Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Центральная Азия накануне вывода контингента США и НАТО из Афганистана. Оценка арабского экспертного сообщества
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 28-12-2014

Согласно оценке арабских экспертов, регионы Центральной Азии и Кавказа в последнее десятилетие приобрели особое стратегическое значение, став ареной геополитического противоборства, в котором США, Израиль и Турция, с одной стороны, стремятся противостоять России и Китаю с другой. По существующим оценкам признанные и непризнанные государства и регионы постсоветского пространства перестали быть исключительно сферой влияния России. В складывающейся ситуации арабские страны располагают минимальными возможностями для проведения собственной региональной политики в Центральной Азии.

Израильское присутствие в регионе

Планомерное и профессиональное развитие отношений на политическом, дипломатическом и военно-техническом уровне между израильским рукоовдством и руководством стран региона является одной из ключевых причин того, что арабские страны не могут получить достаточное влияние в тех странах, где Израилю удалось закрепиться на государственных позициях.

Как полагают эксперты, географическая близость Ирана побудила Израиль и США активизировать военную и разведывательную деятельность с территории сопредельных государств региона. Деятельность против Ирана разворачивается под прикрытием «борьбы с терроризмом и исламизмом», что в действительности только увеличивает внутриполитическую напряженность в странах региона. Кроме того, опираясь на США и западных союзников, Израиль стремится укрепить собственные позиции в государствах Центральной Азии.

С крахом СССР Израиль получил возможность осуществлять на территории политически и экономически ослабленного региона военно-экономические проекты. Например, инвестировать в такие важные отрасли, как нефтяная промышленность. Израиль преподносит подобную деятельность, как инициативу по оказанию экономической помощи постсоветским странам. Сегодня деятельность израильских компаний в регионе является заметным явлением, а присутствие Израиля оценивается как «сильное и долговременное».

Ряд экспертов отметили, что еще в марте 1992 года усилиями Израиля в Ташкенте был организован первый экономический форум, а в октябре того же года президент Узбекистана посетил с официальным визитом Израиль. Был подписан ряд соглашений о сотрудничестве в сферах сельского хозяйства, природных ресурсов, связи, банковского бизнеса, науки, медицины и др. Также были разработаны законы по защите инвестиций, установлены таможенные льготы. Официальные визиты и соглашения открыли путь израильским компаниям в страны региона. Чтобы поддержать активность своих компаний израильское правительство создало банк экономической информации.  Предпринятые шаги должны были упрочить связи Израиля с регионом, а основанный в Ташкенте культурный центр, который стал распространять идеи и культуру сионизма среди еврейского населения и других жителей Узбекистана, призван способствовать выполнению данной задачи. 

В числе благоприятствующих факторов для проведения израильской политики ливанске эксперты, с которе приняли участие в формировании оценки ситуации в регионе Центральной Азии, называют отсутствие исторической вражды между Израилем и государствами региона. Тесные политико-экономические связи между Турцией и Израилем открыли доступ израильским производителям вооружений к рынкам тюркоязычных стран региона.

В региональных инициативах Израиля принимает активное участие местная еврейская община, большая часть которой, однако, эмигрировала в Израиль, где взяла на себя лоббисткие функции. 

Во время президенства Курманбека Бакиева в Киргизии в 2005-2010 гг. администрация президентского дворца на 15% состоял из этнических евреев. В ряде случаев от имени президента на конференциях выступала его секретарь – еврейка по национальности.

Проводимые в регионе различные акции и тренинги с участием израильских врачей представители саудовских экспертных кругов оценивают как попытку Израиля исправить свою репутацию в исламских странах и занять в них выгодные политико-экономические ниши. Эксперты полагают, что важнейшими геополитическими целями США и их союзника – Израиля являются Кавказ и Центральная Азия, где проводится попытка «формировать западоцентристские политические течения и блоки».

Особого внимания по их мнению к себе требует израильская стратегия в Казахстане, являющегося  основным партнером Израиля в Центральной Азии. Менее заметны успехи в Узбекистане, где исламская религиозная активность снижает эффективность израильской политики, а также Таджикистане и Туркменистане, проявляющих интерес к сближению с Россией, Ираном и Турцией.

По мнению саудовских экспертов, провал проекта цветной революции в Грузии, профинансированного США при посредничестве Израиля, и недееспособность правительства Михаила Саакашвили, заставили Израиль переориентироваться на партнерство с Азербайджаном, который владеет большими запасами нефти и газа и может быть использован в качестве «инструмента экономического давления» на российские и китайские интересы в регионе, кроме того он непосредственно граничит с враждебным Израилю Ираном.

Азербайджан – это арена противоборства Ирана с США и Израилем. Ссылаясь на исследование иранского ученого Ахмеда Каземи, эксперты указывают, что Израиль и Азербайджан начали выстраивать отношения еще с 90-х гг., было создано «Общество азербайджано-израильской дружбы», политическая активность которого была завуалирована лозунгом сближения евреев США и Азербайджана. В 1995 году между Израилем и Азербайджаном было подписано двустороннее соглашение по безопасности, в 2001 году Азербайджан признал право Израиля на земли Палестины. Именно по этой причине властям Азербайджана запрещено принимать участие в пропалестинских инициативах любого рода. В будущем эксперты прогнозируют увеличение зависимости политики Азербайджана от Израиля.

С началом так называемой «арабской весны» и ростом влияния и веса исламизма израильские аналитические центры приступили к разработке новой стратегии Израиля. В частности, исследования центра «Ершалаим», указывают на то, что связанные с «арабской весной» риски для безопасности Израиля израильские эксперты оценивают как минимальные, что касается исламистской угрозы, адекватным откликом представляется установление двусторонних отношений с мусульманскими странами, в том числе и государствами Центральной Азии. Такая стратегия выстраивается с расчетом, если не на дружбу с их стороны, то, по крайней мере, на лояльность и поможет сформировать иной образ Израиля в глазах мусульманских обществ. Возникающие в регионе исламистские течения используются Израилем в целях устрашения местного населения и достижения собственных экономических и стратегических целей.
Под прикрытием борьбы США против терроризма в регионе Израиль может также участвовать как в военных, так и разведывательных акциях. Проводимые на территории региона военные учения с участием Израиля имеют цель продемонстрировать его военную мощь.

Сближение позиций России и Ирана и сотрудничество в сфере использования ядерной энергии расценивается Израилем как крайне опасное явление. Политико-экономическая уязвимость стран региона дает исключительный шанс для сближения с ними Израиля, что также будет укреплять его позиции на кавказском направлении.

Важная роль отводится роли и значению Казахстана, располагающего помимо всего прочего богатым нефтегазовыми ресурсами. На территории Казахстана действуют более 50 израильских компаний и организаций. Через действующий формат отношений с Казахстаном Израиль пытается получить свою роль в «большой игре» России, Китая, США и ЕС. Однако ряд государств региона скорректировали свои позиции по отношению к Израилю и США после событий «арабской весны».

Турецкое присутствие в регионе

Представители египетских аналитических кругов указывают на то, что конкуренция региональных и мировых центров силы за влияние в Центральной Азии заставила Турцию занять выжидательную позицию по вопросу объединения тюркоязычных республик региона под турецким протекторатом. Такая инициатива отражает желание турецкого государства противостоять влиянию Китая, США, Ирана и Израиля в регионе.

Еще в 1992 году в Турции был созван первый Саммит государств тюркских языков, однако громоздкость проекта не позволяла Турции рассчитывать только на свои силы. Турции не удается в полной мере решить проблемы с некоторыми из республик. В качестве примера эксперты указывают начавшиеся в 2000 г. трения между властями Турции и Узбекистана в связи с вопросом об экстрадиции из Анкары лидеров узбекской оппозиции. Ташкент даже озвучил обвинения в адрес некоторых турецких организаций, указывая на проводимую ими религиозную пропаганду на территории республики. После того, как в 2005 году президент Узбекистана по необъявленным причинам отменил свой официальный визит в Анкару, стороны перестали общаться на высшем уровне, ссылаясь на высказывание одного из турецких политологов, эксперты указывают, что аналогичная ситуация наблюдалась также в случае туркмено-турецких отношений. Как следствие, несмотря на усилия Турции, на саммите государств тюркских языков 2010 года отсутствовали Узбекистан и Туркменистан.

По мнению экспертов, близких к катарскому агентству «Аль-Джазира», образовавшийся вследствие падения СССР стратегический вакуум в Центральной Азии, заполняется новыми акторами, среди которых наиболее важными признаются Иран, Турция и Китай.

Культурно-историческая общность с рядом центрально-азиатских республик, а также интересы в сфере энергетики определяют основные векторы турецкой политики в регионе. Крушение советской империи возродило «утраченную турецкую мечту» о создании сильного союза тюркоязычных республик Центральной Азии и Кавказа. 

По оценке катарских экспертов, многостороннее сотрудничество с региональными и мировыми центрами силы бывшие советские республики региона рассматривают как возможность выйти из зоны влияния России. Кроме того, конкуренция за влияние в регионе между политическими и региональными центрами рассматривается местными «диктаторскими режимам» как способ установить контроль над ресурсами региона «вдали от шумихи Запада по поводу демократии и соблюдения прав человека».

Американское присутствие в регионе

Иорданские эксперты полагают, что пристальное внимание к региону Центральной Азии со стороны США обусловлено желанием Соединенных Штатов установить полный контроль над осью Иран-Афганистан-Китай-Россия.

США прилагают значимые усилия, чтобы получить возможность контролировать лидеров стран региона, в частности, Узбекистана. США прибегают к «законным и незаконным» мерам (шпионаж и вербовка агентуры) со стороны сотрудников американского посольства в Ташкенте.

Применив метод «цветных революций» на Украине и в Грузии, США попытались аналогичным способом избавиться от президента Узбекистана Ислама Каримова, который вначале сопротивлялся давлению, но затем превратился в послушную марионетку. Соотвтетственно, если вначале США критиковали проводимую узбекскими властями внутреннюю политику, то вскоре тесное сотрудничество в военной сфере, предоставление ташкентской авиабазы в распоряжение американских военных обеспечило Узбекистану благосклонность Соединенных Штатов. Развивая тему метаморфозы узбекско-американских отношений, эксперт отмечает, что президент Ислам Каримов, воспользовавшись выгодным географическим положением страны, принимал активное участие в инициативе США по обеспечению безопасности газо- и нефтепроводов, проходящих по территории Ближнего Востока, Кавказа и Центральной Азии в обход России и Ирана. При этом он следовал своим личным интересам, пытаясь получить как можно больше дивидендов от сотрудничества с НАТО и выйти из зоны российского влияния.

Анализируя ситуацию в Киргизии в свете соперничества России и США за влияние в регионе, ряд источников в кругах египетских экспертов (некоторые из которых связаны с организацией «Братья-мусульмане») обращают внимание на две «народные революции» 2005 и 2010 годов, спланированные со стороны США в первом случае, и со стороны России - во втором. При этом указывается, что «народная революция» 2005г. явилась результатом скрупулезного изучения киргизского общества со стороны США, где осознали, что российскому экономическому влиянию в республике можно противопоставить концепцию «борьбы за демократию». Несмотря на факт присутствия значительного количества киргизских рабочих мигрантов на территории России и сильные рычаги социально-экономического давления со стороны России, США предприняли культурное завоевание Киргизии, открыв в столице американский университет – кузницу киргизских национальных кадров. В итоге предпринятой политики США удалось в 2005 году без труда свергнуть бывшего президента республики Аскара Акаева, который распахнул двери перед США и привести к власти Курманбека Бакиевы или «Баки», как его называли американцы.

Заключение

Проведенный среднесрочный анализ развития обстановки в регионе Центральной Азии и на Кавказе позволяет сделать следующие выводы.
Исламизм, шаткость и уязвимость правящих режимов и государственности, присутствие интересов геополитических центров силы, получивших возможность оперировать в Центральной Азии, качественно изменяет баланс сил в регионе.

Ряд стран и ведущих держав активно используют складывающиеся обстоятельства, чтобы потеснить традиционных геополитических игроков и укрепить свои позиции. Речь в первую очередь идет о Китае, однако вполне ожидаемо в центре внимания оказались действия Израиля и Турции в регионе. Именно политика и стратегия данных государств, являющихся стратегическими союзниками США, вынуждают сегодня арабский мир проводить более активную политику с целью нейтрализовать возможные нежелательные последствия. В процессы, протекающие в Центральной Азии, неизбежно оказывается вовлечен и Азербайджан.

Тесное сотрудничество США и Израиля в Центральной Азии разворачивается в рамках концепции «борьбы против терроризма и исламизма» и имеет целью обеспечить в первую очередь длительное присутствие в регионе и через демонизацию арабского мира в глазах населения обеспечить лояльное отношение к Израилю.

Решение задачи закрепления в регионе требует от США создания условий для перманентной нестабильности и неустойчивости Центральной Азии. Желательно чтобы нестабильность периодически приобретала и военную составляющую, для нейтрализации которой в регионе должен присутствовать «миротворческий контингент», позволяющий стабилизировать ситуацию, если она будет выходить из-под контроля. Как это ни парадоксально прозвучит, но следствием такой стратегии становится поддержка воинствующего исламизма, которые в состоянии создать необходимый уровень напряженности, позволяющий геополитическим центрам говорить о необходимости  своего присутствия в регионе.

Поддержка политического исламизма создает угрозу традиционному исламу и культурно-исторической связям, существующим между Центральной Азией  и арабским миром, на которые могли бы опираться арабские страны.

С данной точки зрения интерес представляет интервью лидера таджикской исламской партии египетскому исламистскому порталу «Онислам». Отметим, что портал предоставляет свои возможности саудовскому проповеднику Салману Аль-Ауду, главному редактору исламистского портала «Islamtoday» и ярому противнику Гамаля Абдель Насера и сирийского президента Башара Аль-Асада. Салман Аль-Ауд не отрицает, что план иностранного вторжения на территорию Сирии напрямую связан с проблемой обеспечения безопасности Израиля. В случае иностранного вторжения в Сирию, считает он, вероятность нанесения ударов по боевикам крайне низка, так как это «противоречит принятым в мире моральным и юридическим нормам».

Интересным представляется факт, что в социальных сетях порой вместо фотографии Аль-Ауда используется символ движения братьев-мусульман – поднятую вверх ладонь черного цвета на желтом фоне с прижатым к центру ладони большим пальцем. Комментируя природу данного символа, ряд экспертов приводит фотографии бывшего президента Египта Мухаммеда Мурси, премьера Турции Реджепа Эрдогана – членов организации братьев-мусульман, также американской актрисы, супруги князья Монако Грейс Келли, на которых они запечатлены с поднятыми вверх ладонями с прижатым к центру ладони большим пальцем. По мнению экспертов, указанный символ является масоно-сионистским. В Египте он приобрел популярность после разгона демонстрации сторонников свергнутого президента Мухаммеда Мурси.

Касательно укрепления связей Центральной Азии с арабским миром в экономической сфере можно констатировать, что инициативы остаются на уровне рассуждения экспертов и теоретических вариантов. Создается впечатление, что арабские страны смирились с ограничением своей политической, культурной и экономической роли в Центральной Азии.

Учитывая непростые отношения Турции с тюркоязычными республиками региона, а также Израиля с Таджикистаном и Узбекистаном, придерживающихся ориентации на Россию и Иран, можно предположить, что в роли потенциальных партнеров арабских стран в регионе на начальном этапе могли бы выступать Таджикистан и Узбекистан. В любом случае намерение войти в регион неизбежно столкнется с жесткой конкуренцией региональных и геополитических центров силы, уже присутствующих в Центральной Азии и является нетривиальной задачей.

Армине Акопян


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение