Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Наука и общество / Новое в науке / Разное
Технологии продления жизни изменят природу человека
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 28-09-2018
Бьется в светлых сердцах такая мысль: «Люди недостойны бессмертия, сперва им следует измениться». Что следует изменить в человеке – совершенно понятно. Нам не устают напоминать об этом. Наши литературные классики всегда лишь тем и занимались, что указывали на человеческие недостатки. Наши сатирики со сцены громко высмеивали общественные и личностные пороки. Эта деятельность — сеять разумное, доброе, вечное — популярна и сейчас.

Однако информировать о недостатках – это не помогает. Что-то мы не сильно-то меняемся. Мы это видим в литературе: рассказу может быть много веков, но читать по-прежнему интересно. Значит, типажи и проблемы (сюжеты, мотивы, образы и конфликты) понятны нам, далеким потомкам. Древние рассказы свежи и актуальны. А, для придания современного глянца старинному тексту, можно копье заменить на автомат, а овечий пергамент на смартфон. Итак, люди всё никак не поменяются.

И некоторые светлые сердца тревожно стучат: «природу человека изменить нельзя». Другие до сих пор полагают, что можно, — они ищут путь. Третьи думают, что «если нельзя изменить природу, то, наверное, можно обуздать, взять природу под контроль разума, духа».
Лев Николаевич Толстой пробовал создать систему воспитания Человека. Он полагал, что систему можно создать на основе существующих религий. Не все с ним соглашались. Некоторым казалось, что нужно создавать свою собственную, новую систему воспитания — новую «религию» с новыми «богами». Порой в некоторой новорожденной системе воспитания ни о каких богах речи и не было. Кто-то из нас застал времена, когда общество воспитывали совершенно феерично с точки зрения массовости размаха и «новизны» идеи, но вполне обычно с точки зрения методов: внушениями и наказаниями, — когда «ломали хребет» природе обычного человека, пытались «удалить хирургически» суть его личных интересов – не вышло в тот раз, природа победила. Сейчас речь не о частном случае, а вообще — все «светлые сердца» верили и продолжают верить, что Человека можно, так или иначе, но именно воспитать. Основу метода превращения маленького человечка в большого Человека они видят в воспитании.

Суть сейчас не в разных подходах, а в общем — в том, что «светлые сердца» не оставляют попыток изменить Человека к лучшему. Но зачем?! «О чем болят светлые сердца»? А вот зачем: «дыма же без огня не бывает» – катится человечество куда-то под откос, страдает личность, мучается общество – всё «горит». Вот «светлые сердца» и «дымят» — болят за всех и за каждого. Проблема актуальна.

И тут я обращаю внимание «светлых сердец» на то, что, кроме воспитания, есть еще один способ — напрямую изменить природу человека: продлить ему жизнь. Причем «продление жизни» никак не помешает «сеять разумное, доброе, вечное», но даже наоборот – поможет. Я в этом решительно уверен. Мою решимость поддерживают именно «возражения против бессмертия». 

«Возражения против бессмертия» явно указывают на те проблемы, что всплывут, когда появится «таблетка омоложения»: что именно обострится в личности и в обществе. «Возражения» утверждают, что наступит «острая фаза болезни», которая приведет к смерти. И весь мой посыл состоит в том, что обострение приведет не к смерти, а к выздоровлению. 

Разберемся. Проанализируем беспристрастно. О чем говорят возражения? Какая такая «болезнь» сейчас протекает не в острой, а в хронической форме? Что именно умрет? Что оздоровится? Где «возражения» заблуждаются, а где говорят правду?

Несколько слов о том, что «изменение времени жизни» – это изменение природы человека. «Возражения» прямо пищат об этом! Казалось бы, чего орать-то, если «это всё мелочи», если это бессмертие ничего не изменит в природе?! Нет уж. Раз кричат, значит — не мелочи. А они ведь кричат взахлеб. «Нет! — кричат возражения. – Нельзя ничего изменить! Всё станет только хуже! Не нужно никакого бессмертия». Кричат, родимые. Значит – не мелочи, значит все серьезно: «бессмертие» всерьез наступает на «больную мозоль». Но можно возразить: это же лишь «дым» — он только указывает на гипотетическую возможность «огня». А может самого «огня» и нету?! Есть, господа. «Огонь» есть. Продление жизни реально глубоко изменит природу человека. Именно «время» определяет «особенности природы», — это нам любой физик скажет: «жизнь – процесс, процесс развивается во времени, время – основа процесса».

Мы, как представители человечества, к любым процессам подходим с одной мерой времени – «среднее время жизни одного элемента системы — человека». Важно лишь то, что случится при нашей жизни (даже не нашей личной жизни, а жизни гипотетического представителя человечества), важно то, что соразмерно с временем нашей жизни, важно то, что мы можем пронаблюдать и на что можем отреагировать. 

Например, для нас не важна эволюция (процесс), – мы даже не понимаем, сколько это — «один миллиард лет». Чем он отличается от «миллиона лет»? Нам неинтересно. И то и другое для нас – это просто «одинаково очень много». 

С другой стороны, для нас неважен процесс, если его «время жизни» меньшее десятой доли секунды – все что промелькнуло перед глазами быстрее – нам не интересно. 

Нам же подавай только то, что сравнимо со временем нашей жизни или со временем нашей мыслительной реакции – процессы, «времена жизни» которых составляют примерно от одной секунды до одного века – других, слишком быстрых или слишком медленных процессов мы попросту и не видим.

Как сказал один Круглый человек в одном фильме: «Поживешь подольше – увидишь побольше». Если увеличить срок жизни человека, то «другие глаза» откроются, новые «органы чувств» появятся – мы станем воспринимать длительные процессы лично и персонально. Станем чувствовать, что умереть мы не успеем — по нам самим, при нашей жизни, с тяжелой похмельной оттяжкой ударит, например, плохая экология или наша тяга к жизни в кредит, суть которая — наша любовь к потребительству, к сиюминутным удовольствиям. Случится этот удар не после нашей смерти – «платить проценты будем сами, не смыться нам на тот свет», — ударит по нам самим, а не по неизвестным никому, не рождённым еще потомкам. 

И за тысячу лет какое-нибудь «вечное хамло» накопит-таки себе карму – наконец припомнят ему окружающие всё, и свершится то самое, над которым сейчас смеются: «пусть жизнь осудит, пусть жизнь накажет». Мы же все слышали про «повторяющуюся дилемму заключенного» — чем больше актов взаимодействия впереди, тем выгоднее не врать, не предавать, а честно сотрудничать и доверять – это говорит математика: «при долгой жизни добрым и честным быть выгоднее, чем злым и брехливым».

Теперь о методе работы с «возражениями против бессмертия». Метод назовем как-нибудь поэтично. Ммм… «Метод непротивления». Мы не будем сопротивляться самому возражению. Мы будем извлекать из возражения пользу. Так делают мастера айкидо. Их бьют, а они мягко уходят с линии удара, сам удар не блокируют. Они напротив, не суетясь, хладнокровно двигаются дальше к самой сути, к центру равновесия, и дальше, используя движение противника, валят его на землю. Ну что-то типа вальса.

Начнем с уважения к «противнику». Поклон ему. Можно не кривляться, а просто мысленно кивнуть. Любое мнение имеет право на жизнь. Противника надо уважать. Мы не станем с самого начала думать, что он дурак и ничего не понимает. Тот, кто нам возражает, скорее всего умен. Он воспитывался и учился, — а значит у него были учителя, он не одинок, он транслятор некоторых культурных ценностей, — он долго набирался сил и сейчас он вываливает нам на голову свою мудрость. Он говорит:
— Перенаселение.

А мы не станем небрежно махать рукой и смеяться. Не станем рубить его доводами о Китае и о Европе. Не будем замечать ехидно, что проблемы нет, что она выдумана, что недонаселение сейчас. Это все тривиально не работает. Это битва на уровне источников информации. «Ваши источники лгут, вот и всё», – так нам заявит оппонент. А нам нужен бой идеологический.

Давайте заметим, где «центр равновесия» у нашего противника. А потом поясним сами себе — зачем мы вообще ввязались в бой, чего именно мы хотим от этого конкретного разговора с конкретным человеком. Ведь чаще всего бывает лучше — просто промолчать. Нет смысла в споре, нет смысла в «доказушках». Неужели можно кого-то переубедить, если просто один раз поспорить?! И вообще, лучше про девушек поговорить, про деньги или про машины – отклик собеседника теплее. Но «зачем нам спор о бессмертии» — это уже после, это завтра уж, это каждый сам себе ответит. А сегодня мы ввязались. Мы сейчас смотрим, где у противника «центр равновесия».

Понятно, что если на человечество нападет «перенаселение», если вокруг теснота и духота, если всё везде загадили, и злобно, и нервно спят штабелями на тротуарах, если воняют, если, пропади оно пропадом, в кране нет воды – то это неудобно, это реально проблема. Но почему «перенаселение» обязано случиться? Отчего оппонент так уверен в «неминучести» перенаселения? Что дает ему силу? На чем он твердо стоит ногами?

Обычно эту опору можно сформулировать двумя словами: «человек слаб». Ну слаб и всё тут. Ничего не выйдет. Можно не рыпаться. Раньше никогда и ничего человек не умел, вот сейчас он не умеет и не может, и в будущем надежды никакой — потом будет то же самое. Малохольный человечишко! С перенаселением он, стало быть, не справится.

Стоит наш оппонент на «человекослабе» уверенно. Вот она, его опора. И ломать ногу не получится – напружинена, мускулиста нога. Попробуйте, скажите ему, что человек силен, что Человек космические объекты создает (маленькие, да, но создает – могёт, значит!), что микробов он придавил к ногтю (да, вылезают опять микробы из-под антибиотиков, но прецедент был, придавил же!). Много чего можно сказать в поддержку «человек силен». Не поможет. Вы не сломаете ногу, стоящую на «человекослабе». Опора фундаментальна. 

А и не надо ломать опору. Надо оппонента из равновесия вывести. Этот приемчик в рукопашке называется «затяжка». Ударили тебя, а ты не дергайся, не лезь «под коряги», ты подхвати и потяни дальше. Само всё упадёт. Вот так мы и делаем. Мы отвечаем что-нибудь типа (фантазировать конкретный диалог – это смешно и нелепо, да, — тут делаем скидку):
— Конечно наступит перенаселение. Еще и какое! Такое перенаселение будет, какого свет не видывал. До каких пор будет перенаселение? В три ряда будем друг на друге жить? Или в пять? И что потом?

И оппоненту придется допустить, что потом все-таки человек с перенаселением что-нибудь сделает. В своей свинской манере, конечно. Войну устроит, гад такой. Будет всех лишних убивать. Но, смотрите, человек уже не слаб. Пришлось оппоненту сойти с «человекослаба». На чем он теперь стоит? И кстати, где наше «перенаселение»? Кончилось? Уже не проблема? Уже постапокалипсис? Ага… В общем у оппонента выросла вторая нога, вторая опора. Пришлось оппоненту шаг сделать, чтоб не упасть. Вторая опора звучит: «не надо ничего менять — и так всё хорошо». То есть, слабый-то человек и не сможет ничего поменять, а тут уже человек не слабый, уже может, но сделает только хуже – глупый он. Вторую опору мы назовем «человекоглуп». Тоже фундаментальная вещь.

Но что для нас толку? О чем «метод непротивления»? Просто, чтоб оппонента заставить бегать? Чтоб споры выигрывать? Ну да, удобный, веселый метод борьбы. Но мы его используем всё же для другой «работы». Наша работа – это не борьба с возражениями, это больше, чем борьба. Мы увидели, на чем бегают оппоненты. Они бегают только на двух ногах: на «человекослабе» и «человекоглупе». Никогда они не признают, что человек силен и умен. Не верят. Вот в то, что человек — это животное, глупое и слабое – в это верят охотно, на том и стоят.

Думаете, что есть еще ноги у оппонентов? Давайте посмотрим еще несколько примеров. Других ног мы не увидим. Только «человек слаб» и «человек глуп».

Вот оппонент сказал:

— Ограниченность ресурсов.

А мы знаем и не спорим. Да, ресурсы ограничены. Но почему это проблема? Кто с этим не справится? Слабый и глупый.

— Социальные лифты заглохнут.

Да, если не изменить социальное устройство, то заглохнут. Надо изменить. Кто не сможет изменить социальное устройство? Слабый и глупый.

— Не надо ничего менять, и так всё хорошо.

Лучше этого «хорошо» не сможет сделать кто? Точно — слабый и глупый.

— Законы природы мудрее. Эволюция идет правильно.

Кого именно мудрее законы природы? Да, «снова-здарова». Только слабый и глупый может думать о «мудрости» законов и покорно плыть по течению. Умный и сильный законы природы использует, и вопрос о «мудрости» и «правильности» закона перед ним не стоит.

— Не надо продлять жизнь. Мы же не знаем, как изменится культура, если все станут бессмертными.

Кто не знает? Кто не справится с изменением? Угу. «Ну ты понел!»

— У бессмертного существования нет смысла.

Это оппонент так думает. А не надо так думать. Мы не слабы и не глупы. Нет смысла?! А мы найдем! И смысл найдем, и интерес жизни.

Вот так повсюду. Берите любое возражение – из него торчит только две ноги (или одна из них): «человекослаб» и «человекоглуп». Других ног не видно.

Оппоненты служат нам добрую службу. Они долго готовились — впитывали культурные возражения, всасывали высказывания мыслителей. Мы, благодаря им, видим проблемы, которые возникнут у бессмертных. И допуская, что человек все-таки силен и умен, мы можем представить, что же этот Человек сделает — как он изменит мир, чтобы жить без перенаселения, чтобы развиваться и прогрессировать, чтобы стало ему жить удобно. Мы теперь, благодаря возражениям, видим в чем суть: оппоненты натягивают сову на глобус, они полагают, что человек не изменится, и тогда бессмертие сделает из этого слабака и глупца отбивную. Но ведь человек силен и умен, а кто не силен и не умен, тому придется стать сильным и умным – это и говорят «возражения», только так можно выжить, а по-другому, следуя логике «возражений», не выжить – вот в чем добрая служба оппонентов, вот какую правду они нам показывают.

Мое (и не только мое) утверждение состоит в том, что бессмертие необходимо всем. Массовое бессмертие откроет людям глаза. Подчеркну, что бессмертие, чтобы иметь силу «открыть глаза», должно быть именно массовым. Тогда человечество выздоровеет, тогда изменится природа человека. И чем скорее мы вылечимся от «слабости и глупости», тем лучше. Нельзя эту болезнь терпеть. Нельзя оставлять всё как есть. Опасно нам — консервативно хранить и лелеять наши «слабости и глупости» – всё тут на планете слопаем, загадим, переубиваем друг друга и вымрем, как поросята. Никто из современных «поросят» никогда не будет решать действительно значимые проблемы: проблемы ресурсов, перенаселения, культуры и социальных лифтов. Сами оппоненты же это знают. Сами так думают, когда возражают против всеобщего бессмертия – «слабые и глупые» не решают проблем. Да, точно, не решают.

Плохо только, что оппоненты уверены, будто «слабость и глупость» непобедима. А ведь «она» — победима. Прецедентов масса. Как только беда, как обострение, как только война – сразу все сбиваются в дружную кучку, все тут же «умнеют и сильнеют». И на основе этого явления некоторые господа-мизантропы делают чудовищный вывод, что война – двигатель прогресса (дескать, многое и в науке, и в технике, и в культуре появилось, благодаря войнам и военным угрозам – надо больше крови!). Ну нет. Не надо войны. Не надо горя и крови. Я заикнулся о войне, лишь чтобы указать предметно, на что человек способен, какие высоты разума и духа ему подвластны. «Сильные и умные» уже среди нас. Война лишь дает «сильным и умным» работать в полную силу («слабые и глупые» во время войны прячутся).

Человек силен и умен — так было и так будет. Есть мирный способ «двинуть прогресс» – продлить жизнь. Люди, которые сейчас создают «таблетку бессмертия», делают очень хорошее дело: для личности, для общества, для мира.


Источник: https://habr.com/post/424357/ 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Наука и общество
Возрастное ограничение