно должна находиться в столице Азербайджана. Так как Баку, как отметил президент Азербайджана на встрече с учеными, это «единственная из столиц прибрежных стран, которая расположена на берегу Каспия и занимает особое место в исследованиях моря и освоении его природных ресурсов». 

Спустя несколько дней после завершения мероприятия в Актау неправительственные организации Атырауской и Мангистауской областей («Аялы Орта», «Демос», «Заман», «Мегаполис», «Мангистау Табигаты» и ряда других при поддержке фонда «Сорос-Казахстан») создали комитет «Защита и устойчивое развитие Каспийского моря». Координатор комитета Махамбет Хакимов пояснил идею создания Комитета следующим образом: «Мы предлагаем властям, компаниям и обществу создать свой комитет до, а не после техногенной или экологической катастрофы на Каспии. А в этом грядущем факте никто не сомневается. За последние 50 лет экологические аварии и катастрофы произошли в 120 странах мира, и Казахстан не будет исключением в этом кошмарном списке. И во всех странах после свершившихся аварий были созданы советы, комитеты, фонды, в рамках которых все три сектора государства - власти, компании, общество - теперь уже вынуждено объединились для борьбы с последствиями катастроф». В рамках Комитета предполагается совместная и добровольная работа представителей госорганов, нефтяных компаний, науки, прессы, общественности, местных сообществ и просто неравнодушных граждан.

В свою очередь Высший совет Ирана по экологии утвердил проект по созданию комплексной информационной базы по защите экологии Каспийского моря на своей территории. Об этом заявил министр экологии ИРИ Мохаммад Джавад Мохаммади-заде, отметивший, что согласно утвержденному проекту, 17 госструктур взяли на себя обязательства по охране экологии Каспийского моря.

Не осталась в стороне этих процессов и Россия, которая от лица директора департамента международного сотрудничества Минприроды Нуритдина Инамова заявила о том, что в 2012 году может быть создан Координационный центр, который будет обеспечивать с российской стороны взаимодействие с другими прикаспийскими государствами по вопросам охраны Каспия от нефтеразливов. «Координационный центр станет частью регионального механизма взаимодействия в рамках принятого протокола. Тем не менее, трудно прогнозировать, как быстро пройдут согласования внутри стран, но мы надеемся, что к 2012 году протокол начнет действовать. Со стороны России во исполнение решения о взаимодействии, будет создан специальный центр. Скорее всего, он будет существовать на базе Минтранса», - пояснил Инамов. Он также добавил, что центр будет следить за российскими нефтедобывающими компаниями, аккумулировать информацию из других стран и участвовать в помощи по устранению последствий возможных аварий.

Что же касается Туркменистана, то в виду того, что это государство является участником лишь незначительного количества международных проектов, да и то, де факто с момента провозглашения Бердымухамедовым политики многовекторности,  Ашхабаду не остается ничего иного как заявлять о себе лишь «по случаю», часто используя при этом площадку ООН. В рассматриваемом контексте это выразилось в принятом на заседании туркменского кабинета министров решении выступить с предложением о создании Каспийского экологического форума под эгидой ООН, а вместе с этим и Межрегионального энергетического диалога. А также о превращении Ашхабада в межрегиональный центр по решению вопросов, связанных с изменением климата.

С одной стороны, инициатива Ашхабада может рассматриваться в качестве нежелания Туркмении оставаться на периферии тех процессов, в которые вовлечены другие члены прикаспийской пятерки. С другой стороны -  стоит принять во внимание сам контекст экологической проблематики на Каспии, непосредственно связанной с вопросом транспортировки энергоресурсов с восточного побережья на Запад. В этой связи наблюдатели полагают, что Межрегиональный энергетический диалог преследует своей целью получение гарантии свободной и безопасной транспортировки углеводородов через территории сопредельных государств – России, Азербайджана, Ирана. Ранее туркменские власти неоднократно заявляли и выносили на обсуждение Генассамблеи ООН вопрос о принятии специальных документов, гарантирующих безопасность международных трубопроводов.

Напомним, что в феврале текущего года в Туркменистане была проведена международная конференция по «экологическим аспектам транскаспийских трубопроводов». В ходе мероприятия лоббисты Nabucco, стремящиеся решить проблему обеспечения ресурсной базы проекта путем строительства газопровода по дну Каспийского моря, чтобы связать Туркмению с Азербайджаном, пытались убедить общественность в отсутствии экологических угроз при строительстве и последующей эксплуатации трубы.

В сентябре этого года в Варшаве стартуют переговоры по подписанию газового соглашения между ЕС с одной стороны и Туркменией и Азербайджаном - с другой.

Таким образом, несмотря на, казалось бы, позитивный фон и тематику состоявшейся в Актау конференции, можно констатировать, что между странами «каспийской пятерки» возникла очередная ось напряжения, связанная с борьбой за первенство в вопросе координации совместных усилий по охране Каспия от нефтеразливов. По сути, это и является политическим результатом подписания первого из четырех протоколов к Тегеранской конвенции, при том, что каждый из них является предметом сложных политических переговоров. Впрочем, уже сам факт подписания Протокола о региональном взаимодействии дает надежду на подписание и остальных.

 

2. Украинский фактор Nabucco

В рассматриваемый период заметным образом активизировались украино-туркменские отношения, что во многом связано, с одной стороны, с готовящимся визитом президента Украины В.Януковича в Ашхабад, а, с другой, попытками Киева найти легального способ выхода из соглашения с Москвой по вопросу поставок «голубого топлива».

Возобновление украино-туркменского диалога пришлось на август 2010 года, когда после долгого перерыва послом Украины в Туркменистане был назначен Валентин Шеелев. До этого времени (во времена «позднего Ющенко»)  межгосударственные контакты носили, скорее, декларативный характер, что во многом было обусловлено содержанием соглашения о поставках российского газа на Украину от января 2009 года, подписанного премьерами В.Путиным и Ю. Тимошенко и предполагавшего выдавливание с этого рынка контрагентов в лице RUE Д.Фирташа.

В апреле 2011 года после семилетнего перерыва в Ашхабаде прошло очередное заседание Межправительственной комиссии Украины и Туркмении по экономическому сотрудничеству. Первый вице-премьер-министр экономического развития и торговли Украины Андрей Клюев, комментируя его результаты, заявил, что Украина и Туркмения договорились начать работу над подготовкой нового договора о долгосрочном торгово-экономическом сотрудничестве. По его словам, действие предыдущего договора, который был заключен в 2001 году, истекло в 2010 году. «За эти годы товарооборот между Украиной и Туркменией сократился в 12 раз. Если в 2004 году он составлял $4,3 млрд., то по итогам 2010 года - $359 млн. Мы договорились использовать все доступные возможности для активизации сотрудничества. Достигнута договоренность подготовить встречные предложения по выходу текстильной, ковровой и пищевой промышленности Туркмении на украинский рынок и продукции украинского машиностроения, химической, металлургической, пищевой промышленности, а также строительных материалов и продукции сельского хозяйства Украины на туркменский рынок. Мы договорились, что правительства двух стран будут содействовать активизации сотрудничества между Торгово-промышленными палатами - проведению конференций, выставок, ярмарок, бизнес-форумов, постоянному обмену информацией о ситуации на рынках двух стран», - отметил первый вице-премьер-министр Украины.

По словам Клюева, на заседании межправительственной комиссии были обсуждены и перспективы сотрудничества в нефтегазовой сфере. «В частности, туркменская сторона пригласила украинские компании принимать участие в тендерах, которые оглашаются государственными концернами Туркмении, по разведке и разработке месторождений нефти и газа. Также достигнута договоренность, чтобы проработать возможности участия украинских предприятий совместно с ГК «Туркменгаз» и ГК «Туркменнефтегазстрой» в ряде проектов сооружения газопроводов в Туркмении. В том числе речь идет о возможных поставках трубной продукции и технологического оборудования», - отметил Клюев. По его словам, украинские специалисты могут вести строительство любых объектов ТЭК, проводить сервисные работы по капремонту, обеспечивать предупреждение и ликвидацию аварийных ситуаций на нефтегазопроводах в Туркмении.

17 августа 2011 года состоялась встреча Виктора Януковича с вице-премьером, министром иностранных дел Туркмении Рашидом Мередовым. Позже Мередов встретился и с главой правительства Украины Николаем Азаровым, а по результатам мероприятия глава Кабмина Украины заявил о заинтересованности в восстановлении поставок туркменского природного газа на территорию Украины - как по традиционным маршрутам, так и с учетом перспективы строительства Каспийско-Черноморской газопроводной системы.

Тем самым Киев де факто вновь проявил свой интерес к трубопроводным проектам Южного энергетического коридора – «Набукко» (его реализация предполагает строительство Транскаспийского трубопровода между Туркменистаном и Азербайджаном по дну Каспия) и «Белый поток» (при его реализации доставка газа будет осуществляться из Грузии на Украину через Черное море и далее в Европу). Показательна в этой связи и активизация украино-азербайджанского диалога, также пришедшаяся на конец прошлого - начало этого года.

26 августа в Ашхабад прибыла делегация Украины во главе с заместителем министра иностранных дел Виктором Майко. В ходе межправительственных встреч был затронут широкий спектр вопросов, в том числе в промышленной, транспортно-коммуникационной и градостроительной сферах. Кроме этого, центральной темой обсуждения в ходе встречи в МИД Туркмении стал предстоящий визит президента Украины Виктора Януковича, намеченный на сентябрь текущего года.

Ожидается, что главной темой предстоящего визита В. Януковича в Ашхабад станет возобновление поставок туркменского газа на Украину. При удачном стечении обстоятельств выгода от возобновления такого сотрудничества будет взаимной: Киев получает доступ к более дешевому среднеазиатскому газу, а Ашхабад - доступ к реализации своих энергоресурсов на Запад по европейским ценам, поскольку получит доступ к украинским ПГХ. 

При этом, как уже отмечалось, рассматриваются различные варианты украино-туркменского энергетического сотрудничества: «традиционные» – транзитом через Россию, и «обходные» - посредством планирующихся к строительству газопроводов.

2 сентября украинский премьер Николай Азаров заявил о намерении ликвидировать «Нафтогаз» Украины, что может стать юридическим основанием для признания подписанных в январе 2009 года газовых контрактов недействительными. Президент Украины Виктор Янукович поручил премьеру до 1 октября 2011 года обеспечить подготовку и подать на рассмотрение Управляющего совета Комитета по экономическим реформам проект программы реформирования НАК «Нафтогаз Украины», а также подать соответствующий законопроект в Верховную Раду.

Формально Украина вновь предложила России провести переговоры, чтобы уточнить объемы поставок газа, а также условий его транзита на 2012 год. Как сообщил Азаров, Киев уже направил соответствующее письмо российскому правительству. В свою очередь 2 сентября  Виктор Янукович отметил, что переговоры о слиянии «Нафтогаза» и «Газпрома» возможны только после пересмотра газовых соглашений. Впрочем, Россия пока весьма прохладно отнеслась ко всей это шумихе.

Украинский премьер Николай Азаров уже заявил о том, что разговаривает с Москвой о возможности доставки туркменского газа на Украину. Однако, учитывая, что у пока еще существующего «Нафтогаза» есть обязательства по закупкам по разным источникам от 33 до 41,6 млрд кубометров перед «Газпромом», что в целом покрывает украинские потребности в импортном газе, говорить о реальной возможности закупки более дешевого туркменского «голубого топлива» взамен «дорогого» российского, тем более на фоне имеющихся российско-украинских противоречий, всерьез вряд ли можно. Более того, для России не является актуальным Газовый протокол к Договору об Энергетической хартии, который предписывает свободу транзиту газа, что также закрывает для Украины возможность транзита центральноазиатского газа «традиционным» способом.

Имея в виду «традиционные» варианты сотрудничества между Киевом и Ашхабадом, теоретически можно рассматривать и вариант с возвращением на рынок RUE Д.Фирташа (о чем уже поговаривали наблюдатели после прихода к власти В.Януковича), близкого к нынешнему министру топлива и энергетики Украины Ю.Бойко. Однако, принимая во внимание, геоэкономические аспекты, а также заинтересованность «Газпрома» в поглощении украинского «Нафтогаза», в это верится с трудом.

В качестве еще одного варианта возвращения к «традиционным» формам поставок можно рассматривать предоставление Украиной государственных гарантий дальнейшему поглощению украинских активов «Газпромом». Оно стартовало в 2009 году созданием дочерней компании «Газпромсбыт Украина» и с тех пор бурно развивается. К июлю 2011 года российская монополия уже начала выкупать у Виктора Вексельберга ряд крупных украинских газораспределительных сетей: «Донецкгоргаз», «Криворожгаз», «Харьковгаз» и «Днепрогаз». По оценкам наблюдателей, после этой сделки следующим логическим шагом должно стать получение от Киева привилегированных прав «Газпрома» в намеченной на конец 2011 года приватизации объектов украинской энергетики — ТЭС и государственных пакетов акций облэнерго. По мнению киевских экспертов, самым серьезным недостатком такого негативного для Украины прогноза событий выглядит формирующийся альянс «Газпрома» и структур Вексельберга. Последнему принадлежит крупная доля в «ТНК ВР Украина» и Лисичанском НПЗ, а также 25% акций трубопрокатного холдинга Виктора Пинчука EastOne. Если альянс российской газовой монополии и владельца этих активов реализуется до конца, первое, что он обязательно сделает наряду с правами выкупа ТЭС и облэнерго, — это потребует от украинской власти привилегий для российских инвестиций в украинскую нефтепереработку (Лисичанский НПЗ и «Лукойл Одесский НПЗ»). Эти привилегии (от лица российских инвесторов) еще зимой 2010 года озвучил глава Минэнерго Украины Юрий Бойко, потребовавший введения пошлины на импорт в Украину нефтепродуктов. Процедуру введения нефтяных пошлин намечено начать 6 сентября. И именно они могут стать предметом переговоров Киева и Москвы вокруг туркменского газа, так как осложнят и без того тяжелые переговоры о создании Зоны свободной торговли между Украиной и ЕС.

Впрочем, подобное развитие событий крайне не выгодно официальному Киеву, идущему уже на откровенные конфронтации с Москвой. Более реальным видится вариант развития событий с вовлечением Украины в реализуемую внешними игроками (ЕС, США) стратегию в Прикаспийском регионе, направленную на диверсификацию поставок среднеазиатского природного газа в европейском направлении. Именно поэтому на повестке дня стоит вопрос об участии Киева в реализации газотранспортных проектов типа «Набукко» и «Белый поток», что вызывает ожидаемое напряжение в Кремле. Не исключено, что это обстоятельство уже заставило Москву активизировать взаимодействие с Ашхабадом.

Так, в середине августа стало известно, что Россия и Туркмения договорились о новых проектах сотрудничества в нефтегазовой и транспортной сферах. Их обсуждению была посвящена рабочая встреча сопредседателей межправительственной российско-туркменской комиссии по экономическому сотрудничеству. Первый вице-премьер правительства России Виктор Зубков и вице-премьер, министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов подтвердили готовность своих стран наращивать взаимовыгодное сотрудничество и согласовали вопросы повестки дня шестого заседания российско-туркменской межправкомиссии, которая состоится в ноябре в Москве (в основном они касаются проектов в нефтегазовой отрасли, в морском и воздушном транспорте).

18 августа состоялся телефонный разговор Дмитрия Медведева с его туркменским коллегой Гурбангулы Бердымухамедовым с тем, чтобы пригласить его в Россию. В результате российский президент получил встречное предложение посетить Туркменистан. 19 августа пресс-служба Д.Медведева проинформировала о том, что лидеры двух стран «наметили планы контактов на различных уровнях, включая высший, — до конца 2011 года».

Казалось бы, складывающаяся ситуация в большей степени выгодна Украине и Туркменистану: обе страны получают возможность требовать от Москвы уступок по вопросам поставок газа и попытаться взять «реванш» в отношениях с «Газпромом». Однако переоценивать степень потенциальных угроз со стороны чисто гипотетического украино-туркменского партнерства все же не стоит. И дело здесь не столько в Украине, сколько в Туркмении, оказавшейся в заложниках собственной политики многовекторности.

 

3. Туркмения запуталась в собственной многовекторности

Во-первых, на руку Москве могут сыграть политика КНР, уже заявившей о планах увеличить импорт газа из стран Центральной Азии в пять раз к 2015г.: мощность газопровода Центральная Азия - Китай будет доведена до 55-60 млрд куб. м газа в год. Об этом сообщила китайская госкомпания China National Petroleum Corporation (CNPC) в своем корпоративном издании. В этом году для обеспечения дальнейшего роста поставок подразделение CNPC, Central Asia Gas Co, начнет прокладку двух новых трубопроводов, которые будут сданы в эксплуатацию к 2013г. Впрочем, данное обстоятельство заметно ударит по позициям «Газпрома» на китайском направлении. В прошлом году «Газпром» с трудом согласовал условия поставок в КНР, но не может договориться с Пекином о цене. Очередной раунд переговоров намечен на сентябрь, но особых прорывов от него никто не ждет. На последних переговорах расхождение в цене достигало 100 долл. за 1 тыс. куб. м. (китайцы хотят получать газ за 235 долл. за тыс. куб. м.)

Во-вторых, существуют определенные проблемы и у самой Туркмении, уже поспешившей заявить о том, что впервые газ, добытый на шельфе Каспийского моря, уже поступил в газо­транспортную систему страны, откуда он пойдет на экспорт. Однако направление этих экспортных маршрутов у Ашхабада на данный момент заметно ограничены. Более того, не исключено, что в реальности о промышленной добыче газа на Каспийском шельфе говорить рано.

В настоящее время на туркменском шельфе Каспия разрабатывается «Блок 1» на условиях СРП малайзийской компанией Petronas. Разведанные запасы углеводородов на контрактной территории морского «Блока 1» оцениваются примерно в 75 млн т нефти и конденсата, а также 245 млрд куб. м природного газа. В июле компания ввела на морском побережье газоперерабатывающий завод и газовый терминал. По словам руководителя Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана Ягшигельды Какаева, проект по освоению морских месторождений Туркменистана на начальном этапе предполагает возможность экспорта до 5 млрд куб. м газа в год, а в перспективе — до 10 млрд куб. м.

Потенциальное увеличение объемов поставок из Туркмении уже дало основание ряду наблюдателей предположить, что в перспективе это «голубое топливо» и станет основой ресурсной базы для Nabucco или любого другого транскаспийского газотранспортного проекта. Однако до тех пор, пока нет соответствующей инфраструктуры, всерьез говорить об этом не приходится. Более того, на сегодняшний день добытый на шельфе газ может поступить только в трубопровод САЦ-3, а из него возможен экспорт газа либо в Иран, либо в Россию.

В прошлом году Ашхабад экспортировал 21 млрд куб. м «голубого топлива», из которых 10 млрд поставлялось в Россию (что в пять раз меньше показателей 2008 года), 7 млрд — в Иран, 4 млрд — в Китай. При этом на данный момент реально увеличение поставок только в восточном направлении, поскольку «Газпром» до последнего времени не планировал дополнительных закупок туркменского газа, а в начале июля поставки газа из Западного Туркменистана в северные районы Ирана по трубопроводу Корпедже – Курт-Куи были прекращены.

Формальная причина последнего - разногласия продавца и покупателя о цене на поставляемый газ. До этого момента «голубое топливо» продавалось по 165 долл. за тыс. кубометров, но туркмены потребовали повысить плату под угрозой прекратить поставки, и иранцы отвергли ультиматум. Источники, близкие к туркменскому газовому сообществу, полагают, что переговоры могут возобновиться не ранее зимы, когда затянувшиеся проблемы со сбытом с одной стороны и наступившие холода – с другой заставят соседей вернуться к обсуждению поставок.

Реальная причина, скорее всего, заключается в том, что Ашхабад решил компенсировать выпадающие доходы от деятельности СРП «Блок-1», часть которых полагалась Petronas. Поскольку же Иран отказался от закупок газа по завышенной стоимости, первый проект промышленной добычи газа на туркменском шельфе оказался под угрозой, поскольку его больше некому продать.

В газовом балансе западного Туркменистана места для газа «Блока-1» по большому счету нет. Концерн «Туркменнефть», добывающий газ в этой части страны, произвел в 2010 году 19,1 млрд кубометров, из которых 7,3 млрд передал концерну «Туркменгаз» для экспорта в Иран. То есть у «Туркменнефти» есть ресурсы и для наполнения внутреннего рынка, и для поставок в Иран. По состоянию же на август 2011 года у «Туркменнефти», напротив, образуется излишек газа в связи с прекращением поставок по трубопроводу Корпедже – Курт-Куи.

Де факто единственный вариант сбыта газа – российский «Газпром», на что и ориентировалась Petronas в июне 2007 года, когда только бралась за осуществление проекта «Блок-1». По имеющимся данным, еще несколько месяцев назад Ашхабад готов был предоставить Petronas свободу в решении экспортных вопросов, в том числе и с «Газпромом». Предполагалось, что малайзийцы могут договориться о продаже газа со значительной скидкой, создав тем самым для российской компании интерес к увеличению закупок туркменского сырья. Строительства Прикаспийского газопровода при этом не требовалось, можно ограничиться уже имеющейся системой Средняя Азия – Центр (САЦ-3) с пропускной способностью 10 млрд кубометров в год. Однако позже Государственное агентство по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана и «Туркменгаз», ответственный за экспорт голубого топлива, подписали контракт купли-продажи с Petronas. Тем самым Ашхабад оставил за собой право самостоятельно определять магистральную и ценовую политику в газовой отрасли. И, как показывают последние события, проиграл, оказавшись в ловушке собственной недоговороспособности по цене. Как следствие, промышленная добыча газа на каспийском шельфе может быть приостановлена.

В этой ситуации в выигрыше может оказаться российская газовая монополия. Во всяком случае основа для увеличения туркменского экспорта существует: договор о поставках между «Газпромом» и «Туркменгазом», заключенный в декабре 2009 года, предусматривает широкую вилку объема поставок – от 10 млрд до 30 млрд кубометров в год. В противном случае - если Ашхабад не договорится с «Газпромом» о дополнительных поставках из Западного Туркменистана - газовые проекты иностранных инвесторов будут в среднесрочной перспективе заморожены. Это предположение справедливо не только для малазийской Petronas, но и для Dragon Oil, которая вопреки прежним планам не начала утилизацию газа в 2010 и не приступит к ней в 2011 году. Аналогичная ситуация с Burren Energy в сухопутном проекте «Небитдаг» – инвестор безуспешно продвигает идею добычи и экспорта газа с 2007 года.

Таким образом, Ашхабад, реализуя свою энергетическую политику, оказывается заложником ситуации. Туркменистан вынужден либо идти на компромисс с «Газпромом», что, возможно, и станет предметом переговоров на межправкомиссии в ноябре этого года, либо предоставить свободу маневра иностранным компаниям на туркменском шельфе.

Между тем, последнее коррелируется с концепцией сотрудничества, предложенной Ашхабаду Евросоюзом. ЕС увязывает возможность его подключения к проектируемой газотранспортной системе Nabucco с предоставлением иностранным компаниям контрактов на разработку блоков на шельфе Каспия и эксклюзивными полномочиями на ведение переговоров о поставках.

Как известно, учрежденное в 2010 году в структуре управления Еврокомиссии Агентство кооперации энергетических регуляторов (ACER) готовит создание Каспийской корпорации развития (CDC). Корпорация формируется как инструмент координации ЕС закупок и транспортировки газа из Каспийского региона. Сутью этой политики является создание коллективного представителя Европы в газоэкспортном диалоге с Туркменией, способного выстроить партнерство с сильных для ЕС позиций.

Нынешний план ACER предполагает, что поставки туркменского газа и наращивание их объемов будут проводиться CDC. Европейцы обещают содействие в создании транспортной инфраструктуры и решении вопроса обеспечения спроса на дополнительные объемы из Каспийского региона. Эти общерегиональные поставки рассчитываются ориентировочно на 30 млрд кубов газа в год для всего газотранспортного проекта «Южного энергетического коридора». Агентство обещает, что CDC будет задействована после принятия конкретного решения Туркмении по поставкам для Европы. Однако требования к Ашхабаду этим не исчерпываются. План ACER оговаривает, что помимо взятия на себя экспортных обязательств Туркмения должна выдать лицензии на разработку оффшорных блоков иностранным партнерам на условиях СРП. То есть европейцы не только хотят определять условия экспорта туркменского газа, но и указывают Ашхабаду, какими должны быть источники поставок.

При таком раскладе остается не совсем ясным, для чего строится газопровод «Восток-Запад», ввод в эксплуатацию которого намечен на 2015 год. Равно как непонятным является и роль Ашхабада, окончательно превращающегося в случае реализации европейского плана в ресурсную базу для газопровода Nabucco, за использование которой республиканский бюджет будет получать лишь процент на условиях СРП.

 

4. Nabucco все еще подает признаки жизни

Парадоксально схожим образом для «Газпрома» складывается ситуация и на европейском направлении. Газовый монополист уже заявил о «втором дыхании» проектов со своим участием в электрогенерации Европы на фоне восстановления и перспективного увеличения спроса в связи со сворачиванием атомной энергетики в Германии после катастрофы в Японии, проблемами поставок энергоресурсов с Ближнего и Среднего Востока и отказом Франции от разработок сланцевого газа.

Как отмечалось ранее (см. Оценка ситуации в регионе Каспийского моря в июле 2011 года), в июле 2011 года был подписан меморандум о сотрудничестве между российским «Газпромом» и немецким RWE, что открыло России дальнейшие возможности для экономической экспансии на европейском энергетическом рынке. По оценкам специалистов, следует ожидать получение «Газпромом» всё большей доли в германском газовом downstream с последующим проникновением и на другие рынки – как только ворота, закрывающие сегодня путь к вертикальной интеграции в Европе, будут открыты. Учитывая подобный вариант развития событий, в перспективе можно ожидать сворачивание проекта Nabucco, поскольку RWE является главным оператором этого проекта. Произойти это может, как только полностью вступит в строй «Северный поток».

На сегодняшний день становится все более очевидным, что продвижение в реализации проекта Nabucco происходит пока что, главным образом, в форме уточнения сроков и стоимости работ, и сопровождается заявлениями участников проекта. Так, за рассматриваемый период стало известно, что работы по детальному инжинирингу проекта газопровода планируется завершить во втором квартале 2012 года. Как говорится в материалах Nabucco Gas Pipeline International GmbH, все работы по детальному инжинирингу проекта начаты и продвигаются успешно.

Проект газопровода Nabucco вступил в стадию технического детального инжиниринга в мае 2009 года. В пяти транзитных странах - Австрии, Венгрии, Румынии, Болгарии и Турции - были определены пять локальных субподрядчиков по инжинирингу, проводящие оценку и изучение технических деталей маршрута трубопровода. Подготовку детального технического плана строительства трубопровода Nabucco осуществляет британская компания Penspen.

Результаты детального инжиниринга позволят определить точную стоимость проекта Nabucco. До сих пор она оценивалась в 7,9 миллиардов евро, сегодня проводится пересмотр стоимости с учетом различных факторов, таких как увеличение протяженности трубопровода, а также динамика товарных цен.

В свою очередь исполнительный директор Nabucco Pipeline International GmbH Рейнхард Митчек вновь заявил: «Берущий начало из Каспийского бассейна газопровод Nabucco является оптимальным маршрутом транспортировки как с логистической, так и с экономической точек зрения и, несомненно, будет флагманом развития инфраструктуры Южного коридора. Поэтому мы уверены, что строительство трубопровода Nabucco начнется в 2013 году, а первый газ пойдет в 2017 году».  По его словам, строительство инфраструктуры газопровода Nabucco синхронизировано с графиком работы добывающих компаний.

Между тем, на сегодняшний день, по сути, единственная страна, которая может гарантировать ресурсную базу для Nabucco – Азербайджан все четче начинает заявлять о том, что участие Баку в проекте во многом зависит от его экономической целесообразности.

В рассматриваемый период Госнефтекомпания Азербайджана (ГНКАР) обратилась с запросом к проектам газопроводов, ориентированных на поставки газа с месторо

Теги: Иран , Россия , Центральная Азия , ОДКБ , Европа