Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Наука и общество / Будущее информационного общества / Статьи
Информационная война и цифровой мир
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 15-06-2017
Всякой стране, увлеченной пропагандой, грозит опасная потеря чувства реальности.

Тема информационных войн сегодня актуальна, вошла в политическую моду и народный обиход. Вспоминается, как уже в далеком 1994 году при моем участии в Совете безопасности была создана межведомственная рабочая группа по информационной безопасности, которую я курировал как заместитель секретаря.

Вскоре после организации группы в одной из популярных аналитических программ был примечательный сюжет. В нем обсуждалась моя персона с недоуменным вопросом: «А чем занимается в Совбезе господин Рубанов, когда у страны столько угроз? Какой-то информационной безопасностью!»

С этого все начиналось. А сегодня термин «информационная безопасность» стал общеупотребимым и дополнил собой тематический ряд из медицины и футбола, в которых разбираются все.

Сразу хочу подчеркнуть, что проблемы, с решения которых начиналось обеспечение информационной безопасности России, касались радиоэлектронной борьбы, скрытного программно-аппаратного воздействия на информационные системы, контроля поставок компьютерной техники и программ на предмет недекларированных возможностей применения.

Тогда же государственным руководством была правильно идентифицирована и удачно решена проблема организации и использования на территории Российской Федерации средств криптографии в информационных системах (было разрешено применение только отечественных средств). Это помогло не только успешно решить проблему технологической независимости по защите секретной информации, но и сохранить собственную научную школу в этой сфере, продолжить развитие уникального интеллектуально-кадрового потенциала мирового уровня.

Сегодня информационная безопасность с изначальным содержанием стала предметом заботы, работы и интереса профессионального сообщества. В рамках отрасли информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) она развилась в самостоятельное технологическое направление и отдельный бизнес, занимая существенную (до 20%) нишу. Проведение информационно-пропагандистских мероприятий по оказанию воздействия на государственное руководство, деморализации личного состава Вооруженных сил и населения страны предполагаемого противника также входят в сферу информационной безопасности. Но это направление до последнего времени рассматривалось только в связи с вооруженными конфликтами. Эффективным инструментом таких воздействий выступают дезинформация, специальные приемы целенаправленного воздействия на адресную группу и т.п. Однако их применение носит точечный, локализованный в пространстве и ограниченный по времени характер.

Эффективным инструментом таких воздействий выступают дезинформация, специальные приемы целенаправленного воздействия на адресную группу и т.п.

В мирное время информационно-пропагандистская деятельность составляет скорее предмет заботы государственных идеологов и редакторов СМИ. Медийные возможности этих акторов информационного пространства многократно усилены сегодня современными средствами ИКТ, которые способствовали превращению медийной отрасли в технически оснащенные пропагандистские машины.

Складывается впечатление, что производители контента для массового потребителя и медийные операторы вместе с политическими идеологами слегка ошалели от открывшихся перед ними перспектив. Появилась возможность обрушивать на массовую аудиторию то, что ранее относилось к специальным операциям информационной войны.

Я не склонен заниматься оценками того, кто первый начал информационную войну, ведение которой констатируется сегодня экспертами. Для меня как специалиста, разбирающегося как в позитивных ценностях информации, так и в ее опасных свойствах, очевидно следующее. Использование таких средств, как дезинформация или модификация поведения целевой аудитории, за пределами их военного предназначения и ограниченного применения чревато очень тяжелыми последствиями.

В мероприятиях информационно-пропагандистского содержания, затрагивающих не конкретного противника, а массовую аудиторию, жертвами становятся абсолютно все. В первую очередь поражение наносится самой информации как продукту информационной культуры, а также всему информационному пространству как полю для ее возделывания. Последствия можно уподобить уничтожению культурных растений и замене поля для их возделывания сорняками.

И это не преувеличение. Ведь весь смысл информации как позитивной ценности заключается в ее достоверности. Злоупотребление дезинформацией, подменой тезисов и передергиванием фактов формирует в массовом сознании представление об информационной войне как о «состязании брехунов». Это подрывает доверие как к продукции СМИ, так и к самой информации как социально-культурной ценности для получения достоверного знания. В наступившую информационную эпоху – это нанесение ущерба самой корневой системе современной цивилизации, повреждение средств интеллектуального производства знаний.

Наиболее отчетливо негативные тенденции участившегося в последнее время неизбирательного применения специальных средств информационной войны проявляются в нарастании политической апатии граждан и социальной анемии общества, в неверии никому и ничему.

Известно, что консолидация общества часто достигается под знаком внешней угрозы. Все так. Но угроза должна быть реальной, а ее отображение в СМИ – адекватным этой реальности и основанном на фактах. Субъекты информационной политики, нарушающие такие правила, рискуют оказаться в положении пастушка из сказки Л.Н. Толстого «Лгун», который столько раз злоупотребил криками «Волки!», что когда пришли настоящие волки, никто не откликнулся на его зов о помощи.

Сегодня именитые политологи задаются вопросами: можно ли победить? Как победить? Кто победит в информационной войне? Я бы ответил на это так: победа в такой битве с помощью средств массового психологического поражения может быть только пирровой. Победить в ней невозможно, а проиграют все ее участники. И в первую очередь те, которые пользуются сомнительными инструментами.

Если от информационно-пропагандистской войны уклониться невозможно, то ее можно и нужно вести только неопровержимыми фактами с расчетом на длительную перспективу. Потому что «у лжи короткие ноги», потому что действие пропаганды, построенной по методу «принцип выше факта, а ответ раньше вопроса», имеет очень кратковременный характер. И потребители информации очень скоро научатся ценить факт вместо вымысла и тенденциозной интерпретации, научатся сами находить полезные источники новостей.

Несколько слов об информационной войне с оборонной точки зрения. Такая война определяется как противоборство в четвертой (в дополнение к суше, морю и воздуху с космосом) сфере. Ее суть заключается в доминирующем контроле с помощью компьютерных технологий и средств связи информационного пространства (киберпространства). Бурное развитие ИКТ вывело войну в информационной сфере на роль одного из магистральных направлений революции в военном деле. Это направление быстро изменяется вместе с ИКТ.

У нас пока преобладает сугубо технократическое понимание противоборства в инфосфере, хотя с начала нулевых годов методологи информационной войны в США существенно изменили свои взгляды. Их подход концентрируется прежде всего на когнитивных (смысловых) основаниях, а не на технологических средствах. Суть нового подхода формулируется следующим образом: «Следует развивать стратегическую теорию информационной войны, а технологии придут сами». Отход от доминирующей роли «железа» при анализе противоборства в киберпространстве меняет парадигму информационной войны, переводя ее с уровня электронной борьбы и столкновений информационно-коммуникационных потенциалов на уровень «войны знаний».

Изменение парадигмы информационной войны в направлении «войны знаний» связано с интеллектуализацией информационных процессов и изменением ценностей тех или иных потенциалов ИКТ. При такой войне стратегическое преимущество зависит не только и не столько от объемов и скоростей передачи информации, сколько от возможностей извлечения из них знаний и от взаимно дополняющего ума тех, кто их интерпретирует. Происходит формирование своего рода коллективного разума. В 2010 году в научный оборот введен новый термин – «эпистемологическая война». Возникает вопрос: когда мы везде и всюду педалируем тему «информационной войны» – не готовимся ли мы к прошлой войне?

Рубанов В.А.


Источник: http://www.intelteq.com/informacionnaja_vojna_i_cifrovoj_mir 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Наука и общество
Возрастное ограничение