Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
К вопросу об изменении векторов военно-политической трансформации вооруженных сил США
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 19-03-2020

С целью силового обеспечения своих позиций и резкого изменения внешней обстановки, Вашингтон был вынужден запустить процесс трансформации своих вооруженных сил, которые, по сути, приблизились по своему функционалу к подразделениям по борьбе с терроризмом и не были способны в полной мере выполнять одну из главных своих политических функций, а именно обеспечивать силовую поддержку американскому президенту и его дипломатам. Появление американских войск в любой точке земного шара не означает автоматическую победу.

Другим фактором трансформации, который неизбежно накладывается на все остальные, является все более усложняющаяся среда безопасности (security environment). Это связано с быстрыми технологическими изменениями, прорывами в новых сферах знаний и почти во всех областях разработки оружия. Также наблюдается новое явление ­– рассеивание технологий. Чтобы создать новое мощное оружие не нужно обладать всем спектром фундаментальных наук и технологий. Достаточно добиться успеха в одном направлении. Многие страны и даже отдельные корпорации наверняка воспользуются такой возможностью в различных целях. Более того, государства несколько утратили монополию на научные разработки. Теперь корпорации являются зачастую поставщиками технологий и государство не всегда их контролирует.

Исходя из этого, американские специалисты признают, что удерживать лидерство во всех сферах не представляется возможным, да и нецелесообразно. Необходимо определить, какие типы вооружения будут наиболее эффективными, и сконцентрироваться на их первоочередном развитии. Бюджет США просто не сможет финансировать всевозможные разработки.

В военном бюджете образца 2019-2020 г. значительные средства выделяются на совершенствование практически всех видов вооруженных сил, но приоритетное внимание уделено ВВС, ВМС, изысканиям в сфере перспективных технологий, системам ПРО и развитию военного космоса. По мнению американских экспертов, именно эти направления выведут американскую армию и флот США на лидирующие позиции в мире. Аналитики Пентагона даже полагают, что при подобных обстоятельствах технологический отрыв вооруженных сил, предпосылки которого создадут военные расходы в 2019-2020 гг., станет непреодолим для основных геополитических соперников США[1].

При этом ВС по мысли американских экспертов должны трансформироваться так, чтобы сражаться и побеждать в маневренной войне во всех средах одновременно. Здесь необходимо уточнить, что подразделения армии США достаточно маневренны, но на их развертывание требуется недопустимо много времени по современным меркам[2].

Краеугольным камнем методологии США и НАТО является маневренная война, которая напрямую зависит от связи и передачи данных. У США имеется соответствующая коммуникационная инфраструктура вплоть до отдельных подразделений и возможность получать информацию в реальном времени. Когда информационное поле (боя) работает в нормальном режиме, это в разы увеличивает эффективность действий войск[3]. Понимая зависимость маневренной войны от обмена оперативной информацией, Россия вложила значительные средства в системы радиоэлектронной борьбы (РЭБ), которые способны препятствовать коммуникации потенциального противника. Это означает возможность внезапного прерывания любой связи, что в перспективе может стать катастрофичным в условиях современной боевой и небоевой операции и является серьезнейшим сдерживающим фактором, который американцам необходимо преодолеть.

Беспокоят американских военных и эшелонированные системы противовоздушной обороны (ПВО). Американские военные давно делают упор на обеспечение господства в воздухе. Однако наличие передовых систем ПВО не позволит американской авиации обеспечить должное прикрытие наземных сил[4]. К тому же комплексы ПВО зачастую работают в связке с РЭБ.

Военно-политическое руководство США также осознало тот факт, что в ходе борьбы с террористическими группами США обладали качественным, численным, технологическим превосходством и монополией в воздушной среде, вследствие чего солдаты растеряли базовые навыки ведения конвенциональной войны[5][6]. Это требует определения новых приоритетов в обучении военнослужащих, что изменит суть подготовки личного состава.

Следующее изменение касается стратегической среды (strategic environment), которая представляет собой устойчивый, но ослабевающий международный порядок. В условиях слабеющего контроля со стороны США и как следствие регионализации в любом случае появились бы страны, которые подрывали бы международный порядок изнутри системы. Такими государствами стали Китай и Россия, Иран, Северная Корея и другие. Еще в 2014 г. американское руководство почувствовало, что Европа может отойти от единой западной линии на конфронтацию с нашей страной. Твердая позиция Российской Федерации по украинскому и крымскому вопросам, участие в сирийской операции дала возможность Вашингтону и американскому экспертному сообществу развернуть кампанию по созданию образа нового-старого врага Европы и всего цивилизованного сообщества. Чуть раньше начала «российской агрессии» было объявлено о масштабной реформе НАТО, предусматривающей существенное расширение географических и функциональных границ Организации. Поскольку именно Соединенные Штаты инициировали трансформацию Альянса, то изменения структуры организации направлены, в первую очередь, на значительное наращивание ее военных и наступательных возможностей. Первым ее этапом стала реализация программы «усиленного передового присутствия» в восточной части Североатлантического альянса в Эстонии, Латвии, Литве и Польше[7]. В то же время США сталкиваются с нежеланием ЕС увеличивать расходы на оборону, которые последние два десятилетия устойчиво снижались почти по всей еврозоне (за исключением Польши, Прибалтики и Великобритании. Население ведущих стран ЕС в большинстве своем опасается конфронтации с Россией и настороженно относится к перспективе отправки войск на защиту Польши и стран Балтии[8]. Уже сегодня мы видим, что американские военные вынуждены брать на себя дополнительную ответственность в плане обеспечения боеготовности Альянса.

 В итоге стоит отметить, что целеполагание американских политиков и военных не сильно изменилось со времен распада Советского Союза. Фактически, новая стратегическая линия Вашингтона, влияющая на военно-политическую трансформацию вооруженных сил США практически полностью повторяет установку идеологов «Проекта за Новый Американский Век»: «главная  задача состоит  в  предотвращении  появления  нового соперника…необходимо  не  допустить  доминирования враждебной  нам державы в регионах, совокупные ресурсы которых при  консолидированном  контроле  будут  достаточны для появления  глобальной  державы» [9].

Александр Петречук

 

[1] Гонка вооружений: США уходят в отрыв // URL: https://www.gazeta.ru/army/2018/02/13/11648095.shtml?updated

[2] Farley R. NATO’s Worst Fear: Losing to Russia in a War (And It Could Have Happened). // The National Interest. URL: http://nationalinterest.org/blog/the-buzz/natos-worst-fear-losing-russia-war-it-could-have-happened-22653

[3] Хадая С. Война чужими руками. // Международная жизнь. URL: https://interaffairs.ru/jauthor/material/935

[4] Peck M. This is the U.S. Army's Handbook for Defeating Russia in a War. // The National Interest. URL: http://nationalinterest.org/blog/the-buzz/the-us-armys-handbook-defeating-russia-war-22439

[5] Войны контентов: как «Даиш» умело использует коммуникацию. // NATO Review. URL: https://www.nato.int/docu/review/2016/Also-in-2016/wars-media-daesh-communications-solis/RU/index.htm

[6] Стоит отметить, что под «маневренной войной» подразумеваются боевые и небоевые действия сугубо между военными разных стран. Поскольку в теории современных войн поле боя – все общество противника целиком.

[7] Усиленное Передовое Присутствие НАТО // Официальный сайт НАТО.  URL: https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/pdf_2017_11/20171129_1711-factsheet-efp-ru.pdf

[8] The U.S. and Russia Plan for Conflict // Stratfor Worldview. URL: https://worldview.stratfor.com/article/us-and-russia-plan-conflict

[9] McHargue R. P. Neoconservatism and Iraq // Florida State University Libraries. URL: https://fsu.digital.flvc.org/islandora/object/fsu:180823/datastream/PDF/view

 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение