Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Теория и практика информационной войны / Статьи
Космическая политика США как составная часть стратегической инициативы по достижению превосходства в информационной войне
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 08-10-1999

Минувший год убедительно продемонстрировал миру усиление противоборства и агрессивного напора со стороны Североатлантического альянса в создании нового миропорядка, базирующегося на идее глобального американского лидерства и опирающегося на военную мощь НАТО. Об этом свидетельствует многое: расширение НАТО, принятие односторонних решений в ходе Балканского кризиса, военные удары по Югославии и Ираку, активизация деятельности по фактическому выходу из Договора по ПРО 1972 года под видом его модификации, а также игнорирование интересов России в ближнем зарубежье.

США и возглавляемый ими блок, действуя в рамках принятой в апреле 1999 года новой стратегической концепции, открыто проигнорировали нормы международного права и сложившейся системы межгосударственных отношений, осуществив военную акцию против Югославии.

В новой концепции предусматривается «формирование новой системы евроатлантической безопасности, в которой НАТО играет центральную роль». В ней руководство блока прямо заявляет о стремлении превратить Североатлантический союз в доминирующую военно-политическую организацию на Европейском континенте и придать его функциям глобальный характер за счет расширения состава блока и зоны его влияния.

Теперь НАТО оставляет за собой право по урегулированию кризисных ситуаций различного характера не только в зоне своей ответственности, но и за ее пределами, в том числе в обход ООН. Провозглашая готовность применить любое оружие для достижения своих целей в любой точке мира, альянс претендует на гораздо большее, чем региональная структура безопасности. Так, в течение многих лет после войны в Персидском заливе подвергаются бомбардировкам иракские объекты: введя в одностороннем порядке зоны запрета для полетов иракской авиации севернее 36-й и южнее 32-й параллели, фактически ежедневно США и Великобритания наносят авиацией ракетно-бомбовые удары официально по военным, а зачастую и по гражданским целям.

В концепции большое значение придается упреждающим действиям по недопущению военно-политических кризисов. С этой целью предусмотрено задействование всего арсенала средств воздействия на конфликтующие стороны, включая дипломатические, экономические, информационные, социальные и другие факторы. Но основной акцент в документе сделан на готовности альянса задействовать свой военный потенциал как единственно эффективный инструмент разрешения кризисной ситуации. На фоне очень широкой трактовки рисков, представляющих угрозу интересам союза и на которые он готов реагировать, очевидная ставка НАТО на военную мощь не может не настораживать.

Принципу глобального доминирования соответствует и новая космическая политика министерства обороны США, утвержденная соответствующей директивой  в июле 1999 г., которая в условиях возрастания значения космической деятельности формирует новые подходы военного руководства США для сохранения лидирующих позиций страны в космосе и достижения целей в сфере обеспечения национальной безопасности.

Особо следует подчеркнуть тот факт, что в меморандуме министра обороны США на первое место выдвинут тезис о присвоении космосу, как новой среде военных операций, категории жизненно важных национальных интересов. Ему отводится важнейшая роль в завоевании информационного превосходства как части политики глобального доминирования.

Пересмотр космической политики предусматривает достижение ряда важных целей, учитывающих, прежде всего, изменения, произошедшие за последнее десятилетие. К ним относятся: изменения в системе обеспечения международной безопасности; новые аспекты стратегии национальной безопасности и военной стратегии; изменения в формировании бюджета национальной обороны; изменения в структуре вооруженных сил; опыт использования космических сил в боевых условиях; расширяющееся использование космических средств в глобальном масштабе, распространение технологий и информации; развитие военных и информационных технологий; активизация коммерческой деятельности в космосе; расширение кооперации между гражданскими и военными секторами и международного сотрудничества.

В директиве утверждается, что «космическая мощь так же важна нации, как и мощь на суше, воде и в воздухе». Она является стратегически важным инструментом, позволяющим реализовать на практике положения "Национальной военной стратегии" и "Единой перспективы 2010". Космические силы обеспечивают достижение стратегических целей и доктринальных установок, создавая условия информационного превосходства за счет доминирующих позиций в области сбора, обработки и распределения информации. Обеспечиваемые космическими силами возможности по управлению, связи, разведке и наблюдению необходимы для поддержания боевой готовности, реализации оперативных концепций господствующего маневра, применения высокоточного оружия, целенаправленного материально-технического обеспечения и всеобъемлющей защиты, а также для процедуры планирования и ведения военных операций.

 Космические силы значительно расширяют возможности Вооруженных сил  США по интеграции и организации управления, связи, разведки и наблюдения, выполняют обеспечивающие функции в интересах войск, при необходимости препятствуют противнику использовать аналогичные возможности своих космических средств. Они помогают командующим оперативными формированиями синтезировать информацию, диктовать временные условия и темп проведения операций (как новые тактические формы ведения боевых действий). Достижение космического и информационного превосходства позволит эффективнее противодействовать возможностям противника по управлению своими силами. Доступ в космос и его использование позволят Соединенным Штатам установить и удержать господство на поле боя и информационное превосходство, необходимые для достижения успеха в военных операциях.

Заявлено, что космические средства должны функционировать и задействоваться с целью: обеспечить свободное использование космического пространства, сдерживание, а при необходимости и защиту от враждебных действий; не дать противнику возможности воспрепятствовать Соединенным Штатам использовать космическое пространство в своих целях; обеспечить воз­можность осуществления Соединенными Штатами в космосе военной, разведыва­тельной или иной, связанной с космосом, деятельности; способствовать усилению боевых возможностей американских войск, а также войск союзных и дружествен­ных стран; противодействовать, если потребуется, космическим системам и их использованию во враждебных США целях.

Приоритетными задачами космической и связанной с космосом деятельности Минобороны является обеспечение статуса свободы космоса и защита в нем интересов национальной безопасности США. В соответствии с директивой "Национальная космическая политика" американские космические системы, как национальная собственность, обладают правом свободного пролета и беспрепятственного функционирования в космическом пространстве.

Преднамеренное противодействие американским космическим системам будет рассматриваться как нарушение суверенных прав. США могут предпринимать все необходимые меры самообороны, в том числе, по указанию национального военно-политического руководства, применять силу в ответ на такое нарушение прав США.

Главной задачей министерства обороны определено обеспечение таких оперативных возможностей космических сил, которые гарантировали бы достаточную космическую мощь США для достижения целей национальной безопасности в соответствии со "Стратегией национальной безопасности в новом столетии". Сопутствующими целями при этом являются поддержание прочной базы американской космической промышленности и развитие ориентированных на перспективу высоких технологий.

Космические силы обеспечивают стратегические преимущества Соединенным Штатам и являются важным элементом коалиционной стратегии, в рамках которой США могут предоставить уникальные возможности для целей международной безопасности. Несмотря на то, что США будут сохранять возможность действовать самостоятельно, все больше в норму входят коалиционные военные операции. Развертывание войск совместно с другими странами повышает важность взаимодействия. Космические системы способны существенно повысить эффективность взаимодействия, обеспечив доступ к системам общего пользования, обработки данных и информационным базам. Они дают возможность войскам в совместных операциях действовать более эффективно. Космические силы усиливают передовое присутствие, обеспечив возможность выполнения задач при минимальном риске для личного состава американских войск. Интегрирование космических возможностей в совместные операции посредством кооперирования действий должно укреплять военное сотрудничество и союзнические структуры, что будет содействовать обеспечению национальной безопасности США.

Текущая действительность уже наглядно свидетельствует о применении на практике такой политики.

Ведение боевых действий объединенных сил против Ирака и Югославии обеспечивалось всесторонней поддержкой из космоса системами с высокой оперативностью информационного обеспечения группировок войск и сил флота с применением средств разведки, связи, навигации, топогеодезии и метеорологии.

В Балканской операции были задействованы боевые корабли и авиация НАТО как носители прежде всего высокоточного оружия – крылатых ракет и авиабомб с лазерным наведением. В общем количестве примененных  авиацией НАТО ракет и бомб высокоточные образцы вооружения составляли в первые три недели военной операции более 95 процентов (для сравнения, во время войны в зоне Персидского залива этот показатель равнялся 10 проц.).

Все высокоточные боеприпасы, оснащенные лазерными и инерциальными системами наведения, по причине плохих метеоусловий (облачность) или отсутствия цифровых карт местности зачастую наводились на цель только по сигналам космической радионавигационной системы NAVSTAR. Причем, успешное применение крылатых ракет (КР) Великобритании могло быть осуществлено лишь при содействии США, так как Великобритания не имеет собственной системы спутниковой разведки и не способна создавать карты полета в цифровой форме.

Для эффективного применения КР США создана глобальная система наведения, связи и информационного обеспечения, базирующаяся на специальных спутниках и наземных центрах, оснащенных самой совершенной вычислительной техникой.

Ведущие державы мира готовятся к ведению глобальных, крупномасштабных и локальных войн в следующем веке с широким использованием околоземного космического пространства как новой сферы вооруженной борьбы. Все большее число государств резко активизирует космическую деятельность, стремясь утвердить свои позиции в этой области.

Исследования по военному использованию космоса, проводимые в США и других государствах, направлены на разработку принципиально новых видов оружия – боевых космических систем (БКС), предназначенных для поражения  объектов в космосе и из космоса.

Соединенные Штаты в рамках программы создания национальной ПРО произвели полномасштабные испытания противоракетного оружия, в октябре 1999 г. сбив над Тихим океаном (на высоте 225 км) боеголовку межконтинентальной баллистической ракеты Minuteman-2 космическим перехватчиком EKV, запущенным ракетой-носителем PLV с полигона Кваджалейн (Маршалловы острова). EKV может использоваться и как противоракетное, и как противоспутниковое оружие.

Знаменательно, что такие испытания проводятся на фоне политического диалога, в котором позиция России твердо основывается на принципе недопустимости модернизации Договора по ПРО, который лежит в основе архитектуры всей безопасности, создаваемой в последнее десятилетие.

Анализ влияния космических систем на достижение целей вооруженной борьбы  выявляет четко обозначившуюся тенденцию, свидетельствующую о выходе космоса от обеспечивающих традиционные виды вооруженных сил (в 1970-1990-е годы) на лидирующие позиции (после 2000 года). При этом на орбитальную группировку космических средств возлагаются задачи:

  • информационной поддержки из космоса действий вооруженных сил путем доставки космической информации потребителю вплоть до тактического звена;
  • активного воздействия и боевой поддержки из космоса действий вооруженных сил;
  • точечного воздействия в космосе и из космоса по космическим и наземным объектам и целям противника;
  • глобального неразрушающего воздействия по отдельным регионам и странам.

Параллельно с этими задачами возникли изменения и в подходах к облику перспективных космических средств: в разработках как США, так и России очевиден переход в грядущем веке от сложных крупногабаритных и многофункциональных космических аппаратов, создаваемых в 1970-1990-е годы,  к маломассогабаритным космическим аппаратам различного целевого назначения. Предусматривается их построение по модульному принципу с использованием унифицированной космической платформы и достижение  высоких ресурсных характеристик, низкой стоимости изготовления, эксплуатации и др.

Сохранение Россией статуса мировой державы может быть обеспечено с учетом реализации гарантированного доступа в космическое пространство как непременного условия обеспечения национальной безопасности страны, защиты ее жизненно важных интересов.

По мнению ведущих аналитиков страны, геостратегические перспективы развития России в обозримом будущем сводятся к созданию транспортного и телекоммуникационного «моста» между Европой и Азией, что предполагает удержание Россией статуса «великой космической державы».

Этого можно достичь лишь в случае сохранения накопленного военно-технического потенциала в области освоения  космоса, что в решающей  мере обуславливается степенью независимости ее космической политики. Проведение такой политики предполагает самостоятельное осуществление национальных космических программ, а также ориентацию на собственные силы и средства, обеспечивающие гарантированный доступ в космическое пространство и устойчивое управление орбитальными группировками в любых условиях военно-политической обстановки.

Составляющие независимой космической политики:

  • возможность изготовления всей номенклатуры космических средств на отечественных предприятиях;
  • обеспечение гарантированного запуска и управления космическими средствами с собственной территории;
  • возможность парирования угроз в космосе и из космоса;
  • эффективное правовое обеспечение, создающее благоприятные условия для космической деятельности.

Если в области космических программ научного и экономического назначения зависимость космической политики России от необходимости использовать объекты космической инфраструктуры, оставшиеся на территории государств постсоветского пространства, не является критической, то при реализации космических программ военного и двойного назначения Россия должна обладать полной самостоятельностью по доступу в космическое пространство и его использованию.

Будущая война, представляющая собой, по существу, бескомпромиссную борьбу в информационной сфере, предполагает коренное изменение традиционных форм и способов вооруженной борьбы. Информация уже сама по себе не только своеобразное оружие, но и ценный трофей. Качество, количество и скорость ее передачи представляют собой ключевые элементы информационного превосходства. Информационные технологии – это ключ к овладению всеми остальными технологиями мира. Поэтому для победы в информационной войне необходимо оснащение вооруженных сил передовыми информационными технологиями.

Информационный агрессор добивается победы, исключительно подчинив себе структуры управления противника, которые являются информационной мишенью.

Военные эксперты, оперируя понятием «информационная война», выделяют в нем шесть аспектов:

  • разведка военного, экономического, политического и культурного потенциала противника и блокировка аналогичных действий с его стороны;
  • разрушение (подавление) информационной составляющей его систем боевого управления и связи и защита своей;
  • обеспечение беспрепятственного доступа к глобальным информационным системам и недопущение к ним противника;
  • широкое использование АСУ как средства информационного обеспечения любых видов боевой деятельности;
  • создание гибкой и мобильной базы данных;
  • компьютерное воспроизводство реального поля боя.

Считается, что информационная война включает также боевые действия с участием современных информационно насыщенных средств ведения боя.

Таким образом, легко заключить, что практически все составляющие информационной войны либо являются неотъемлемой  частью космической деятельности в интересах вооруженной борьбы, либо в той или иной степени с ней пересекаются.

Все отчетливее наступает понимание, что игнорирование вопросов информационной войны в настоящее время недопустимо. Все явственнее напрашивается вывод о необходимости всеобъемлющего развития космической деятельности и наращивания космической мощи своей страны.

При формировании государственного оборонного заказа в рамках федерального бюджета на 2000 год  Правительством Российской Федерации были утверждены приоритеты в соответствии с теми задачами, которые ставит нынешняя внешне- и внутриполитическая ситуация, и предусмотрено увеличение закупок вооружений в полтора раза. Причем, российскому военному космосу предполагается уделить больше внимания. Раньше объем финансирования космических средств вооружений от общего объема финансирования РВСН в 1998 году составлял лишь 9 %, в 1999 году он вырос до 11%, но на такие средства было невозможно поддерживать нормальное состояние орбитальной группировки Минобороны России. В настоящее время более 70% российской орбитальной группировки, состоящей из 132 космических аппаратов, исчерпали свой гарантийный ресурс. При серьезном недостатке финансирования сохранить космические средства Минобороны удалось, по мнению Военного совета РВСН, благодаря новым подходам и нетрадиционным мерам, разработанным Генштабом и одобренным Советом безопасности РФ. Но эти меры носят, в основном, организационный характер, а значит способны лишь на время отложить момент краха российской орбитальной группировки, которой требуется, в первую очередь, восполнение новыми космическими аппаратами.

Федеральная космическая программа формировалась в последние годы по принципу поддержания орбитальной группировки КА на минимально необходимом для обороны и безопасности страны уровне. Этого явно недостаточно для достижения паритета в случае развязывания информационной войны. Надежды, прежде всего, - на изменение отношения Правительства и Федерального Собрания к вопросу о финансировании военной космонавтики России. И уже – в бюджете 2000 года. Так как без усиленных финансовых вливаний  отечественная космонавтика будет вынуждена прекратить свое существование уже через 2-3 года.

Вывод: для того чтобы в случае развязывания агрессивной фазы информационной войны Россия могла адекватно противостоять агрессору, необходимо сохранить и наращивать научно-технический, технологический и организационный заделы в области создания соответствующих космических средств противодействия; при этом, в условиях ограниченного финансирования следует выбирать такие пути, которые позволяют повысить эффективность функционирования орбитальной группировки, сохранить основные элементы космической инфраструктуры и совершенствовать их в дальнейшем.

 

Денисов  Е.А.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение