Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Экономика и финансы / Рынки: оценки и прогнозы / Статьи
Урановый потенциал Узбекистана
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 06-11-2011

С ростом промышленного развития в мире, потребность в электроэнергии увеличилась. Однако существующая в мире система энергоснабжения все чаще подвергается кризису. Стоимостные преимущества ядерной электроэнергии, сокращение запасов нефти и газа, меньшие экологические издержки спровоцировали в мире так называемый ядерный ренессанс. Многие страны стали развивать атомную электроэнергию, строить новые энергоблоки, впервые вводить АЭС. По прогнозам Всемирной ядерной ассоциации, к 2030 году количество реакторов увеличится на 45%, а их мощность на 56% составив тем самым 579 ГВт .

1. Потребность в уране

С ростом промышленного развития в мире, потребность в электроэнергии увеличилась. Однако существующая в мире система энергоснабжения все чаще подвергается кризису. Стоимостные преимущества ядерной электроэнергии, сокращение запасов нефти и газа, меньшие экологические издержки спровоцировали в мире так называемый ядерный ренессанс. Многие страны стали развивать атомную электроэнергию, строить новые энергоблоки, впервые вводить АЭС. По прогнозам Всемирной ядерной ассоциации, к 2030 году количество реакторов увеличится на 45%, а их мощность на 56% составив тем самым 579 ГВт[1].

Таким образом, с учетом развития мощностей АЭС, мировые потребности в уране будут неуклонно возрастать: с 68 тысячи тонн в 2009 году до 103 тонн к 2030 году[2]. Однако уровень добычи урана не удовлетворяет потребности. Динамика роста мировой добычи урана в последние годы заметно отстает от прогнозных показателей, среднегодовой показатель составляет 4-5% вместо 10-12%.

Увеличение годовой добычи урана к 2030 году предполагается примерно в два раза: до 83 тыс. тонн в год[3] либо при вводе всех новых месторождений до 117 тыс. тонн[4]. Далее возникают высокие риски стагнации из-за исчерпания запасов и недостатка разрабатываемых рудников.

Кроме этого, за предыдущие 15 лет, в мире израсходовано около 250 тыс. тонн складского урана[5], в 2013 году закончится срок действия программы ВОУ-НОУ, что по данным «RBC Capital Markets» приведет к снижению предложения вторичного урана до 23%[6], а  к середине 2020 годов по оценкам МАГАТЭ доля вторичных источников снизится до 10% и менее[7].

Таким образом, тенденция к увеличению спроса на поставки урана из первичных источников будет набирать обороты. Конкуренция за доступ к месторождениям урана усилится.

Без разработки новых месторождений высок риск столкнуться с дефицитом урана. Ситуация усугубляется мировым финансовым кризисом. Непрофильные инвесторы стали уходить с рынка, в результате чего спотовые цены на уран опустились до 40-45 долл/фунт., что не позволяет развивать добычу и вести геологоразведку. Впрочем, в ближайшие пять-десять лет по прогнозам американской «Uranium Energy Corporation», цена за фунт урана должна возрасти до 75-80 долларов.

Одним из лидеров по запасам урана в мире является Узбекистан. По данным ВЯА Узбекистан находится на 12 месте в мире с 111 тыс. тонн разведанных запасов, пригодных к разработке (до 130 долл./кг). Всего же по данным информационного центра Государственного комитета по геологии и минеральным ресурсам страны, разведанные и оцененные запасы урана составляют 185,8 тысяч тонн[8]. При повышении спроса и цены на уран Узбекистан должен привлечь покупателей.

2. История урановой добычи

Таб. Производство урана в Узбекистане

год

1994

1996

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

тонн

3000

1700

2200

1962

1860

1598

2016

2300

2260

2320

2338

2429

Источник: Всемирная ядерная ассоциация / World Nuclear Association

Первое урановое месторождение в Узбекистане было открыто в 1952 году в Учкудуке, через шесть лет был создан Навоийский горно-металлургический комбинат (НГМК), а в 1964 году был начат промышленный выпуск закиси-окиси урана. Пик производства был достигнут в 1980х гг. с 3800 тонн урана. В 1980х годах началось сокращение рудной базы уранового производства, в связи, с чем с 1985 года завод начал переработку растворов химического концентрата солей урана - продукции цехов подземного выщелачивания геотехнологических рудников «НГМК», тогда же была внедрена в производство принципиально новая технология безреагентного выщелачивания[9].

В середине 1990х гг. геологи государственной геологической партии «Кизилтепагеология» открыли самое крупное в Центральной Азии месторождение - Учкудук. После этого специалисты МАГАТЭ сделали переоценку общих ресурсов урановых месторождений и подтвердили, что они находятся на уровне 230 тыс. тонн урана[10]

В настоящее время Узбекистан является вторым по запасам урана среди стран СНГ. В республике сосредоточено 40 месторождений с большими запасами урана, основу же узбекской урановой базы составляют 27 месторождений, находящихся в пустыне Кызылкумы. Добычу урана ведут 4 комбината: «Учкудук» в Северном горнорудном районе с месторождениями «Учкудук» и «Кендекъюб» ресурсами в 51 тыс. тонн; «Зарафшан» с Сагрельским месторождением в 38 тыс. тонн; «Зафарабад» в Центральном горнорудном районе с месторождениями: Северный и Южный Букинай, Бешкак, Лювлюкан, Тохумбет в 52 тыс. тонн ресурсов; «Нурабад» в Южном горнорудном районе с месторождениями Самирсай, Кетменчи, Шарк, Улус с запасами в 13 тыс. тонн[11].

Не имея собственной атомной промышленности, Узбекистан весь добываемый уран поставляет на экспорт. С 1992 года монопольным покупателем узбекского урана является американская компания «Nukem Inc» – третий по размеру операций урановый трейдер в мире. США выгодно было закрепиться в Узбекистане. Во-первых, НГМК одновременно с добычей производит первичную промышленную переработку – урановый концентрат. Во-вторых, - по экспертным оценкам узбекский уран из-за применяемой высокоэффективной технологии на НГМК дешевле американского примерно в 2-2,5 раза[12], и не доходит до 34 долл. за 1 кг, а средневзвешенная цена узбекского урана была самой низкой среди всех крупных производителей урана – около 15-16 долларов. Кроме этого, низкая стоимость узбекского урана определяется тем, что переработка урана в стране не осуществляется, кроме производства уранового концентрата.

С приходом постоянного покупателя добыча урана стала расти. Если в 1991 году добыто 2095 тонн урана, в 1992 году - 2700 тонн, в 1993 - 3050 тонн, в 1994 году - около 3000 тонн. С 1994 года узбекский уран стал поставляться в США по фиксируемой цене. Затем произошел спад, добыча в 1996 году упала до 1700 тонн. Это было связано с тем, что в 1995 году США ввели очень жесткие ограничения по поставкам урана на американский рынок. Республика фактически потеряла рынок сбыта, продавая небольшими партиями, прежде всего Франции и Канаде (Cameco).

В 1996 году после визита И.Каримова в Вашингтон компании «Nukem» удалось добиться от департамента торговли США увеличения квоты на поставки урана из Узбекистана. В новое соглашение была внесена поправка, согласно которой 940,000 фунтов уранового концентрата будут отправлены в США в течение двух лет, по цене равной и выше или выше 12 долл. за кг. Через два года, квота на импорт урана составила 600,000 фунтов. Соглашение было заключено до 2004 года[13]. Также реализацией этого соглашения с целью увеличения добычи с 2,2 до 3-3,5 тыс. тонн должно было стать создание СП по добыче урановой руды. Однако впоследствии стороны разошлись в вопросах распределения акций, прибылей и объема инвестиций «Nukem»[14] и СП не было открыто.

Возвращение на американский рынок не способствовало развитию добычи. Даже перейдя в 1995 году на метод  скважинного подземного выщелачивания (ПВ), Узбекистан не смог оптимизировать работу и прийти к «до-американской» добыче в 3000 тонн. Планы нового президента «Nukem Inc» Дж.Корнелла озвученные в 2002 году об удвоении производства урана в Узбекистане[15], реализованы не были.

3. Попытки международного сотрудничества

В 1996 году Узбекистан начал первые попытки продажи своего урана другим зарубежным компаниям. В этом году в США и Японии состоялись презентации минерально-сырьевой базы Узбекистана. Несмотря на интерес, ограниченный квотами американской «Nukem», Узбекистан сумел продать только небольшое количество урана по межправительственному соглашению в Украину, и подписать долгосрочный контракт на поставку 500 тонн урана в Южную Корею.

В 2000 году Узбекистан стал искать зарубежных инвесторов для создания совместных предприятий с целью развития пяти месторождений, и исследования еще двух месторождений на востоке страны: «Токтынинтау» и «Джангелды», резервы, которых оценивались в 12 и 17 тыс. тонн соответственно[16]. Однако, из-за низких мировых цен на уран, потенциальных инвесторов найти не удалось.

Ценовые изменения и андижанские события мая 2005 года заставили узбекское руководство изменить свою стратегию в сфере экспорта урана. Кроме этого, монопольное присутствие американской компании не несло республике коммерческую выгоду, а в условиях начала модернизации производства НГМК потребовались дополнительные средства. Из-за технологических проблем связанных с устареванием советской техники, Узбекистан стал сдавать позиции на мировом урановом рынке, упав с пятого места по добычи на седьмое в настоящее время. Диверсификация экспорта должна была увеличить прибыль НГМК.

Иностранным инвесторам было предложено принять участие в создании СП по разработке узбекских урановых месторождений. Однако первой на это предложение откликнулась все та же американская компания «Nukem Inc».

30 мая 2005 года на основе еще до андижанских договоренностей, американская «Nukem Inc» и НГМК заявили, что до конца 2005 года создадут СП по разработке урановых месторождений в Узбекистане. Инвестиции должны были составить около 25 млн. долларов. СП на паритетных началах должно было осуществлять геологоразведочные работы и добычу урана на Балхаши-Восточно-Тактоныкской площади Кызылкумах. При выходе на проектную мощность СП должно было производить около 500 тонн урана в год. Предваряя реализацию этого проекта «Nukem Inc» предоставила кредит в 8 млн. долл. за счет, которого летом 2004 года НГМК начал осуществлять проект модернизации уранового производства. В 1-м квартале 2005 г. «Nukem Inc» предоставила комбинату второй кредит в размере 5 млн. долл. на модернизацию производства[17].

В результате в 2005 году договор об эксклюзивных правах «Nukem Inc» на владение и поставку узбекского урана на международный рынок был продлен до 2013 года. В ответ «Nukem Inc». пообещала предоставить еще около 6 миллионов в 2006 году. Всего на модернизацию производства «Nukem Inc». намерена была предоставить Узбекистану кредит в объеме 26 миллионов долларов[18].

По новому соглашению Ташкент предпочел ежегодно согласовывать объемы поставок и цены на свою продукцию, т.е. объемы поставок по долгосрочным контрактам с «Nukem» уже выбраны. В условиях повышения спотовых цен на уран, и более низких в перерасчете на долгосрочные, НГМК стало не выгодно продлять долгосрочные соглашения с «NI».

Однако вторая попытка создания СП также не была реализована. В результате различного представления о необходимых мерах подавления и целей андижанских выступлений в мае 2005 года, отношения Узбекистана с США кардинально ухудшились. Почти год спустя, 6 мая 2006 года, представитель НГМК заявил о том, что предприятие «не планирует в ближайшее время привлекать компанию «RWE Nukem Inc» для совместной разработки урановых месторождений»[19].

4. Попытки России в добыче урана в Узбекистане

Россия, имея планы по расширению добычи урана и обеспечению сырьем всех строящихся и проектных АЭС, также стала искать пути к узбекскому урану. Так в 2006 году В.Смирнов, будучи главой компании «Техснабэкспорт» считал наиболее перспективной кроме ЮАР добычу в Узбекистане.

По сравнению с канадским, австралийским и африканским ураном, большая часть месторождений которого разрабатывается шахтным способом, стоимость узбекского мала. Узбекские месторождения разрабатываются экономически выгодным методом подземного  выщелачивания, добываемый уран – малообогащенный, это снижает себестоимость производства, а учитывая то, что весь добываемый в настоящее время уран относится к самой низкой стоимостной категории <40 долл/кг,  это делает его максимально привлекательным для разработки в условиях высокой цены на него.

В 2006 году «Техснабэкспорт» подписал протокол с НГМК о создании СП по урановой геологоразведке и добыче. С российской стороны в проекте также был принять участие ЗАО «Русбурмаш» а с узбекской Госкомитет по геологии и минеральным ресурсам. Предполагалось, что СП будет разрабатывать месторождение «Актау» с запасами в 4,4 тыс. тонн урана, с возможностью прироста запасов после разведки на 50%[20].

По расчетам узбекской стороны, стартовые инвестиции в размере 30-40 миллионов долларов позволили бы запустить проект с годовым объемом добычи до 500 тонн урана в год[21]. Однако, несмотря на то, что в 2006 году велось «обоснование технико-экономической целесообразности действий» и звучали заявления, о том, что этот проект является стратегическим, и стороны не намерены отказываться от его реализации, проект не был реализован. Узбекская сторона причинами называла, то, что российская сторона не определилась с источниками финансирования. По другим данным, Россия отказалась от разработки «песчаникового» месторождения «Актау», посчитав его недостаточно большим и рентабельным для его разработки, а на просьбу «Техснабэкспорта» заменить «Актау» месторождениями находящихся в разработке НГМК, получил отказ.

Узбекистан мог по политическим причинам сменить инвестора. Надеясь предложить разработку месторождений Японии, с которой в это время началось активное сотрудничество.

6. Позиции Японии

Первая договоренность о возможном сотрудничестве с Японией в разработке урановых месторождений была достигнута в ходе визита в Ташкент в 2006 году тогдашнего премьер-министра Японии Д.Коидзуми. В этом же году НГМК заключил контракт с компанией «Itochu Corp.» на поставку 300 тонн закиси-окиси урана в год в течение 2007-2012 гг. При этом как сообщил бывший гендиректор НГМК Н.Кучерский, годовой объем поставок и их цены будут пересматриваться ежегодно с возможным увеличением объемов до 400 тонн уранового сырья[22].

В августе 2006 года правительство Узбекистана заключило с Японским банком международного сотрудничества (JBIC) меморандум о взаимопонимании, по которому «JBIC» намерен оказать содействие японским компаниям в приобретение долей в урановых проектах, реализуемых в Узбекистане[23].

Ожидания оправдались. В октябре 2007 года было подписано очередное соглашение с «Itochu Corp.» на проведение исследований и выполнение технико-экономического обоснования промышленного освоения месторождения «Рудное» в Центральных Кызыкулмах. По итогам исследований в 2009 году планировалось приступить к созданию СП с равными долями, мощностью около 700 тонн урана в год. Однако экономической целесообразности открытия СП в силу разных причин не нашлось.

В 2008 году Узбекистан и японские компании «Mitsui&Co Ltd» и «Sojitz Corp» подписали протоколы о намерениях создания совместных узбекско-японских предприятий по добыче урана. «Mitsui&Co Ltd» получило в разработку район Западно-Кокпатасской рудной площади, где расположено богатейшие перспективное месторождение «Кокпатас», а «Sojitz Corp» ураново-рудную площадь «четвертая» в Центральных Кызылкумах.

В июне 2009 года Японская корпорация «Japan Oil, Gas and Metals National Corporation» (JOGMEC) и государственный комитет по геологии и минеральным ресурсам Узбекистана подписали соглашение о совместной геологоразведке урановых месторождений на территории Узбекистана[24]. Работы будут проводиться на трех участках в Навоийской области. Напомним, что в 2007 году компанией велись работы по изучению возможности постановки геологоразведочных работ на 11 площадях. Как видно целесообразным признаны работы только на четверти месторождений. «JOGMEC» планирует инвестировать в проект около 500 тыс. долларов. Корпорация рассчитывала получить результаты уже к марту 2010 года с тем, чтобы принять решение о целесообразности продолжения исследований[25]. Все японские компании ведут изучение геологоразведочных материалов. Однако в условиях экономического кризиса и снижения цен на уран разработка месторождений и без того дешевого узбекского урана не представляется перспективной.

7. Позиции Южной Кореи

В 2006 году началось активное сотрудничество Узбекистана с Южной Кореей. В это время был подписан меморандум о поставках урана, (до 2006 года Южная Корея покупала узбекский уран через американские компании), и объявлено намерение о создании СП с «Korea Resources Corporation» с равными долями с целью промышленного развития «Джантуарского» уранового месторождения с запасами в 7154 тонн урана[26]. Однако проект до сих пор не реализован. В мае 2000 года Узбекистан уже предлагал иностранным инвесторам совместную промышленную разработку месторождения «Джантуар». Кроме него, на тот момент, в список было включено месторождение «Косчека», содержащее около 2 тысяч тонн урана. Однако, из-за падения мировых цен на уран, потенциальный инвестор также не был найден[27].

В мае 2008 года в развитие меморандума правительство Узбекистана подписало соглашение об экспорте в Юж.Корею 2600 тонн урана на 2010-2016 гг[28]. Стоимость контракта составила около 400 млн. долларов. Однако, по мнению бывшего гендиректора НГМК Н.Кучерского, - «все это - кошкины слезы», Узбекистану нужны более крупные и долгосрочные покупатели, а главное - инвесторы[29].

8. Внутренняя политика добычи

Действительно производство урана в Узбекистане не повышается и держится в пределах 2 тыс. тонн в год. Незначительные темпы роста добычи урана связаны с техническими проблемами производства серной кислоты на НГМК[30].

Стремясь решить проблемы производства, Правительство приняло Программу модернизации, технического и технологического перевооружения производств Навоийского ГМК на 2007-2012 годы, предполагающую расширение и реконструкцию сернокислотного производства, расширение действующих добывающих и перерабатывающих мощностей, обновление парка технологического оборудования путем полной автоматизации, а также строительство новых рудников. В результате реализации, которой, к 2012 году планируется увеличить добычу урана в Узбекистане на 50 %[31], введя в эксплуатацию еще семь новых урановых месторождений.

Месторождение Джантуар с запасами 7100 т. (50% - Korea Resources Corporation, 50% Госкомгеология РУ), месторождение Букинай (Ускудук) – 51016 т. (достоверные) и 32386 т. (предполагаемые), месторождение Ауминза-Белтауское – 49778 т. (достоверные) и 90404 (предполагаемые), месторождение Зиаетдинское (Зафарабад) – 12595 т. и 50141 (предполагаемые), Западно- Нуратинское – 51552 т. и 46773 (предполагаемые). В пределах Западно-Кокпатасской рудной площади в Центральных Кызылкумах разведанные запасы урана составляют 185,8 тыс. т, из которых 138,8 тыс. т. – уран месторождений песчаникового типа с возможной добычей методом подземного выщелачивания, и 47 тыс. т. чёрносланцевого (не отрабатываемого, т.к. требующего существенных инвестиций)[32]. На пяти из них начались геологоразведочные работы.

Для выполнения программы необходимо инвестирование в размере 165 млн. долларов, в том числе 63,5 млн. на строительство новых урановых рудников и 12 млн. на расширение и реконструкцию сернокислотного производства. Предполагалось, что финансирование программы будет осуществляться за счет собственных средств НГМК, а также зарубежных кредитов[33].

Однако реализовать планы по увеличению производства Узбекистану будет не просто. Напомним, в середине 1990х годах на НГМК уже существовала программа технического перевооружения до 2030 года. В рамках, которой на добычу урана должно было уйти 100 млн. долларов. Предполагалось, что она позволит увеличить производство урана в полтора раза и снизить себестоимость добычи на 20-30%. Немецкие и американские кредиты тогда помогли остаться на плаву НГМК, испытывавшего сложности в связи с низкой ценой урана: была заменена техника, построен завод в Нурабаде для производства буровзрывных труб. Однако реализовать программу и поднять производство урана тогда не удалось.

Реализуя новую программу, НГМК за счет кредитов немецких и американских компаний в 76-80 млн. долл. в 2008/9 гг. ввел  в эксплуатацию комплекс по добыче урана на месторождении «Северный Канимех» и опытно-промышленный участок на месторождении «Аленды». Оба месторождения, планируется вывести на проектную мощность в 2012 году. По прогнозам только ввод «Северного Канимеха» должен увеличить добычу на 30%.

Однако кроме «Северного Канимеха» и «Аленды» новые месторождения не разрабатываются. Очевидно, что собственных средств на развитие месторождений и на техническое переоснащение, не хватает, необходимы иностранные инвесторы. Однако в условиях непредсказуемой узбекской политики инвесторы не решаются вкладываться в производство в этой стране.

Примечателен пример Франции. В 2001 году «Cogema» покинула проект по разработке Сагрельского уранового месторождения содержащего 38 тыс. тонн разведанных запасов урана. Как сообщали представители «Cogema», в 1998 году компания сделала положительное заключение по реализации совместного проекта, однако последующие переговоры не привели к заключению соглашения о добыче[34]. В это время цена на уран понизилась и «легкий» узбекский уран стал неконкурентоспособным. «Cogema» стремясь нивелировать издержки, пробовала договориться об увеличении сырьевой базы СП, но получила отказ.

Осенью 2006 года И.Каримов подписал распоряжение Кабинета министров «О мерах по дальнейшему развитию сотрудничества между Республикой Узбекистан и Французской республикой», которое обязывает ряд предприятий связанных с экспортом урана рассмотреть вопрос о реализации урана французской компании «Areva»/«Cogema». Однако не о каких дальнейших соглашениях объявлено не было. Вряд ли компанию «Areva» желавшую включиться в разработку месторождений урана, заинтересовало предложение о прямой покупке.

Не способствует иностранным инвестициям и мировой экономический кризис. В условиях низких цен правительство Узбекистана не способно предложить  выгодный инвестиционный проект освоения дешевого урана иностранным инвесторам. В сентябре 2009 года в Ташкенте на конференции «Инвестиционный потенциал твердых полезных ископаемых Узбекистана УЗГЕОИНВЕСТ-2009» глава Госкомитета по геологии и минеральным ресурсам Н.Мавлянов пытался привлечь внимание иностранных инвесторов к разработке семи урановых месторождений, тендер на которые должен был быть объявлен в марте 2010 года. Возможно Госкомгеология рассчитывала на повышение цены к марту 2010 года, однако цена на уран на спотовом рынке не поднялась, а даже понизилась. Тендер не был объявлен.

В сентябре 2010 в Ташкенте на очередной конференции«УЗГЕОИНВЕСТ» инвесторам будут представлены перспективные площади, участки и рудопроявленияурана: 12 вБукантауском и Тамдытауском районах и 6 в Ауминза-Бельтауском районе, с прогнозными ресурсами 55,9 и 18,3 тыс. тонн соответственно по категориям P1 и P2[35]. Однако вряд ли они заинтересуют крупных инвесторов.

По словам узбекского экономиста Д.Файзуллаева, - зарубежные инвесторы нашлись бы, но пока узбекское руководство категорически отказывается от приватизации НГМК, намереваясь провести его модернизацию на государственные средства, что представляется достаточно сложным, учитывая непростую экономическую ситуацию в стране[36].

Не имея иностранных инвестиций, в 2010 году Узбекистан планирует вложить в модернизацию и строительство новых объектов: собственные средства НГМК в 211,7 млн. долл. и 18 млн. долл. кредитом из Фонда реконструкции и развития Узбекистана[37]. Однако в условиях монополистского контракта с США и неспособности привлечь крупных инвесторов прибыль НГМК минимальна, собственных средств для развития производства не хватает.

В 2009 году комбинат планировал приступить к строительству рудников на месторождениях «Кетменчи», «Тутлинская площадь» и «Майлисай» стоимостью около 30 млн. долл., однако за отсутствием инвестиций, удалось ввести только последний. По оценке специалистов НГМК, новый комплекс по добыче урана позволит значительно расширить сырьевую базу комбината. Ожидается, что на проектную мощность пусковой комплекс выйдет к 2012 году. На освоение добычи урана на месторождении «Майлисай» НГМК предполагает направить 16,5 млн. долл. собственных средств[38].

Представляется, что это особенно важно, так как НГМК, судя по информации комбината, сталкивается с какими-то проблемами в добыче урана[39], а производство урана не повышается выше 2,3 тыс. тонн с 2005 года.

9. Позиции России

В 2007 году первый вице-премьер С.Иванов предложил И.Каримову участие в Международном центре по обогащению урана, сделав ряд предложений, повышающих коммерческую выгоду для республики. Разумеется, Россия имела цель получить узбекский уран для загрузки МЦОУ, однако в том же году Ташкент отказался от участия в данном проекте, отметив, что в будущем он может вернуться к обсуждению условий сотрудничества[40]. Ташкент не имеет ни АЭС ни планов по их строительству, а значит не испытывает необходимость в обогащенном уране, участие в МЦОУ для него не так интересно как для Казахстана и Армении. Испытывая потребность в инвестициях, Узбекистан не идет на участие в экономически выгодных проектах, демонстрируя, что политика в стране довлеет над экономикой.

Не удалось России, и поработать с австралийской компанией «Uran Limited», которая в 2007 году предложила российской инженерно-консалтинговой группой «Интегра», вместе работать на месторождениях Узбекистана, недоработанных при Союзе, используя российские технологии и знание залежей. Была создана совместная компания «Urasia Mining»[41], но на этом все закончилось. По словам одного из руководителей «Интегра», не пожелавшего назвать своего имени, - компания со дня своего основания «спящая» - ничего не тратит, ничего не зарабатывает[42].

Подобное поведение «Uran Limited» демонстрирует не впервые. По данным собеседников «Деловой столицы», подобные операции «Uran» проводила и в Чехии и в Украине. Так, после объявления о сделке на добычу в Украине акции компании выросли на 50%. Из-за чего есть мнение о том, что главный смысл суеты австралийской компании заключается в намерении заключить как можно большее количество «протоколов о намерении» и тем самым повысить цену на свои акции[43].

Не оставляя попыток закрепиться на узбекском рынке урана, президент России в ходе своего государственного визита в Ташкент в январе 2009 года вновь поднял вопрос о доступе к узбекским месторождениям, возможно, намериваясь получить доступ к разработке семи месторождениям, тендер на которые должен был быть объявлен в марте 2010 году.

По заверениям И.Каримова – «Узбекистан готов поставлять в Россию урановый концентрат, однако, мировой экономический кризис и падение цен на уран мешают расширению сотрудничества в этой сфере». Со своей стороны, Д.Медведев подчеркнул, что Россия и Узбекистан в условиях мирового экономического кризиса и снижения экспортных поставок должны создавать новые производства и наращивать кооперационные проекты, которые не требуют дорогостоящих заимствований у других государств. Президент РФ считает, что Россия и Узбекистан должны развивать кооперационные проекты в энергетике, в том числе атомной[44].

10. Позиции Китая

Фактически Д.Медведев предложил создать СП, с готовностью России взять на себя основные траты на его создание, а И.Каримов отказался. Несмотря на кризис и падение цен И.Каримов счел возможным заключить соглашение о первом совместном предприятии для проведения геологоразведочных работ на уран с участием иностранного инвестора не с Москвой, а с Пекином. В августе 2009 года Правительство Узбекистана одобрило создание с дочерней компанией «China Guangdong Nuclear Power Co.» («CGNPC URC») – «China Guangdong Nuclear Uranium Co.» совместного узбекско-китайского предприятия «Uz-China Uran». СП займется геологическим изучением с целью выявления месторождения урана черносланцевого типа на перспективной Бозтауской площади в Навоийской области[45]. Уставной капитал «Uz-China Uran» определен в размере 4,6 млн. долларов с долями по 50% каждой из сторон.

11. Выводы для России

В атомной сфере республика готова сотрудничать, прежде всего, с западными и азиатскими партнерами. Объясняя это, узбекский аналитик В.Парамонов, заявляет, что Узбекистан, являясь одним из крупнейших мировых производителей уранового сырья, сформировал устойчивый рынок его реализации как на Западе, так и в Азии. Вследствие чего, представляется, что для республики российское направление не является приоритетным до тех пор, пока Россия выступает лишь в качестве «одного из многих покупателей». Во-вторых, сама Россия и российский бизнес основной свой интерес в Узбекистане сосредоточили на нефтегазовой отрасли, куда и идет основной поток российских финансовых ресурсов. Развитие же сотрудничества с РУз в атомной отрасли, особенно на фоне успешно работающих проектов в Казахстане (тем более с гораздо либеральной экономической средой), по всей видимости, ошибочно рассматривается в качестве некоего резервного (запасного) варианта, который, якобы, не требует приложения особых и системных усилий для достижения конкретных и взаимовыгодных договоренностей[46].

Однако это не соответствует действительности, еще в середине 2003 года генеральный секретарь ЕврАзЭС Г.Рапота в частной беседе подчеркнул, что серьезную опасность для интересов России в Центральной Азии представляют действия США, взявшие, по сути дела, под контроль урановые месторождения Узбекистана. Если в Казахстане и Таджикистане Россия еще может контролировать обстановку, то Узбекистан остается «черной дырой»[47]. Последний визит в Ташкент президента Медведева и его заявления также подтверждают российский интерес.

Не имея прямой доступ к месторождениям урана, Россия может только использовать высокообгащенный уран из Узбекистана, который в свое время был поставлен в республику для применения в многоцелевом исследовательском реакторе ВВР-СМ находящемся под Ташкентом. Так, в сентябре 2004 года в рамках Глобальной инициативы по уменьшению угрозы  по заказу МАГАТЭ уран был возвращен в Россию, и поступил в ГНЦ РФ «Научно-исследовательский институт атомных реакторов» Димитровграда (Ульяновская область), где должен быть переработан в низкообогащенный[48], для использования российскими АЭС.

* * *

Узбекистан по-прежнему по монопольному контракту поставляет большую часть урана (около 85%) в США. В этих условиях НГМК не может получать максимальную выгоду от экспорта урана (тем более до 2008 года – в период высокой цены металла). Прибыль НГМК по урану минимальна. Крупных выгодных  контрактов нет.

Расширить производство без иностранных инвестиций монопольный производитель НГМК не может. Кроме Китая инвесторы в узбекские месторождения крана не вкладываются. Во многом это связано с непредсказуемой узбекской политикой. Рисковать заключать долгосрочные и масштабные соглашения зарубежные игроки не берутся.

Кроме этого, в условиях мирового финансового кризиса привлекательность дешевого узбекского урана нивелировалась. Ташкент не хочет, а если бы захотел, не смог бы привлечь крупных иностранных инвесторов.

Москва, претендующая на политико-экономическое лидерство в регионе Центральной Азии, даже в современных невыгодных условиях готова участвовать в разработке узбекских месторождений и инвестировать свои средства. Но, несмотря на имеющиеся договоренности, вхождение России на узбекский рынок урана пока не представляется возможным. Восстановив военно-политические отношения с США и НАТО, с отменой санкций, введенных после Андижанский событий 2005 года, Узбекистан активизировал экономические отношения со странами Запада. К сожалению это сказывается на отношениях с Россией. Узбекистан приостановил членство в ЕврАзЭС, отказался от участия в КСОР ОДКБ, согласился поставлять газ в Европу в обход России, а в июне 2008 года отправил в отставку русского гендиректора НГМК Н.Кучерского. В отсутствии конкуренции с другими зарубежными игроками Ташкент не рискует подпускать Москву к своим месторождениям.

Рано или поздно цены на уран пойдут вверх, но это не привлечет крупных инвесторов в Узбекистан. Без решения монополизма США на своем урановом рынке, Узбекистан не сможет добиться увеличения добычи и повышения прибыли НГМК. Только после 2013 года, когда закончится срок действия монопольного контракта с США, Ташкент сможет заинтересовать многих зарубежных инвесторов, а Россия побороться за вхождение на урановый рынок Республики.


[1] World Nuclear Power Reactors & Uranium Requirements, 1 January 2010. http://www.world-nuclear.org/info/reactors.html (последнее посещение 1 февраля 2010).

[2] Рассчитано автором согласно данным ВЯА, с учетом вывода всех 21 реакторов в Германии

[3] Вестник Атомпрома, №7, ноябрь-декабрь 2007, стр. 45.

[4] Uranium 2007. Resources, Production and Demand // OECD, 2008. P. 48.

[5] Фатаев И.Г. Энергетика XXI века: ставка на ядерные технологии. http://www.sibai.ru/content/view/430/544/ (последнее посещение 9 февраля 2010).

[6] Вестник Атомпрома, №6, ноябрь 2007, стр. 45

[7] Вестник Атомпрома, №7, ноябрь-декабрь 2007, стр. 44-45.

[8] Узбекистан: Навоийский горно-металлургический комбинат на треть увеличит добычу урана, 10 ноября 2008, Фергана.Ру. http://www.ferghana.ru/news.php?id=10606 (последнее посещение 16 февраля 2010 г.).

[9] См.: сайт НГМК http://www.ngmk.uz/main.htm.

[10] Асроров А. Азиатский урановый проект, 23 ноября 2006 года. http://www.apn.kz/publications/comments7145.htm (последнее посещение 15 февраля 2010 г.).

[11] Uranium in Central Asia (3 February 2010), http://www.world-nuclear.org/info/inf118_centralasiauranium.html (последнеепосещение 16 февраля 2010 г.).

[12] Асроров А. Азиатский урановый проект, 23 ноября 2006 года. http://www.apn.kz/publications/comments7145.htm (последнее посещение 15 февраля 2010 г.).

[13] Amendment to the uranium suspension agreement, 1995, September 13: Uzbekistan: Uranium Mining and Milling. http://www.nti.org/db/nisprofs/uzbekis/mining.htm (последнее посещение 15 февраля 2010 г.).

[14] Talks on joint venture between Navoi combine and Nukem fall through, 1996, September 9: Uzbekistan: Uranium Mining and Milling. http://www.nti.org/db/nisprofs/uzbekis/mining.htm (последнее посещение 15 февраля 2010 г.).

[15] RWE Nukem Inc. удвоит производство урана в Узбекистане, 24 мая 2002. http://www.mineral.ru/News/2901.html (последнее посещение 16 февраля 2010 г.).

[16] Uzbekistan seeks foreign investors to develop five uranium deposits, May 18, 2000. http://www.nti.org/db/nisprofs/uzbekis/mining.htm (последнее посещение 28 февраля 2010).

[17] Uzbekistan daily – Ежедневный обзор. 30 мая 2005 / Avesta Investment group. www.ag.uz/lib/ud/05/05/ud050530r.pdf (последнее посещение 16 февраля 2010 г.).

[18] Асроров А. Азиатский урановый проект, 23 ноября 2006 года. http://www.apn.kz/publications/comments7145.htm (последнее посещение 15 февраля 2010 г.).

[19] ФИС-Курьер, 11 мая 2006 г., НАВОИ. http://www.rbc.ru/fisnews/archiv/common/2006/05/11/090839.shtml (последнее посещение 16 февраля 2010 г.).

[20] Узбекистан и Россия отложили совместную добычу урана, 01 ноября 2006. http://www.catalogmineralov.ru/news757.html  (последнее посещение 16 февраля 2010 г.).

[21] Асроров А. Азиатский урановый проект, 23 ноября 2006 года. http://www.apn.kz/publications/comments7145.htm (последнее посещение 15 февраля 2010 г.).

[22] Холматов Д. Узбекский уран пойдет на Восток // «Эксперт» №44 (538), 27 ноября 2006.

[23] Добыча урана в мире, 07 апреля 2008. www.catalogmineralov.ru/news2404-31.html (последнее посещение 16 февраля 2010 г.).

[24] Соглашение является продолжением подписанного сторонами 28 апреля 2007 года меморандума о взаимопонимании.

[25] Японская JOGMEC и Узбекистан подписали соглашение по геологоразведке урана, 18 июня 2009. http://www.npp.zp.ua/news/nuclear/1958?page=6 (последнее посещение 17 февраля 2010 г.).

[26] http://www.gazeta.kz, 8 сентября 2006.

[27] Узбекистан создаст СП с Korea resources по разработке уранового месторождения, 12 апреля 2006. http://www.ugmk.info/print.php?news=1144827924 (последнее посещение 28 февраля 2010 г.).

[28] Узбекистан реализует 2600 тонн урана в Южную Корею, 13 мая 2008.
http://www.gazeta.kz/art.asp?aid=110093 (последнее посещение 14 января 2010 г.).

[29] Холматов Д. Заманчивое излучение узбекского урана // «Эксперт Online», 9 ноября 2009. www.expert.ru/articles/2006/11/09/uzb_uran/ (последнее посещение 17 февраля 2010 г.).

[30] Россия добудет недостающий уран в ЮАР и Узбекистане, 10 апрлея 2006. http://www.lenta.ru/news/2006/04/10/uranium/ (последнее посещение 17 февраля 2010 г.).

[31] По данным газеты Горняк НГМК к 2010 году планируется увеличение выпуска закиси-окиси урана на 30%. См.: Выпуск №16-17 от 27 августа 2009г. http://www.ngmk.uz/pressa/arhiv_list.htm (последнее посещение 14 января 2010 г.).

[32] Раздел 12.2 Урановые месторождения и рудники в разных странах // Бекман И.Н. Уран. Учебное пособие. М.: 2009. http://profbeckman.narod.ru/Uran.files/Glava12_2.pdf (последнее посещение 9 февраля 2010).

[33] Навоийский горно-металлургический комбинат Узбекистана намерен значительно увеличить добычу урана, 19 ноября 2008. www.mineral.ru/News/34441.html (последнее посещение 17 февраля 2010 г.).  

[34] WNA News Briefing 01.40, October 3, 2001.

[35] Государственный комитет Республики Узбекистан по геологии и минеральным ресурсам –  http://uzgeolcom.uz/ru/index.php?option=com_content&task=view&id=201&Itemid=151&limit=1&limitstart=3.

[36] Файзуллаев Д. Центральноазиатский атомный «ренессанс» // Азия и Африка сегодня, №8, 2009.

[37] Навоийский ГМК в 2010 году инвестирует в производство $230 млн, 01 февраля 2010. http://www.infogeo.ru/metalls/news/?act=show&news=34201 (последнее посещение 14 января 2010 г.).

[38] НГМК пополняет свои ресурсы. http://www.gazeta.uz/2009/12/14/ngmk/ (последнее посещение 14 января 2010 г.).

[39] «Горняк». Выпуск №24 от 30 декабря 2008. http://www.ngmk.uz/pressa/arhiv_list.htm (последнее посещение 14 января 2010 г.).

[40] Узбекистан отказался от участия в МЦОУ в Ангарске, 05 октября 2007. www.atominfo.ru/news/air2288.htm (последнее посещение 17 февраля 2010 г.).

[41] Как следует из материалов уголовного дела, бывшего главы «Казатомпрома» М.Джакишева, он и его компаньоны (в частности Евгений Чарышкин – гражданин Австралии и сокурсник Мухтара Джакишева по Московскому инженерно-физическому институту) создали несколько оффшорных компаний, среди которых была и UrAsia Ltd. которым на безвозмездной основе были переданы права на недропользование на крупнейшие урановые месторождения Казахстана «Акдала», «Инкай», «Харасан-1», «Мынкудук» с запасами урана более 200 000 тонн и фактической стоимостью в десятки миллиардов долларов США. См.: "Жети кун": Как "приватизировали" казахстанский уран. 09 июня 2009. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1244491560 (последнее посещение 11 февраля 2010 г.).

[42] Рясной Д., Дмитриенко Я. Сумчатый уран. Украина займется добычей радиоактивного сырья с австралийскими гешефтмахерами, которым уже отказали правительства Чехии и Узбекистана // Деловая столица, №15 (361) от 14 апреля 2008. http://www.ukrrudprom.ua/digest/dcvvcdffdfdvqazx150408.html (последнее посещение 17 февраля 2010 г.).

[43] Рясной Д., Дмитриенко Я. Сумчатый уран. Украина займется добычей радиоактивного сырья с австралийскими гешефтмахерами, которым уже отказали правительства Чехии и Узбекистана // Деловая столица, №15 (361) от 14 апреля 2008. http://www.ukrrudprom.ua/digest/dcvvcdffdfdvqazx150408.html (последнее посещение 17 февраля 2010 г.).

[44] И. Каримов: Мировой кризис сдерживает возможные поставки узбекского урана в Россию, 23 января 2009. http://www.nuclear.ru/rus/press/other_news/2111645/ (последнее посещение 17 января 2010 г.).

[45] Узбекистан и Китай создают совместное предприятие «Uz-China Uran» по разведке урана. 31 августа 2009. http://www.nuclear.ru/rus/press/nuclear_cycle/2113684/ (последнее посещение 17 февраля 2010 г.).

[46] Из личной переписки с аналитиком 10 июня 2010 года.

[47] Асроров А. Азиатский урановый проект, 23 ноября 2006 года. http://www.apn.kz/publications/comments7145.htm (последнее посещение 15 февраля 2010 г.).

[48] Ваганов А. Россия забрала у Узбекистана уран // Независимая газета, 2004, 15 сентября.

 

Журнал Ядерный клуб, №3 (4), 2010 (май-июнь)

Максим Старчак


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Экономика и финансы
Возрастное ограничение