Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Теория и практика информационной войны / Статьи
Информационно-пропагандистская деятельность террористической организации ИГИЛ: основные способы противодействия
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 14-11-2017
Изучая различные исламские группировки, их деятельность, а также способы агитационной работы, внешней и внутренней направленности, приходим к выводу, что они воздействуют на сознание человека. Особое влияние такая работа имеет на человека верующего. В связи с этим следует сказать, что все известные нам на Востоке террористические организации имеют яркую религиозную направленность. И это несмотря на попытку западных стран во главе с США придать им некое «светское» звучание [2].  Однако сами эти организации отнюдь не скрывают своего религиозного характера. Данная работа отдельно посвящена самой влиятельной, массовой и богатой террористической группировки мира – Исламское государство Ирака и Леванта (далее – ИГИЛ). Эта организация умело и эффективно применяет способы и методы пропаганды и агитации, привлекая в свои ряды всё новых и новых адептов.

1. Особенности деятельности ИГИЛ по вербовке новых сторонников

В ходе своей террористической деятельности, ИГИЛ воздействует на верующих мусульман, а также представителей иных конфессий, ищущих в современном несовершенном, по их мнению, мире справедливость. Особенно часто в их сети попадает молодёжь, которой свойственны искания своего собственного пути в жизни.

К этим организациям примыкают и те, для которых акты террора есть способ заработать деньги. Это беспринципные люди, способные на убийства ни в чём не повинных людей ради личного обогащения.

Радикальные исламистские организации джихадисткого толка, и в частности ИГИЛ, пользуются и методами психологического воздействия, используя стремление человека к танатусу, основываясь на теории Зигмунда Фрейда о подсознательном влечение каждой личности к смерти. Следует отметить, что в рядах данной организации работают профессионалы различных направлений, в т.ч. профессионалы-психологи, хорошо знакомые с методами психологического воздействия на личность.

ДАИШ является очень развитой в информационном плане организацией. Для вербовки новых адептов, она используют социальные сети, интернет-сайты и различного типа медиа-контенты, которые формируются профессиональными психологами, PR-менеджерами и программистами высокого уровня.

Также распространена религиозная обработка объекта, которого предполагается втянуть в сети ИГИЛ на различных религиозных собраниях в мечетях или молельных комнатах. В этих местах специальные эмиссары-вербовщики обрабатывают свои новые жертвы, по-своему трактуя различные положения Корана. Так, например, «священная война» за очищение сердца, от собственных грехов – джихад, без которой по учению Ислама невозможно познать Пророка и через него придти к Всевышнему, преподносится как борьба с неверными [1]. При этом джихадисты лукаво опускают аяты святого писания о том, что мусульманин мусульманину друг и брат. Творят беззаконие не только против иноверцев (кяфиров), но и против тех же мусульман, которые не разделяют их точек зрения.

Вербовка в ИГ происходит конфиденциально, имеет ярко выраженную отличительную структуру. Она включает сеть работающих в ней агентов, которые делятся на: «наводчиков», «вербовщиков» и «кураторов».

«Наводчик» определяет необходимую кандидатуру, способную быть полезной для «халифата», но никогда не контактирует с «жертвой» лично. Он лишь собирает и передаёт всю информацию по объекту вербовки.  Иные данные на кандидатуру, а именно все личные, финансовые, религиозные и политические аспекты, по которым оценивается кандидат, входят в компетенцию «наводчика».

«Вербовщик» – лицо, которое непосредственно принимает участие в процессе вербовки. Он встречается с кандидатом на «джихад» или переписывается в сети, обладая отличным даром убеждения.

«Куратор» или агент, нередко находящийся на территории какого-нибудь сопредельного государства, разрабатывает логистику по доставке кандидата на выезд и контролирует всю операцию.

Для успешного противодействия пропагандистско-агитационной работе ИГИЛ, мы должны проанализировать группу риска, которая может подвергнуться воздействию радикальных элементов.

Возрастная группа «искателей счастья» в «халифате» преимущественно составляет молодежь в возрасте от 16 до 26 лет, потому что сознание молодых людей открыто к восприятию новых идей, у них чаще всего еще нет семьи и постоянной работы, они склонны к фантазиям и чувству справедливости, более внушаемы, а пропагандисты используют именно эти факторы в своей деятельности. Вербовка молодых людей в ИГИЛ происходит в интернет-пространстве, в барах и на дискотеках, в общежитиях институтов, в мечетях и молельных комнатах и др. местах. Им обещают все мыслимые и немыслимые блага – любовь «до гроба» с арабскими красавицами, рай после смерти, справедливое будущее в случае победы джихадистов и т.д.

Факты выезда молодых российских граждан на территории, контролируемые ИГИЛ, подтверждают эффективность работы агентурной сети джихадистов. В ноябре 2014 года будущий парикмахер Маша Погорелова из Санкт-Петербурга перебралась в иракский город Мосул, где находится информационный центр террористов. Теперь она носит новое имя − Марьям Марьямова. В России девушка не смогла себя реализовать. Склонялась от крайне правых взглядов до Православия. И, наконец, стала мусульманкой.  

Зарегистрировалась на сайте знакомств для мусульман, и вскоре уехала в ИГИЛ к будущему мужу. Мария занималась в интернете вербовкой русских девушек в ряды террористов. На нее в России завели уголовное дело по статье «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем». Если она вернется в страну, ей грозит тюремное заключение

В феврале 2015 московский актер Вадим Дорофеев тоже уехал в Сирию, служить «Исламскому государству», оставив в Москве жену и маленького ребенка. Позже он погиб под Дамаском [7].

Причинами популярности радикальных террористических организаций среди молодёжи является не только стремление к возможному получению материальных благ или стремление к торжеству социальной справедливости для мусульман всего мира, но и наличие в подсознании желания принять участие в революционной деятельности с целью радикально изменить систему государственного управления. Это особенно актуально в странах с высоким развитием коррупционной составляющей в государственном управлении, где люди утратили доверие к власти. А так же в странах, где отсутствуют механизмы противодействия работе исламских эмиссаров.2. 

2. Механизмы информационно-пропагандистского воздействия ИГИЛ

Некоторых людей с помрачнённым сознанием привлекает маниакальная жестокость боевиков ИГИЛ. Однако в большинстве случаев это не относится к широким молодёжным кругам. И всё же, находится немало парней и девушек из благополучных семей, которые меняют своё благополучие на романтику джихада.  Почему это происходит? Что толкает их бросить родных, близких и знакомых и обречь себя на неведомые испытания? Крайне необходимо найти, вычленить тот механизм воздействия на умы и сердца молодёжи, которые приняли решение примкнуть к ИГИЛ. Зачастую, это механизм сопровождает одиночество, в котором оказывается тот, или иной молодой человек или девушка. Отчасти, виной этому и причиной, является отсутствие идеологии в государстве и, как в следствии, организованной и спланированной работы с молодёжью по типу пионерских и комсомольских, в прошлом, организаций.

Особенно активно агитационно-пропагандисткая машина ИГ работает на подконтрольных территориях, а также в тех местах, в которых они ведут активные боевые действия. За один лишь август 2015 года ИГ организовали 38 провинциальных или региональных СМИ, а также 6 центральных. Благодаря новым информационным ресурсам всего за 30 дней боевикам удалось выпустить 1146 различных агитационных материалов, таких как: теологические трактаты, плакаты, брошюры, журналы, текстовые обзоры, сводки радионовостей, различные аудиозаписи, видеоролики, фотографии и многое другое. Заметным стало то, что за этот период времени информационно-пропагандисткий материал в объёме 892 различных образцов был высокопрофессионально и в мельчайших подробностях переведён на 6 различных языков.

Проводя подробную выборку агитационных материалов за 30 дней рутинной работы ДАИШ, мы можем наблюдать не только ставшие привычные сводки новостей о подвигах ИГИЛ на фронтах, но и материалы о мирной гражданской жизни. Публикуются материалы о том, что в подконтрольных ИГ районах течёт вполне мирная жизнь, дети ходят в школу, ремонтируются дома и дороги. Весёлые девушки собираются вместе и обсуждают свои вопросы, то есть всех убеждают в том, что арабский «халифат» − это мир и покой для тех, кто в нём проживает.

Центральными идеями этой работы боевиков являются идеи, так называемой религиозной «чистоты», постоянно растущего и развивающегося «халифата», идеи социальной справедливости, а так же идеи действительно работающей шариатской экономики.

И всё же следует признать, что пропаганда носит многоступенчатый характер.  Например, каждый день информационной работы боевиков различен по идеям. К примеру, 23-го числа месяца Шаваль СМИ ИГИЛ выбрали в своей работе военную сферу, а именно демонстрировали кадры наступательных операций на севере Сирийской Арабской Республики, а также восхваляли убитых под Салах Ад-Дином своих боевиков. В этот обычный день было выпущено 50 различных информационно-пропагандитких материалов, начиная от фото, заканчивая видео материалами, среди которых ярко выделялись фотографии «злодеяний» так называемых «крестоносцев» Западной Коалиции, на которых были изображены погибшие под авиационными ударами женщины и дети. А в следующий день, эти же СМИ могут рассказать о праздновании какого-нибудь мероприятия.

Упор пропагандистов ДАИШ направлен, как ни удивительно, не на военную, а всё же больше на мирную жизнь. 32 из 50 агитационных материалов демонстрируют успехи боевиков в построение так называемого «халифата социальной справедливости». В новостных кадрах демонстрируются следующие события: 1. Систему обучения рабочих профессий, а в частности штукатуров в мастерских Мосула; 2. Работа жителей «халифата» по распространению печатной прессы в Фалудже; 3. Установка линий телефонной связи в Кайрате; 4. Ремонт асфальтового покрытия в Талафаре; 5. Изъятие и уничтожение незаконных в ИГИЛ сигарет; 6. Выпас крупного скота в Бир-аль-Касабе.

При более подробном анализе сферы деятельности боевиков и деление её по тематикам с 17 июля по 15 августа, мы можем наблюдать следующую картину:

  1. 469 пропагандистских элементов посвящены гражданской жизни на оккупированных территориях;
  2. 331 пропагандистский элемент освещают военные события и победы боевиков;
  3. 61 пропагандистский элемент восхваляют жертвенность шахидов, их готовность погибнуть на пути джихада;
  4. 19 пропагандистских элементов демонстрируют сверхжестокость боевиков ИГИЛ;
  5. 8 пропагандистских элементов говорят о принадлежности тех или иных групп или движений к идеологии ИГ;
  6. 1 пропагандистский элемент показывал милосердие шахидов, говоря об амнистиях ИГ.

Отдельно можно выделить пропагандистку работу по жизненным темам на территории так называемого Исламского государства Ирака и Леванта:

  1. Деятельность местных служб – 136 элементов;
  2. Религиозная деятельность – 115 элементов;
  3. Экономическая активность – 99 элементов;
  4. Правосудие – 41 элемент;
  5. Природа – 31 элемент;
  6. Социальная жизнь – 30 элементов;
  7. Другое – 17 элементов.

Ключевым звеном в информационно-пропагандистской работе боевиков ДАИШ является опора на новости о Вооруженных силах и новости с полей боёв. Именно эта сфера является для нас более интересной и, проводя её анализ, мы видим, что новостные потоки ИГ о военных делах также делятся по темам:

  1. Обзоры новостей с полей боёв – 84 элемента;
  2. Сокрушение о грехе – 78 элементов;
  3. Об успехах наступления – 52 элемента;
  4. Восхваление мучеников – 48 элементов;
  5. Последствия боевых действий - 31 элемент;
  6. Подготовка к ведению боевых действий – 30 элементов;
  7. Об успехах обороны – 8 элементов.

ИГИЛ в своей агитационной работе является крайне успешной организацией, которая производит большой объём качественного медиа-контента. В своей деятельности боевики действуют по принципу: «произвести как можно больше». Эта стратегия позволяет сделать невозможным или крайне затруднительным процесс слежки за производительностью медийных служб ДАИШ. Также это не позволяет произвести чёткий анализ того, чем же всё-таки занимается ИГИЛ для создания контрпропагандистских мер. Такая политика позволяет ИГ как дезориентировать своих врагов, так и привлечь тех, кому интересна жизнь боевиков.

В первые дни месяца Шаваль, например, в медийном пространстве ИГИЛ не было показано никакого насилия. Причиной этому стало то, что этот месяц начинается с праздника Ид аль-Фитр, или «Праздник разговения», приуроченного к окончанию святого месяца Рамадан. СМИ ДАИШ должны были показать, что как в самом «Исламском государстве», так и за его пределами с ИГ ничего не может даже близко сравниться. Для достижения этого необходимо было сделать упор на две основные сферы жизни общества – духовную и социальную. Активно демонстрировались кадры раздачи милостыни всем нуждающимся в Ливии и Сирии, а также демонстрировались видео сюжеты с праздничных молитв. Создавалась общая атмосфера праздника. Для усиления эффекта, боевики транслировали кадры детей, играющих на аттракционах, раздачу различных сладостей и игрушек детям, оставшимся без родителей, боевиков, спокойно отдыхающих, пьющих чай и смеющихся между собой. В этот период начала активно действовать официальная радиостанция ДАИШ «Аль-Байан», которая транслировала интервью так называемых счастливых «случайных» прохожих.

Постепенно, по прошествии Рамадана, картины, транслируемые боевиками, перестали иметь исключительно мирный оттенок. В кадры с выращиванием дынь, деятельности различных предприятий и мастерских начали вливаться фото и видео материалы с боевых позиций ИГИЛ – издевательства над убитыми телами противников, демонстрация захваченных боевиками артефактов и кадры с людьми в масках, обстреливающие из миномётов позиции противников.

Кроме тщательно подобранных фотографий, которых было 696, ИГ выпустили 64 различных видео, среди которых были как мирные (регистрация браков, работа чиновников), так и исключительно агрессивные действия так называемой «религиозной полиции» (по уничтожению «идолопоклоннических» памятников, а также уничтожению людей, не являющихся сторонниками боевиков).

У ИГИЛ принято на два видео ролика о мирный жизни, выпускать один о военных действиях – обучение боевиков в специализированных лагерях, тщательно подготовленные и прекрасно снятые атаки на позиции противника, воодушевляющая речь смертников перед своим убытием на последнее задание, которое они должны будут выполнить ценой собственной жизни, подорвав или себя, или машину, в которой едут.

Террористы активно используют инструмент виктимизации, то есть процесс, который превращает самих боевиков в несчастных жертв в глазах общественности. Демонстрируются кадры, на которых видны «жертвы», обычно постановочные, измазанные кетчупом дети и женщины, которые подверглись «варварскому налёту российских ВКС», либо ударам авиации коалиции, или артиллерийскому огню сирийских вооружённых сил.

Со временем, жестокость ИГИЛ не сбавляет ни свои темпы, ни свои объёмы. Примером этого является событие, произошедшее уже на пятый день месяца Шаваля, а именно убийство сирийского военного в провинции путём выстрела в спину и дальнейшего сбрасывания его тела с обрыва. Через четыре дня появилось видео обезглавливания в Ираке подозреваемых в шпионаже против ИГИЛ. Еще через несколько дней было выложено в Интернет видео, в котором снято, как «врагов» ДАИШ подрывают взрывчаткой, предварительно заставив их на ней сидеть.

Крайне интересным для нас было понять мотивы столь жестоких поступков, да и политики целой многотысячной организации в принципе. Анализируя произошедшие события, мы пришли к выводу, что основным мотивом зверств, проводимых на оккупированных территориях, является стремление боевиков предупредить о том, что будет со всеми теми, кто противиться воли «халифата». Яркой чертой этих посылов является стремление убедить в неизбежности кары всем тем, кто планирует выступать против ИГ, но главной целевой аудиторией этих посылов являются не представители международного сообщества, а люди, проживающие на подвластных боевикам территориях. Им предоставлялся довольно серьёзный выбор, который, в принципе нельзя было назвать выбором, а именно – становитесь сторонниками ДАИШ, живите в «рае на Земле», на территории утопического «халифата», или же умрите страшной смертью. Интересно осознавать, что заявления такого уровня появлялись на порядок реже других тем, используемых боевиками. Причиной этому стало желание не допустить привыкания к такого рода насилию над мирным населением, держа людей в постоянном страхе, пытаясь ожесточить их характер.

В отличие от начала деятельности ИГИЛ, их первичный посыл, посвященный идеям принадлежности и милосердия, ушёл в прошлое. Данные вопросы стали подниматься крайне редко. Лишь несколько раз ДАИШ пытались привлечь в ряды своих сторонников иностранных рекрутов идеями товарищества и братства. Всё же в основе своей боевики в качестве пропагандистских инструментов использовали извращённые религиозные идеи и посылы. Также заметным событием стало снижение активной агитации того, что всех раскаявшихся противников ИГИЛ ждёт амнистия, хотя до этого боевики гордились именно этой политикой. Данные преобразования есть продукт изменения стратегии идеологической обработки населения, связанной с более жёстким подчинением идеям центральной власти «Исламского государства».

Не проходило ни дня без новой порции распространения выгодных ДАИШ агитационных материалов. Занятно осознавать то, что работу механизмов пропагандисткой машины ИГ нельзя рассматривать по отдельности. То есть, невозможно, просмотрев несколько видео про казни «неверных» от рук боевиков, сделать вывод о всей системе агитационных мер и инструментов, используемых для развития системы вербовки новых адептов и контроля за подчиненными территориями. Причиной этому является отсутствия полной картины деятельности боевиков-агитаторов.

При воздействии полного механизма информационно-пропагандистской деятельности на отдельно взятого человека, то есть работы каждого направления пропаганды в совокупности друг с другом, человеку предоставляется возможный широкий спектр реализации, как себя, так и своих желаний. Примером являются следующие идеи, которые используют для контроля над сознанием отдельно взятого человека:

  1. Жестокие наказания используются для деморализации противников, давая им понять, что дальнейшее сопротивление приведет не просто к неминуемой гибели, а именно к страшным мучения перед смертью. Этот фактор также играет и роль, которая помогает привлечь новых сторонников, желающих присоединиться к действительно влиятельной силе.
  2. Для людей меркантильных и алчных создаются отдельные блоки пропагандисткой работы, а именно показываются материалы успешной деятельности сельскохозяйственного и промышленного аппаратов, которые приносят высокую прибыль, как самому ИГ, так и работникам данных отраслей.
  3. Отрубание конечностей за воровство, побивание камнями за измену, обезглавливание и расстрелы тех, кто нарушает Коран – вот направление воздействия на тех, кто ищет постоянное торжество закона.
  4. Пропаганда идей торжества законов Шариата, возвращение к фундаменталистским основам средневекового Ислама, а также жёсткое соблюдение порядка и правил, установленных для соблюдения всеми мусульманами, становятся так называемой «путевой звездой» для джихадистов со всего мира, желающих стать частью того самого салафитского ислама, который якобы строго следует по пути, построенном пророком Мухамадом.
  5. Все съёмки, которые направлены для контроля над сознанием человека, создаются в красивых природных живописных местах, которые символизируют, как бы Рай на Земле, что также непосредственно влияет на формирование положительного образа ДАИШ.

При более подробном анализе информационно-пропагандистской деятельности ИГИЛ, нам становится ясно, что направленность воздействия рычагов психологического контроля затрагивает не только зарубежных сторонников поддержания увлечения тех, кому организация интересна и влиятельных спонсоров, но, прежде всего, для внутреннего самоконтроля ДАИШ.

Серьёзным фактором успешной информационно-пропагандистской деятельности ИГ является отсутствие на подконтрольных территориях возможных информационных ресурсов, которые хоть как-нибудь противоречили или противодействовали вербовочным работам ДАИШ. На оккупированных территориях нет никакой свободы информации, альтернативных точек зрения на те, или иные вопросы. В данных регионах существуют лишь одни «законные» трансляции и новости, доносимые боевиками через импровизированные СМИ. На улицах выставляются специальные экраны, постоянно транслирующие нужные джихадистам новости, а из репродукторов регулярно доносятся радиосводки. Население на захваченных территориях в прямом и переносном смысле находится под властью информационно-пропагандистской машины ДАИШ. Для многих сторонников ИГ и обычного населения пропаганда стала единственно возможным способом узнать хоть какие-то новости по ситуации внутри государства и за его пределами.

Особенно сильна пропаганда ИГИЛ в социальных сетях, где человек сам выбирает тот контент, который ему интересен. Если он имеет склонности к солидарности или симпатии деятельности идеологии ДАИШ, то, даже имея возможность выбирать тематику своих «групп» в социальных сетях, он будет вновь и вновь обращаться к агитационным продуктам ИГ, считая их основой своих собственных интересов. Данные люди становятся, так сказать, зависимы перед маркетинговым продуктом боевиком, желая получать всё больше и больше различных медийных компонентов от террористов.  

Как упоминалось выше, пропагандистско-агитационная деятельность ИГИЛ имеет как внутрирегиональную, так и международную направленность. Следует заметить, что одним из основных направлений вербовочной работы ДАИШ являются регионы Северного Кавказа, а также – Центральной Азии, местное население которых традиционно исповедует Ислам. Благодаря их активным агитационным действия, численность боевиков значительно увеличивается, путём прибытия новых адептов из выше перечисленных регионов.

Серьезные проблемы с увеличением численности боевиков и укрепления их позиций негативно влияют на внутреннее состояние Центрально-Азиатского государства – Афганистан. Примечательно, что первые ячейки ДАИШ появились в южной провинции этой страны, Гельменде, и возглавил их бывший полевой командир движения «Талибан», перешедший на сторону ИГ. Стремительными темпами по Афганистану начала распространяться идеология боевиков ИГИЛ, примером этого послужило то, что в скором времени, после образования первых ячеек «Исламского государства», влияние этой организации распространилась уже и на приграничную с Туркменистаном территорию, а именно в провинции Балх, где были обнаружены крупные сосредоточения сил ИГ. Свидетельством этого стало появление знамён ИГИЛ над административными зданиями данного региона.

Увеличение влияния ДАИШ в Афганистане стало следствием процесса раскола Талибана на две основные части, катализатором которого явились две основные причины, а именно:

  1. Несогласие значительно части движение с процессом поиска руководства движения путей решения разногласий и противоречий с американскими ВС, постоянно дислоцирующиеся в Афганистане;
  2. Крайне низкие успехи Талибана в захвате территорий, контролируемых правительственными войсками за довольно длительный период времени. ИГИЛ же за относительно короткие сроки добилось серьёзных успехов в данном направлении, установленные чётки шариатские законы на оккупированных территориях.

Эти факторы сыграли решающую роль в процессе перехода не только отдельных боевиков на сторону ИГИЛ, но даже целых отрядов под командованием опытных полевых командиров.

Довольно простой механизм вербовки использует ИГИЛ на неподконтрольных территориях Ближнего Востока и Центральной Азии. В основе своей работы на данном направлении они используют простые популистские лозунги, которые распространяют среди местного населения, завлекая его в свои ряды различными заманчивыми предложениями. Также одним из решающих факторов успеха в пропаганде ДАИШ является слабое светское образование молодых людей и девушек и их крайняя нищета. Именно по этим причинам революционная романтика ИГИЛ, агитируемая в массах, становится так привлекательна для новых молодых адептов, стремящихся уехать на подконтрольные боевикам территории.

В последнее время ситуация по этнической основе ИГИЛ начала в корне меняться. Если раньше доминировали в организации выходцы из Йемена и Ирака, то сейчас можно наблюдать тенденцию увеличения численности последователей джихадистов из довольно благополучных стран Центральной Азии, таких, например, как Казахстан и Азербайджан. Это связано с успехом создания боевиками ДАИШ определенного положительного образа, так сказать освободительной, единственно истинной и справедливой организации, стремящейся создать «халифат» с универсальной социальной справедливостью. Именно эти, псевдоромантические идеи делают ИГИЛ особенно интересным движением, которое на данный момент превосходит по всем показателям свою материнскую организацию – Аль-Каиду.

Говоря об основах вербовки, мы не должны забывать о том, что боевики используют абсолютно разные способы пропаганды, о которых мы говорили чуть ранее. Зная, что ИГИЛ делает упор именно на религиозную составляющую в своей работе по информационно-пропагандистской деятельности, мы должны задать следующий вопрос: «Почему боевикам так успешно удаётся искажать основные столпы Ислама, изменять и по-своему интерпретировать сунны и суры Священных Писаний, что позволяет влиять на религиозные чувства мусульман, призывая их на античеловечный и антиисламский джихад?» Причиной этому послужила слабая теологическая и религиозная образованность рядовых граждан стран Ближнего Востока, Центральной Азии и Северного Кавказа. Многие из них, подвергшись вербовке, просто толком не знали своего собственного вероучения, слепо доверяя так называемым «муфтиям», которые в своей работе используют огромное количество лжи, добавляя лишь немного истины из, к примеру, Корана. Такая смесь позволяет для необученного человека создать завесу ложной истины, в которую многие, не имея необходимых знаний, начинают верить и слепо следовать за этим.

Отдельной системой агитационного воздействия боевики ИГИЛ пользуются на территории Северного Кавказа. К примеру, в Карачаево-Черкесии был зафиксирован случай распространения пропагандистского видео с, якобы, кадрами угнетения и истребления черкесов в Сирии правительственными войсками Асада. Данные видеоролики направлены, прежде всего, на дискредитацию как правящего режима, так и ВС САР. Используя механизмы психологического воздействия такого типа, боевики, прежде всего, хотят разжечь в представителях отдельного этноса ненависть к их «мучителям» для того, чтобы в дальнейшем сделать предложение об организации борьбы с «угнетателями» своего народа за рубежом. Ещё одним способом влияния на людей является поиск семей с тяжёлым материальным состоянием или большими кредитными задолжностями. Боевивики предлагаю молодым членам семей решить возникшую проблему, но в обмен на службу в ИГИЛ. Довольно часто молодые и неокрепшие умы соглашаются на эти условия, в полной мере не осознавая то, с чем они столкнулись.

После прибытия в учебно-тренировочный лагерь боевиков, на новоиспечённого джихадиста оказывается мощное морально-психологическое давление, целью которого является заставить нового адепта вступить в брак. Делается это с целью установления зависимости выбранной жертвы от своего супруга или супруги. Но если всё же жертва передумает служить «халифату» и её не остановит даже наличие брака, то пропагандисты начинают применять методы психологического давления, а именно – запугивать желающих уехать уголовным преследованием на территории своей страны за участие в деятельности террористической организации.

ИГИЛ прекрасно разделяет вновь прибывшее пополнение рекрутов по специально выделенным группам для определения их дальнейшей роли в функционировании халифата. Пополнение делится в основном на две основные категории: 1. Те, кто понадобятся в мирной жизни; 2. Те, кто необходим на войне. Уже сейчас боевики ДАИШ ищут людей, способных взять на себя контроль над оккупированными территориями. Эта деятельность действительно придаёт ИГ определённый оттенок государственности. Скорее это даже попытка создать свою собственную страну с понятными только её правительству законами. Особенно активно вербовка направлена на людей таких профессий, как: врачи, бухгалтера, инженеры и многие другие. Эти люди крайне необходимы для стабильного функционирования подконтрольных ИГИЛ иракских и сирийских территорий. Но нельзя забывать и того, что боевики также занимаются агитацией в отношении детей, обещая им незабываемые приключения и настоящее обучение военному делу, причиной этого является желание руководства ИГ расширять свою незаконную, преступную деятельность.

Отдельной статьёй в информационно-пропагандистской активности ИГИЛ идёт процесс подрывной деятельности стран Центральной Азии. По личному распоряжению так называемого халифа ИГИЛ, Абу Бакра аль-Багдади, из бюджета организации было выделено порядка 70 млн. $ на ведение подрывной деятельности с целью дестабилизации политического, экономического, социального и духовного состояния в ЦА. Данная работа уже сейчас имеет свои результаты. Так, например, в ДАИШ создана боевая группа под названием «Мавераннахр», членами которой являются выходцы из ЦА, а именно – казахи, киргизы, таджики, узбеки и многие другие. Также, примером успеха работы джихадистских эмиссаров стал процесс вливания террористической группировки «Исламское движение Узбекистана» в состав ИГИЛ 26 сентября 2014 года. Лидер ИДУ присягнул на верность Аль-Багдади, заявив, что готов провести ряд терактов на территории Узбекистана.

Дополнительным примером успеха боевиков является то, что лидер таджикского отделения ИГИЛ заявил, что за ДАИШ воюет более 2000 человек из Таджикистана и эта цифра с каждым днём только растёт.

3. Оценка эффективности информационно-пропагандистской деятельности ИГИЛ

Для определения реального уровня эффективности агитационно-пропагандистской деятельности ДАИШ в вопросах привлечения новых последователей в свои ряды, нам необходимо обратиться к статистическим данным притока иностранных граждан на службу к террористам. Наиболее профессионально работу такого типа осуществила частная аналитическая компания The Soufan Group (SG). Эта неправительственная организация, занимающая серьёзными анализами вопросов, касающихся геополитики, в том числе и увеличения последователей ИГИЛ через приток иностранных наёмников.

Первое исследование Soufan Group по проблематике бойцов-иностранцев в ДАИШ провела в июне 2014 года. Результатам этого исследования стало получение экспертных оценок, дающих нам довольно чёткое представление о том, что численность иностранных рекрутов на момент проведения исследования составляла около 12 тыс. человек из 81 страны мира. Это только в Сирии!

Всего лишь через полтора года повторное исследование такого типа показало крайне негативную картину в развитии ситуации на Ближнем Востоке. Несмотря на множество превентивных мер ряда государств по недопущению пропагандистского влияния боевиков на местное население, а также блокирования различных каналов потоков добровольцев-джихадистов, численность иностранных наёмников в одной лишь САР увеличилась примерно от 27 до 31 тыс. и примерно уже из 86 государств. По данным ЦРУ [8], на сентябрь 2015 года, численность иностранных боевиков в Сирии была равной примерно 30 тыс. человек, а количество стран – до 100. В связи с этим, мы можем сделать вывод, что усилия по проблематики сдерживания потоков иностранных наёмников имеют лишь ограничивающий характер.

Одним из достижений исследования SG стало определение особенности распределения потоков иностранных наемников. Данные потоки по своему объёму являются неоднообразными. Определённые регионы показывают низкие объёмы притока новых адептов в стан боевиков, а другие – наоборот, довольно высокие показатели. Ко вторым относится и Россия. Рост числа иностранных боевиков за изучаемый период из стран Западной Европы увеличился почти вдвое, потоки из Северной Америки оставались примерно на прежних позициях, а число боевиков прибывающих из России и Средней Азии в ДАИШ показал прирост почти в три раза[3].

Особенности призыва под чёрные знамёна джихада в каждом регионе различны. Так, например, в США решающую роль в формировании новых боевиков играет агитация и пропаганда через социальные сети. А в странах с наибольшим процентом притока боевиков решающую роль играют семейные и дружеские отношения при вербовке новых адептов. На сегодняшний день примерный средний процент боевиков, воевавших на стороне ИГИЛ и уже возвратившихся в свои страны, составляет около 20-30%. Это представляет серьёзную угрозу безопасности данных стран.  

Используя открытые данные докладов ООН по численности иностранных боевиков, участвовавших в боевых действиях на стороне ИГИЛ из различных регионов мира, мы можем увидеть следующие данные по численному составу наёмников[4]:

  1. Западная Европа – 5 тыс.;
  2. Страны СНГ и бывшего Советского Союза – 4,7 тыс.;
  3. Северная Америка – 280;
  4. Балканы – 875;
  5. Страны Магриба – 8 тыс.;
  6. Ближний и Средний Восток – 8240;
  7. Южная Азия – 900.

По странам мира самые крупные группы иностранных боевиков в ИГИЛ дали:

  1. Тунис – 6000 (офиц.) на октябрь 2015;
  2. Саудовская Аравия – 2500 (офиц.) на октябрь 2015;
  3. Россия – 2400 (офиц.) на сентябрь 2015;
  4. Турция – 2000-2200 (офиц.) на ноябрь 2015;
  5. Иордания – 2000 (офиц.) на сентябрь 2015.

Далее приведём сведения по странам СНГ и бывшим республикам СССР:

  1. Азербайджан – 104 (офиц.), 216 (неофиц.) на май 2014;
  2. Грузия - 50 (офиц.) на июль 2015;
  3. Казахстан – 300 (офиц.) на январь 2015;
  4. Киргизия – 500 (неофиц.) на ноябрь 2015;
  5. Молдова – 1 (офиц.) на январь 2015;
  6. Таджикистан – 386 (офиц.) на май 2015;
  7. Туркменистан – 360 (неофиц.) на январь 2015.

Анализ приведённых цифр даёт нам довольно чёткую картину этнического состава большей части группировки ДАИШ. Мы видим, что приток новых боевиков в большей части происходит из стран Большого Ближнего Востока. До сих пор тунисцы, иорданцы и саудовцы являются доминирующими национальностями среди боевиков ИГ.

Отдельно выделяется Турция, как один из крупнейших поставщиков личного состава для террористов. Так, например, согласно отчёта турецких спецслужб от ноября 2015 года, 500 граждан этого государства были заключены в тюрьму по обвинению в пособничестве ИГИЛ, а ещё 100 за работу на Джабхат Фатх аш-Шам.

К сожалению, продолжается тенденция роста числа рекрутов из стран Западной Европы и России, но, в отличие от своих ближневосточных коллег, европейские рекруты едут на «джихад» по личным причинам, а не по политическим, изначально не планируя обучаться там террористической деятельности для воплощения её на территории своей страны, а лишь желая принять участие в войне именно на территориях Сирии и Ирака. Но бывают и исключения, примером этого послужил теракт 13 ноября 2015 года в Париже, совершённый Салахом Абдесламом и Абдельхамидом Абааудом, имевшим опыт боевых действий на стороне ИГИЛ в Сирии. Именно по причине возможного создания угроз национальной безопасности страны необходимо не только проводить мероприятия предотвращения выезда джихадистких волонтёров, но также вести тщательный контроль за всеми, кто возвращается с территорий, подконтрольных ИГИЛ.

Районы, с которых призываются рекруты ДАИШ, являются разными по своим размерам и объёму направляемых бойцов. Так, например, малым центром рекртутирования является район Лислеби во Фредрикстаде в Норвегии. Этот город, численностью всего 6 тыс. человек направил в ИГИЛ 8 своих рекрутов, если такое соотношение применить к США, то численность предоставляемых новобранцев была бы близка к примерно 413 тыс. человек. Скорее всего, причиной такой успешной деятельности в данном небольшом районе является наличие харизматической личности, занимающейся агитационно-пропагандистской деятельностью.

Примерами больших районов поставки рекрутов являются Бизерта и Бен Гардан в Тунисе, Дерна в Ливии, Панкинское ущелье в Грузии, Моленбек в Брюсселе. Производя анализ происхождения тунисских рекрутов, мы придём к выводу, что большая часть из них происходит из лишь трёх районов Туниса: 1.Бен-Гардана – 15,2%; 2.Бизерты – 10,7%; 3.Туниса – 10,7%. Пример той же закономерности является район Дерна в Ливии, большая часть ливийских боевиков происходит именно из этих районов. Причиной таких событий стало то, что данные широкие регионы изначально имели определенные конфронтации с государственной властью, так как большая часть населения данных районов были склонны к сотрудничеству с вахабитскими движениями[9].

По разным данным аналитических ведомств, порядка 5 тыс. человек совершили поездку в Сирию из стран Европейского Союза:

  1. Франция – 1800 рекрутов.
  2. Великобритания – 760 рекрутов.
  3. Германия - 760 рекрутов.
  4. Бельгия – 470 рекрутов.

Именно на эти четыре страны приходиться наибольший объём рекрутированных боевиками людей. Причиной этому стал процесс усиления маргинальных идей в эмигрантских общинах, прибывших большей частью из Северной Африки. Зачастую люди, уехавшие на Ближний Восток для присоединения к террористической борьбе, в обычной жизни ничего существенного не добились, а зачастую имели даже криминальное прошлое. ДАИШ дал им возможность начать жизнь с чистого листа без оглядки на прошлое, а лишь видя то, что его должно было бы ждать в будущем в случае торжества идей «Исламского государства». Возрастной контингент европейских боевиков колеблется в районе 20 лет.

Активно происходит агитация в исламских общинах Европы через определённые родственные и дружественные связи. Обращаясь к выше сказанному, боевики, совершившие теракт в Париже, проживали в Моленбеке, Брюссель и происходили из одной общины.

В России и странах бывшего СССР существует несколько основных районов вербовки новых адептов и последователей ИГИЛ, становящихся на боевой путь защиты салафитских джихадистских идей, как у себя на Родине, так и в Сирии и Ираке.

В России такими районами являются регионы Северного Кавказа, в особенности Чечня и Дагестан. В Азербайджане рекрутинг новых бойцов ИГ происходит в трёх основных городах – Сумгаите, Шабране и Квазаре. Радикализация Ислама на Северном Кавказе является довольно застоявшейся проблемой. Так, например, бойцы террористической организации «Имарат Кавказа» массово переезжают в Сирию, видя там более серьёзные перспективы в своей деятельности, нежели на территории Российской Федерации, даже с учётом того, что ИК присягнул на верность ДАИШ.

Страны Центральной Азии также столкнулись с усилением информационно-пропагандистской деятельности боевиков ИГ на своих территориях.  Объединённая группа сторонников ДАИШ из региона ЦА в Сирии и Ираке насчитывает примерно 2000 человек и включает в себя представителей таких стран как Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

Регион Арабского Магриба, то есть Северная Африка, поставил наибольшее число сторонников ИГИЛ. По данным на 2015 год около 6 тыс. боевиков попали в Сирию из Туниса, среди которых было около 700 женщин. Официальными властями Марокко была предоставлена мировому сообществу цифра в 1200 волонтёров, отправившихся для поиска своего счастья в ДАИШ. Эта цифра кажется заниженной, как и данные ливийских властей о том, что около 600 бойцов ИГ происходят именно из этой страны. Данные Алжира о 200-500 своих волонтёров-вахабитов также кажутся неправдоподобными. Каждый регион Магриба, с которого убывают рекруты на «джихад», имеет свои причины для этого, хотя существуют и общие положения, такие как массовая безработица, высокая плотность населения и низкий уровень жизни. Частными причинами, всё же, являются: 1.В Ливии районы Бенгази и Дерна известны как рассадники джихадизма; 2.В Тунисе город Бен-Гардан с населеним около 80 тыс. человек дал максимальные показатели джихадистов; 3.В Марокко трущобы Сиди Мумен являются не просто обителью большого количества потенциальных террористов, но и местом, наибольшего сосредоточения террористов-смертников[10].

Особо остро проблема терроризма чувствуется в Ливии. Игиловцы использует данное государство как транзитный узел для путешествий из Сирии и Ирака. Последствием свободного передвижения джихадистов по некогда стабильной Ливийской стране послужило полным закрытием Тунисской границы, что является прямым доказательством того, что тунисские джихадисты возвращаются на Родину именно через Ливию.

Без участия в сирийской войне не остались страны, так называемого «Африканского рога», хотя реальные данные по количеству участников крайне ограничены. На январь 2015 года 70 боевиков Сомали воевали на стороне ИГИЛ в Сирии. Причиной этого стал процесс укрепления джихадистской организации «Аль-Шабааб», являющейся частью Аль-Каиды в Сомали. В сентябре 2015 года официальный представитель Судана заявил об участии 70 граждан этой страны в боевых действиях в Сирии и Ираке на стороне боевиков ИГИЛ. Также в Сирии воюют боевики из Эритреи.

После разрушительной Югославской войны, Балканы стали местом консолидации исламских экстремистов. Основными странами, подвергшимися особо сильной агитационной атаки ДАИШ, стали: Албания, Босния, Косово и Македония. Причиной этому стал большой процент мусульман, проживающих на данной территории и являющихся лояльными идеям ИГ. В общей сложности за 2015 год число боевиков с Балкан составило 875 человек, что является в три раза больше показателей 2014 года.

Значительное количество воющих боевиков Сирии пребывает из Юго-Восточной Азии.  Правительство Индонезии заявило в ноябре 2015 года о том, что около 700 индонезийцев присоединилось к ИГИЛ. В августе 2014 года бывший президент Филиппин заявил, что порядка 100 граждан этой страны встали на сторону ИГ.

В Америке уровень потока рекрутов в ИГИЛ стабильно низкий, если смотреть на соотношение к численности населения. Джеймс Коми, директор ФБР заявил, к сентябрю 2015 года на сторону ДАИШ встало лишь 150 американцев, хотя пробраться на подконтрольные боевикам территории пытались 250 человек. В октябре 2015 года власти Канады заявили, что порядка 130 канадцев отправились принять участие в «джихаде» в Сирии и Ираке. Рекрутинг же по Латинской Америке является крайне низким на столько, что абсолютно не влияет ни на какие сферы жизни как государства и общества, так и на результаты боевых действий в САР.

Возвращаясь к методам вербовки, мы вспоминаем два основных направления боевиков ИГИЛ: 1. Агитация в Интернет-пространстве.  2. Агитация через личные контакты.

Агитация через Интернет особенно успешна в развитых странах, где у граждан в большей степени есть определённый финансовый достаток, который позволяет им жить в неплохих условиях, но нет какой-либо конкретной жизненной цели. Именно на постановку идей, создание заранее продуманного смысла жизни направлена агитация и психологическая обработка боевиками. Высокопрофессиональные психологи раскрывают идеи социальной справедливости на оккупированных территориях, заставляя своих жертв думать о превосходстве «халифата» над его собственным государством.

Пропаганда через родственные и дружеские связи носят особенно сильный характер. Завербованный ранее близкий человек начинает рассказывать о всех «прелестях» жизни в халифате. Говоря о том, что именно собственный опыт, собственные воспоминания заставляют его вернуться туда, где ему было действительно хорошо, где он чувствовал себя нужным и любимым. Эти лживые речи, заранее подготовленные опытными вербовщиками ДАИШ, вносят в головы оппонентов определённый когнитивный диссонанс, последствием которого становится принятие идей «джихада» и вступление на так называемый «праведный путь» ещё одного рекрута.

4. Основные способы противодействия агитационно-пропагандистской деятельности ИГИЛ

Современные исторические реалии, а именно большое количество граждан России, принявших за истину идеи ИГИЛ и вступивших на один военный путь вместе с этой группировкой, переехав в Сирию или Ирак, заставляют нас заняться вопросом выработки мер контрпропаганды, как необходимого элемента укрепления национальной безопасности страны.

Причиной этому стало то, что, возвращаясь из своих террористических «командировок» на территорию Российской Федерации, завербованные боевики создают угрозу проведения возможных террористических актов. Они также занимаются активным распространением джихадистских идей среди своего окружения. Этот процесс создаёт прецеденты к появлению новых последователей идеологий боевиков.

Россия, как многонациональное и многоконфессиональное государство имело определённый опыт столкновения христианских и мусульманских традиций и культур. Это ярко проявилось в ходе Кавказских воин 19-го века, где противостоял Российской Империи суннитский имам, ставший ярким представителем салафизма – Шамиль [5].

По мнению видного аналитика России, генерал-лейтенанта ФСБ С.Н.Леонова, «нынешние формы борьбы с терроризмом со всей очевидностью показали их недостаточную эффективность… Борьба с любой воинствующей идеологией должна быть обязательно дополнена политической, идеологической борьбой».

Не обращаясь к основным политическим и социальным причинам войны на Северном Кавказе 19-го века, мы лишь рассмотрим возможный способ решения данного типа конфликтов на основе внедрения суфийских идей в систему морально-нравственных ценностей кавказца-мусульманина того периода, как возможный вариант противодействия информационно-пропагандистской деятельности ИГИЛ сегодня.

 تصوف (тасаввуф-суфизм) – мистическое учение в исламской религии, основанное на аскетизме в быту, возникло на рубеже VII-VIII вв. Его ещё называют «народным Исламом», так как это течение возникло в самой бедной, социально незащищённой части исламского общества.

Причиной актуальности изучения именно суфизма, как инструмента противодействия идеям салафизма в регионах Северного Кавказа обусловлено тем, что примерно 75% населения Чечни, Дагестана и Ингушетии являются приверженцами именно идей суфиев, крайне негативно относясь к попытке со стороны специальных служб Европы и США, навязать им чуждые "саудитовские" идеи джихадизма.  

Сегодня для многих теологов и религиозных деятелей Ислама, выходит на передние позиции в борьбе с джихадистской трактовкой суннизма роль суфизма как инструмента с гуманистическими основами в решение целого ряда религиозно-этнических проблем как внутри регионов Северного Кавказа, так и внутри, полыхающего огнём гражданской войны, Ближнего Востока.

При формировании своей современной идентичности, суфизм прошёл три основных этапа своего развития, а именно[5]:

  1. Этап зухда – благочестие, набожность, аскетизм (VII-VIII вв.);
  2. Этап тасаввуфа – сам суфизм (IX-XI вв.);
  3. Этап тарикатов – послушание (XII-XIIIвв.).

Зухда стал своеобразным ответом и социальным протестом представителей беднейших слоёв исламского общества на антинародные действия исламских правителей. Главным отличительным признаком зухда стало провозглашение пути к аскетическому образу жизни каждого мусульманина. Известный на Ближнем Востоке научный и религиозный деятель средних веков как-то сказал следующие слова, характеризуя понятие термина «аскет»: «Кто, имея имущество, недоволен им, избегает брать его, ненавидит его, остерегаясь его зла и отвлечения, тот истинный суфий».

Тасаввуфа – термин, которого нет ни в Коране, ни в Сунне, но, полагают многие исламские богословы, что основы суфизма были заложены ещё при пророке Мухаммаде путём развития идей аскетизма и полной самоотдачи в служении Аллаху. Это подтверждает высказывание арабского учённого Ибн Халдуна: «Суфизм – это одна из шариатских наук, возникших после Пророка (да благословит его Аллах и его приветствует). Его основой является возрождение пути прежних (праведных людей) из нашей Уммы…  Его стержнем является в поклонении, устремление к Аллаху, оторванность мирских соблазнов и отказ о всего, за чем гонится большинство людей – власть, богатство, наслаждения».

Мусульманские богословы в подтверждение истинных исламских истоков возникновения суфизма выделяют две основные ступени, на которых зиждется это религиозное учение[5]:

  1. Шариат – свод мусульманских законов;
  2. Тарикат – близкое в христианстве к термину «послушание»;
  3. Хакыкат – истина. Возникающий результат после слияния Шариата и Тариката.

Тарикат включает в себя не только такое понятие, как «послушание» в широком плане, но и уникальное для Ислама и присущее только суфизму явление, как объединение мюридов (учеников) вокруг своего шейха-муршида (учителя и наставника) в закрытый орден со своим собственным уставом и правилами. Тарикат в традиционном Исламе не играет обязательной роли, а также не освобождает мусульман, следующих ему от фарды – основных заповедей религии.

В большей части к тарикатам необходимо относится не как к методам послушания, а скорее как к общности мусульман-единомышленников. К основным и самым массовым тарикатам относятся Рафа’йая, Кадирийа, Нокшбандийя и Бадаувийя. Хотя в настоящее время насчитывается множество других тарикатов со своими внутренними особенностями и различиями.

Возвращаясь к регионам Северного Кавказа, хочется отметить, что издавна там существует два основных суфийских тариката – Нокшбандийя и Кадирийа.

Основателем ордена Кадирийа на Северном Кавказе, который впервые возник в Ираке, стал Кунта-Хаджи Кишиев, родившийся в 1829 году в селе Мелча-Хи, Чечня. Он с юности считал, что джихад, как один из основных религиозных процессов всех мусульман, должен быть направлен не против так называемых «неверных», а должен быть направлен на борьбу с собственными пороками и грехами. Кунта-Хаджи считал, что лучшим способом для осуществления этих идей является процесс следование суфийским мудростям, как идеям, содержащим поистине гуманные и человеколюбивые взгляды.

Основными и важнейшими элементами учения Кишиева стали покаяние, молитва, зикр (процесс восхваления Бога), наличие страха перед Аллахом. Для осуществления этих элементов, по мнению Кунта-Хаджи, необходимо было следовать семи основным принципам[6]:

  1. Мюрид со своим муршидом-устазом (наставником) составляют сакральную, крепкую и неразрывную духовную связь.
  2. В сердце у мюрида не должно быть какого-либо проявления зависти.
  3. Мюрид обязан относится ко всем людям, включая незнакомцев и представителей других конфессий, с уважением. Также ему запрещается кого-либо осуждать, так как это является тяжким харамом (грехом).
  4. Мюриду запрещено использование негативных слов в отношении других представителей ислама, при нарушение этого, ученик обязан исправить совершённое.
  5. Несмотря на возможные трения или даже вражду между устазами, мюрид обязан относится с глубоким уважением к каждому муршиду-устазу, как будто это именно его учителей и наставник.
  6. Мюрид должен везде следовать за своим устазом, а устаз, в свою очередь, полностью отвечает за деяния своего ученика.
  7. После смерти устаза должен быть рядом со своим мюридом, даже на подземном допросе у грозных ангелов.

Основываясь на идеях великого арабского учённого Абу Хамида аль-Газали, упоминаемого ранее и сказавшего, что если сердце станет чистым, то может быть ему предстанет Истина, Кунта-Хаджи Кишиев в своей деятельности не нарушал древних адатов вайнахских народов (законов ингушских и чеченских народов). Он публично критиковал такие пороки, как корыстолюбие, гордыню, неуважение к людям, в особенности к старшим, а также – осуждал деятельность всех тех, кто пытался посеять смуту среди кавказских народов.

Открытое противостояние суфизма и традиционного ислама привело к процессу возможного раскола общества на две части. Для недопущения данного события в качестве миротворца-философа выступил Абу Хамид Газали, выпустив свой труд под названием «Воскрешение наук о вере». Данная работа позволила сгладить противоречия между традиционным и суфийским учениями, реабилитировав в глазах большей части исламского мира мистицизм суфиев.

Несмотря на развитие общества и вызванную этим процессом модернизацию мировых религий и Ислама в частности, суфизм сохранили свои основные догмы и постулаты, отстаивая идеи миролюбивого и «прочеловеческого» Ислама. Это способствует увеличению как самих тарикатов, так и численности их членов. К примеру, по мнению западного эксперта в вопросах изучения суфизма Дж. Триенгэма, в Чеченской республики и Ингушетии на сегодняшний день действует порядка 32 суфийских орденов, насчитывающих в своих рядах около 20 тыс. человек, входящих, как в структуры государственного управления, так и в силовые ведомства.

Из выше сказанного можно придти к выводу, что суфийские идеи и взгляды можно использовать как инструмент контрпропаганды против бесчеловечных взглядов ИГИЛ, показывая общественности, а в особенности лицам, подверженным возможным ваххабитским и террористическим влияниям, истинное лицо Ислама и его роль в формировании гуманной личности мусульманина. Суфизм выступает примером, показывающим истинную сущность одной из величайших мировых религий – Ислама. Эта сущность состоит из идей, которые призывают к уважению со стороны мусульман представителей всех верований и всех конфессий, уважая их право на выбор религии. Примером этого выступает Сура 109 из Корана «Аль-Кяфирун», которая гласит следующее: «Именем Аллаха, милость Которого вечна и безгранична. Скажи: «О неверующие! Я не приклоняюсь тому, чему вы поклоняетесь, а вы не поклоняетесь тому, Кому я поклоняюсь! У вас ваша вера, а у меня – моя!»»

Во многом суфии основываются именно на человеколюбящих идеях и взглядах, которые они воплощают путём совершения различных благих дел, а так же строгому следованию Корана в его истинном виде. Благодаря этому, можно уверенно заявить, что внедрение суфизма в регионы с доминирующими ваххабитскими взглядами позволит не только снизить уровень агрессии местного населения к представителям других конфессии, но и позволят снизить террористическую активность до минимальных показателей, что будет положительно сказываться на всей сфере жизни людей не только данных регионов, но и мировой общественности в целом. 

Таким образом, можно отметить, что на современном этапе развития военно-политической обстановки в мире, значительно проявляют активность террористические организации, представляющие собой устойчивые объединения, преследующие политические цели глобального или регионального масштаба, достижение которых предполагает использование не только террористических методов, но и информационно-психологических. Всё это говорит о том, что перед специалистами и аналитиками стоит комплекс сложнейших задач по сбору, анализу и обобщению данных с целью своевременного вскрытия угрожающих тенденций, их направленности и определения военно-политической деятельности в интересах обеспечения национальной безопасности Российской Федерации и ее союзников[11].

Список используемой литературы

  1. Алексеев И. Л., Арапов Д. Ю., Бобровников В. О.,Т. К. Ибрагим;. Стародуб Т. Х // Ислам/ Излучение плазмы — Исламский фронт спасения. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2008. — С. 741. — (Большая российская энциклопедия: [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—, т. 11).
  2. Заявление шефа Национальной разведки США Дж. Клаппера, сделанного для мировых СМИ, 28.02. 2016г.
  3. Борисов Тимофей «Кому на Руси не жить», Российская газета, 08 .08. 2006г.;
  4. Полянский Д.С. Терроризм как политическое явление в современной России, диссертация кандидата политических наук, 23.00.02, Ставрополь, Ставропольский гос унвер., 2006.
  5. Соколов В.В. Средневековая философия/ В.В. Соколов. – М.,1979
  6. Попенков О.Н. // Истоки исламского экстремизма на Кавказе. Что такое суфизм? Тарикат кадрийа чеченского суфия и устаза Кунта-Хаджи.- Вестник воронежского государственного университета. 14.02.2017 – с.83
  7. Лента.ру. от 14.07. 2015г
  8. Интервью Fox News Ласло Тот, январь 2016г.
  9. Кедми Я. . Интервью с Марком Сорокиным, «Око Планеты», 27.1.2016г;
  10. Джулиани Р., интервью Fox News, 18.07.2016г;
  11. Ганиев Т.А., Хаев А.Н., Шур В.Г., Модестов С.А., Жорник А.Е., Бондарь С.М., Карякин В.В., Торсуков Е.Г. // Специальное страноведение. Факторный анализ. Учебник. М.: ВУ, 2017 г.

Орлов Денис

ИГИЛ - террористическая организация, деятельность которой запрещена в России.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение