Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Наука и общество / Аналитическая деятельность: опыт российских и зарубежных специалистов / Статьи
Язык национальной безопасности: мифология управления государством
Материал разместил: Небренчин Сергей МихайловичДата публикации: 13-03-2019

Нашим Центром готовится к изданию книга "Язык национальной безопасности: мифология управления государством". В издании исследовано метафизическое и геоисторическое происхождение русского языка, его взаимозависимость с сознанием, мышлением и психологией, мифологией и культурой. Автор проанализировал метафизическую природу русского язычества, эволюцию русской словесности и лингвокультурную конкуренцию. В работе представлены природа русских смыслов,  сакральные знаки и символы, музыка русских слов, свод фольклорных законов. Особое место занимает изучение русофобии информационной войны против РФ. В исследовании показаны место и роль русского языка в укреплении государства, консолидации общества, отстаивании суверенитета и национальной безопасности страны в эпоху глобальных вызовов и угроз. В заключении автором предложена модель использования мифологии в управлении государством и обществом.

По вопросу заказа печатного экземпляра книги обращаться: 

Юрий Степанович Студеникин:  stinf.s@mail.ru, +7(916)9611600

Издание не претендует на проведение полного и всестороннего исторического, филосософского, культурологического исследования происхождения и эволюции  русско-славянской мифологии и лингвокультуры. Оно ограничивается анализом ключевых  событий и явлений истории и современности в контексте эволюции русско-славянской мифологической системы и русской лингвокультуры. При этом автор исходит из того, что с поправкой на так называемый исторический технологический прогресс и природно-климатические подвижки, исследование современных событий,  явления и представлений позволяет с немалой долей корректности оценивать далекое и близкое  прошлое предков. Это обусловлено тем, что закономерности становления и развития  общественных  отношений,  как в мирных условиях, так и кризисные периоды истории во многом  повторяются.

В современной науке понятие мифологии означает особую форму коллективного человеческого сознания, способ сохранения и передачи  традиций в изменяющемся мире. Мифология изучает природу происхождения и эволюции языка и эпоса,   историю генезиса сакральных мифов и смыслов, звуков, символов и знаков, чисел, цветов и др. Мифологическая система языческого происхождения, являющаяся наиболее древней  у народов мира, в том числе ариев-язычников, русских славян,  представляет собой своеобразную иммунную  систему религиозной (родноверческой) общности людей и их государственности. Она призвана обеспечивать успешную конкуренцию с другими этносами, выживание, самосохранение и развитие народа («нашего рода») в кризисных ситуациях (войны, экономические и социальные потрясения, природно-климатические и техногенные катаклизмы, эпидемии и т.п.).

Как свидетельствует мировая история, мифологические системы возникали не только на основе язычества, но религиозных вероучений (иудаизм, ислам, христианство, буддизм и др.) и светских идей (монархия, коммунизм, либерализм, демократия, социализм, трансгуманизм  и др.). Однако их жизнеспособность, конкурентоспособность  и длительность существования в истории такого рода мифологических систем изначально была обусловлена  степенью их взаимозависимости  с языческим историко-культурным наследием в  космологическом и метафизическом измерениях земной жизни.

Возникновение и  становление  мифологической системы происходит  в органической неразрывной связи с развитием лингвокультуры – это  универсальное средство речевой деятельности, познания окружающей среды обитания, формулирования и усвоения мифов, сакральных смыслов и символов и т.п., передачи их из поколения в поколения. Лингвокультура представляет собой совокупность взаимосвязанных явлений культуры и языка, отраженных в сознании отдельного индивида и этно-религиозного сообщества. Это совокупность массива информации (мифов, смыслов, символов и др.), получившего объективизацию в языке. От распространенности лигвокультуры зависит степень влияния ее носителя на эволюцию глобальных и региональных процессов.

Как свидетельствует мировая история, если в многонациональных и поликонфессиональных государствах (империях), каким до сих пор остается Российская Федерация,  эффективно доминирует официальный  язык и культура однородного демографического большинства (не менее 66,6%), этот важнейший инструментарий консолидации общества  всячески поддерживается властями, страна сохраняет долгосрочные перспективы развития и процветания. В противном случае она обречено на внутренние распри, дезинтеграцию, деградацию и разрушение. Об этом убедительно свидетельствует истории всех мировых империй Древнего Вавилона, Римской империи, Хазарского каганата, Османской и Российской империй, Великобритания,  Австро-Венгрии и  других, которых постигла участь распада. Перед такой угрозой сегодня стоят США, ЕС, квазиимперии Украина,  Иран, Турция, Индия и др.

Нынешнее мировоззренческое столкновение и конкуренция основных мировых мифологических систем (Иудейская, Конфуцианская, Библейская (Иудо-Христианская), Исламская, Индуистская, Африканская, Латиноамериканская, Православно-Славянская, Японская и др.)  не ограничивается только их жесткой конкуренцией, но и взаимовлиянием и проникновением. Однако в   настоящее время глобальную угрозу им и судьбам мира представляет техносоциальная революция XXI века, нацеленная на трансформацию мирового общественного мнения, его подчинение и управление в интересах международных сил влияния.  Появление мировой паутины интернета, которая охватывает большую половину человечества планеты Земля,  культивирует в мировом общественном сознании принципиально иные образы,  посылы и мифы,   символы и знаки, формирует новые психологические и поведенческие  алгоритмы поведения[1].

Как известно, со времен Британского владычества наибольшее влияние на судьбы мира и развитие мировых цивилизаций оказывает англосаксонская мифологическая система и английская лингвокультура.  Несмотря на то, что в XX веке от Англии эстафету мирового доминирования приняли США, англосфера, приобретя черты «технологической цивилизации»,  сохранила свои лидирующие позиции в мире. Мифосистема, со временем отойдя от сугубо англосакских ценностей, вобрала в себя идеалы массовой культуры, тотального потребления, конформизма и толерантности. С переходом человечества в эпоху тотальной информатизации наступила эра трансгуманизма, одинаково чужеродной   системы для всех других цивилизаций и субцивилизаций, а также национальных и, прежде всего, суверенных государств. При этом английская лингвокультура, превратившись в главный инструмент продвижения трансгуманизма, фактически исчерпала свой историко-культурный потенциал, во многом превратившись в технотронный язык общения и обмена информации.

Примеры других стран и, в частности, Китая, убедительно свидетельствует о том, что официальный язык – это эффективное средство консолидации общества, укрепления государственности, обеспечения суверенитета и национальной безопасности, территориальной целостности страны. Китайский  язык занимает особое положение в обществе, максимально защищен от пагубного влияния, в том числе извне, активно развивается и обогащается на метафизической основе своего происхождения и эволюции. И хотя КНР,  – это во многом однородная страна, где супер этнос - ханьцы составляют около 90 % населения, в отличие от многонациональной России, китайский язык остается предметом особой заботы государства. Китайский язык теснейшим образом взаимосвязан с этико-философским учением, разработанным еще Конфуцием в 551-479 гг. до н.э. Оно до сих пор выступает в качестве мировоззрения, общей этики, политической идеологии, общественной психологии, научной традиции, образа жизни большинства китайцев. В настоящее время, наряду с воплощением в жизнь идеологии развития социализма с китайской спецификой, в качестве коренной идеи  китайского государства выступает концепция «великого единения» (Датун). Но и она реализуется  на метафизической основе  сино-тибетской языковой группы, которая по численности находится на первом месте в мире (около 19 %)[2].

В настоящее время китайский специфический  менталитет и  лингвокультура играют ведущую роль в концептуальном проектировании процесса формирования и развития государственных и общественных институтов власти, механизмов управления обществом. Основываясь на собственном негативном историческом опыте,  КНР избегает слепого заимствования иностранных идей и концепций, моделей и традиций государственного и общественного проектирования и управления, технологического развития страны. Китайское общество осознанно отвергает чужеродную мифологию. Как пишет Александр Дугин, «…по всему периметру китайской территории стоят фильтры, которые пропускают… только то, что не грозит его разрушить, только то, что полезно»[3]. Сегодня даже в мировую паутину китаец попадает через иероглифы и свои технологические  фильтры. В результате страны выдвинулась на передовые роли в мире, успешно конкурирует со США во всех отраслях экономики. На повестке китайского общества стоит вопрос о внедрении «системы социального рейтинга» (SCS). Она нацелена как на защиту китайского общества от пагубного влияния техносоциальной революции и западных идей трансгуманизма, так и максимальное использование коллективных возможностей каждого граждан вносить ощутимый вклад в процветание страны.

Бережное отношение евреев к своим лингвокультурным традициям предопределило их многотысячелетнюю  конкурентоспособность в международных делах, способность вершить судьбы мира в странах и на континентах. Им удается обеспечивать выживаемость Израильского государства, а также продвигать идеалы и ценности иудо-христианской цивилизации в мире, осуществляя трехтысячелетний «План Соломона».  Сегодня в прессе речь заходит о том, что Израиль может переместиться на Юго-Восток Украины, где может быть создан Новый Иерусалим, что только свидетельствует о повышении роли еврейского народа в международных делах.

В современном мире международные силы влияния, которые озабочены сохранением,  во чтобы ни стало, своей глобальной власти мире, опираясь на подрывные возможности англосакской сферы, нацелены, прежде всего, на утверждение трансгуманизма,  радикальное сокращение, в 2-4 раза,  народонаселения Земли, около  7.5 млрд. чел., переформатирование геополитической картины. В связи с тем, что, по их взглядом, идеология глобального либерализма исчерпала себя, так как в материальном мире уже боль не осталось места для финансово-экономического роста,  они инициировали процесс «начала конца старого мирового порядка»[4]. По мнению эксперта Андрея Девятова, либеральный уклад, как американский цикл накопления, финансово-экономическая и  идеологическая система, прежде всего,  в таких странах, как США, Израиля, Франции, Англии, России, должен уступить место новой модели развития. Ее основу составляют новый валютный мир, китайский цикл накопления, азиатский способ производства, плановое хозяйство, двухконтурная система финансирования (раздельно инфраструктуры и потребительского рынка), капитализация нематериальных и неотчуждаемых преимуществ общества (экономика знаний, творчество и  деловые связи людей) …[5].

Трансформация миропорядка под эгидой международных сил влияния неизбежна на фоне нарастания глобальных кризисных явлений и дальнейшего обострения международной обстановки в мире (Сирия, Украина, Афганистан, КНДР, Индия-Пакистан, Венесуэла и др.). По признанию Папы Римского Франческо,  с 2013 года в мире уже началась «Третья мировая война»[6]. Она идет в форме «гибридной войны». Угрожаемый период развития земной цивилизации представляет   собой серьезные вызовы и угрозы современному миру и, прежде всего, Российской Федерации. По мнению Збигнева Бжезинского, изложенной в его книге  «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство» (2010 г.), «новый мировой порядок при гегемонии США создается против России, за счёт России и на обломках России»[7]. Сегодня против России ведется тотальная война  «гибридного типа» в информационном измерении,  превратившемся в феномен геполитического ранга. Главными направлениями ударов по России избраны не только Сирия и Украина, но и Афганистан через Среднюю Азию в сторону Сибири Поволжья, где компактно проживают российские мусульмане.

В условиях глобальных вызовов и угроз, чтобы предотвратить негативные последствия  развития событий для Российской Федерации, недостаточно опираться только на силовой потенциал, тем более, когда финансово-экономические возможности страны крайне ограничены. В международном плане среди союзников можно рассчитывать лишь на стратегическое партнерство с Китаем, но только при определенных условиях. В геостратегическом треугольнике противоборства  Китай, выторговывая лучшие условия для себя со США,  "терпит" Россию, «потерявшей лицо» в результате стратегических уступок последних 30 лет. Между тем, в деле укрепления евразийской стабильности на самом большом материке мира Москва могла бы рассчитывать на роль авторитетной и «мудрой старшей сестры»[8].

В современном мире, когда человечество вступило в угрожаемый период своего развития, решение задачи выживания и сохранения уникальной российской цивилизации невозможно без обращения к историко-культурному наследию, традиционным идеалам, их возрождения и использования в обеспечении национальной безопасности, суверенитета и территориальной целостности. Если Россия сможет «сосредоточиться» и консолидироваться на основе традиционных мифологических ценностей и русской лингвокультуры, она получит шанс на возрождения и поэтому может быть интересна для стратегических партнеров. По мнению экспертов, серьезные перспективы выживания и самосохранения РФ имеются при условии реализации евразийского партнерства совместно с Китаем, который заинтересован в самобытной и самодостаточной России, способной стать надежным китайским «тылом» на самом большом материке мира. В частности, по мнению эксперта Андрея Девятова, «беда же новой России…- это потеря связи с землей: родом, Родиной… КНР и РФ могут легко преодолеть беду, объединившись на поле культуры…»[9].

В течение длительного  периода эволюции русско-славянского супер этноса мировоззренческой основой повседневного бытия оставалась языческая культура народа, которая до сих пор остается нереабилитированной. Вопросы общественной идеологии и психологии были неразрывно  связаны с многотысячелетним языческим наследием, с развитием языка межнационального общения, каким и остается русский язык в современной России. Обращение сегодня к его метафизическим основам позволяет конкретизировать сферу его функционирования в современных реалиях времени,  определить роль русского языка в консолидации  российского общества, возрождении полноценной и эффективной государственности, укрепления национальной безопасности. В настоящее время значение русского языка особо возрастает в связи с необходимостью дальнейшего усиления влияния страны в международных делах. Сохранение и распространение языка и культуры крайне важно  в работе с соотечественниками за рубежом.  По мнению российского президента Владимира Путина, выступившего на  VI Всемирном конгрессе  соотечественников 31 октября 2018 г. в Москве, «…мы заинтересованы в том, чтобы молодые соотечественники, живущие за рубежом, не теряли своей "русскости"…[10]». 

В настоящее время русский язык является языком русского народа, официальным языком Российской Федерации, одним из крупнейших языков мира, самым распространённым географически,  и по числу носителей языка как родного (хотя также значительная и географически большая часть русского языкового ареала находится в Азии). В кризисные  времена самых тяжких испытаний русской истории он играл поистине  спасительную роль для страны и народа. Его особое место в отечественной истории неоднократно признавали известные российские и зарубежные авторитеты. Как писал в 1882 г. великий русский писатель Иван Сергеевич Тургенев: «…ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!»[11]. Язык, являясь ментально-духовным естеством и проявлением  русско-славянского этноса, превращает его в своеобразное «глубинное государство», которое удерживает общество и государство «на плаву» в эпоху  потрясений. По признанию влиятельного кремлевского чиновника Владислава Суркова, в прошлом убежденного-либерал-демократа, «своей гигантской супермассой глубокий народ создает непреодолимую силу культурной гравитации, которая соединяет нацию и притягивает (придавливает) к земле (к родной земле) элиту, время от времени пытающуюся космополитически воспарить…»[12].

Таким образом, наряду с консервативным крылом российского общества, либеральная элита приходит к пониманию того, что без преодоления отчуждения от интересов «глубинного народа». При этом, если единомышленники Суркова, как в годы войны Сталин, Коганович и К были озабочены судьбой удержания своей власти и выживания перед лицом фашистской Германии, то представители народно-патриотических сил чают и мечтают о возрождения народа как в демографическом, так и духовно-культурном измерении, сохранении уникальной русско-славянской цивилизации в веках. Перед лицом глобальных вызовов и угроз «русско-славянский вопрос» в очередной в мировой и отечественной истории встает в полный рост,  от его успешного решения зависит не только судьба одной седьмой части суши, но и  перспективы всего мироустройства. Между тем, как считает, в частности,  Виктор Аверьянов, на то чтобы в России оставить все как есть и дальше, без кардинальных изменений во властных структурах и  элитах,  у «терпеливого и молчаливого глубинного народа» уже больше нет  «сил и ресурсов»[13].

Несмотря на то, что древнеславянский язык, а впоследствии русская речь, подвергшись значительной неоднократ­ной трансформации в процессе циклической эволюции человечества, был сильно "замутнен" с метафизической точки зрения, он до настоящего времени сохраняет свое присутствие и сакральную кодировку в большинстве языков восточной традиции.  В частности, славянские, еврейский, индоевропейские и другие языки  содержат в  себе  немало  разрозненных знаний  и  представлении  о характере взаимоотношений человека и природы в космических координатах Вселенной. Будучи элементом подсознания, русский язык, постоянно трансформи­руясь по законам циклической эволюции и под воздействием социального вектора развития народов, тем не менее, продолжает служить людям в качестве уникального средства поддержания естественней органической связи с макромиром (метафизическими основами жизнеустройства на Земле), постоянным  естественным спутником жизни и своеобразным путевым навигатором в мирских делах. Он сегодня сохраняет свою метафизическую сущность, во многом продолжают определять лингвокультуру, образы мышления и поведения русско-славянского народа, являющегося несущей конструкцией российской государственности и общественных отношений. Благодаря русскому фактору, жизнеспособности стержнеобразующего супер этноса страна выживала и сохранялась на протяжении многих столетий во времена  войн, революционных потрясений, лихолетий и бедствий, а сегодня противостоит  беспрецедентному  давлению извне, новым подрывным инфо- и когно- нападкам[14].

Генезис и эволюция русского языка напрямую связаны с сакральными смыслами, символами и знаками, устным народным творчеством, богатым мифологическим наследием. Миф, представляющий собой диктат эмоций над логикой,  в коллективном подсознании этнических  групп, отдельных индивидов объединяет «бренный мир», является представлением людей о себе, окружающей среде обитания и «высшем единстве»[15]. Он эволюционирует внутри конкретной общности в лингвокультурном контексте, создает сакральные архетипы общества, так как уже на этапе архаики объясняет происхождение мира, принципы социального устройства, получения материальных и культурных благ. Мифы питают национальную мечту-путеводную звезду, которая ведет народ по его историческому пути, помогает не исчезнуть во времена заблуждений, потрясений, войн, нашествий, пленений, катаклизмов и катастроф.  В настоящее время состояние языка и, в целом, национальной лингвокультуры, в известной мере, тождес­твенно степени отчуждения или приближения конкретного этноса от первородных истоков и традиций, фольклорного наследия. В тоже время этот показатель отражает потенциал лингвокультурного реанимации и возрождения этноса и, как следствие, его способности объединяться и консолидировать вокруг себя другие народы в интересах государства и общества.

Современная мифология, так или иначе, восходит к более древним, архаичным, сакральным знаниям истории языческого происхождения.  В современных условиях «все классические мифологические сюжеты сегодня оживают в полном объеме»[16], справедливо утверждает Дмитрий Егорченков. В современном мире продолжается жесткая, порой непримиримая,  конкуренция и даже конфронтация между различными мифологическими национальными системами. Сегодня мифология активно используется, прежде всего, в информационных и гибридных войнах, в столкновении «мягких сил» ведущих центров силы в мире. В настоящее время особую опасность для государств и народов, в том числе РФ и россиян, представляет игнорирование здравого смысла,  переизбыток фейковой информации, разного рода инсинуаций, ложных интерпретаций и т.п. В нынешних условиях разрушения логических механизмов обработки информации, усвоения деформированных образов, знаков и символов  мифология остается единственной структурой мышления, которая способна объяснить окружающий мир, сформулировать пути преодоления кризисных явлений.

Небренчин С.М.

[1] См.: Делягин М. Человек трансформер // «Завтра». 2019, январь, №3 (1310). – с.3.

[2] См.: Небренчин  С.М. и Небренчин А.С. А.С. КНР-сверхдержава XXI века: российско-китайские перспективы /Центр стратегических оценок и прогнозов.  - М.: АНО ЦСОиП, 2017. – с.23.

[3] Дугин Александр.  Экспертиза Дугина // «Завтра», 2019, январь, №3 (1310). – с.3.

[4] Подробнее  см.: А. Девятов. Начало конца. 28-02-2019 // https://www.youtube.com/watch?v=uIaA9v3OA0o

[5] См.: Девятов Андрей. Парус судьбы //https://devyatov.su/articles/251-nebopolitika/65665-parus-sud-by

[6] Подробнее см.: Третья мировая война уже началась - Папа Римский //https://glavred.info/world/290131-tretya-mirovaya-voyna-uzhe-nachalas-papa-rimskiy.html

[7]См.: Збигнев Бжезинский: “Против России, за счёт России и на обломках России” //http:// lazarev.org/ru/ interesting/full_news/zbignev_bzhezinskij_protiv_rossii_za_schyot_rossii_i_na_oblomkah_rossii

[8] Подробнее см.:  Девятов Андрей. Осторожно, Китай на https://www.devyatov.su/articles/251-nebopolitika/59469-ostorozhno-kitay

[9]См.: Девятов Андрей. Парус судьбы //https://devyatov.su/articles/251-nebopolitika/65665-parus-sud-by

[10] Путин В. Мы заинтересованы, чтобы соотечественники не теряли своей русскости //https://interaffairs.ru/news/printable/20911

[11]См.: Ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный Русский язык //https://www.kp.ru/daily/26154.7/3044772/

[12] Сурков В. Долгое государство Путина //http://www.ng.ru/ideas/2019-02-11/5_7503_surkov.html

[13] См.: Аверьянов Виталий. Баю, баюшки, баю…: о новой риторике элит // «Завтра». 2019. Февраль, № 7 (1314). – с.3.

[14] См.: Ковитиди О.Ф. Вместо предисловия. //Информационное измерение «мягкой силы». - М.: АНО ЦСОиП, 2017. – С.6.

[15] Егорченков Д. Мифология русской мечты // «Завтра», январь, 2019, №2 (1309). – с.1

[16] Там же.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Наука и общество
Возрастное ограничение