Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Наука и общество / Аналитическая деятельность: опыт российских и зарубежных специалистов / Статьи
НПО не всегда открывают конечные цели финансирования проектов, за многими из них стоит сбор разведданных
Материал разместил: -Дата публикации: 30-06-2013

- Сейчас в Кыргызстане активно обсуждается принятие закона «О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию террористической или экстремистской деятельности». Однако этот закон (немного в другой редакции) был уже принят в 2006 году. Зачем, по вашему мнению, понадобилось обновить законодательство в этой области?

- Истинные мотивы деятельности правительства в этой области для меня пока до конца не ясны, но можно предположить, что государство серьезно озабочено недостаточным контролем за многочисленным сектором НПО и НКО, которые, несомненно, представляют собой разветвлённую сеть сбора и анализа информации для нужд иностранных государств.

Это явная брешь в безопасности, которая для любого государства представляет серьезную угрозу. При этом, у Кыргызстана объективно не достаточно возможностей для контроля в этой сфере, как скажем в России, которая приняла законодательные нормы для регистрации подобных организаций в качестве иностранных агентов и имеет необходимый аппарат для осуществления надлежащего контроля. Кыргызстан, безусловно, предпринимает попытки в этом направлении, и новый законопроект это один из нужных и важных шагов в этом направлении.

Безусловно, можно предположить, что гражданское общество в большей степени встревожено ст. 12 законопроекта, касающегося превентивных мер для некоммерческих организаций, значительно ужесточающей контроль государства над финансовой деятельностью неправительственных организаций.

Однако, я выражаю сомнения относительно исполнения этого закона, если он будет принят, поскольку учитывая число НПО и НКО в Кыргызстане, сотрудники финансовой полиции, ГКНБ, МВД просто могут не справиться с таким объемом документации, увеличивая время для НПО на предоставление отчетности.

- Как известно против законопроекта уже выступили ряд руководителей НПО и депутатов Жогорку Кенеш, мотивируя это тем, что закон несет риски для развития гражданского общества республики. В частности, некоторые кыргызские эксперты прогнозируют, что если законопроект будет принят, то 40% действующих НКО уйдут в «тень», а количество безработных жителей страны может увеличиться на 50 тысяч человек, в результате чего бюджет страны лишится налоговых поступлений от НКО. По словам представителя Ассоциации центров поддержки гражданского общества Эркины Убышевой, неправительственные организации дают 2,2% ВВП, что сравнимо со всей структурой здравоохранения или прибылью грузового транспорта. Насколько обоснованы эти риски?

- Риски, безусловно, есть, и я отчасти разделяю опасения НПО относительно нового законопроекта. Однако полагаю, что учитывая высокий уровень коррупции в нашей стране, тот факт, что многие НПО возглавляют наши же граждане, у меня нет сомнений в том, что представители государства и НПО не смогут найти «общий язык» по этому вопросу. Умение договариваться по вопросам (от социально-экономических до политических) всегда отличало нашу страну от соседей по региону.

У меня есть только опасение в том, что излишняя жесткость при выборочном исполнении законодательства, продиктованная политическими мотивами, может серьезно дестабилизировать обстановку с стране, в случае, если за тем или иным НПО стоит серьезные зарубежные структуры, либо иметь последствия для нашей страны. Поэтому полагаю, что государство само должно быть готово к принятию нового закона и осознавать все вытекающие последствия для государства и общества в целом.

- Гражданское общество республики сильно обеспокоено ст.12 законопроекта, в которой финразведке дается право мониторинга и сбора информации о НКО, зафиксированы требования о финансовых отчетах, раскрытия информации о спонсорах и предоставление данных правоохранительным органам. Не совсем понятно, что плохого в прозрачности деятельности НКО, что плохого в том, что статус НКО не будет использоваться для отмывания денег и финансирования терроризма?

- Здесь главная проблема в том, что НПО не всегда открывают истинные цели финансирования проектов, их заказчиков и конечные цели тех или иных проектов. Более того, если получить доступ к данным НПО, то можно обнаружить, что многие красивые названия многочисленным проектов, опросов общественных мнений – это банальный сбор разведывательной информации, необходимый для повышения предсказуемости ситуации и управления процессами в нашем обществе в нужном для заказчика русле. По сути, весь Кыргызстан уже давно каталогизирован на общественные, политические, религиозные и этнические группы, социальные предпочтения всех слоев населения, географические особенности, ресурсные и инвестиционные возможности страны. Многочисленные мониторинги ситуации обеспечивают заказчикам возможность постоянно, чуть ли не в режиме реального времени, фиксировать любые изменения в общественных настроениях, экономической и политической ситуации. Безусловно, обнародование этих свойств НПО невыгодно как самими организациям, так и их заказчикам.

Если говорить о финансовой стороне деятельности НПО, то и здесь возникают проблемы, поскольку я не исключаю, что реализация масштабных проектов также связана с нецелевым расходованием средств самими НПО. Поскольку если мы априори принимаем тот факт, что государство коррумпировано, то мы с таким же успехом можем говорить и о коррупции внутри НПО, поскольку и в том и в другом случае мы говорим о наших гражданах. Поэтому эти и другие вопросы, касающиеся деятельности НПО и их финансовой отчетности, вызывают столь бурные дискуссии.

- Вызывает опасение и крайне политизированное общество и отсутсвие у людей веры в завтрашний день. Ведь, по сути, мы не знаем, сколько у нас в обществе радикальных исламистских сект, где «бородачи» сначала учат «истинному исламу», а потом незаметно готовят молодежь для борьбы с «неверными» с оружием в руках под вывесками неправительственных организаций. Поможет ли законопроект, если он будет принят, перекрыть финансовые потоки для подготовки воинствующих радикалов?

- Безусловно, проблема терроризма и его финансирования в числе первоочередных вопросов, которые должен решать этот закон в идеале. Но, смею вас заверить, что на практике финансирование терроризма это вопрос двойных стандартов. К примеру, западное сообщество не беспокоят источники средств, которые сейчас поступают в Турцию и другие страны, задействованные в финансировании террористов в Сирии, воюющих против правительства этого государства.

К сожалению, если это будет выгодно в случае Кыргызстана, либо Центральной Азии, никакой закон о противодействии финансирования терроризма не остановит поступление средств тем группам, которые могут быть задействованы в дестабилизации региона.

- В соседнем Казахстане также идут дебаты об иностранных грантах. Так в частности, президент Гражданского альянса Казахстана Нурлан Еримбетов заявил, что он против того, чтобы казахстанские неправительственные организации (НПО) получали гранты от иностранных компаний. По его словам, государство сможет финансировать деятельность тех неправительственных организаций, которые сейчас получают гранты от иностранных спонсоров, при условии, что эти проекты полезны для казахстанского общества. На ваш взгляд, могли бы мы согласится с такой точкой зрения применительно к Кыргызстану?

- Применительно к Казахстану такая ситуация возможна. Хотя и для них было бы обременительным самими финансировать такие проекты, а в конечном итоге сама система распределения грантов превратилась бы коррупционную схему. Здесь проблема иного характера.

На постсоветском пространстве не сложилась традиции финансирования проектов общего социального, благотворительного характера в крупных масштабах. Этим всегда занималось и занимается государство. На Западе такая традиция есть, но так как Запад всегда в истории и сейчас преследует алчные и корыстные цели, то любая благотворительность в Кыргызстане имеет исключительно религиозную направленность. И это в большинстве случаев.

Что касается политической деятельности, то эта направленность также очевидна, в случае если есть зарубежный заказчик. Государство не может финансировать проекты, направленные против себя самого.

В целом, я полагаю, что финансовый контроль, безусловно, нужен, и его результаты должны быть доступны общественности, поскольку население в праве знать на что и куда выделяются средства, какие цели заявлены в проектах и грантах и какие результаты их осуществления.

Есть и другой момент в деятельности НПО – ответственность перед обществом. Получается парадоксальная ситуация, НПО контролирует и критикует государство, в то время как сами НПО не несут никакой ответственности.

К примеру, в преддверии любых выборов активизируется деятельность НПО «за честные выборы», «недопустимость подкупа голосов» и так далее. Между тем, никто не подсчитывал, сколько средств за все время существования независимого Кыргызстана было выделено на подобные проекты и, самое интересное, какие результаты этой деятельности. Никаких значимых изменений в этом я лично не наблюдаю – голоса избирателей все также покупаются, но проекты все также осуществляются. Нет данных о том, что в результате деятельности НПО население стало относиться более сознательно к выборам, что оно стало более осведомлено в вопросах выборного законодательства. Что это? Сознательный взаимный обман? Удобный повод для зарабатывания денег?

Поэтому полагаю, что прозрачность деятельности, финансовой отчетности и, главное, доступность к результатам работы НПО должны предоставляться обществу.

- Сегодня многие НКО получают деньги из-за рубежа. Но ведь очевидно, что никто просто так деньги не даст, за иностранным финансированием всегда стоят чьи-то интересы. Что мы можем этому противопоставить в рамках планируемого закона? - Только сильное в экономическом и идеологическом плане государство может противостоять зарубежному влиянию и их агентам внутри страны, а это, увы, невозможно в случае Кыргызстана. Полагаю, как бы ни парадоксально это звучало, но Кыргызстан спасает только коррупция и безответственность всех на всех уровнях.

Выполнение любого проекта внутри страны, всегда сталкивается с главное опасностью – неэффективным распределением средств на осуществление того или иного плана. В последнее время я все больше надеюсь на то, чтобы выделенные агенту иностранного влияния в Кыргызстане средства были бы потрачены на покупку квартиры, машины либо проведения пышного тоя.

- В каких сферах сейчас была бы самая эффективная помощь государству от НКО? Работа с инвалидами, с детьми из неблагополучных семей, с освободившимися из мест заключения, профилактика насилия в семьях, помощь в трудоустройстве? Где те ниши, в которых в первую очередь нуждается общество? Может ли НКО проявить себя в сфере стабилизации межэтнического согласия?

- Это сложный вопрос. По сути государству нужна помощь во всех сферах, которые находятся в зоне ответственности государства. Но мы должны осознавать, что получая средства из-за рубежа по линии НКО, какой дополнительный «бонус» мы получаем вместе с помощью? Прозелитизм, разрушение традиционных религиозных, семейных ценностей, допустимость однополых браков, либо другие дефекты извращенного западного сообщества.

В любом случае, мы находимся в трудном положении – государству нужна помощь, но эта помощь влечет увеличение влияния других государств и их ценностей. В результате, помогая нам, они нас и разрушают. Полагаю, что государству необходимо думать над допустимым и не допустимым ущербом для здоровья общества и политической стабильности при реализации того или иного проекта с НКО.

- В завершении нашего интервью, хотела бы задать обобщающий вопрос, имеющий внешнеполитическое направление. Не кажется ли вам, что в Кыргызстане за теми лицами, кто выступает категорически против принятия законопроекта, стоят прозападные НКО, которые особенно активизировались, когда стало известно, что президент Алмазбек Атамбаев принял окончательное решение о свертывании американской авиабазы «Манас». И сейчас предпринимаются всевозможные попытки «раскачать» ситуацию, дестабилизировать общество, чтобы Кыргызстан не выпал из-под западной «опеки» и не смог обрести подлинную независимость?

- Я более чем уверен, что активизация НПО - это прямое следствие предпринимаемых нашим правительством мер в отношении военного присутствия США в Кыргызстане. Сейчас у нас, и у истинных заказчиков этой деятельности, есть возможность проверить потенциал созданных ими организаций.

Я думаю для них это тоже своего рода экзамен. Оправдают ли они потраченные на них средства или нет? Думаю, что в скором времени это мы узнаем при любом результате. В случае успеха, можно ожидать укрепления их позиций и финансового положения в стране, а в случае провала, возможны различные изменения, либо даже потрясения. - Спасибо за интервью.


Источник: http://www.ca-news.org/news:1071828


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Наука и общество
Возрастное ограничение