Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Теория и практика информационной войны / Статьи
Проблема кибербезопасности в контексте российско-американских отношений
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 01-11-2016
Второй срок Барака Обамы и третий срок Владимира  Путина ознаменовались очередным ухудшением российско-американских отношений. Украинский кризис и сирийский вопрос наглядно продемонстрировали: дискурс «врага» по-прежнему играет большую роль в формировании российско-американской повестки дня. Последним витком противоречий,  тиражируемым в российских и американских СМИ, стала потенциальная угроза кибервойны между США и РФ.

Информационное пространство сегодня: война нового поколения

Развитие информационных технологий привело к «переформатированию» интернет-пространства – теперь это не только удобная площадка для коммуникации, но и потенциальное «орудие», которое становится опаснейшим оружием в руках опытных хакеров. Еще в 90-е гг. была осознана необходимость регуляции интернет-сферы на межгосударственном уровне, однако вплоть до настоящего времени отсутствие международного законодательства в данной сфере открывает широкие возможности для государств, а также различных групп и группировок осуществлять при помощи технологий глобальной сети точечные кибератаки.

Активизация деятельности в данном направлении позволяет сделать вывод о том, что Третья мировая война уже началась –  и это кибервойна стала удобным механизмом реализации интересов участвующих в ней акторов. Такая война нового поколения дешевле и удобнее войн старого поколения – достаточно группы высококлассных специалистов по IT-технологиям, которые при помощи ПО могут взломать нужные серверы или вывести из строя систему управления тем или иным видом вооружения.  В отличие от классических войн, трудно проследить время начала кибервойны – постольку, поскольку факт атаки на тот или иной  сервер не всегда  можно обнаружить. Такая война потенциально бесследна, программное обеспечение может разработать не только государство, но и различные группировки. И, что чрезвычайно важно, отсутствуют рамки международного регулирования в данной сфере. Однако, несмотря на свою принципиально новую природу, кибервойна может привести к развертыванию полномасштабных военных действий.

Проблема кибербезопасности: российско-американский вектор

Темой номер один в дебатах между кандидатами в президенты США стала Россия – что, в принципе, ожидаемо, учитывая нагнетание антироссийских настроений на западе. Тут и обвинения Хилари Клинтон  в адрес  республиканского кандидата по поводу его «пророссийской ориентации», и мобилизация перед лицом «русской угрозы». Горячей темой обсуждений стали хакерские атаки на штаб демократической партии, якобы санкционированные правительством РФ. WikiLeaks продолжает публиковать «секретные файлы американской предвыборной гонки», повышая градус российско-американских противоречий – ведь, по мнению американских экспертов, спонсирует WikiLeaks именно Россия, тем самым незаконно вмешиваясь в избирательный процесс США.

Если в начале года Белый дом не обвинял ни одну из стран в причастности к атакам, то в октябре 2016 в адрес Москвы были выдвинуты официальные обвинения в хакерских атаках. Москва обвинения отвергает,   придерживаясь позиции, артикулированной пресс-секретарём Д. Песковым: «На сайт Путина ежедневно нападают несколько десятков тысяч хакеров. Многие атаки прослеживаются с территории США. Мы же не обвиняем каждый раз Белый дом или Лэнгли"[1].  Ведут ли эти нити к Москве, пока со стопроцентной уверенностью сказать нельзя, ясно лишь одно: теперь Вашингтон рассматривает Россию как реальную угрозу, причем уровень противостояния «углубляется» – русские вторглись в американское информационное пространство, выявив его уязвимость. Это – реальная проблема для США. Для нас же – удачный пиар. Так же, как и операция в Сирии – удачная реклама нашего вооружения.

Стоит заметить, что с середины 2000-х гг. США планомерно занимаются не только вопросами обеспечения безопасности в информационном пространстве, но и отработкой маневров реагирования на киберугрозы, а также ведут активную  работу по наращиванию кибер-потенциала. В Стратегии национальной безопасности 2015 года США признают свою «особую ответственность» за сетевой мир и выражают готовность «бороться с кибератаками и наказывать злонамеренных участников киберпространства, в том числе, преследуя их в уголовном порядке за незаконную деятельность»[2].  Регулярно проводятся учения НАТО по реагированию на кибератаки. Однако несмотря на то, что США рассматривают себя как государство-лидер в сфере IT-технологий и реально работают над обеспечением информационной безопасности, это не помогло предотвратить взлом сети Национального комитета демократической партии. И если здесь речь идет об утечке информации – что в данном случае может иметь дипломатические последствия, то можно только предполагать, каковы будут последствия атак на системы управления такого государства, как США.

Имидж России в меняющемся мире

Изменит ли «хакерский скандал»  наш имидж на международной арене? Уже меняет. Как показывает практика,  несмотря на наличие концепции «мягкой силы» во внешнеполитической стратегии РФ, мы по-прежнему отдаем приоритет силе «жёсткой».  Что вполне ожидаемо, и, вероятно, разумно. Запад не хочет видеть нас равным партнером – мы больше не хотим быть на позиции партнера неравноправного. Заезженная фраза о том, что «Россия встала с колен» на поверку, оказывается, реально отражает текущую ситуацию – несмотря на объективное наличие внутренних проблем, Россия готова отстаивать свои интересы. Также, как и наши «заклятые враги» - по всему миру.

Паника в российском обществе в связи с нагнетанием напряжения в прессе по поводу грядущей Третьей мировой войны, разумеется, преждевременная – в том смысле, что войны в прежнем ее понимании не будет  и не может быть, учитывая ядерный статус РФ и США. Проблема в том, что война уже началась. Только война нового типа – с локальными конфликтами в третьих странах, с дестабилизацией политических режимов, с новым видом оружия. Война в информационном пространстве и за информационное пространство. «Холодный мир» с имплицитно присутствующим военным измерением. 

Ссылки на источники

  1. Стратегия национальной безопасности США. 15 февраля 2015.
  2. Мюнклер Г. Войны XXI века // Международный журнал Красного Креста. № 849-852, 2003. URL:cyberleninka.ru/article/n/voyny-xxi-veka#ixzz4OkCo5j6y.
  3. Казаковцев А.В. НАТО и кибербезопасность // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. № 2, 2012.
  4. Каберник В.В. Кибервойна и кибероружие / Центр военно-политических исследований. URL: eurasian-defence.ru/node/3115.
  5. Кибербезопасность как основной фактор национальной и международной безопасности XXI века. Бородакий Ю.В., Добродеев А.Ю., Бутусов И.В.// Вопросы кибербезопасности. №1. 2013. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/kiberbezopasnost-kak-osnovnoy-faktor-natsionalnoy-i-mezhdunarodnoy-bezopasnosti-hh-veka-chast-1#ixzz4OkrhYUza
  6. Кузьмович А.В. Эволюция взглядов на теорию современной войны// Армия и общество. №1(33). 2013. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/evolyutsiya-vzglyadov-na-teoriyu-sovremennoy-voyny#ixzz4Okr34pgb
  7. Соколова С.Н. Сфера безопасности общества: угроза кибервойны и «сетевые войны» // Вестник Полесского государственного университета. Серия общественных и гуманитарных наук. № 1 / 2014. URL: cyberleninka.ru/article/n/sfera-bezopasnosti-obschestva-ugroza-kibervoyny-i-setevye-voyny#ixzz4OktArPtf

 

Пашуто Ксения


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение