Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Теория и практика информационной войны / Статьи
Информационное противоборство КНР в целях обеспечения национальной безопасности
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 17-05-2020
Информационное противоборство рассматривается в Китае как совокупностью действий, направленных на разрушение и нейтрализацию информационных систем противника, а также на защиту собственных информационных систем.

Это активные действия, нацеленные на завоевание инициативы в информационном пространстве (информационного превосходства)[1].

Китайские военные теоретики отмечают, что информация в современном мире является стратегическим ресурсом. Быстрое совершенствование информационных технологий, проникновение их во все сферы жизнедеятельности повлекли, кроме преимуществ появление ряда проблем. Учитывая возрастающее значение информационного пространства как сферы военного противоборства, в китайской военной доктрине все большая роль отводится информационной войне[2].

Достижение информационного превосходство зависит не только от технологического превосходства, но и от новой тактики. В операциях ХХI века упор будет делаться на нанесение глубоких ударов по пунктам управления противника, центрам передачи информации и системам обеспечения. Одной из разновидностей информационной войны является «кибервойна» (война в виртуальном информационном пространстве – «киберпространстве»). Термин «киберпространство» обозначает моделируемое с помощью компьютерных технологий информационное пространство, в котором существует определенного рода объекты и символьное представление информации – место, в котором действуют компьютерные программы и циркулируют данные. «Кибервойна» основана на выявлении уязвимых звеньев в инфраструктуре государства и действиях, направленных на уничтожение, блокирование или модификацию информации в информационных, телекоммуникационных и электронно-вычислительных системах при помощи компьютерных атак, или так называемых, «кибератак» [3].

По мнению китайских военных специалистов в области информационного противоборства, существует ряд основополагающих принципов достижения победы в компьютерных войнах, наиболее важными из которых являются:

  • поражение или захват системы электроснабжения головного компьютера группировки противника;
  • нанесение удара по системам дистанционной разведки, управления войсками и оружием, узлам связи, электронно–вычислительным центрам и другим ключевым сегментам информационной сети противника;
  • создание искусственных условий по «перегрузке» компьютерной сети противника позволяет получить непосредственный контроль над потоками информации в системе управления войсками, материальными и энергетическими ресурсами; заражение вирусами программных средств компьютерной сети противника – один из эффективнейших способов поражения компьютерной сети командных центров противника;
  • использование достижений в области программных средств с целью несанкционированного, тайного проникновения в сеть управления противоборствующей стороны.

Кроме того, чтобы одержать победу в информационном противоборстве, по взглядам китайских военных аналитиков, необходимо создать два важных элемента: цифровое поле боя и «информатизированные» войска. Цифровое поле боя – это сложная сетевая система, охватывающая все оперативное пространство. Она состоит из систем связи, управления и контроля, передачи разведывательных сведений, боевой компьютерной базы данных и терминалов пользователей, которые могут предоставить исчерпывающую оперативную информацию в реальном или близком к реальному масштабе времени. Назначение этой сетевой системы – применение информационной технологии для получения, обмена и использования цифровой информации в реальном масштабе времени, быстрый сбор информации по требованию командования, личного состава боевых и поддерживающих органов для ясного и четкого уяснения условий на поле боя и выработки и реализации оперативных планов.

Китайские военные специалисты[4] отмечают, что влияние реализации концепции информационных войн на характер ведения боевых действий будет проявляться в следующем:

  • информационные войны вызовут особо сильное соперничество в сфере информационного доминирования. Наличие и развитие боевой эффективности войск будет основываться, главным образом, на сборе, анализе, передаче и использовании информации;
  • информационные войны расширят сферу вовлечения в военные действия, что проявится, главным образом, в двух областях:
  • усложнение в достижении победы в войнах. В информационный век необходимо будет не только устранить «материальную базу», обеспечивающую ведение противником войны, но и, кроме того, взять под контроль и уничтожить информационные системы противника, которые станут первостепенными целями при нанесении ударов;
  • распространение границ войны на космическое пространство. Ключевые информационные системы передачи данных, местоопределения, наведения и связи будут размещаться в космосе;
  • сокращение продолжительности боевых действий. С одной стороны, средства нападения будут высокоточными. С другой – в информационный век, по сравнению с индустриальным, цели, преследуемые воюющими сторонами, не будут связаны с полным окружением и уничтожением противника, а носить более ограниченный политический характер;
  • придание боевым действиям цельного характера. В связи с тем, что информация будет передаваться быстро, и не будет зависеть от рода войск или ограничена по времени, будущие войны станут беспрецедентно цельными. Боевые действия на земле, море, в воздухе и космосе будут компактными, что будет характерно как для войн большого масштаба, так и для вооруженных конфликтов малой интенсивности. Граница между стратегическим, оперативным и тактическим звеньями станет нечеткой;
  • изменение сути сосредоточения войск. Концентрация, главным образом, живой силы заменится на концентрацию преимущественно огневой мощи и информации, а количественная сторона сосредоточения войск и вооружения заменится на качественную[5].

Китайские военные теоретики отмечают, что с учетом требований информационных войн, эти изменения, предположительно, пойдут по следующим направлениям: в вопросе соотношения мощи СВ, ВВС и ВМС, пропорция сухопутных войск будет сокращаться с одновременным возрастанием доли ВВС и ВМС; будет совершенствоваться техническое оснащение; количество офицерского состава по сравнению с солдатами возрастет; увеличится число офицеров с технической подготовкой и уменьшится – с командной и штабной[6].

Военно-политическое руководство КНР непрерывно осуществляет практические мероприятия в области организации и ведения информационного противоборства по трем основным направлениям:

  • подготовка кадров;
  • совершенствование форм и способов информационных войн в ходе оперативной и боевой подготовки НОАК;
  • непосредственное ведение информационных и психологических операций и противодействие им.

Для подготовки квалифицированных кадров в области информационного доминирования разработана специальная программа обучения, рассчитанная на три категории военнослужащих.

Первая категория – высшее звено управления НОАК. Как правило, это лица, чей возраст составляет более 40 лет. Основная задача их обучения – изучение основ информационных технологий и концепций ведения информационных войн[7].

Вторая категория – командиры соединений и частей ВС Китая. В основном, это лица, чей возраст составляет от 30 до 40 лет. Основная задача их обучения – изучение форм и методов ведения информационной войны, а так же изучение основных принципов функционирования информационных систем.

Третья категория – кадровые офицеры, владеющие основами вычислительной техники и программирования, чей возраст, как правило, не превышает 30 лет. Главная задача их обучения состоит в углубленном изучении стратегии, форм и методов ведения информационной войны с последующим их применением в кризисных ситуациях. В отличие от двух первых групп срок обучения этой группы гораздо продолжительнее.

Помимо этого в программу обучения каждой из категорий, в большей или меньшей степени, включены следующие вопросы:

  • стратегия и тактика, методы и способы ведения информационной войны; компьютерное моделирование; основы информационных технологий;
  • принципы функционирования систем телекоммуникаций;
  • обеспечение безопасности собственной информации и меры противодействия техническим средствам иностранных разведок.

В настоящее время в Китае существует ряд центров подготовки специалистов в области информационного противоборства: Командная академия связи НОАК (Communications Command Academy) (Ухань, Хубэйский ВО) является основным центром подготовки специалистов. В учреждении ведутся разработки новых методов и способов ведения информационных войн. Центры обучения также действуют при Университете информационных технологий (Information Engineering University) (Чжэнчжоу, Хэнаньский ВО), при Университете науки и техники (Science and Engineering University) и при Государственном оборонном научно-технологическом университете (National Defense Science and Technology University), а также в городе Эчен (Хубэйский ВО). В Тяньцзиньском университете был развернут интернет-центр военного образования, предназначенный для распространения знаний в военной области и информации о военном строительстве. Идет работа по созданию собственных компьютерных сетей для передачи данных в кратчайшие сроки.

В КНР также прилагают много усилий по привлечению грамотных специалистов, прошедших подготовку за рубежом. В поле зрения спецслужб КНР находятся более ста тысяч китайцев, обучающихся и проживающих после окончания ВУЗов в США.

Непосредственно для проведения информационных операций привлекаются сотрудники спецслужб, выпускники различных специализированных высших учебных заведений вооруженных сил и МГБ, таких как Институт иностранных языков НОАК в г. Лоян, провинция Хэнань и Институт кадрового менеджмента МГБ (Institute of Cadre Management) в г. Сучжоу, провинция Цзянсу, а также гражданских ВУЗов[8].

Военное руководство Китая рассматривает информационно-техническую подготовку в войсках как задачу стратегического значения. Обучение и подготовка строится исходя из требований и реальных условий современной войны. В настоящее время в вооруженных силах регулярно проходят тренировки и учения по вопросам информационной борьбы, одной из главных задач которых является отработка практических мероприятий по проведению и отражению «кибератак» в локальных и глобальных информационных сетях.

В условиях информационных войн роль специальных служб, осуществляющих сбор, обработку, анализ и доведение до руководства страны военно-политической, военно-технической и экономической информации, а также проведение информационных и психологических операций, значительно возрастает. В связи с этим, руководство КНР уделяет их развитию большое внимание[9].

В целях повышения возможностей национальных вооруженных сил по информационному противоборству, военно-политическим руководством Китая был осуществлен ряд практических мер. В частности, в составе больших отрядов специального назначения НОАК, развернутых в каждом из семи военных округов Китая, созданы специальные подразделения компьютерного противодействия, имеющие на вооружении современные средства внедрения в компьютерные сети противника на его территории и передачи снятой информации своему командованию по каналам тропосферной и спутниковой связи.

У отрядов есть возможность распространения вирусов в компьютерных сетях противника, способных нарушить работу его автоматизированных систем управления войсками, а также средства защиты собственных информационных сетей. Подразделения компьютерного противодействия могут использоваться и для ведения психологической войны.

Руководство НОАК считает, что подразделения и части должны обеспечиваться современной техникой для ведения информационно-пропагандистской деятельности. В этих целях создается современная АСУ управления войсками и оружием, система управления беспилотными летательными аппаратами и система связи с использованием компьютерных сетей[10].

Так, к наиболее перспективным видам информационно-психологического оружия в НОАК относят:

  • электронно–вирусное оружие (ЭВО);
  • средства, позволяющие вклиниваться в трансляции радио – и телепрограмм;
  • устройства создания радиопомех;
  • одноразовые и многоразовые генераторы различных видов электромагнитной энергии, такие как взрывомагнитные, взрывные магнитогидродинамические, пучковоплазменные[11].

В военнонаучных кругах КНР все большее значение отводится проработке вопросов программно-электронного воздействия на информационные ресурсы, хранящиеся или циркулирующие в компьютерных информационно-управляющих системах. При этом основным считается направление применения в ходе информационного противоборства ЭВО.

Основными особенностями ЭВО считаются:

  • относительная дешевизна его производства при большой эффективности воздействия;
  • скрытность применения, автономность, длительность функционирования;
  • возможность трансформации, многообразие способов внедрения;
  • способность выводить из строя практически все современные системы управления войсками и оружием.

Основные задачи, решаемые с использованием ЭВО:

  • добывание информации, составляющей государственную или военную тайну противоборствующей стороны;
  • введение противника в заблуждение, парализация систем управления, осуществление вмешательства в процесс управления войсками и оружием противника.

Для эффективной реализации возможностей электронно–вирусного оружия руководством НОАК в ближайшее время, предположительно, будут разработаны теория и принципы ведения электронно-вирусной войны, а также сформированы специальные части и подразделения.

Таким образом, руководство Китая активизировало военно-теоретические исследования по проблемам информационного противодействия, а также продолжает осуществлять практические шаги по созданию современной информационной инфраструктуры государства и повышению возможностей по ведению информационных операций.

В настоящее время в Китайской Народной Республикепроисходит развитие системы информационного воздействия на сознание и психику военнослужащих и гражданского населения, которая рассматривается как один из ключевых элементов военной мощи. Существующие в КНР информационная инфраструктура и СМИ, находящиеся, в основном, под контролем коммунистической партии и государства, позволяют китайскому руководству задействовать их в информационном противоборстве в полной мере. Силы киберопераций Китая способны проводить как оборонительные, так и наступательные операции, при этом руководство НОАК готово использовать киберподразделения в любых конфликтах, затрагивающих национальную безопасность государства.

Руслан Полончук

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Астужев А.А. Применение нанотехнологий в военном деле за рубежом // ЗВО. – 2015. -№7 С. 44-46.
  2. Ибрагимова Г. Стратегия КНР в области управления интернетом и обеспечения информационной безопасности // Индекс безопасности. – № 1 (104). – Том 19. – С. 169–181.
  3. Максим Казанин. Сирийский конфликт: оценки китайских специалистов. М., Институт Ближнего Востока, 2017, 276 стр.
  4. Сунь Цзы. Искусство войны / М.: София, 2010. – С. 56–58.
  5. China's Cyber Activities / U.S.-China Economic And Security Review Commission, 2014. – P. 243–265.
  6. China's Use of Cyber Warfare: Espionage Meets Strategic Deterrence / Journal of Strategic Security, 2014. – P. 1–26.
  7. Mandiant, АРТ1: Exposing One of China's Cyber Espionage Units. –Alexandria, 2015. – P. 2–4, 9, 21–23.
  8. Pickrell R. A dangerous game: responding to Chinese cyber activities / Pickrell R. // The Diplomat, 25 September 2015.
  9. The Chinese Peoples Liberation Army in 2025 / Strategic Studies Institute and U.S. Army War College Press, 2015. – 267 p.
  10. 中国的亚太安全合作政策:中文 / 中华人民共和国国务院新闻办公室发布。– 北京:外文出版社,2017 – 55页. Курс Китая на сотрудничество в сфере безопасности в АТР // Канцелярия по связям с общественностью Государственного совета КНР. – Пекин, 2017 – 55 с.
  11. 中国的军事战略:中文 / 中华人民共和国国务院新闻办公室发布。– 北京:外文出版社,2015 – 54页. Китайская военная стратегия // Канцелярия по связям с общественностью Государственного совета КНР. – Пекин, 2015 – 54 с.

 

[1] Mandiant, АРТ1: Exposing One of China's Cyber Espionage Units. –Alexandria, 2015. – P. 2–4, 9, 21–23.

[2] Pickrell R. A dangerous game: responding to Chinese cyber activities / Pickrell R. // The Diplomat, 25 September 2015.

[3] Ибрагимова Г. Стратегия КНР в области управления интернетом и обеспечения информационной безопасности // Индекс безопасности. – № 1 (104). – Том 19. – С. 169–181.

[4]中国的军事战略:中文 / 中华人民共和国国务院新闻办公室发布。– 北京:外文出版社,2015 – 54页. Китайская военная стратегия // Канцелярия по связям с общественностью Государственного совета КНР. – Пекин, 2015 – 54 с.

[5] China's Cyber Activities / U.S.-China Economic And Security Review Commission, 2014. – P. 243–265.

[6]中国的亚太安全合作政策:中文 / 中华人民共和国国务院新闻办公室发布。– 北京:外文出版社,2017 – 55页. Курс Китая на сотрудничество в сфере безопасности в АТР // Канцелярия по связям с общественностью Государственного совета КНР. – Пекин, 2017 – 55 с.

[7] The Chinese Peoples Liberation Army in 2025 / Strategic Studies Institute and U.S. Army War College Press, 2015. – 267 p.

[8] China's Use of Cyber Warfare: Espionage Meets Strategic Deterrence / Journal of Strategic Security, 2014. – P. 1–26.

[9] Максим Казанин. Сирийский конфликт: оценки китайских специалистов. М., Институт Ближнего Востока, 2017, 276 стр.

[10] Сунь Цзы. Искусство войны / М.: София, 2010. – С. 56–58.

[11] Астужев А.А. Применение нанотехнологий в военном деле за рубежом // ЗВО. – 2015. -№7 С. 44-46.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение