Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Карты на крови: «Великий дьявол» поддерживает «Вилаят аль-факих» с целью его продвижения к Средиземному морю
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 17-03-2017

Наконец Иран достиг берегов Средиземного моря, занимая район за районом шиитскими и курдскими силами ополчения. Впервые со времен Второй мировой войны он ведет боевые действия на многих фронтах. Иран получил новый путь. Он простирается по всей иракской пустыне через так называемый «суннитский треугольник» и доходит до сирийской пустыни. После он достигает Дамаска и далее до берегов Средиземного моря, обходя Латакию и Бейрут.

Проект «Дервиш»

Военные, политические, экономические и информационные силы Ирана делали все возможное для сохранения проекта, который был на грани краха из-за восстания в Сирии. После длительных переговоров, огромных усилий, а также затрат в несколько миллиардов долларов и более десяти тысяч солдат, работающих над ним, наконец, разработка этого плана находится на окончательной или предпоследней завершающей стадии. Проект подразумевает создание трассы между Ираном и Средиземным морем через Ирак и Сирию.

Путь проходит через Ирак, далее через районы, оккупированные сепаратистскими курдскими ополчениями в Сирии, затем по регионам, находящимся под контролем сирийского правительства. Большая часть этого пути пролегает через оплот суннитов. Иран в свою очередь пытается вытеснить суннитов с этой территории, чтобы ее заняли курды и шииты.

Этот проект можно рассматривать как уже состоявшийся. Правительство Ирана осознаёт, что происходят глобальные изменения, не оставляющие регион в стороне. Иран поменял вектор своего движения в конфликте в Сирии и Ираке, уйдя на второй план. Однако в случае, если народу понадобится помощь, Иран отреагирует быстро. Он является «идейной альтернативой» суннитскому большинству в регионе, а также той силой, которая способна выполнять грязную работу в регионе. Кажется, что и американцы, и русские считают курдские ополчения хорошей инвестицией, однако они также понимают разницу между ними и шиитскими отрядами, особенно в том, что касается неравномерности человеческих потерь. Именно поэтому первые нуждаются в постоянной поддержке, а долгосрочные инвестиции в этот регион требуют огромных усилий.

До недавнего времени именно Иран стал региональной силой, на которую полагалась Америка с целью заполнения вакуума, сложившегося после вывода войск из Ирака, передав ему «полномочия» по контролю над Ираком, Сирией и Ливией. Ведь именно между ними существует негласный союз, который объединяет единая цель — установление контроля над Аравийским полуостровом, Левантом и Ираком. Согласно договорённостям Иран стал инициатором войны с Ираком в 80-х годах прошлого века, а после американского вторжения стал управлять им.

Иран является союзником и послушным слугой для Запада — «стороной, заслуживающей доверия». Несмотря на свою «огромную» военную мощь, способность к религиозной мобилизации, в действительности он не может соперничать, а тем более вступать в войну ни с одной, даже минимально развитой по техническим показателям, страной.

Сейчас положение изменилось. Постепенно Иран осознаёт свое новое положение. Он готов к установлению гегемонии во всем регионе.

В настоящее время Иран вынужден всем делиться с курдами и русскими, которым Америка позволила улучшить своё положение и усилить влияние в регионе. Более того он не является ведущей силой ни в Алеппо, ни в Леванте, ни на побережье, ни даже на севере и востоке Сирии. Однако Иран является силой контролирующей общее положение дел, и именно поэтому, он вынужден прийти к компромиссу со всеми сторонами, пытающимися «отхватить» свой кусок пирога в Сирии.

Режиме Башара Асада извлёк пользу из сотрудничества с русскими, уменьшив иранское присутствие в прибрежных алавитских районах — в Латакии и Тартусе. Кроме того он смог хоть как-то уменьшить иранское влияние. Русские не могут полностью принять иранцев из-за их лояльного отношения к США. Однако они вынуждены сотрудничать с ними, чтобы не вводить и не использовать свои сухопутные войска. Россия при Путине — это не Советский Союз, который мог легко позволить себе нести огромные людские потери.

Религиозная иракская зачистка

Для прокладывания этого пути Иран распространил свое влияние на подконтрольных ему до войны сирийских территориях. Примером может служить Алеппо, в котором Иран произвел огромные демографические изменения. С помощью этой операции он оставил пустыми районы, через которые проходит линия «демографической угрозы», из-за которой может возникнуть в будущем и военная угроза. В основном переселение сосредоточено в городских районах. Они стараются обходить стороной, насколько это возможно, пустыни и необитаемые территории. Благодаря тому, что этот маршрут проходит через поселения шиитов в городских центрах, Иран может чувствовать себя полностью защищённым.

Даже наилучшая защита Ирана не означает его безопасность в случае каких-либо операций, засад или попыток уменьшить территорию в результате военных действий или партизанских войн. Более того она не гарантирует усиления влияния в регионах, где проживают шиитские группировки, а также не стимулирует их жителей к принятию другой идеологии. Путь будет проходить через огромное количество пунктов, специализирующихся на различных товарах, от нефти до наркотиков и рабов, которые будут импортироваться с запада через Ливан. В то же время по этому пути в регион пойдет оружие из Ирана, которое он будет продавать с целью распространения своего влияния. Иран постарается превратить этот район в «коридор», через который беспрепятственно будут поступать наркотики, проститутки, человеческие органы, оружие, рабы и беженцы. Все это превратиться в деньги для казны «Вилаят аль-Факих» (шиитская политико-правовая доктрина — прим. ред.) и будет способствовать дальнейшему переселению шиитов по всему этому пути.

Что касается нефти, то в этом вопросе Иран будет использовать трубопровод, проходящий параллельно иракским трубами, преследуя цель ускорения экспорта своей нефти. Именно поэтому он будет продолжать оказывать давление на страны Персидского залива, потому что они экспортируют нефть в Европу быстрее и по более низким ценам (в дополнение к денежной спекуляции со стороны Ирана). Однако сейчас эти страны переживают экономический кризис, который, по оценкам экспертов, будет достаточно затяжным явлением.

Нужно заметить, что Иран выбрал самый длинный, но в то же время самый безопасный путь, особенно что касается пустынных районов в Сирии и Ирака, где в течение следующих двух десятилетий будет ощущаться присутствие ИГИЛ (запрещено в РФ — прим. ред.) или военных отрядов, которые не собираются уходить отсюда. После взятия Мосула, Ракки (это может занять более двух лет) и Дейр Эз-Зора именно там произойдет последняя битва. Возможно, вывод иранских войск из Пальмиры неоднозначен, и настоящей целью является дальнейших ее захват и контроль, а также уничтожение анклавов Башара Асада, так как Хаян (город в 10 км к северу от Алеппо — прим. ред.) и военный аэропорт все ещё находится под контролем Асада.

Великий дьявол и Вилаят аль-Факих

Иран очень рассчитывает на эту сухопутную дорогу, которая смогла бы соединить весь шиитский полумесяц. Ведь она в полной мере поддерживает проект распространения иранской идеологии и проведения военных операций против тех, кто считает данный путь угрозой. Иран извлекает максимальную выгоду из сотрудничества с Китаем и Россией, а также с Западом, который предоставил ему полную свободу для деятельности в Ираке на неопределенный срок.

Процесс иранской экспансии в регионе полностью одобряется Западом, который считает Иран важнейшим игроком, способствующим распространению западной стратегии по изменению региона. Так, Иран использовал одержимость мщением Западу, наоборот добившись беспрецедентной экономический, политической и военной выгод для Запада.

Террория Ирана пролегает вплоть до Средиземного моря. Более того так сложилось исторически, что он обладает военным, стратегическим и идеологическим влиянием ещё со временем Дария I, создавшего проект, целью которого было подчинить Средиземноморье и Египет. Однако его мечта разрушилась на территории исторической «Турции».

Стратегическая трагедия

Иран преуспел в осуществлении своего проекта, и это стратегическая катастрофа для региона на всех уровнях. Успех Ирана на первом уровне даёт ему возможность перейти или, как минимум, подготовиться к реализации второго этапа, целью которого является установление контроля над странами Персидского залива.

Второй этап плана подразумевает экономическое истощение стран Персидского залива, ослабление их контроля над ценами на нефть и захват рынков. Более того Иран стремится к распространению своей идеологии в Египте и Алжире, а также в Турции — сильном союзнике из суннитского мира. Также Иран намерен увеличивать демографическое присутствие шиитов в регионе, что подразумевает рост числа бойцов, находящихся на территории вокруг стран Персидского залива.

Кроме того Иран будет использовать этот проект для того, чтобы ограничить турецкое влияние на арабские страны, а также оказывать экономическое, политическое и военное давление на Турцию. Все эти действия будут способствовать улучшению экономической ситуации курдских ополчений и увеличению экспорта нефти, украденной с севера Сирии и перевозимой через море. Эти шаги позволят пригрозить Турции, финансируя проекты, направленные против неё на украденные сирийские деньги.

Война на Западе

Гитлеру был задан вопрос о причине его быстрого вторжения и захвата Франции во время Второй Мировой войны: ему далось это всего лишь за несколько недель. Он ответил: в тот момент, когда французы были заняты измерением объема женского бедра, мы измеряли диаметр оружейного ствола.

Кажется, что эта фраза полностью описывает ситуацию происходящее сейчас в регионе. Происходит идеологический конфликт, в котором нет места двум победителям. Победитель устраняет проигравших на всех уровнях: экономическом, военном и человеческом. Другая отличительная черта этого конфликта заключается в том, что, несмотря на его очевидность и открытость, только одна сторона действительно работает над тем, чтобы одержать победу — Иран. Иранцы готовы заключать сделку с любым «дьяволом» лишь бы достичь своей цели. Дружественные союзы растянулись по всему региону, включая даже вооружённые группировки из восточной Азии, Афганистана, Сирии, Ирака, Йемена, Ливана, стран Персидского залива, Египта, и даже Венесуэлы, Китая и Северной Кореи. Иран заключил союз с величайшим дьяволом — Израилем, а также с несколькими государствами, благодаря которым он получает технику «двойного назначения» через незаконные коридоры. Например, технологию изготовления беспилотников, которые он использует после в войне на Ближнем Востоке. Учитывая так называемый «Ирангейт», произошедший в середине 80-х годов ХХ века (скандал разгорелся, когда стало известно, что отдельные члены администрации США организовали тайные поставки вооружения в Иран, нарушая тем самым оружейное эмбарго против этой страны — прим. ред.), то, что происходит в настоящее время — это лишь капля в море взаимной любви между Великим дьяволом и Вилаят аль-Факих.

Иран в настоящее время делает все, чтобы контролировать территорию от Тегерана до Бейрута. Нужно заметить, что такая политика стала проводится с начала «правления мулл», когда в Иран из Франции вернулся Хомейни и возглавил антизападную «революцию».

Долгое время Иран работал над тем, чтобы добраться до этой жизненно важной артерии. Если бы не долгосрочное спонсирование шиитских ополчений в Сирии, Ливане, Ираке и Йемене с начала 80-х годов, а также инвестирование в оборонный сектор, военную промышленность (несмотря на ее низкий технический уровень) и ракетно-ядерный потенциал страны, Ирану никогда бы не удалось достичь такого уровня.

Иран реализовывает крупный проект, у него есть четкая стратегия и план. Если бы не произошло революции в Сирии, то Иран мог бы сейчас контролировать практически всю Сирию, и имел бы выгодные позиции в Йемене и Персидском заливе. Все это в дополнение к контролю над Ливаном, инвестированию в Африку и многие другие страны, с целью переманить их на свою сторону под носом у всех крупных держав.

Самым лучшим примером здесь могут служить американские военные базы в Ираке и на севере Сирии. Америка построила их всего лишь в нескольких десятках километров от поселений афганских и иранских ополчений на севере Сирии, а также смогла выстроить стратегическое сотрудничество с «Хезболлой» в борьбе против повстанцев в некоторых пограничных районах Сирии и Ливана.

Измерение объемов бедра

Существует и другая сторона этого конфликта. После стабилизации своего положения в регионе, Иран планирует укрепиться в странах Персидского залива, а после и в Египте с Иорданией.

Эти страны полностью провалили свой план по сотрудничеству с Ираном, несмотря на открытые дружеские заявления в течение восьмилетней ирано-иракской войны. Когда на какое-то время удалось сдержать «режим мулл», страны Персидского залива незамедлительно выступили против Ирака, передав его Америке, которая в свою очередь отдала его Ирану.

В течение десятилетнего перемирия страны Персидского залива не предпринимали никаких стратегических действий, которые помогли бы заполнить пробелы и пустоту, образовавшуюся после падения Ирака, а также противостоять существующей угрозе со стороны Ирана, который готовился к новому бою на всех фронтах.

Иранские инвестиции на военном, политическом, экономическом, идеологическом и стратегическом уровнях явно прослеживаются с середины 90-х годов в Ливане и становятся совершенно очевидными после падения Багдада (не без помощи Америки).

После установления американского контроля и передачи иракской проблемы в руки Ирана не было предпринято ни одной стратегической операции, которая бы позволила ускорить процесс создания иранского ракетного и ядерного комплекса, а также усилить шиитские ополчение, протянувшие свои руки до стран Персидского залива.

С началом «арабской весны» реакция этих стран стала отрицательной, так как они опасались начала подобных событий у них, хотя страх и не был оправдан. Страны Персидского залива столкнулись с новой проблемой в Бахрейне. Иран попытался использовать «арабскую весну» для установления контроля над ним, однако, план провалился (большинство населения Бахрейна шииты, в то время как у власти находится суннитская династия — прим. ред.).

Даже после заключения странами Персидского залива сделок на поставку более современного, мощного оружия с Запада, их армия не представляет никакой угрозы для иранских и иракских ополчений. Это связано с их доктриной по обороне. Страны не имеют никакого опыта использования различных видов орудия, а также у них нет политической воли к борьбе.

Более того Иран имеет несколько «осиных гнёзд», которые способны «взорваться» и привести к оккупации целых городов. В случае войны с Ираном или Ираком такие «гнезда» начнут свою деятельность в Бахрейне и Кувейте и будут использовать все оружие, которое у них только есть.

Кроме того страны Персидского залива не предприняли никаких действий для того, чтобы ослабить Иран в военном и стратегическом смысле, а также истощить его силы в Сирии. Напротив, они помогли ополчению во время боевых действий против ИГИЛ, а Иран в свою очередь осудил их за это.

Что такое стратегический провал? Страны Персидского залива зависят от помощи и защиты Запада, который, не теряя времени, истощает их нефтяные и финансовые ресурсы. Кажется, что любая помощь прекратится, так как будет невозможно покрыть расходы Запада на их защиту. Все это приведёт к полной открытости и незащищенности этих стран перед Ираном, который будет в состоянии достигнуть Средиземного моря при поддержке «врагов».


Источник: http://inosmi.ru/politic/20170313/238865190.html 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение