Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Наука и общество / Будущее информационного общества / Статьи
Власть, деньги, народ: лабиринты безопасности
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 14-11-2019

На факультете комплексной безопасности ТЭК прошла лекция профессора кафедры Криптологии и специальных алгоритмов Альберта Силантьева. Лекция по крайне актуальному направлению - теории социальных организмов.

По мнению Альберта Силантьева, комплексная безопасность должна предотвращать гибель систем как таковых. Сегодня крайне важно говорить об объектах, которые специалисты в области комплексной безопасности будут защищать в недолгом будущем. Для этого надо понимать, что жизнь по определению Д.С. Чернавского — это условная информация, которая стремится воспроизвести саму себя. Под условной информацией мы понимаем события, которые причинно и следственно связаны. Например, человек может проснуться, при условии, что вчера заснул. Жизнь — это набор таких цепочек, когда одно событие следует за другим. На биологическом уровне цепочки событий определяются генетической информацией. На социальном уровне реакции человека определяются условной информацией, фиксированной мозгом. Мозг воспринимает поступающую информацию и модифицирует свою структуру и состояния с тем, что бы эффективно реагировать на внешние события.

Профессор Силантьев А.Ю.

Разум - это адаптация жизни к изменяющимся условиям, по-другому говоря, - устойчивые и ситуационные рефлексы. А носители жизни и разума – «социальные организмы». Можно считать, что существует не только жизнь биологических существ, таких, как человек, но и жизнь структур - социальных структур, таких как цивилизации, конфессии, предприятия, семья и др.

Мы будем рассматривать только структуры с участием человека, хотя в природе есть и другие структуры: муравейники, прайды и др. Но в аспекте специальности комплексной безопасности интересно именно человеческое общество. Сам человек — это уже социальный организм, и в разных ситуациях он ведет себя по-разному. Человек, семья, школа, институт, проект, государственные структуры. Все это – социальные организмы, которые живут, развиваются со своими целями, и цели эти меняются.

Так же как человек имеет внутри себя кровоток, лимфу, скелет и мышечную массу, социальный организм структурирован и состоит из ресурсов. На современном этапе основных ресурсов по Силантьеву всего четыре вида. Однако такое деление не является вечным законом природы. Четыре вида ресурсов характерны социальным организмам существующим, как минимум, последние пять-десять тысяч лет.

Что такое социальный ресурс?

Воздух является жизненно важным ресурсом для человека, но воздуха достаточно для всех, сегодня за него не надо бороться, нет конкуренции за этот ресурс. Он – ресурс, но не социальный.

Картина Мона Лиза — шедевр. Но большинство людей не так часто к ней обращаются. Это ресурс, который интересен ограниченному кругу людей, и тоже не является определяющим.

А какой ресурс — социальный? Тот, который интересен всем, и всем его не хватает. Например, деньги, власть, вера.

Выделим четыре ресурса, которыми питается социальный организм. Это: капитал, власть, народ и менталитет. Народ — это люди, семья, кланы, нации. Капитал — это деньги, оборудование, основные фонды, все, что связано с торговлей и производством. Власть - способность управлять другими. Когда человек продал или передал собственное время, собственные способности и право определять свои действия другому человеку, он отдал власть над собой. Менталитет - условная информация, которая определяет наше поведение: идеология, традиции, вера и др.

Движение ресурсов подчиняется социальным законам, которые идентифицируются и проверяются. С помощью этих законов мы можем описывать изменение ресурсов, превращение одного в другой.

Возьмем два ресурса «денежный капитал» и «власть» и посмотрим на них внимательнее. Может капитал превратиться во власть? Может. Работодатель нанял работника и управляет его временем за деньги. Бизнесмену нужен какой-то закон, но он не имеет властных полномочий для этого. Он может прибегнуть к лоббированию.

Можем ли наоборот, власть превратить в деньги? Можем. Можно поставить условие, что подпишем что-то, когда получим за это деньги.

По мнению автора, одна из составляющих менталитета – это технологии. Можно деньги превратить в технологии? Можно. Нужно вложить деньги в исследования и тогда можно получить технологию.

Можно ли власть превратить в технологии? Можно. Как когда-то И.Сталин посадил ученых под замок в «шарашки», чтобы они занимались наукой.

Можно ли наоборот, менталитет превратить во власть? Можно, используя, например, пропаганду.

На ранних стадиях развития общество было основано на веровании. Пророк или конфессиональная структура определяли, как людям верить и во что, как себя вести.

В России, например, догматическое христианство стало объединяющим фактором единения. В 14 веке причисленный позже к лику святых Сергий Радонежский решал вопросы объединения Тверского, Владимирского и Московского княжеств. А в начале 18 века Петр I изменил отношение веры и государственного управления. До Петра I вера диктовала, как государю вести себя, а после Петра ситуация изменилась, - государь сам стал определять, что должна пропагандировать вера.

Сегодня в нашей стране президент определяет, кому и что делать. Патриарх ездит к нему. И это нормально, это – в рамках нашей условной информации и наших социальных воззрений.

А вот в Иране аятолла и Коран определяет правила жизни в стране. Народ может выбрать президента голосованием. А аятолла может сказать, что президент неправильный, и через два дня этого президента не будет. Это - традиция, это - менталитет. Это определенная условная информация, по которой живет общество.

Нельзя любым воззрениям давать оценку изначально: хорошо это или плохо, и какая система лучше? Разные общества развивались по-разному, и в них сложилась своя условная информация. И когда рассматривается, как социальные организмы взаимодействуют, необходимо рассматривать все возможные варианты и учитывать эту информацию. Если взаимодействуете с каким-то человеком или организацией в первую очередь необходимо понять, по правилам какой условной информации эти структуры живут? Ради чего они существуют? Какие ценности, записанные у них в голове, определяют их поведение?

Например, капитал интенсивнее взаимодействует с властью и с народом, чем с менталитетом. Народ нужен капиталу, чтобы на предприятиях работал, а власть, чтобы выстроить управление. Для воспроизводства капитала эти процессы важней, чем любые даже самые прекрасные стихи.

Власть хорошо взаимодействует с капиталом и с менталитетом. Менталитет сильно взаимодействует с народом и с властью. Но взаимодействуют все через разные механизмы.

Пример слабого взаимодействия: власть и народ. В 90-ые годы часто встречалось высказывание: «власть далека от народа, а народу плевать на власть». В те времена власть и народ почти не взаимодействовали.

Другой пример: капитал и технологии. Основная причина слабого взаимодействия – венчурность, большие риски финансирования разработки технологий. Деньги вложил, а результатов и прибыли может не быть.

Взаимодействие ресурсов определяют поведения социальных организмов.

По мнению автора, цивилизация – это общность людей с близкой условной информацией и едиными ценностями. Есть четыре ресурса. Поэтому есть четыре основных цивилизации.

Например, основная ценность западной цивилизации - деньги.

Люди, которые принадлежат к этой цивилизации, всё стремятся измерять деньгами. Если вы в гостях в Америке, то вам могут предъявить листок, где записано, сколько денег потратила встречающая сторона на ваш прием. И это не счет. Это способ показать, как хозяева вас уважают. Это в рамках американских ценностей.

Другой пример. Американские ученые провели исследования, и установили, что размер стресса мужчины, когда он разводится с женой, равен стрессу, который он испытывает при потере 13,5 тысяч долларов. Ни больше, ни меньше. Они все могут пересчитать в деньги. Таков их менталитет, поскольку основная ценность – деньги.

Главная ценность ближневосточной цивилизации - вера. Все трактуется через Коран. Две великие страны, обладающие огромным запасом нефти, Саудовская Аравия и Иран – враждуют из-за идей. Борются сунниты против шиитов за трактовку Корана и преемственность духовного наследия пророка Мухамеда. Они враждуют веками, и это важней денег. Так устроен их мир.

Народ – основной ресурс государства, его «тело». Власть – структура социального организма, его «мозг» и «скелет». Это ни хорошо, ни плохо. Это - объективно. Мы не можем жить по отдельности. Мы вынуждены жить вместе. А если мы живем вместе, то мы должны структурироваться. Кто-то должен определять, как всем вместе, и что делать. Тяжелое бревно можно унести, только если скоординировать действия.

Цивилизации, основанные на единой ценности, дополняются суперэтносами или ментально-экономическими группами. У каждого суперэтноса несколько важнейших ценностей. У европейского – власть и капитал. В Израиле – власть и менталитет. У индийской группы – менталитет и народ. В японской – капитал и народ.

Таким образом, как считает автор, поведение социума зависит от состояния его важнейших социальных ресурсов. Для того, что бы его определить, нужно охарактеризовать состояние ресурсов всего по двум критериям: наличию единой цели и активностью структур, которые входят в этот ресурс.

Если делить по критериям целевой-нецелевой, активный-неактивный, то можно выделить четыре состояния. Эти четыре состояния соответствуют четырем типам поведения, которые известны еще со времен Пифагора: сангвиник, флегматик, холерик и меланхолик. Холерик – очень активный, но цели у него часто меняются. Флегматик пассивен, но у него есть устойчивая цель. Флегматики хороши при нудной однообразной работе, где ошибаться нельзя (бухгалтерия, наука). Но если нужно решить нестандартную задачу, то нужен кто-то активный. Холерик прекрасно справится. А вот сангвиники, которые и цель имеют и активны, это в основном лидеры. Они знают, что надо делать и куда вести людей. А кто такие меланхолики? В основном это народ, 60-70% населения. Их группа всегда самая большая, это объективно так, потому, что все относительно. Самых активных мало. Не могут сразу все быть лидерами. Так устроена природа общества.

Состояние социальных организмов определяется тем, как отображается матрица поведения на четыре основных ресурса. Обычно власть ведет себя как сангвиник. Холерик – это капитал. Чтобы создавать прибыль, нужно бегать. Меланхолик – народ. Флегматик – это ученые и служители культа.

Поведение ключевого ценностного ресурса определяет состояние общества. Изменение от меланхолика к холерику, сангвинику и флегматику называется этногенезом. Его придумал Н.Гумилев. Он говорил, что цивилизация рождается из достаточно инертных масс народа, тогда, когда появляются харизматичные лидеры, харизматичные группы. Появляется некоторый ресурс, всплеск, который позволяет цивилизации развиваться. Тогда цивилизация начинает шевелиться. Но у нее еще нет цели, она - холерик. Когда в ней происходят активности, появляются лидеры и проявляется цель. Возникают лидеры, например, В.Ленин, которые определяют, что нужно делать.

А вот пример завершающей стадии этногенеза – Советский Союз в конце 70-ых начале 80-х годов XX века. Рост доступных ресурсов был мал (именно рост, а не созданный объем), потенциальных возможностей не хватало, а идейная инерция движения была еще сильна. Это состояние флегматика, начало заката. Затем последовало состояние меланхолика. Оперативные ресурсы кончились, и идейное содержание потеряло общественную поддержку.

За время цикла этногенеза цивилизации вырастают. Обратный процесс называется химера. Сначала под великие идеи ресурсы находятся, они разумно управляются под началом сангвиников. Затем идея сама себя переживает, ресурсами управляют холерики, растаскивая их по своим мелким целям. Когда ресурсы заканчиваются, цивилизация или более мелкий социальный организм схлопывается. Происходящие социальные процессы можно фиксировать и изучать. Это мир, в котором мы живем.

Сейчас мировая цивилизация находится в состоянии флегматика, стремящегося к меланхолику. Проблемы, связанные с кризисом, не только у нас, но и во всем мире.

Теперь обсудим основные мировые процессы.

Взаимодействие между капиталом и властью в XX веке породило мировые войны. Для понимания мировых событий не важны участники, важны ресурсы, которые боролись. Капитал боролся с властью. Власть выступала против капитала. Кто победил? Капитал. Потому, что рост капитала соответствовал росту в процессе этногенеза.

А движение от власти к капиталу соответствует химерному сжатию. И социальное сжатие произошло в России в 90-е годы. У государства были огромные накопления и были люди, которые обладали властью. Они превратили свою власть в собственность, в деньги, но государство сжалось и в территории и в ВВП.

По мнению автора, очень интересен вопрос взаимодействия власти и менталитета. Власти, чтобы системно выжить, нужна идеология. А ее нет. Нет, потому что сложности с менталитетом. В процессе превращая власти в капитал нет места системному подходу. У власти нет мотивации в развитии менталитета и технологий. Прибыли и так огромны.

Немного о народе. Кого сейчас больше рождается? Мусульман. Еще двадцать лет назад у мусульман в среднем было 6 детей на семью, а в России сейчас в среднем 1,6 ребенка на женщину, а до перестройки было 2,2 ребенка на женщину. Сейчас и европейцы борются за 2 ребенка на семью, чтобы население не вымирало. В Китае рост населения тоже остановился. А это значит, что мусульман в мире в процентном отношении скоро будет больше. А раз их будет больше, они займут лидирующее место в народе.

Очень много народа в Китае, и Китай превращает народ в деньги, в капитал. Сегодня самые крупные банки – это банки Китая. А десять лет назад лидирующими были американские банки. Китай обогнал Америку по суммарному ВВП и объемам финансовых рынков.

Рассматривая парные взаимодействия ресурсов, мы рассмотрели вариант базового мирового развития: менталитет-народ-капитала-власть. Теперь перейдем к кризисному варианту, который характеризуется изменением фундаментальных процессов движения капитала.

Сначала несколько слов о смысле кризисов.

Есть такое понятие: жизненный цикл системы. Социальные системы или социальные организмы живут по своим жизненным циклам, которые состоят из 4 фаз: экстенсивного развития, кризиса, интенсивной фазы и выхода из кризиса.

Приведем пример. Если одновременно открывается много одинаковых магазинов, и в них ничего не меняется кроме количества продаваемых товаров - это экстенсивная фаза. Затем появляются системные ограничения. Обороты растут, а прибыли нет. Нет целевого роста. Приходит кризис. Даже дополнительный объем финансовых вложений ничего не решает. Возникает необходимость что-то менять. Наступает интенсивная фаза, когда ищутся новые механизмы, как жить дальше. Рано или поздно находятся новые решения, и все закручивается по-новому. Происходит разрешение кризиса. Так развиваются любые живые системы. Поэтому, когда мы говорим о кризисах, кризиса не надо бояться. Кризис — это нормальное состояние любой живой системы. Он возникает в определенный момент и в определенных условиях. Но потом кризисы проходят, и снова начинается этап развития. Момент кризиса – это огромные возможности для развития.

Теперь – о кризисах капитала. Капитал один из ключевых ресурсов, драйвер мирового развития последних двух столетий. Процесс развития капитала цикличен. Есть технологические циклы Кондратьева, которые развиваются за 45-60 лет. Изобрели двигатель внутреннего сгорания, и этого хватило для индустриального развития лет на 45-60. Существуют производственные циклы с насыщением – от 8 до 12 лет. И конъюктурные циклы – когда рынки и экономические активности меняют спад на рост и обратно за 3-4 года. Все они связаны с ростом капитала.

Для того, чтобы капитал рос, ему нужно питаться. Есть всего 4 ресурса. Классическое питание для капитала – это народ. Владелец капитала нанял народ, оплатил производство продукции, продал ее, и получил прибыль в рамках одного города. Но город ограничен. Расширили производство, произвели новую продукцию, а продавать некому – кризис.

Например, произвели апельсинов 8 тонн, а народ может съесть только одну тонну. Выбросили 7 тонн, а народ: «Это как так? Произвели 8 тонн, а нам дали только одну». И начались волнения - кризис. Капитал не может расти, и народу плохо. Необходимо идти в другой город, осваивать новую территорию, чтобы расти. И начинается новая фаза – освоение пространств или империалистический (властный) капитализм.

Классическую производственную фазу описал К. Маркс, а до него «австрийские экономисты». Империализм описал В.И. Ленин. Но империалистическая фаза тоже сталкивается с ограничениями, так как Земля не бесконечна. Наступает кризис империализма. Как развиваться дальше?

Оказывается капитал, может расти сам из себя. Называется это явление - «судный процент». Впервые процесс описан в Библии, где сказано: «если кто-то отдал кому-то 10 баранов, то обратно должен получить 11 баранов». Норма прибыли прописана – 10 %. Кто-то дает деньги в долг, и обратно получает больше прав и благ. И как это происходит сегодня, кто управляет «ссудным процентом»? Кто деньги взаймы дает? Банки. Банки становятся на определенный срок основной силой роста капитала. А они откуда деньги берут? Им Федеральная Резервная Система США выпускает, тоже в долг. Зачем нужно новые деньги выпускать? Когда деньги имитируются в экономику, товарный рынок и потребители не сразу приходят к равновесию. Для этого нужно время. Вот в это время новые деньги и работают по старой стоимости, разгоняя спрос и производство. Всем выгодно, все получают рост благосостояния. Модель замечательная. Но может это происходить бесконечно? Нет. Наступают ограничения, когда те, кто собрал основную массу денег (или социальных обязательств) не понимают, куда их можно еще вложить. Народ в «развитых странах» насытился и не хочет больше потреблять в кредит. Выросшие финансовые пузыри потеряли доверие.

Возник глобальный финансовый кризис. Как же теперь развиваться капиталу?

Остался один вид ресурса – менталитет или его наиболее подвижная часть – технологии. Наступит технологический капитализм. Будут выпускать деньги, и вкладывать их в новые технологии. Например, в разработку и производство смартфонов. Смартфоны покупают все. Вкладываем в новое поколение смартфонов, заставляем их покупать и получаем новые деньги. Другой вариант вложения в цифровую экономику.

Какие технологии являются новыми, легко продвигаемыми? Информационные технологии. На базе этих технологий сейчас развиваются два важных направления: генная инженерия и искусственный интеллект - то, что нас ждет в будущем. Генная инженерия – это медицина, лекарства, косметика и их огромные рынки, новые продукты питания и повышение урожайности. На уроках генной инженерии в школах США изучают, как изменить генный код растений. А что мешает изменить генный код человека? Ничего не мешает, пока только формальные устои. А в ситуации, когда кризис и идет война, бывают моральные устои? Очень и очень слабые. Как не запрещай генные модификации, все равно кто-то сделает.

Технологии смогут питаться капиталом, пока не наступит их переизбыток. Многие инвесторы обанкротятся. Не все технологии гарантируют большой рынок сбыта, и могут оказаться экономически не выгодными.

После технологического бума возникнет много проблем. Технологий будет так много, что станет практически невозможно управлять последствиями их внедрения. Денег тоже будет переизбыток, и капитал перестанет быть самым значимым ресурсом. Наступит системный кризис – большая часть общества окажется невостребованной.

Кризис вполне можно предсказать, ведь новые технологии рождаются на стыке существующих технологий. Если есть разработки в области информационных технологий, если есть разработки в генной инженерии, то на стыке формируются новые технологии, которые могут дать продукт важный для капитала. Частота создания новых технологий пропорциональна квадрату числа уже существующих технологий. А это значит, что рост происходит быстрей, чем экспоненциально, и за конечное время появятся ограничения в производстве новых технологий. Произойдет системный кризис, который обусловит появление новых социальных механизмов, помогающих из него выйти.

То же самое с населением. Автор напоминает, что еще в 70-ых годах прошлого века прогнозировали рост населения, и обнаружили, что закон точно такой же. Население должно было вырасти бесконечно к 2024 году. Рост капитала связали с ростом кредитов для населения. Народа больше, и потребления – больше. Но всему есть ограничения, и население и кредитование не могут расти бесконечно. Наступили другие времена, мир изменился. Сегодня рост капитала происходит за счет технологий, а это значит, мы получим социальные проблемы.

Например, Сбербанк имеет около 130 тысяч операторов и для сокращения расходов внедряет информационную систему, к которой мы будем обращаться напрямую. Сотрудникам банка грозит массовое увольнение. И пока нет решения, чем будут заниматься эти люди в будущем.

В ходе лекции был спрогнозирован мировой системный кризис, который, по мнению Силантьева, назреет через 5-10 лет. И нынешние студенты, будущие специалисты по безопасности будут в то время работать. Они будут связаны с безопасностью информационных систем и систем управления предприятиями, с безопасностью социальных систем и государства. Специалисты по безопасности будут элитой. А чтобы этой элитой стать, а не иметь просто диплом с образованием, необходимо учиться разбираться в социальных процессах, происходящих в мире и стране.

В XX веке жизнь была так устроена, что капитал и власть определяли основные мировые процессы. Технологии выходили на свободный рынок, и никто не думал о том, хорошо это или плохо. Теперь другая ситуация – создаются генетические изменения и искусственный интеллект. Чем это грозит в дальнейшем не известно. Новые технологии – это огромные возможности, но и высочайшие риски для человечества. По прогнозам специалистов человечество должно пережить технологический и социальный «взрывы». Изменятся ценности, и в мире на некоторое время будут доминировать менталитет и народ.

Через какой инструмент власть связана с народом? Через бюджет. В России на социальные нужды сейчас тратится 10-15% бюджета. Возможен рост, который обеспечит стабильность. В США до 70% консолидированного федерального бюджета и бюджета штатов тратится на социальные программы. И это огромная бомба, потому что удержать такой бюджет в кризис, уже имея огромный госдолг, очень трудно. Социальный взрыв приведет к смене властных элит и ценностей, что мы уже начинаем наблюдать в нашей жизни и мировых процессах.

Для всех, кто хочет подробнее понять, что происходит в мире, обществе и наших умах, эта теория изложена в книге Альберта Силантьева «Социальные законы и мировая модель развития».

Почему происходят те или иные события? Как предвидеть и влиять на них? Существует ряд событий, которые происходят с высокой вероятностью, несмотря на случайность причин, вызывающих их. Причем, чем больше людей участвуют в них, тем с большей неизбежностью события проявляются. По мнению автора событиями можно управлять. Для этого нужно контролировать факторы, определяющие события. Тем, кто не способен контролировать, остается наблюдать и действовать в соответствии со своими возможностями.

Марина Корнеева


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Наука и общество
Возрастное ограничение