Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Геополитическая обстановка в Центральной Азии в контексте водного конфликта
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 08-11-2015
Несмотря на наличие прочных взаимосвязей и общего исторического прошлого у стран постсоветского пространства, в регионе, сразу же после распада СССР, а в ряде случаев еще и при существовании Союза, наметился целый ряд очагов потенциальных конфликтов. Одной из таких проблемных мест стала Центральная Азия.

Вода в ЦА исторически была дефицитным ресурсом. Субрегион находится в полосе пустынь и полупустынь, климат весьма засушливый, традиционно главными водными артериями являются две крупнейшие реки: Амударья и Сырдарья, берущие свое начало в горных массивах. Население региона традиционно селилось вдоль этих рек, воды которых служили основой питания ирригационных систем.

Несмотря на столь суровые климатические условия, положение с водными ресурсами региона было относительно стабильным вплоть до второй половины XX столетия. Все изменилось с началом масштабной советской программы по освоению целинных и залежных земель Центральной Азии в начале 80-х годов. Основной идеей данного проекта было создание расширенной ирригационной системы путем строительства ряда крупных каналов и целой сети более мелких каналов с целью превращения региона в “хлопковый пояс” СССР. Как известно, подобная недальновидная политика привела к ужасающим последствиям для региона: высыханию Аральского моря, засолению территорий и т.д.[1] При этом необходимо обратить внимание на распределение водных ресурсов между государствами, неравномерность которого, в конечном счете, и является основным драйвером развития конфликтной ситуации в данном регионе. В Центральной Азии присутствуют две группы стран: высокогорные Киргизия и Таджикистан, обеспеченные водой, но практические лишенные природных ресурсов, и Узбекистан, Туркменистан и Казахстан – страны, находящиеся ниже по течению и зависящие в водных вопросах от Душанбе и Бишкека, но в то же время весьма богатые иными природными ресурсами, прежде всего, энергоносителями: нефтью и газом.

В советский период взаимодействие между республиками директивно направлялось из центра. Была отлажена взаимная система поставок, согласно которой летом Киргизия и Таджикистан, вели активный сброс воды в долины, не заполняя водохранилища, таким образом, питая сельское хозяйство стран в низовьях рек. В свою очередь, в зимний период страны низовий поставляли углеводороды в высокогорные районы. 

В 60-80-е годы XX в. центральноазиатские республики начали испытывать серьезные проблемы с водными ресурсами, т.к. значительная доля стока двух основных рек, питающих регион, Амударьи и Сырдарьи, тратилась на ирригационные нужды. Однако, во времена Советского Союза распределению воды между республиками не уделяли серьезного внимания, т.к. особняком стояли интересы всей страны, а не отдельно взятой республики. В СССР существовала лишь проблема нехватки водных ресурсов в регионе, в целом, решение которой так и не было найдено.

На закате советской эпохи активно разрабатывался план по изменению стока сибирских рек, в частности Оби, который якобы мог позволить перевести в Центральную Азию определенный процент стока рек Сибири, но тогда проект так и не был воплощен в жизнь по целому ряду причин, ключевой из которых стал серьезный финансовый кризис, начавшийся в 1985г. в СССР. На тот момент страна была уже не способна финансово обеспечить столь масштабный и дорогостоящий проект. Однако, альтернатива ему не найдена до сих пор, что подтверждают слова президента Казахстана Н.Назарбаева на встрече с президентом РФ Д.Медведевым в 2010г.: “Отсутствуют единые комплексные программы по сбалансированному использованию водных ресурсов. В связи с этим считаю необходимым дать задание нашим правительствам принять совместные меры по поиску путей решения этих вопросов”[2]. Его слова демонстрируют желание президента вновь обратится к старым проектам, однако, российским правительством данная инициатива справедливо не рассматривалась. С момента распада СССР прошло уже фактически четверть века, а реальных идей для решений проблем по-прежнему не существует. Зато новых проблем - хоть отбавляй. Ситуация с распределением воды становиться просто катастрофической. Потребность в водных ресурсах в регионе регулярно растет в связи с колоссальным ростом населения стран Центральной Азии. К этому можно прибавить и серьезную проблему, связанную с неэффективными затратами воды, в первую очередь на ирригацию. Если сравнить эти затраты с развитыми странами, то они превосходят их очень значительно, а непосредственно на них тратится основная доля воды в регионе. Ирригационные затраты воды столь высоки в связи с устаревшей техникой, сохранившейся в странах региона еще со времен СССР, а на покупку нового оборудования у них просто отсутствуют финансовые средства.

Проблему нехватки воды в ЦА зачастую сравнивают с аналогичной проблемой на Ближнем Востоке, и действительно, даже не вооруженным взглядом можно увидеть множество сходств, но существуют и свои специфики. Одной из таковых является то, что центральноазиатская проблема существенно осложняется вопросами сугубо политическими, а скорее даже межнациональными. Это создает ситуацию, когда ни одна из сторон не готова идти ни на малейшую уступку, а это еще больше наталкивает на мысль о вероятности военного конфликта в регионе.

Далее, целесообразно, обратиться к сути самой проблемы, порождающей межгосударственный конфликт в регионе. Как уже было описано выше, в целом, вода в регионе находится в достатке, однако, отдельные государства испытывают ее серьезную нехватку. Исторически, Казахстан, Туркменистан и Узбекистан богаты полезными ископаемыми, а у горных Киргизии и Таджикистана они фактически отсутствуют. В Советский период они их получали путем распределения из центра, что прекратилось после обретения ими независимости, и эти государства стали беднейшими на постсоветском пространстве, в особенности Киргизия, которая и вовсе стала одной из беднейших стран в мире[3]. Но, в свою очередь, эти две страны обладают очень существенными запасами водных ресурсов. Верховья двух основных рек региона Амударьи и Сырдарьи находятся в этих горных странах. У них, де факто, отсутствуют другие источники доходов, кроме как зарабатывать на водных ресурсах, путем строительства на реках гидроэлектростанций и экспорта электроэнергии в другие государства. Однако, ГЭС требует существенных затрат воды, необходимой странам находящимся ниже по течению, так как им, в свою очередь, вода нужна для ирригационных нужд, т.к. отдельные районы этих стран живут полностью за счет сельского хозяйства, развитого здесь в советский период. В итоге в регион наметился серьезный конфликт интересов между гидроэнергетикой и ирригацией, который не прекращается, а лишь усугубляется. Это разделение республик на ирригацию и гидроэнергетику имело место и в советский период после появления первых ГЭС, но никакого конфликта, по понятным причинам, тогда не могло возникнуть.

Для того, чтобы смягчить последствия распада СССР – страны бассейна Аральского моря подписали 20 сентября 1995 года Нукусскую декларацию государств Центральной Азии и международных организаций по проблемам устойчивого развития бассейна Аральского моря, где согласились, что “Центрально-азиатские государства признают ранее подписанные и действующие соглашения, договора и другие нормативные акты, регулирующие взаимоотношения между ними по водным ресурсам в бассейне Арала и принимают их к неуклонному выполнению”[4]. “В дальнейшем, в 1998 году, для наиболее напряженного речного бассейна, – р. Сырдарья, государствами региона было подписано еще одно соглашение, более конкретно регламентирующее отношения между странами в области использования водно-энергетических ресурсов - Соглашение между Правительствами Республик Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан об использовании водно-энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарья. И такая работа по совершенствованию взаимоотношений между республиками региона продолжается вплоть до настоящего времени.” [5]   Важно отметить, что реальных успехов в достижении компромисса по прежнему не удалось достигнуть . Оба блока стран активно обвиняют друг друга, каждый требует выполнения своих условий.

Суть претензий Кыргызстана и Таджикистана к соседям заключается в требованиях увеличения платы за работу их ГЭС в ирригационном режиме в интересах Узбекистана, Казахстана и Туркменистана. Официальные Бишкек и Душанбе на протяжении многих лет указывают на значительные издержки со своей стороны по поддержанию гидротехнической инфраструктуры. Наиболее активен в этом вопросе Бишкек, предложивший трактовать воду как вид товара и в перспективе ввести плату за нее. Однако, стоит признать, что платное водопользование - слабореализуемая  идея в Центральной Азии из-за высоких рисков социальных и политических потрясений во всех без исключения странах. Таким образом, цель официального Бишкека и Душанбе состоит в получении справедливой, по их мнению, рыночной компенсации за предоставляемые услуги по поставкам воды.”[6] Активные обвинения звучат и в обратном направлении, страны расположенные в низовьях рек, обеспокоены планами Киргизии и Таджикистана по развитию гидроэнергетики и строительство новых ГЭС, строящихся с целью будущего экспорта электроэнергии. Наиболее громкую огласку получило дело со строительством Рогунской ГЭС в Таджикистане. Это один из крупнейших проектов в ЦА, вызвавший колоссальное недовольство правительства Узбекистана.

Проект этой ГЭС был разработан в 70-е годы ХХ столетия. Было даже начато его строительство, однако по определенным причинам, оно было приостановлено. С обретением независимости таджики вспомнили про этот проект, но в связи с тяжелейшей обстановкой в республике реализовать его было невозможно, однако, в начале 2000-х, когда страна начала приходить в себя, правительство страны приступило к активному поиску иностранных инвесторов для возобновления строительства ГЭС в Рогуне, таким инвестором выступила компания “Русский алюминий”. “Соглашение между "Русалом" и властями Таджикистана о завершении советского долгостроя, Рогунской ГЭС, было подписано в 2004 году. Вложения в проект оценивались в $1 млрд, "Русал" должен был получить 51% акций ГЭС мощностью 3,6 ГВт. Планировалось, что она будет поставлять энергию в Таджикистан и Узбекистан. В том же 2004 году было подписано межправительственное соглашение между Россией и Таджикистаном, в рамках которого строится Сангтудинская ГЭС.”[7] Это вызвало недовольство властей Узбекистана, т.к. для возобновления работы ГЭС требовалось строительство водохранилища, и, по мнению узбекской стороны, это забирало бы у них огромную долю воды. Это доказывают слова президента Узбекистана Ислама Каримова:”Как же мы можем допустить, чтобы жители Узбекистана жили без воды восемь лет, пока полностью заполнится Рогунское водохранилище.

Чем же будут заниматься земледельцы всё это время?”[8] Однако, проект не состоялся из-за того как Российская компания отказалась строить ГЭС таких размеров, как это нужно было правительству Таджикистана, в 2010 таджики вновь взялись за Рогунскую ГЭС и вновь это вызвало негодование Узбекской стороны, и на сей раз дело чудом обошлось без военного конфликта, чем закончится история с Рогунской ГЭС, до сих пор не ясно. Но ясно другое, “Конфликт вокруг гидроэлектростанции повторяет общие тенденции конфликтов стран низовья и верховья — Узбекистан опасается, что будет терять ещё больше воды, пущенной на гидроэнергетические нужды в осенне-зимний период,  таджикские же эксперты в ответ указывают, что причина недостатка воды в Узбекистане — нерациональное водопользование, а не работа таджикских ГЭС”[9] Схожих конфликтов в регионе мы видим достаточно много, например, вокруг Камбаратинской ГЭС в Кыргызстане. В частности, накануне подписания контракта на ее строительство между РФ и Киргизией, президент Узбекистана И.Каримов сделал угрожающее заявление, предупредив о вероятности трансформации конфликта в вооруженную стадию: ”Я не буду называть конкретные страны, но все может усугубиться настолько, что это может вызвать не просто серьезное противостояние, но даже войны. Мы просим: прежде чем начать строить, прежде чем подписывать с какими-то великими государствами (договора) о строительстве, давайте предварительно проведем объективную экспертизу и дадим четкое разъяснение нашим народам, нашим людям, а что тогда завтра будет с теми, кто живет ниже по стоку реки”[10]

Если рассмотреть динамику развития событий в регионе начиная с начала 90-х и до сегодняшнего дня, то отчетливо видно, что ни одна конфликтная ситуация не нашла своего решения т.к. стороны не готовы садиться за стол переговоров с целью найти взаимовыгодное решение проблемы. Такая политика лишь мешает развиваться каждой из стран, т.к. водные ресурсы играют очень важную роль для них. Как правило, даже в случае возникновения диалога между государствами, его итоги ограничиваются лишь подписанием соглашений, а об их выполнении речь даже не идет, и это все, несмотря на то что,” государства связаны договорами о "вечной дружбе" и участием в региональных организациях, целью которых является, помимо прочего, решение экономических и экологических вопросов. Конечно, если считать распределение воды своего рода лакмусовой бумажкой для определения наличия дружбы, то можно прийти к неутешительному выводу о том, что эта самая дружба - не более чем слова. А если вдобавок расценивать ситуацию с взаимными поставками (точнее, непоставками ) воды, газа и электроэнергии как экономическую войну, то отношения между Астаной, Ташкентом и Бишкеком представляются не просто недружественными, а конфликтными”[11].

Авторитарный характер политических режимов стран ЦА существенно усложняет ситуацию, приводя к тому, что каждая из стран искусственно изолируется от других и отстаивает свои интересы в одиночку, хотя у двух стран гидроэнергетические интересы, а у трех ирригационные, и объединившись в блоки им было бы проще договориться. Однако на практике этого не происходит, и конфликты случаются даже между странами, с общими интересами, например, Туркменско-Узбекский вопрос, касающийся распределения вод Амударьи.

В мая 2012 года в ситуацию попыталось вмешаться ЮНЕСКО, создав свой центр в Казахстане. “Центр будет связан с решением проблем воды в Центрально-Азиатском регионе и нацелен на оценку воздействий глобальных изменений на водный стресс в регионе и динамику природных процессов в зоне формирования региональных водных ресурсов», - отметил главный научный сотрудник Института географии, председатель Нацкомитета по международной гидрологической программе ЮНЕСКО Игорь Северский“[12] Однако, ЮНЕСКО - это фонд всемирного наследия, а не межправительственной организация, и соответственно, оно не способно существенно повлиять на сложившуюся ситуацию.

На данный момент, конфликт находится в замороженной стадий, и любое изменение ситуации может привести к кровопролитию. 

Таким образом, можно констатировать, что, во-первых, решение водной проблемы является ключевой не только для стабильного будущего развития региона, но и для практического выживания ряда стран, таких как Киргизия, во-вторых, с учетом сложной международной обстановке в Центральной Азии, активной борьбой за лидерство и непрочными, по большей части, авторитарными правящими режимами стран региона, возникает реальная угроза использования водной проблемы для достижения как внутриполитических целей, так и для наращивания влияния среди соседей. В этой связи, возможность возникновения потенциальных конфликтов (вплоть до военных столкновений) резко возрастает.

В данном контексте важно выделить интересы Российской Федерации и угрозы, которые ей может нести потенциальный конфликт. Россия заинтересована в стабильности в центральноазиатском регионе по ряду причин:

1. Риск оказаться вовлеченной в военный конфликт. РФ по-прежнему не удалось в рамках ОДКБ сформировать единую систему коллективной безопасности в Центральной Азии в связи с приостановлением в 2012г. Узбекистаном членства в организации. Это создало ситуацию, при которой России будет сложно позиционировать себя в качестве арбитра при возникновении потенциального конфликта и дистанцироваться от участия в нем на чьей-либо стороне, т.к. она является союзником Киргизии, Таджикистана и Казахстана по ОДКБ. В соответствие со статьей 4 “Договора о коллективной безопасности”: “если одно из государств - участников подвергнется агрессии, то это будет рассматриваться государствами - участниками как агрессия на все государства - участники настоящего Договора”[13]. Любая поддержка РФ одной из стран союзниц, неминуемо приведет к серьезному осложнению отношений со страной не входящей в блок ОДКБ (в первую очередь это касается Узбекистана), что поставит крест на возможности построения системы коллективной безопасности в ЦА, необходимой для борьбы с внешними угрозами. Кроме того, участие в такого рода конфликтах полностью противоречит внешнеполитической концепции РФ, важными пунктами которой являются “ формирование отношений добрососедства с сопредельными государствами, содействие устранению имеющихся и предотвращению возникновения новых очагов напряженности и конфликтов в прилегающих к Российской Федерации регионах”, а также “развитие двусторонних и многосторонних отношений взаимовыгодного и равноправного партнерства с иностранными государствами”[14]

2. Риск распространения в ЦА идей радикального исламизма. Потенциальная нестабильность в регионе может привести к активизации деятельности исламистов у границ РФ. Радикальный ислам, как поправило, сопряжен с терроризмом, наркоторговлей и торговлей оружием. Эти явления, есть “следствие ухудшения социально-экономического положения значительных групп населения, имущественного и социально-правового расслоения, роста коррупции, криминализации общества, нехватки жизненно важных ресурсов”[15] , что неминуемо произойдет в случае перехода конфликта в острую фазу. Кроме того, ситуация может усугубляться ввиду близости нестабильного Афганистана, откуда может произойти экспорт террористических элементов и оружия.

3. Риск появления на российской территории большого числа беженцев из конфликтующих республик в т.ч. среди которых могут оказаться и исламские фундаменталисты. Появление беженцев из Центральной Азии может негативно сказаться и на внутриполитической ситуации в самой РФ.

Главной целью РФ является сохранение стабильности в центральноазиатском регионе т.к. эскалация конфликта, при любом раскладе приведет к негативным для нее последствием. В интересах России развитие военно-политического и экономического сотрудничества ( в т.ч. интеграционного характера), как на двух и многосторонней основе, так и в рамках международных организаций, а это возможно лишь при условии сохранения стабильной обстановки в регионе.


Список источников

  1. Conflict of interests between water users in the Central Asian region and possible ways to its elimination//Water resources(2010) p.113.
  2. Султанов Б. К. Территориально-пограничные проблемы в Центральной Азии. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.kisi.kz
  3. Официальный сайт ОДКБ. Договор о коллективной безопасности. Ст.4. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.odkb-csto.org/documents/detail.php?ELEMENT_ID=126
  4. Официальный сайт МИД РФ. Концепция внешней политики РФ 2013. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://archive.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F
  5. Официальный сайт научно-информационного центра МКУР в Узбекистане. Нукусская декларация  государств Центральной Азии и международных организаций по проблемам устойчивого развития бассейна Аральского моря. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://mkur.uznature.uz/rus/nukusdeklaraciya.html
  6. Портал ”NationalGeographic//Russia”.М.Синнот. Как высушить море за полвека: трагическая история Арала. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.nat-geo.ru/nature/217711-kak-vysushit-more-za-polveka-tragicheskaya-istoriya-arala/#full
  7. Газета “Аргументы и Факты”. Проект поворота сибирских рек на юг предложил вспомнить Назарбаев. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.aif.ru/politics/world/246308
  8. Газета “Коммерсант”.Н.Гриб, В.Соловьев. Между Россией и Таджикистаном встала плотина "Русал" потерял Рогунскую ГЭС. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc/801523
  9. ИА”TOPMIRA”. Рейтинг беднейших стран мира. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://topmira.com/goroda-strany/item/5-samye-bednye-strany-mira
  10. ИА”Modernpolitics”.А.Заквасин.”Вода - центральноазиатское ”Яблоко раздора”
  11. ИА”Регнум”. Ислам Каримов: Жители Узбекистана должны жить без воды 8 лет, чтобы заполнилось Рогунское водохранилище. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://regnum.ru/news/polit/1333143.html
  12. ИА”Регион”. Проблемы регионального водопользования конфликтами не решить. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.region.kg/index.php?catid=5:obshestvo&id=270:2011-10-11-10-30-49&Itemid=6&option=com_content&view=article
  13. ИА ”ИноСМИ”. BBC Uzbekistan. Ислам Каримов: В регионе может начаться война. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://inosmi.ru/sngbaltia/20120913/199096072.html 
  14. ИА” ЦентрАзия”. Н.Кузьмин. Проблема воды в ЦентрАзии достигла "точки кипения". Анализ ситуации. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1016660640
  15. ИА” ЦентрАзия”. В Алматы при поддержке ЮНЕСКО создается Центр по изучению ледников.. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1338274020

_______________________________


[1] Портал”National Geographic//Russia”.М.Синнот. Как высушить море за полвека: трагическая история Арала. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.nat-geo.ru/nature/217711-kak-vysushit-more-za-polveka-tragicheskaya-istoriya-arala/#full

[2] Газета “Аргументы и Факты”. Проект поворота сибирских рек на юг предложил вспомнить Назарбаев. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.aif.ru/politics/world/246308

[3] ИА”TOPMIRA”. Рейтинг беднейших стран мира. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://topmira.com/goroda-strany/item/5-samye-bednye-strany-mira

[4] Официальный сайт научно-информационного центра МКУР в Узбекистане. Нукусская декларация  государств Центральной Азии и международных организаций по проблемам устойчивого развития бассейна Аральского моря. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://mkur.uznature.uz/rus/nukusdeklaraciya.html

[5] Conflict of interests between water users in the Central Asian region and possible ways to its elimination//Water resources(2010) p.113.

[6] ИА”Modernpolitics”.А.Заквасин.”Вода - центральноазиатское ”Яблоко раздора”

[7] Газета “Коммерсант”.Н.Гриб, В.Соловьев.  Между Россией и Таджикистаном встала плотина "Русал" потерял Рогунскую ГЭС. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc/801523

[8] ИА”Регнум”. Ислам Каримов: Жители Узбекистана должны жить без воды 8 лет, чтобы заполнилось Рогунское водохранилище. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://regnum.ru/news/polit/1333143.html

[9] ИА”Регион”. Проблемы регионального водопользования конфликтами не решить. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.region.kg/index.php?catid=5:obshestvo&id=270:2011-10-11-10-30-49&Itemid=6&option=com_content&view=article       

[10] ИА ”ИноСМИ”.BBC Uzbekistan. Ислам Каримов: В регионе может начаться война. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://inosmi.ru/sngbaltia/20120913/199096072.html

[11] ИА” ЦентрАзия”. Н.Кузьмин. Проблема воды в ЦентрАзии достигла "точки кипения". Анализ ситуации. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1016660640

[12] ИА” ЦентрАзия”. В Алматы при поддержке ЮНЕСКО создается Центр по изучению ледников.. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1338274020

[13] Официальный сайт ОДКБ. Договор о коллективной безопасности. Ст.4. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.odkb-csto.org/documents/detail.php?ELEMENT_ID=126

[14] Официальный сайт МИД РФ. Концепция внешней политики РФ 2013. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://archive.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F

[15] Султанов Б. К. Территориально-пограничные проблемы в Центральной Азии. Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.kisi.kz

Маргулис С.Б.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение