Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Наука и общество / Аналитическая деятельность: опыт российских и зарубежных специалистов / Статьи
Управление социально-экономическими показателями развития государства на основе ассоциативного анализа
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 09-07-2019
В работе предлагается подход к построению системы управления социально-экономическими показателями развития государства в целях противодействия угрозам в политико-административной и социально-экономической сферах, основанный на выявлении скрытых зависимостей частных показателей силы методами ассоциативного анализа данных.

1. Анализ санкционных угроз политико-административной и финансово-экономической сферам национальной безопасности

13 февраля 2019 года американские сенаторы внесли в Конгресс законопроект, в котором речь идет об ужесточении антироссийских санкций. Этот законопроект был одобрен. Он получил название «Акт о защите американской безопасности от агрессии Кремля от 2019 года» (Defending American Security from Kremlin Aggression Act of 2019) [1]. Идеологи проекта позиционируют санкции как меры давления на военно-политическое руководство России и неподконтрольную Западу часть олигархической верхушки. Список санкций предусматривает запрет новых сделок с суверенным долгом России, финансовые ограничения на деятельность ведущих Российских банков, ограничения в сфере энергетики.

Данный законопроект является не единственным в своем роде. До конца 2018 года 62 страны ввели в отношении России 159 ограничительных мер, предполагаемый ущерб от которых составил 6,3 млрд долларов [2].

С экономической точки зрения санкции – средство ослабления экономики России и подчинения ее глобальным финансово-экономическим конкурентам. Деструктивное влияние санкций в экономике направлено на нанесение ущерба энергетическому, финансовому секторам экономики, машиностроению, оборонной промышленности и добывающим отраслям промышленности.
С юридической точки зрения санкции являются форс-мажором, с которым, по мнению профессора МГИМО Катасонова В.Ю., можно было бы справиться, например, замораживанием выполнения своих долговых обязательств, что лишь в 2019 году сохранило бы казне около 25 млрд долларов [3].
С точки зрения международных отношений «экономические санкции – катализатор-ускоритель подрывных процессов в гибридной войне» [4], новый вид экономической агрессии [5], невоенные средства межгосударственного противоборства.

«Невоенные средства межгосударственного противоборства – это совокупность государственных, социальных институтов (организаций), политических, правовых, экономических норм, духовных ценностей, информационных и технических систем общего назначения, используемая государством для воздействия на внутренние и внешние межгосударственные отношения с целью локализации и разрешения (при разрастании) вооруженных конфликтов и локальных войн» [6].

Как средство воздействия на внутренние и межгосударственные отношения экономические санкции применяются на пятом этапе ведения гибридной войны по следующей общей схеме: формулирование целей войны – вскрытие уязвимостей в сферах безопасности противника – формирование комплекса гибридных угроз – стратегическое планирование – разрушительное воздействие на ключевые сферы управления (экономика, финансы, моральные и духовные основы) – развязывание необъявленных военных действий – выдвижение ультимативных требований о полной капитуляции [4].

Если санкции рассматривать как средство ведения гибридной войны, то мишенью является также и население России, сохраняющее свои сбережения в иностранной валюте и негосударственных пенсионных фондах. Частично Центробанк подстраховался и сосредоточил в своих хранилищах 30 млрд долларов наличными, другие банки – еще 14 млрд долларов наличными, чтобы выплатить вкладчикам часть из 87 млрд долларов, размещенных на депозитах [7]. Вопрос с негосударственными пенсионными фондами, напичканными госдолгом, еще открыт и дает пятой колонне повод для расшатывания ситуации и формирования общественной поддержки политического насилия.

С военной точки зрения введение санкций представляет собой подготовительное мероприятие для обеспечения легитимности применения военной силы и агрессии по алгоритму: предоставление доказательств угрозы для США и сателлитов – формирование соответствующего общественного мнения и поддержки американской общественности и мирового сообщества – введение политических и экономических санкций – привлечение на свою сторону союзников – получение международных санкций на применение военной силы [8]. В случае пессимистичного сценария в качестве последующего за санкциями шага алгоритма можно рассматривать наращивание контингента быстрого реагирования НАТО, численность которого за два года выросла с 25 до 40 тысяч человек [9]. Данные войска совместно с силами специальных операций ОВС НАТО могут быть использованы для агрессии против России под видом «гуманитарной операции», если невоенными средствами будут дезорганизованы органы государственной власти, созданы благоприятные условия для возникновения внутреннего вооруженного конфликта и гражданской войны [10]. В случае оптимистичного сценария наращивание контингента можно рассматривать, по мнению директора Центра военно-политических исследований МГИМО профессора Подберезкина А.И., как средство военного давления на Россию с целью заставить принять правила, нормы и ценности, характерные для правящей элиты Запада [11].

Таким образом, современное военно-политическое, финансово-экономическое, информационное и духовно-мировоззренческое противостояние Запада и России требует принятия организационных мер и разработки технических средств прогнозирования деструктивных действий иностранных государств, направленных на подрыв ключевых сфер управления страны, а также разработки средств автоматизированного формирования способов противодействия этим действиям.

2. Анализ типовых схем противодействия санкционным угрозам национальной безопасности

В качестве средства экономического шантажа в принятых «адских санкциях» не случайно выбран суверенный долг России. Во-первых, замахнувшись упомянутым законопроектом, и, размахивая им в течение года, наши «партнеры» проводили информационно-психологическую операцию на фондовых рынках, запугивая держателей рублевой задолженности девальвацией рубля, дефолтом и снижением их конкурентоспособности. Во-вторых, запрет новых сделок с суверенным долгом России является попыткой установления финансовой блокады и финансовой нестабильности в России. В-третьих, усложнение заимствования на международных рынках вызовет снижение темпов роста ВВП и инвестиций в национальные проекты.

Выход из ограничений, создаваемых санкциями, может быть симметричным, например, политическим или финансово-экономическим.

Первой попыткой и схемой противодействия финансово-экономической экспансии США стало постановление Совета Министров СССР от 1 марта 1950 года, в котором признавалась необходимость повышения курса рубля и его исчисление в соответствии с золотым содержанием рубля в 0,222168 грамма чистого золота. В 1952 году в Москве состоялось Международное экономическое совещание, на котором СССР, страны Восточной Европы и Китай договорились о создании альтернативной долларовой зоны торговли. К данному проекту проявили интерес Иран, Эфиопия, Аргентина, Мексика, Уругвай, Австрия, Швеция, Финляндия, Ирландия и Исландия [12].
В качестве показательной схемы противодействия политическому союзнику и финансовому диктатору, которым стали США после Бреттон-Вудской конференции Организации Объединенных Наций 1944 года [13], следует привести заявление Шарля де Голля 4 февраля 1965 года о переходе к золотому стандарту, положившему начало обмену бумажных долларов (тогда еще замещавших золото) на само золото Форт-Нокса, цепной реакции избавления от «фантиков» в Германии, Канаде, Японии, а затем и Никсон-шоку. Даже само заявление Шарля де Голля явилось информационно-психологическим взрывом настолько неожиданным против «большого брата», сколько и точно угодившим в центр масс его пирамиды, что инициировало последствия мирового масштаба, от которых кучка банкиров и магнатов пытается отделаться раздуванием мыльного пузыря (отношением курса доллара к его себестоимости), превращая его в мину замедленного действия как против своих кланов, так и остальных держателей валюты. Данная схема де Голля сработала и в настоящее время, когда Германия, Турция и Нидерланды вернули свои золотые запасы из американских международных хранилищ [14].

Асимметричный выход из ограничений сводится к использованию способов противодействия в других сферах международных отношений – экономических, правовых, технологических, информационно-коммуникационных, духовных, культурно-мировоззренческих и других пространствах, не сводимых к методам и технологиям применяемой угрозы и не выражаемых через них.

Действительно, противник в соответствии со второй стратагемой древнекитайского военного трактата [15] («…Нападай там, где уступают, не нападай там, где дают отпор…») направление главного удара выбирает исходя из соотношения своих сил и атакуемого. Противник атакует теми силами и средствами, в которых у него наибольший перевес (или минимально гарантированный в отношении слабого объекта атаки), а у атакуемого – наибольшее количество уязвимостей. Принять навязанную противником тактику и вступить в прямое противоборство – значит проиграть сражение до его начала. В этом случае противник не только имеет перевес в силах и средствах, но и в управлении как своими силами, так и силами атакуемого, и, в конечном счете, в управлении изменением обстановки. Графически схему такого противоборства можно представить с использованием одного измерения, соответствующего частному показателю силы противника P1 (см. рис. 1). Примером прямого (симметричного, зеркального) межгосударственного противоборства является ответная высылка дипломатов из страны.

Рис. 1 – Схема прямого противоборства

Неприятие прямого межгосударственного противоборства следует из четвертой стратагемы: «Силы, связывающие врага, проистекают не из открытого противоборства». Следовательно, необходимо всячески избегать тактики, навязываемой противником, то есть вести противоборство так, чтобы оно не выражалось через навязываемые частные показатели силы, достигать значительных результатов непрямыми действиями с привлечением небольших ресурсов. Другими словами, вектор атаки противника и вектор противоборства должны быть независимы (линейно, нелинейно, тригонометрически или на основе другой модели) в пространстве частных показателей силы атакующего противника, то есть ортогональны (см. рис. 2). По мнению разведывательного сообщества США [16], ассиметричная стратегия заключается в том, что одна сторона конфликта «обходит или подрывает преимущества другой, используя институциональные слабости при помощи методов, которые значительно отличаются от ожидаемых».

Рис. 2 – Схема ортогонального противоборства

3. Современное состояние средств моделирования процессов изменения глобального баланса сил в процессе геополитического противоборства

Осознавая важность угроз национальной безопасности Российской Федерации, вытекающих из санкционного этапа ведения гибридной войны, следует подчеркнуть особое значение актуальности разработки технологий анализа и стратегического планирования мер противодействия этим угрозам. При этом представляется проблемной оценка показателей национальной безопасности в области международных отношений в силу сложности количественного формализованного описания системы международных отношений [17].

Современные исследования в области моделирования процессов изменения глобального баланса сил базируются на технологии построения и анализа деревьев целей и задач, методах игрового моделирования, методах многокритериального анализа, методах когнитивного моделирования, технологий прогнозных исследований, методах сценарного анализа, методах машинного обучения, основанных на регрессионных моделях (в частности, логистической регрессии, модели Лассо, географически взвешенной регрессии), моделях случайного леса, моделях рассуждений, основанных на прецедентах, скрытых марковских моделях и других [17, 18, 19].

В качестве наиболее жизненной модели можно назвать модель управляемого хаоса.
«Модель управляемого хаоса – это описание процесса развития конфронтационной спирали в выбранной стране или группе стран в интересах достижения заданных социально-политических, военных, экономических, пространственно-географических характеристик государства-жертвы (или региона)» [20].

Исходными данными модели являются факторы административно-политической, финансово-экономической, культурно-мировоззренческой сфер хаотизации, предпочтительный сценарий развития обстановки и его ситуации. Выходом модели являются управляющие воздействия на параметры развития ситуаций управляемого хаоса. Неотъемлемой частью модели является функция прогнозирования процесса управляемого хаоса в геополитической зоне. При оборонительной стратегии на основе модели управляемого хаоса осуществляется определение комплекса мер по обеспечению национальной безопасности страны при военно-политических, социально-экономических и идеологических воздействиях противника.

Однако требования к объективности моделирования военно-политической обстановки и социально-экономической ситуации обуславливают более широкое применение количественных показателей [20]. При этом параметры развития ситуации должны быть управляемы, а, значит, независимыми от управляющих воздействий противника, то есть асимметричны.

4. Метод асимметричного противодействия деструктивным действиям на основе градиентного спуска

В качестве одного из методов асимметричного противодействия рассмотрим метод градиентного спуска, известный в системном анализе в числе методов нелинейной оптимизации и широко распространенный в методах машинного обучения, в частности, нейронных сетей, что позволяет говорить о выборе его программной реализации. Сущность метода заключается в последовательной реализации комплекса мероприятий противодействия, минимизирующих целевую функцию потерь f(p_1,p_2,…,p_n ), ортогональных действиям противника в текущий момент времени, так что совокупность данных действий будет представлять собой кратчайшую траекторию спуска от исходной точки (начального значения функции потерь) до точки минимума функции потерь (см. рис. 3).

Рис. 3 – Геометрическая интерпретация минимизации функции потерь от двух частных показателей силы на основе метода градиентного спуска

Мероприятия противодействия, ортогональные действиям «партнеров», определяются заданием одного или нескольких дополнительных измерений P2, P3, … пространства частных показателей силы и направлены на управление этими показателями (см. рис. 4). Агрегированный вектор противодействия задается координатами, определяемыми значениями данных показателей, и направлен по антиградиенту в точке пересечения линии вектора воздействия противника (лежащей на линии уровня функции потерь) и гиперповерхности возможностей противодействия, характеризующей ограничения на частные показатели силы.

Содержание метода представим в виде следующей последовательности действий:

  • определить частные показатели силы, характеризующие свои возможности;
  • выбрать из частных показателей силы те показатели, которые не зависят от частных показателей силы противника;
  • из сформированного множества частных показателей силы, не зависящих от противника выбрать такие, от которых бы зависели частные показатели силы противника;
  • пошагово определять мероприятия (p2, p3), …, (p2', p3'), … противодействия противнику, реализуемые в подпространстве частных показателей силы, ортогональном действиям противника, направленные на минимизацию функции потерь от деструктивных действий противника.


Рис. 4 – Схема метода асимметричного противодействия
на основе градиентного спуска

5. Подпространства видов межгосударственного противоборства

Выбранные частные показатели силы для каждой сферы противоборства образуют подпространства противоборства так, что каждое подпространство задается измерениями, соответствующими частным показателям силы, характеризующими свои возможности в данной сфере и возможности противника. Подпространства объединены в три пространства жизнедеятельности государства [21] (см. рис. 5): физическое, ментальное и духовное. Эти пространства соотносятся с тремя фундаментальными основаниями жизни человека: плоть (материальное, физическое), сознание (ментальное) и душа (духовное). Физическое пространство включает территориальное, экономическое и демографическое подпространства. Ментальное – политическое, информационное и психологическое подпространства. Духовное – религиозное, культурное и этическое подпространства.


Рис. 5 – Схема взаимосвязи подпространств видов межгосударственного противоборства

Целью войны является захват специфичного для данного пространства и подпространства ресурса и уничтожение (переподчинение) инфраструктуры его использования:

А. В физическом пространстве:

  • территории – в территориальном подпространстве;
  • людские ресурсы – в демографическом подпространстве;
  • золотовалютные и сырьевые ресурсы – в экономическом подпространстве;

Б. В ментальном пространстве:

  • доктринальные действия (доктринальная оправданность военных действий) – в политическом подпространстве;
  • правда – в информационном подпространстве;
  • воля (сила воли, психологический потенциал) – в психологическом подпространстве;

В. В духовном пространстве:

  • благодать Духа (сила духа) – в религиозном подпространстве;
  • история и традиции (историческая оправданность военных действий) – в культурном подпространстве;
  • страх Божий (моральный потенциал, моральная оправданность военных действий) – в этическом подпространстве.

В качестве примера приведем цели противника и способы ведения борьбы в политическом подпространстве.

Цели ведения борьбы противника в политическом подпространстве:

  • переход от национально-государственного управления к глобально-интернациональному (уничтожение государства как института власти);
  • переформатирование геополитического пространства от национально определяемого к неопределяемому (не имеющему в качестве основы идентичности граждан ни нации, ни традиций, ни веры, ни истории, ни культуры);
  • подчинение существующих органов государственного управления всех государств интересам центров глобализации;
  • формирование доктринальной оправданности военных действий.

Способы ведения борьбы противником в политическом подпространстве:

  • переформатирование политической элиты на личные интересы, противоречащие государственным (коррупция);
  • устранение или уничтожение политической элиты, ориентированной на интересы государства (революция);
  • переформатирование общества на личные интересы, противоречащие государственным (распад);
    уничтожение государствообразующих слоев населения (геноцид);
  • устранение или уничтожение патриотических организаций, их лидеров или отдельных граждан (террор).

Известный военный теоретик древности Сунь Цзы определил принцип доминирования подпространств. Он говорил [22]: «Поэтому тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь; берет чужие крепости, не осаждая; сокрушает чужое государство, не держа свое войско долго». Это можно трактовать, например, следующим образом: целесообразнее вести войну ментальными средствами (например, дипломатическими, информационно-психологическими), чем физическими. При этом наивысшую значимость имеют духовные основания человека: «Убивает противника ярость, захватывает его богатства жадность» [22]. Если агрессор имеет превосходство в численности вооруженных сил, военной технике, экономической мощи и даже захватит территорию, но не сломит дух народа, то его система управления просуществует недолго, как учит история. Поэтому духовная мощь народа, основанная на его вере в Бога, является основанием построения всех подпространств, залогом его побед. Так всегда побеждали и никогда не проигрывали великие русские полководцы и флотоводцы, среди которых А.В. Суворов и Ф.Ф. Ушаков, причисленный к лику святых.

Примерами деструктивных действий противника в духовном пространстве являются раскол Русской Православной Церкви на Украине, протестные действия против строительства собора святой великомученицы Екатерины в Екатеринбурге. При этом прослеживаются цели реализации действующего закона США «О порабощенных нациях», согласно которому «США поддерживают независимость народов Идель (Волги) - Урала», связи с кураторами данных действий из зарубежья: бывшим послом США на Украине Джоном Хербстом [23], директором интернет-портала Е1, входящего в состав американского медиахолдинга Hearst Shkulev Media Ринатом Низамовым (за первые двое суток протеста 29 статей на главной странице сайта, имеющего суточную посещаемость порядка миллиона) [24], бывшим главным редактором сайта «Радио Свобода», первым заместителем исполнительного директора «Президентского центра Бориса Ельцина» Людмилой Телень, призывавшей к восстанию против Русской Православной Церкви [23], бывшим главой предвыборного штаба Навального Леонидом Волковым (координировал через фейсбук организацию действий в Екатеринбурге) [23].

Помимо принципа доминирования подпространств противоборства определим принцип достижимости подпространств. Если рассматривать подпространства противоборства с позиций логики возможных миров, то каждое подпространство противоборства будет соответствовать возможному миру. Возможные миры связаны отношением достижимости, под которым подразумевается возможность достижения целей противоборства в некотором мире (то есть подпространстве противоборства), достижимом из заданного мира (см. рис. 5). Нельзя достичь ментальных целей (политических, информационных) достижением только физических целей (территориальных, экономических). Обратное не только возможно, но и единственно возможно. Аналогично нельзя достичь духовных целей достижением только ментальных целей и лишь исторически, рассматривая многовековую историю России, мы видим, что светлое будущее куется не дешевой рабочей силой и высокой производительностью труда в лагерях, а, наоборот, является следствием сохранения духовно-нравственных основ и культурных традиций государства.
Принципы доминирования и достижимости верны не всегда, а лишь в условиях применимости. Одним из важнейших условий применимости принципов является справедливость ведения межгосударственного противоборства. «Не в силе Бог, а в правде», – говорил святой благоверный великий князь Александр Невский.


6. Выявление скрытых зависимостей частных показателей силы методами ассоциативного анализа

Гибридная война охватывает три сферы управления государства: административно-государственную (политическую), социально-экономическую и культурно-мировоззренческую [20]. Данные сферы управления государства соответствуют подпространствам его жизнедеятельности и в современном мире настолько связаны друг с другом, что изменение одного из показателей силы непременно вызывает цепную реакцию во всех сферах управления государства, что находит отражение в показателях силы, казалось бы, не связанных друг с другом. Причинно-следственные связи показателей силы являются неопределенными, а большая часть зависимостей показателей является скрытой. Вместе с тем, именно выбор показателей ассиметричного воздействия позволит осуществить противодействие противнику с максимальной эффективностью. Выявление данных показателей возможно на основе направления интеллектуального анализа данных (Data Mining) – ассоциативного анализа [25, 26, 27]. Данное направление используется на этапе моделирования и прогнозирования в обобщенной схеме принятия решения [28] (см. рис. 6).

Для принятия решений с использованием интеллектуальной системы поддержки должны быть реализованы также следующие информационные технологии:

  • извлечения данных и знаний из глобальной сети Интернет;
  • извлечения знаний из социальных сетей;
  • извлечения знаний из текстовой информации;
  • машинного перевода текстовой информации;
  • распознавания образов людей и объектов на фотографиях и видеоматериалах;
  • графического отбора информации;
  • автоматической обработки речевой информации;
  • визуализации данных и визуального анализа данных.

Исходными данными для принятия решений являются массивы числовой, статистической, текстовой, графической, фотографической, картографической, визуальной, аудиальной и другой информации как формализованной, так и слабоструктурированной, отражающей частные показатели силы. К их числу можно отнести особенности физико-географических условий регионов, наличие энергетической, транспортной инфраструктуры, значимые события в военно-политической, социально-экономической и других сферах, например: «прибытие директора ЦРУ», «возникновение вооруженного конфликта».

Мероприятия противника, осуществляемые в рамках ведения гибридной войны против Российской Федерации, осуществляются на основе планирования, учитывающего условия проведения деструктивных действий и возможные их последствия. Поскольку как условия действий, сами деструктивные действия, так и последствия действий являются событиями, в дальнейшем будем рассматривать условия–действия–последствия как шаблон действий

или событие. Данный шаблон может быть представлен в виде ассоциативного правила.

Ассоциативные правила - правила для количественного описания зависимостей между событиями вида

,

где

X - совокупность событий, называемых условием ассоциативного правила,

Y - совокупность событий, называемых следствием ассоциативного правила.

С помощью ассоциативных правил выявляются такие закономерности гибридных действий противника, которые не были вскрыты научными методами или экспертными оценками, но проявлялись исторически. Следовательно, выбор частных показателей силы для ассиметричного воздействия сводится к определению цепочек ассоциативных правил , … между событиями, происшедшими одновременно за контрольный период времени. Ассоциативные правила выявляют на основе сравнения показателей ассоциативного правила – поддержки ассоциативного правила, достоверности ассоциативного правила, лифта и левереджа – с их пороговыми значениями.

Рис. 6  – Обобщенная схема принятия решений с применением средств интеллектуального анализа

Поддержкой S() ассоциативного правила называется отношение количества наборов событий , содержащих условие X и следствие Y, к общему количеству наборов событий N:

Если наборы событий упорядочены во времени, то поддержка ассоциативного правила показывает частоту появления набора событий, которая содержит как условие X, так и следствие Y.
Например, из 10 наборов событий, описывающих кризисные периоды государств, в 6 наборах вместе встречаются события «приезд директора ЦРУ» и «возникновение вооруженного конфликта». В этом случае поддержка ассоциативного правила «Если приезд директора ЦРУ, то возникновение вооруженного конфликта» равна 0,6:
Некоторые события происходят часто, вследствие чего и оказываются в большом количестве наборов событий. При этом некоторые события могут совместно встречаться достаточно часто, хотя зависимости между ними не существует. Чтобы повысить точность выявления ассоциативных правил, определяется достоверность ассоциативного правила.

Достоверностью C() ассоциативного правила называется отношение количества наборов событий , содержащих условие X и заключение Y, к количеству наборов событий , содержащих только условие:

.

Достоверность правила показывает долю наборов событий, в которых всякий раз, когда встречается условие X, присутствует и следствие Y.

Например, если из 10 наборов событий, описывающих кризисные периоды государств, в 6 наборах встречаются события «приезд директора ЦРУ» и «возникновение вооруженного конфликта», то достоверность ассоциативного правила «Если приезд директора ЦРУ, то возникновение вооруженного конфликта» равна 1:

При выявлении ассоциативных правил отбираются такие совокупности событий X и Y, для которых соответствующие правила превышают пороговые значения поддержки и достоверности.
Для выявления скрытых зависимостей частных показателей силы разработано аналитическое приложение. Исходными данными являются случайным образом отобранные из официальных источников значения 136 показателей (из десятков тысяч показателей) социально-экономического развития России и стран большой семерки. Данное приложение подтвердило очевидные зависимости госдолга от объемов экспорта и импорта России. Подтверждены очевидные зависимости госдолга России от объемов производимой сельскохозяйственной продукции, темпов роста объемов промышленного производства России. Кроме того, с помощью данного аналитического приложения выявлены некоторые зависимости, которые можно отнести к управляемым показателям социально-экономического развития государства. В частности, по состоянию на 2013 год выявлена зависимость государственного долга России от темпов роста объемов промышленного производства Германии (см. рис. 7), что можно интерпретировать пополнением нашего государственного бюджета за счет размещения автомобильных заводов ведущих немецких концернов на территории Российской Федерации, а также ростом спроса на российские энергоносители. Таким образом, управляя некоторыми показателями социально-экономического развития государства, от которых зависит государственный долг России (например, введя антисанкции на импорт сельскохозяйственной продукции, что и было сделано, а также допуская производство иномарок в России), можно управлять самим государственным долгом.

7. Методика управления показателями развития государства на основе ассоциативного анализа

Для управления показателями развития государства в целях противодействия деструктивным действиям противника на примере социально-экономической сферы предлагается следующая методика.
На первом этапе определяются требуемые показатели социально-экономической деятельности иностранных государств, осуществляющих деструктивные социально-экономические действия, и РФ, состояние которых необходимо изменить. Они определяются в качестве следствий ассоциативных правил с помощью дерева ассоциативных правил (см. рис. 7).


Рис. 7 – Дерево ассоциативных правил

На втором этапе с помощью отобранных ассоциативных правил для выбранных показателей определяются условия, от которых они зависят.

На третьем этапе оцениваются показатели, выбранные в качестве условий ассоциативных правил на предмет возможности их изменения посредством управления теми процессами, которые они описывают. Если этого достичь не удается, то условия ассоциативных правил полагаются в качестве следствий, для которых снова определяются условия в соответствии с первым и вторым этапом методики.

На четвертом этапе, выбрав в качестве условий ассоциативных правил набор изменившихся на данный момент показателей, с помощью визуализатора «что-если» можно определить другие показатели социально-экономической деятельности иностранных государств и РФ, являющиеся следствием ассоциативного правила, которые могут измениться вследствие изменения его условия.
Данная методика может применяться не только в политико-административной и социально-экономической сферах, как для косвенного управления показателями социально-экономической деятельности РФ, так и для ассиметричного реагирования на деструктивные действия иностранных государств, создающих угрозу безопасности Российской Федерации.

Список источников

  1. S.482 - Defending American Security from Kremlin Aggression Act of 2019 [Электронный ресурс] /. Режим доступа: http://www.congress.gov/bill/116th-congress/senate-bill/482/text (дата обращения: 14.04.2019).
  2. Минэкономразвития подсчитало ущерб от торговых ограничений других стран [Электронный ресурс] /. — Российская газета - Федеральный выпуск № 37(7795), Режим доступа к журн.: https://rg.ru/2019/02/19/minekonomrazvitiia-podschitalo-ushcherb-ot-torgovyh-ogranichenij-drugih-stran.html (дата обращения: 10.04.2019).
  3. «Адские санкции» Вашингтона: каким будет удар? [Электронный ресурс] /. Режим доступа: https://tsargrad.tv/shows/adskie-sankcii-vashingtona-kakim-budet-udar_185122. (дата обращения: 05.04.2019).
  4. Бартош А.А. Стратегия и контрстратегия гибридной войны // Военная мысль. 2018. №10. С. 5-20.
  5. Киселев В.А., Воробьев И.Н. Гибридные операции как новый вид военного противоборства // Военная мысль. 2015. № 5. С. 41-48.
  6. Чекинов С.Г., Богданов С.А. Влияние непрямых действий на характер современной войны // Военная мысль. 2011. №6. С. 3-13.
  7. Сотни тонн долларов, или 176 самолетов с наличными. Для чего Банк России накопил 30 млрд кэша? [Электронный ресурс] /. Режим доступа: finance.rambler.ru/economics/40846122-sotni-tonn-dollarov-ili-176-samoletov-s-nalichnymi (дата обращения: 07.03.2019).
  8. Ташлыков С.Л. Общие черты и некоторые особенности содержания современных военных конфликтов с участием США и их союзников // Военная мысль. 2010. №8. С. 20-28.
  9. Военный эксперт рассказал о цели приближения НАТО к границам России [Электронный ресурс] /. Режим доступа: https://ria.ru/20190315/1551813417.html. (дата обращения: 14.03.2019).
  10. НАТО готовит вторжение в Россию [Электронный ресурс] /. Режим доступа: http://ruskline.ru/news_rl/2019/03/16/nato_gotovit_vtorzhenie _v_rossiyu/ (дата обращения: 15.03.2019).
  11. Военный эксперт рассказал о цели приближения НАТО к границам России [Электронный ресурс] /. Режим доступа: https://ria.ru/20190315/1551813417.html (дата обращения: 10.03.2019).
  12. Большаков, В.В. Генерал де Голль против американского доллара [Электронный ресурс] / В.В. Большаков. — 10.07.2009. — Режим доступа: http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/general_de_goll_protiv_ amerikanskogo_dollara_2009-07-10.htm (дата обращения: 15.03.2019).
  13. Бреттон-Вудская финансовая конференция 1944 года. Справка [Электронный ресурс] /. Режим доступа: https://ria.ru/20090722/ 178243946.html. (дата обращения: 14.04.2019).
  14. Как де Голль "фантики" на золото менял [Электронный ресурс] /. — Российская газета - Неделя № 123(7586), Режим доступа: https://rg.ru/2018/06/08/sovremennye-gosudarstva-vziali-kurs-na-izbavlenie-ot-tiranii-dollara.html. (дата обращения: 15.04.2019).
  15. Тридцать шесть стратагем. Китайские секреты успеха [Электронный ресурс] /. Режим доступа: http://librebook.me/the_thirty_six_ stratagems_infinite_success_/vol2/2 (дата обращения: 21.03.2019).
  16. Asymmetry and U.S. Military Strategy: Definition, Background, and Strategic Concepts [Электронный ресурс] / Steven Metz, Douglas V. Johnson II. — 2001. — Режим доступа: https://www.globalsecurity.org/military/library/report/2001/ssi_metz-johnson.pdf. (дата обращения: 5.05.2019).
  17. Абаев Л.Ч. Угрозы национальной безопасности России и стратегическое планирование: методы и технологии анализа / Военно-политическая ситуация в мире и вопросы обеспечения национальной безопасности России: сб. материалов / под ред. д-ра экон. наук Г.Г. Тищенко, канд. ист. наук Е.Е. Хотьковой; Рос. ин-т стратег. исслед. – М.: РИСИ, 2011. – 282 с.
  18. Improving Conflict Early Warning Systems for United Nations Peacekeeping [Электронный ресурс] /. Режим доступа: https://www.hks.harvard.edu/sites/default/files /degree%20programs/MPAID/files/Improving%20Conflict%20Early%20Warning%20Systems%20for%20United%20Nations%20Peacekeeping_SYPA_Christy%20Lazicky_2017.pdf. (дата обращения: 14.04.2019)
  19. Forecasting Conflict in the Balkans using Hidden Markov Models [Электронный ресурс] / Philip A. Schrodt. Режим доступа: https://link.springer.com/chapter/10.1007/1-4020-4390-2_8. (дата обращения: 14.04.2019)
  20. Бартош, А. А. Конфликты ХХI века. Гибридная война и цветная революция / А. А. Бартош. – : М.: Горячая линия - Телеком, 2018. – 284 с.
  21. Грачева, Т.В. Невидимая Хазария / Т.В. Грачева. – Рязань: Зерна, 2009. – 400 с.
  22. Сунь-Цзы, Трактат о военном искусстве / Сунь-Цзы. – : Азбука, 2013. – 480 с.
  23. Фролов К.А. Свердловские храмоборцы подняли флаг «Уральской республики» [Электронный ресурс] /. Режим доступа: https://ruskline.ru/news_rl/2019/05/17/sverdlovskie_ hramoborcy_podnyali_flag_uralskoj_respubliki/ (дата обращения: 21.05.2019).
  24. Иванов А. Екатеринбург: "мирный" протест под крики "Ганьба!" и ключевая роль американского медиахолдинга [Электронный ресурс] /. Режим доступа: http://zavtra.ru/events/ekaterinburg_mirnij_protest_pod_kriki_gan_ba_i_klyuchevaya_rol_amerikanskogo_mediaholdinga (дата обращения: 21.05.2019).
  25. Городецкий В.И., Самойлов В.В. Ассоциативный и причинный анализ и ассоциативные байесовские сети // Труды СПИИРАН. 2009. Вып. 9. С. 13-65.
  26. Городецкий В.И., Тушканова О.Н. Ассоциативная классификация: Аналитический обзор. Часть 1 // Труды СПИИРАН. 2015. Вып. 1(38). С. 183-203.
  27. Городецкий В.И., Тушканова О.Н. Ассоциативная классификация: Аналитический обзор. Часть 2 // Труды СПИИРАН. 2015. Вып. 2(39). С. 212-240.
  28. Качура Я.О., Сапрыкин Д.И., Фалеев П.А. Моделирование военно-политической деятельности государств методами ассоциативного анализа в системах поддержки принятия решений // Труды ВКА им. А.Ф. Можайского. №1. 2018. – СПб.: ВКА им. А.Ф. Можайского, 2018. С. 19-29.

 

Гулевский Р.А., Райфурак М.А., Фалеев П.А.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Наука и общество
Возрастное ограничение