Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Экономика и финансы / Причины и сущность текущего кризиса / Статьи
К вопросу о реформе мировой валютно-финансовой системы и перспективах доллара США
Материал разместил: -Дата публикации: 13-09-2009

Углубление финансового кризиса придало новый им­пульс идее реформирования мировой валютной системы и формированию единой для всех стран валюты.

Множество рассуждений ведется относительно несостоятельности долла­ра в качестве мировой валюты. Способность евро противосто­ять давлению кризиса тоже вызывает большие сомнения. В этих условиях многие специалисты полагают, что новая ва­люта может спасти мировую финансовую систему и послу­жить основой для ее дальнейшего развития. В качестве тако­вых предлагаются китайский юань, японская иена, рубль, амеро (возможно, будущая североамериканская денежная единица).

Р. Манделл предложил совместить доллар, евро и иену, чтобы на их основе создать единую мировую валюту. При этом она может быть чисто виртуальной, а на практике легко конвертироваться в одну из составляющих ее валют. Однако такой подход предполагает помимо политической интеграции стран - эмитентов данных валют единую валютную полити­ку, фиксированный курс, унификацию законодательства, общность экономических интересов и прочее, что при су­ществующей разнице в подходах различных государств к валютной и макроэкономической политике и имеющихся между ними противоречиях делает данную идею малореали-зуемой на практике. К тому же вряд ли США будут делать какие-либо шаги или поддерживать меры, которые способны подорвать позиции доллара. В целом Манделл оценивает вероятность появления в ближайшие 5 лет единой мировой валюты в 30%. По его мнению, раз глобальный подход к ми­ровой валюте не срабатывает, можно реализовать идею соз­дания региональных валют: в Азии создать азиатскую валю­ту, в Африке - африканскую или же создать евразийскую валюту (на территориях ряда европейских и азиатских стран).

С идеей создать новую мировую легитимную валюту под эгидой ООН выступил президент Казахстана Н. Назарбаев. В ее создании, эмиссии и регулировании, по его мнению, должны участвовать все страны. Новая глобальная валюта должна основываться на директивной единой денежной еди­нице расчетов. Назарбаев предлагает включить обсуждение вопроса о единой мировой валюте в повестку дня саммита «большой двадцатки».

Высказываются идеи и о возможном использовании СДР в качестве резервной валюты. Планы МВФ предоставлять национальным экономикам не только экстренные кредиты, но и заняться обычным рефинансированием правительств и центральных банков стран мира свидетельствуют о возмож­ном движении в сторону трансформации в мировой Центро­банк, сравнительно независимый эмиссионный центр, заня­тый выпуском мировых денег. А на роль последних предлагается существующая валюта МВФ - специальные права заимствования (СДР). Идея монетизации СДР перио­дически возникает в финансовом мире. Помимо прочего, ис­пользование СДР могло бы позволить властям США стреми­тельно девальвировать свою валюту, тем самым существенно сократив реальную стоимость американского долга.

Э. Трумен из Петерсоновского Института международ­ной экономики полагает, что дополнительный выпуск и распределение СДР на сумму 250 млрд дол. 185 странам - членам МВФ может значительно укрепить доверие к пред­принимаемым совместным действиям в направлении преодо­ления кризиса. Более того, он считает, что, получив свою долю, любая из стран может передать ее (целиком или час­тично) другой стране, например США или Германии, взамен получив кредит в валюте. А поскольку процентная ставка по такому кредиту в настоящее время чисто символическая (около 0,6%), такой вариант получения необходимых на эко­номические нужды средств для большинства стран Трумен расценивает как весьма привлекательный. Ранее с аналогич­ной идеей выступал и Дж. Сорос. Решения по такому страте­гическому вопросу принимаются в МВФ специальным боль­шинством в 85% голосов. Кроме того, Трумен предлагает со временем перейти к периодическому увеличению квот по ме­ре расширения мировой экономики. По его оценкам, данная мера позволила бы беднейшим странам получить 17 млрд СДР, а другие развивающиеся государства получили бы в общей сложности 80 млрд СДР. Трумен полагает, что, хотя большую долю СДР получат развитые страны, они могут предоставить их нуждающимся странам под номинальный процент. Сорос предлагал богатым странам передать бедным государствам свою делю СДР в целях оказания международ­ной помощи.

По сообщению Reuters, Т. Гейтнер пока публично не одобрил эту идею, в то время как британский премьер под­твердил, что она рассматривается как одна из возможных для обсуждения на саммите. В совместном коммюнике стран БРИК в преддверии саммита также говорится о необходимо­сти распределения СДР в значительном объеме.

Фактически, данные предложения не только консерви­руют сложившуюся структуру распределения голосов между членами МВФ, но и в перспективе означают растущую зави­симость более бедных государств от богатых. Особенно в случае, если первые не смогут вовремя вернуть полученные кредиты, что может привести к дальнейшему вполне пред­сказуемому перераспределению голосов внутри МВФ опять-таки в пользу известных стран. Кроме того, возникают вопросы относительно реального механизма использования СДР. В итоге для стимулирования экономики эти виртуаль­ные деньги все равно придется менять на настоящие (скорее всего, на те же доллары) для покупки товаров или услуг, что опять-таки создает дополнительный спрос на американскую валюту.

Эксперты предрекают юаню в будущем статус новой мировой резервной валюты. Хотя официальных заявлений от Китая не поступало, КНР, тем не менее, предпринимает определенные шаги в этом направлении. В декабре 2008 г. Китай предложил использовать юань для ведения торговли между странами АСЕАН и китайскими автономными про­винциями Гуанси и Юньнань. Кроме того, КНР готова пред­ложить кредиты иностранным импортерам, закупающим китайскую продукцию. При этом импортеры вынуждены использовать юань при расчетах с китайскими компаниями. Китайские банки всячески поощряются в выдаче юаневых кредитов иностранных компаниям. Центробанк КНР догово­рился с Белоруссией о валютном свопе на 3 года в целях от­каза от использования во взаимной торговле долларов и евро. Китай предоставляет 20 млрд юаней (около 2,9 млрд дол.), а Белоруссия - около 8 трлн белорусских рублей. Ранее КНР заключила соглашение о валютном свопе на 180 млрд юаней с Южной Кореей. Таким образом, Китай предпринимает ре­альные шаги по увеличению объемов торговли в юанях.

По-видимому, мир подходит к осознанию того, что имеющееся противоречие между глобальной экономикой и локальными эмиссионными центрами должно всерьез обсуж­даться на международном уровне. Так, Россия предлагает включить в повестку Лондонского саммита вопрос о всемир­ной валюте или новых «частично глобальных валютах». Од­нако реализация этих идей требует серьезных договоренно­стей, в том числе о том, кто будет ее эмитировать, выполнять роль мирового центрального банка, следить за новым денеж­ным обращением. До объединения всех государств в рамках единой валютной политики под руководством единого цен­трального банка еще очень далеко. Попытки привязать ва­люты к эталонным единицам вроде золота или доллара США также оказались слишком ограничительными для независи­мой валютной политики. В настоящее время регионализация и формирование локальных валютных союзов является свое­образным ответом на долларовую проблему. Глобальная эко­номика постепенно превращается в мир из нескольких ва­лют.

Идеи регионализма и формирования валютных союзов в качестве потенциально возможного следствия кризиса также получили достаточно широкое распространение. Эксперты полагают, что в Азии наиболее активными сторонниками единой азиатской валюты выступают Япония и Таиланд.

В частности, саммит АСЕАН привлек внимание прежде всего тем, что на нем в рамках подписания плана «Сообщест­ва АСЕАН по экономике» была не только озвучена сама идея расширения и укрепления финансового сотрудничества стран сообщества в целях противодействия внешним кризисным потрясениям, но и состоялось подкрепление ее конкретными мерами. Еще до открытия саммита министры финансов в формате «10 плюс 3» (АСЕАН, Китай, Япония и Корея) до­говорились о скоординированной программе действий по ста­билизации финансово-экономической ситуации в Азии. В со­ответствии с данной программой размер регионального Фонда валютных резервов будет увеличен с прежних 80 до 120 млрд дол.

Формирование подобного регионального фонда взамен действовавшей до сих пор системы валютных свопов направ­лено на оказание помощи любому участнику механизма «10 плюс 3» для решения текущих проблем во время кризиса, и прежде всего данная мера призвана защитить валюты стран-участниц от кризиса и способствовать оказанию помощи раз­вивающимся государствам Азии в случае экстренной необхо­димости. До следующего саммита в мае текущего года сторо­ны должны достичь единства по вопросам, связанным с долей каждой страны в указанном фонде, а также по услови­ям кредитования отдельных стран. Предполагается, что 80% средств будут предоставлены Китаем, Японией и Кореей. Кроме того, планируется создание независимой региональной структуры по мониторингу экономической ситуации в целях укрепления соответствующих возможностей региона.

С учетом того, что совокупный объем ВВП стран формата «10 плюс 3» составляет примерно 9 трлн дол., или 16% ми­ровой экономики, а совокупный объем валютных резервов - порядка 3,6 трлн дол., или более половины мировых резер­вов, разработка и принятие согласованных мер в финансово-экономической области будут играть важную роль в стабили­зации регионального финансового рынка, а также создадут основу для скоординированных действий в периоды эконо­мических потрясений.

Фактически данные меры можно рассматривать как ре­альные шаги на пути создания полноценного азиатского ва­лютного союза. Начинает формироваться сильный финансо­вый центр во главе с Китаем, Японией и Южной Кореей. В данном случае можно говорить и о реализации идеи «Азиат­ского МВФ». Так, по мнению бывшего министра финансов Японии Масахиро Каваи, Азия нуждается в собственном ва­лютном фонде в целях защиты экономики стран региона от оттока капитала и спекулятивных атак на валюту. Он рас­сматривает создание общего валютного пула в размере 120 млрд дол. как важный шаг в направлении создания ази­атской версии МВФ. Возвращение к обсуждению идеи воз­можного создания Азиатского валютного фонда, в свое время предложенной Японией в ходе азиатского валютного кризиса 1990-х гг., в настоящее время актуально как никогда ранее. В тот период это предложение было негативно встречено со стороны США, опасавшихся усиления влияния Японии в ре­гионе. Китай в тот период также не поддержал эту идею.

Однако в преддверии саммита «большой двадцатки» КНР открыто выражает недовольство тем, что МВФ чересчур активно навязывает развивающимся государствам свои мето­ды управления экономикой, в то время как сам Фонд слиш­ком поздно обратил внимание мирового сообщества на про­блемы развитых стран, особенно США. Специалисты полагают, что мнение Китая относительно «азиатского МВФ» может кардинально измениться.

В январе 2009 г. МВФ опубликовал результаты исследо­вания «Блок иены или блок юаня: анализ валютных согла­шений в Восточной Азии», в котором оценивались перспек­тивы двух валют в качестве возможной основы для формирования азиатской валютной зоны. Эксперты Фонда пришли к выводу, что валютная интеграция с Китаем более выгодна экономикам региона, чем интеграция с Японией или США. Несмотря на то что Япония доминирует в экономике Азии, китайский юань выглядит все более привлекательной якорной валютой в свете растущей доли КНР в региональной торговле.

По мере развития кризиса тенденция локализации межгосударственных валютных фондов начинает обретать все более конкретные очертания. Помимо упомянутых выше азиатских стран в формате «10 плюс 3», о создании межгосу­дарственного антикризисного фонда в размере 10 млрд дол. договорились страны - участницы ЕврАзЭС. Периодически реанимируется идея создания динара Персидского залива. Введение единой валюты неоднократно обсуждали лидеры стран Южной Америки. Предположения о возможном созда­нии Североамериканского Союза и о введении единой валюты в этом регионе также периодически появляются в СМИ.

Сергей Гриняев


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Экономика и финансы
Возрастное ограничение