Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Факторы военно-политической трансформации вооруженных сил США
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 13-03-2020

К концу второго десятилетия XXI в. Соединенные Штаты Америки в целом сохранили потенциал своих вооруженных сил. Однако не удивительно, что за несколько десятилетий «успокоения» и замедления динамики процесса перевооружения армии накопился ряд проблем. В тоже время, серьезно изменилась мировая обстановка, нарушился достигнутый Вашингтоном в начале XXI века баланс сил, появились новые методы ведения боевых действий, а боеготовность американской армии заметно упала за три десятилетия.

Тем не менее, военно-политическому руководству США представляются реальными возможности американских ВС конкурировать, сдерживать и побеждать практически во всех средах. Определенный задел по технологиям в ряде сфер и большой военный бюджет позволяют сохранить имеющиеся преимущества. Другое дело, что во многих заявлениях, сообщениях, официальных документах американское руководство завуалировано признает недостаточность имеющихся сил, несмотря на всю их инновационность и мощь.

Стоит особо подчеркнуть, что в СНБ и СНО военная мощь прямо увязываются американскими экспертами со свободным доступом к рынкам сбыта. В противном случае, один из важных источников финансирования Минобороны США будет утерян. В первую именно эта необходимость мотивирует американскую сторону приступить к серьезному обновлению войск. Эти и другие факторы способствовали началу процесса военно-политической трансформации вооруженных сил США.

Стоит отметить, что ни один из перечисленных факторов в отдельности не смог бы вывести Вашингтон из состояния «стратегической атрофии». Только необходимость конкурировать на долгосрочной основе с сильными державами выявила слабые места в системе обороны страны. Это один из ключевых факторов. Теперь Китай и Россия, а не терроризм являются главным вызовом для национальной безопасности США. Данный вызов носит комплексный характер[1]: Пекин пытается добиться экономического и военного превосходства в важных для американцев регионах – Европе и АТР; Россия же добивается политического и военного перевеса в Европе и Центральной Азии.

Примечательно, что в своей Стратегии национальной обороны Вашингтон обозначил Индо-Тихоокеанский регион как один из ключевых. Китай же, по мнению американских политических и военных экспертов, планирует использовать свою растущую военную мощь и внешнеторговые связи с целью перестроить регион под себя и свою экономику, чего США допустить не могут. Ведь это покажет всему миру провал политики  перебалансировки сил в азиатско-тихоокеанский регион[2]. Более того, американцы меньше всего заинтересованы в дальнейшем укреплении экономического сотрудничества между нефтяными аравийскими монархиями (давними союзниками США) и Китаем. В таком контексте также становится понятен смысл политических заигрываний Вашингтона, которому нужны новые союзники, с Нью-Дели. Перед американцами встала серьезная задача заново убедить весь мир, что мощь их страны на этот раз действительно недостижима. Ведь по мере того, как Китай будет продолжать усиливать свое экономическое и военное господство[3], он продолжит реализовывать программу модернизации НОАК[4], которая будет в состоянии создать в АТР зону запрета доступа. Похожую политику, по мнению американских специалистов, проводит и Россия. Разница лишь в том, что наша страна будет стремиться ослабить позиции США сразу в нескольких регионах, при этом имея меньшие ресурсы по сравнению с Китам.

Кроме того, «незаконные» действия и «безрассудная» риторика Северной Кореи, ядерная программа Ирана и его региональные амбиции тоже являются вызовом, поскольку подают «плохой пример» другим странам, которые хотели бы вести более самостоятельную от своих патронов политику. Поэтому страны претендующие на определенную степень независимости прибегают к созданию зон запрета доступа (A2AD, A2/AD, anti-access and area denial). Цель такой зоны – создать максимальный риск для дислокации или перемещения сил противника в защищаемую местность[5]. Термин стал особенно широко применяться в связи принятием на вооружение Россией и Китаем оперативно-тактических ракетных комплексов, систем противовоздушной обороны и противокорабельных ракетных комплексов дальнего радиуса действия, которые создают «защитную сферу» вокруг охраняемого объекта, куда американские войска не могут проникнуть без риска понести серьезные потери.

Китай и Россия используют технологию запрета доступа (A2/AD), чтобы избежать конфликтов на своем побережье и в материковой зоне, что имеет важные последствия для Соединенных Штатов. Пожалуй, единственным эффективным способом борьбы с районами anti-access and area denial (кроме применения ядерного оружия) является создание аналогичной зоны, которая будет либо включать зону запрета доступа противника или находиться внутри нее, т.е. перекроет ее.[6] Стоит отметить, что сам факт существования недоступной для Вашингтона территории напрягает американское руководство. Оно не привыкло к проблемам с доступом в какой-либо регион. Эти изменения требуют четкой оценки Пентагон, которую он пока не может сформулировать.

Возможность отдельных стран создавать такие зоны выявляет еще один  фактор трансформации ВС США: Вашингтон больше не может быть полностью уверен в том, что война пойдет по заданному плану и приведет к решительной победе, – полагают эксперты RAND Corporation[7]. При этом по оценкам экспертов RAND современная война имеет, прежде всего, интенсивный характер. Ключевым фактором победы является высокая мобильность и адаптивность подразделений.

Александр Петречук

 

[1] Summary of the 2018 National Defense Strategy of the United States of America. – P.3-4. URL: https://www.defense.gov/Portals/1/Documents/pubs/2018-National-Defense-Strategy-Summary.pdf

[2] Американская стратегия «перебалансировки» сил в АТР и интересы национальной безопасности России. // Проблемы национальной стратегии. № 4 (31). – С. 12-13. URL: https://riss.ru/images/pdf/journal/2015/4/04_.pdf

[3] Кашин В. Модернизация НОАК – повод для беспокойства? // РСМД. URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/modernizatsiya-noak-povod-dlya-bespokoystva/?sphrase_id=472741

[4] Си Цзиньпин: Полная модернизация НОАК завершится к 2035 году. // URL: https://regnum.ru/news/2335948.html

[5] Федякина А. Пекин взяли на мушку. // Центр военно-политических исследований. URL: http://eurasian-defence.ru/?q=analitika/pekin-vzyali-mushku

[6] What Is A2/AD and Why Does It Matter to the United States? // Charles Koch Institute. URL: https://www.charleskochinstitute.org/blog/what-is-a2ad-and-why-does-it-matter-to-the-united-states/

[7] Эхо холодной войны. Зачем в США предлагают вернуть ядерные ракеты в Европу. // URL: https://ria.ru/defense_safety/20171023/1507402560.html


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение