Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Ливийский театр военный действий в геополитических проектах стран НАТО и региональных игроков Ближнего Востока
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 17-08-2020
В 2011-м в Ливии разразилась гражданская война, что в итоге привело к иностранному военному вмешательству (НАТО) в ходе чего был свергнут и убит полковник Муаммар Каддафи, правивший страной с 1969 года.

Военное вмешательство сил международной коалиции (блока НАТО) началось после начала гражданской войны в Ливии и было санкционированно Резолюцией Совета Безопасности ООН 1973, принятой 17 марта 2011 года, которая декларировала защиту мирных жителей как цель вооружённого вмешательства (Гуманитарная интервенция). 31 октября 2011 года военная операция сил НАТО в Ливии была официально завершена.

В настоящее время в Ливии наблюдается ситуация двоевластия: на востоке в городе Тобрук поближе к египетской границе заседает парламент, который поддерживает Ливийская национальная армия (ЛНА) под командованием маршала Халифы Хафтара, а на западе в Триполи — Правительства национального согласия (ПНС) во главе с Фаизом Сараджем, которое официально признанно ООН.

В результате боевых действий, около полумиллиона человек были перемещены внутри страны, а 213 тыс. гражданских лиц остаются в прифронтовых районах. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) называет Ливию одной из стран с наибольшим риском неконтролируемого стремительного распространения коронавируса. Экономическая ситуация в считавшейся некогда благополучной в социальном плане североафриканской стране остаётся крайне тяжёлой на фоне глобальной пандемии и исторических минимумов цен на нефть. Эксперты прогнозируют, что и без того уязвимая ливийская экономика по итогам 2020 года сократится более чем на 12%, поскольку доходы от продажи нефти истощаются, а мир вступает в период глубокой рецессии, которая в итоге отрицательно отразится на многих странах.

В настоящее время активным игроком на ливийском ТВД является Турция, которая преследует свои геополитические и геоэкономические интересы в этой стране.

Геополитические и геоэкономические интересы Турции взаимно переплетаются, поэтому для обеспечения безопасности в интересах освоения энергоресурсов в Ливии и наращивания своей активности в Африке, Турции нужны базы в Ливии. Ливия для Турции своеобразные «Ворота Африки». Они идут туда для расширения бизнеса и торговли. Например, у них был контракт 19 млрд. дол. с покойным М. Каддафи, на развития инфраструктуры Ливии. Теперь Ф. Сарадж заявляет, что этот контракт в силе, более того, приглашает и обещает боле интересные контракты турецкому бизнесу. За ним будет и другие страны Северной Африки, ждущие сильную руку поддержки от Турков.

Потому Франция в определенной затерянности и понимает, что турки более активны и бывшие колонии со временем могут стать действительно бывшими в не очень то далекой перспективе.

  В настоящее время на территории Ливии развернулось опосредованное военное противостояние между Турцией, которая поддерживает формирования ПНС (официальный Триполи) и направила на ливийский фронт тысячи сирийских боевиков, а также боевую технику и ударные системы, и с другой стороны страны Персидского залива, среди которых особенно выделяются Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ), а также Египет.

ОАЭ поставляет Ливийской национальной армии маршала Халифы Хафтара, финансовые ресурсы, боевую технику и вооружение. Помимо ОАЭ противниками Турции являются Египет, Саудовская Аравия и Франция.

При обороны столицы Ливии - Триполи в январе месяце 2020 года, когда Анкара только начала военные действия в поддержку ПНС, она направила около 100 офицеров и около 2000 сирийских наемников для усиления обороны столицы Ливии - Триполи.

Наращивая военную помощь, Турция перебросила в Ливию боевиков из состава «Дивизии аль-Мутасим», «Бригады Султан Мурад», «Сукур аль-Шамаль» и других группировок, действующих на северо-западе Сирии.

Установившийся в сирийском Идлибе режим прекращения огня (согласно договорённостям России и Турции от 5 марта 2020 г.) Анкара использовала для переброски дополнительных сил из Сирии в Ливию.

Помимо наёмников из числа «сирийской вооружённой оппозиции» и крупных партий вооружений (боевые машины пехоты ACV-15, 35-мм зенитные установки Korkut, гаубицы T-155 Firtina и др.), разведывательные и ударные БПЛА Bayraktar TB2, Турция перебросила в Триполи и необходимое количество «военных советников», армейский спецназ, а также оперативную группу сотрудников Национальной разведывательной организации (MİT) Турции.

С конца марта Турция значительно расширила масштабы своего военного участия в поддержке правительства национального согласия (ПНС) в Триполи. Ее ВВС и беспилотники совершили десятки боевых вылетов против линий снабжения ЛНА, которые простираются более чем на 1000 км от Восточной Ливии до позиций на западе страны.

Благодаря поддержке ПНС со стороны Турции войска Х.Хафтара к середине апреля потеряли контроль над всеми крупными городами к западу от Триполи. Следующей главной целью для сил ПНС стала крупная авиабаза Аль-Ватия примерно в 140 км к юго-востоку от Триполи, которую ЛНА захватила еще в августе 2014 года.

К середине мая ЛНА утратила контроль над авиабазой «Аль-Ватия», где находился крупный арсенал вооружений и военной техники, включая поставленные из ОАЭ российские зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1». На этой авиабазе еще в начале мая находились эмиратские и французские советники, которые наконец-то смогли договориться о своей эвакуации в Тунис. Эвакуация происходила быстро, и эмиратцы в спешке бросили свой ЗРПК «Панцирь», который потом в качестве трофея провезли по улицам Триполи.

Потеря этой базы для Хафтара означило резкое ослабление его эффективного военного присутствия в Западной Ливии и это повлекло за собой четкие последствия уже на всем ливийском фронте.

В течении июня и первой половины июля Турция продолжала наращивать свое военное присутствие в Ливии.  Только за последние полтора месяца турецкая военная авиация совершила 27 авиарейсов в Ливию. Турецкие военно-транспортные самолеты Airbus A400M и транспортные корабли перебрасывали на ливийские аэродромы и порты вооружение, технику и наемников, завербованных в сирийском Идлибе. Автоколонны турецкой армии были замечены при проезде в сторону авиабазы Аль-Ватия, которая не так давно была отбита в майе месяце войсками Фаиза Сараджа у сторонников Халифы Хафтара. Судя по всему, на этой авиабазе стали закрепляться не только силы ПНС, но и силы турецкой армии, с возможным превращением его в базу ВВС Турции в Ливии.Мощное наступление сил ПНС при военной поддержке Турции продемонстрировал, что ЛНА Х.Хафтара и его спонсорам в лице ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта послан ясный сигнал о том, что свергнуть военным путем ПНС в Триполи уже не получится.

Это место дислокации идеально подходит для размещения военной базы Турции со стратегической точки зрения. По некоторым сообщениям, на авиабазе были развернуты турецкие зенитные ракетные системы MIM-23 «Hawk», которые 5 июля стали целью авиаударов самолетов, принадлежащих ВВС Объединенных Арабских Эмиратов и возможно Египта.

В начале июля было подписано и соглашение о военном сотрудничестве Турции и Ливии (ПНС). ПНС и Турция подписали оборонное соглашение, которое дает туркам мандат на прямое вмешательство, в том числе для защиты официального руководства Ливии. В Ливии начали разворачиваться официальные миссии турецких сухопутных войск, противовоздушной обороны, военно-воздушных сил и командование БПЛА. Соглашение также предусматривает создание военной базы Турции на территории бывшей Ливийской Джамахирии и представление турецкому персоналу дипломатического статуса. Помимо этого, турецкие советники и офицеры получили полный иммунитет от судебного преследования. Анкара также обрела право обучать и оснащать полицию ливийского правительства. Договоренности были заключены во время визита Министра обороны Хулуси Акара и главы Генштаба Вооруженных сил (ВС) Турции Яшара Гюлера в ливийскую столицу.

Если ПНС при помощи турецких союзников удастся захватить Сирт, то положение ЛНА очень осложнится. Сирт – важнейший город Ливии. Те, кто им владеют – контролируют две трети экспорта ливийской нефти. Без нефти не будет достаточно денег для ведения войны.

По взглядам египетского военного руководства Турция нацелена на контроль над всеми основными военными базами в Ливии. Анкара уже взяла под свой фактический контроль авиабазы «Митига» и «Аль-Ватия», а также военные объекты в портовом городе Мисурата на северо-западе североафриканской страны, ставшем основным перевалочным пунктом для переброски Турцией на ливийский фронт сирийских боевиков и ударных систем. Турция, прикрываясь поддержкой международно-признанного Правительства национального согласия (ПНС) Ливии, нацеливается на авиабазу «Джуфра», расположенную в центральной части арабской республики.

В течении июля в этих районах наблюдаются крупные перемещения формирований Правительства национального согласия (ПНС) Фаиза Сарраджа и турецких сил. В настоящее время, Ливийская национальная армия (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара находится в ожидании наступления сил ПНС при поддержки Турции на стратегически важный город Сирт и нефтеносный район в центре страны муниципалитет Эль-Джуфра.

Готовность к наступлению со стороны ПНС при поддержке Турции идет в контексте со всеми предупредительными шагами со стороны Египта и ОАЭ в рамках направления соответствующих сигналов Анкаре, что они также готовы вмешаться в конфликт на стороне ЛНА. Эти сигналы в общем-то начались с момента атаки ВВС ОАЭ и ВВС Египта на базу Эль-Ватия и уничтожения нескольких систем ПВО Турции (ЗРК MIM-23 «Hawk») и систем РЭБ. Есть версия, что в результате бомбардировок есть погибшие и раненые среди турецкого военного персонала, однако в ПНС эту информацию отвергают.

Однако этот воздушный налет показал, что это был один из самых внятных сигналов, который Египет согласился предпринять только в условиях жесткого прессинга со стороны ОАЭ, которые были очень недовольны «недостаточным уровнем поддержки ЛНА со стороны Египта», что и привело к отступлению ЛНА от Триполи. Следует отметить, что этот рейд был осуществлен не спонтанно, а с соответствующей разведкой и предварительным подавлением систем турецких РЭБ.


В середине июля парламент Египта одобрил направление своих военных для выполнения задач за пределами страны.

Из Каира давно заявляют, что египтяне имеют полное право вмешаться в ситуацию в соседней стране, поскольку она затрагивает безопасность и национальные интересы Египта. Принятие решение парламентом Египта об использовании ВС за пределами страны оформлено уже юридически, поскольку Палата представителей Ливии политическое крыло Х.Хафтара (парламент, заседающий в Тобруке) официально пригласила египетских военных для отражения агрессии Турции.

Армия вторжения египтян в Ливию пока предварительно составляет 2-3 механизированные и танковых бригад или дивизий бригады, которые будут поддерживать вертолеты и самолеты. Этого, как считают в Каире, должно хватить, чтобы гарантировать новый статус-кво в Ливии и остановить ПНС и Турцию на красной линии Сирт и Аль Джуфра.

В механизированных дивизиях Египта около 13 тыс. военнослужащих и по 150-180 танков. Они состоят из двух мехбригад, одной танковой бригады (96 танков), артиллерийской бригады (36 орудий), полка ПВО и противотанкового полка. В танковых дивизиях около 12 тыс. военнослужащих и по 240-300 танков. Они состоят из двух танковых бригад, одной мехбригады и одного противотанкового батальона.

В танковых бригадах по 3 батальона (в целом 96-126 танков), 1 мехбат (576 военнослужащих – 4 роты), артиллерийский дивизион (12 орудий), три отдельные роты (ПВО, разведки и сопровождения) и 2 взвода (химзащиты и медицинский). Механизированные бригады (3500-4130 военнослужащих) состоят из 3 мехбатов, 1 танкового батальона (31-41 танк), артиллерийского дивизиона (12 орудий), 1 батальона ПВО, 1 противотанкового батальона и 5 отдельных рот (разведки, военной полиции, химзащиты, медицины и инженерной).

Кроме того, в возможном конфликте на территории Ливии Египет обладает существенными преимуществами в противостоянии с Турцией.

Египет и Турция обладают примерно одинаковой военной мощью, однако в распоряжении у Египта есть 1115 километров границы с Ливией, что значительно облегчает размещение и поддержку войск, которые войдут в Ливию, если Турция попытается захватить ключевой город Сирт и нефтеносный районы Аль Джуфра. Рядом с Ливией находится самая крупная на Ближнем Востоке военная база ВС Египта «Мохамед Нагиб».

Турция же в этом конфликте занимает очень неудобное военно-географическое положение, так как может перебрасывать свои силы в Ливию только через воздушные коммуникации и морские порты в Триполи и Мисурате.

Прямая военная конфронтация ВС Египта может привести Турцию к поражению, так как ВС Египта потенциально способны уничтожить небольшие турецкие экспедиционные силы на территории Ливии быстрее, чем Турция успеет перебросить войска в Ливию. Египетская армия имеет богатый боевой опыт войны с террористами на Синайском полуострове, где она ведут полноценные бои с использованием сил ВВС.

При встрече с ливийскими племенными вождями египетский президент обещал помочь в организации и вооружении племенного ополчения. Р. Эрдоган должен принять трудное решение — ответить на вызов Каира или вступить в неудобные и унизительные для него переговоры с арабами.

Однако в разрастающийся конфликт на стороне Турции начал включатся Алжир. Алжир начал развертывание своих ВС и в особенности ОТРК «Искандеров» на фоне готовности Египта вторгнуться в Ливию.

На протяжении последних девяти месяцев власти Алжира начали стягивать к границам Ливии подразделения своей Национальной народной армии. Сейчас, на фоне готовности армии Египта вторгнуться в Ливию, алжирские военные начали развертывание имеющихся ОТРК «Искандер-Э». В Минобороны страны заявили, что если египтяне перейдут ливийскую границу, это будет расцениваться как нападение на Алжир.

Активным сторонником Х.Хафтара считается и Франция. В июне месяце дело доходило до реальных стычек между союзниками по НАТО Анкарой и Парижем. Так, в ночь на 18 июня турецкий транспортный корабль у побережья Ливии отказался выполнить указание о досмотре груза со стороны французского фрегата, принимавшего участие в операции НАТО «Sea Guardian». Игнорируя требования и защищая свой военный транспортный конвой, турецкий военный фрегат взяло на прицел французский военный корабль с помощью радарной системы ракетного наведения, что в Париже назвали «исключительно враждебными и агрессивными» действиями.

В этой связи, в экспертный кругах предполагают, что налет авиации Эмиратов и Египта на взятую под контроль турецкими силами ливийскую авиабазу Эль-Ватия было осуществлено не без прямой поддержки Парижа, а вернее — французских систем спутниковой разведки и систем РЭБ ВМФ. Кроме того, рейд был осуществлен авиакрылом ВВС АРЕ в составе звена «Мираж 2000» с египетской авиабазы, что подразумевает их боевую согласованность именно с французскими системами наведения. Это соображение подтверждается собственно самими «анонимными» источниками в Вооруженных силах Египта. Как считают военные эксперты, сначала были собраны данные с разведки о системах ПВО, защищающих авиабазу. После того, как была получена информация о развертывании на базе турецких систем ПВО, были использованы спутниковые снимки, благодаря чему удалось наиболее точно идентифицировать ПВО и их расположение. Затем были применены самолёты радиоэлектронной разведки. После этого, был выбран план атаки с использование различных типов боеприпасов, в том числе ракеты для уничтожения радаров, и средств радиоэлектронной борьбы. Также военные эксперты предполагают, что в атаке были задействованы самолёты-разведчики, занимающиеся контролем обстановки и оценкой эффективности атаки, а также группа прикрытия.

В этой связи важно отметить, что ВВС Египта и ОАЭ не располагают разведывательными спутниками, эффективными самолетами системы АВАКС и самолетами-разведчиками, зато такие средства есть у французов. Это не считая самолетов-разведчиков частных подрядчиков военной разведки Франции, которые совершают разведывательные полеты над Триполи и западным побережье Ливии с апреля этого года. Смысл этой операции заключался в двух основных моментах.

  1. Турции было дано понять, что ее попытки создать постоянные военные базы ВВС и ВМС в Ливии будут пресекаться спонсорами Хафтара. Причем в достаточно эффективной форме и размещенные Турцией американские системы ПВО «Хоук» на авиабазе Эль-Ватия, в данном случае не являются помехой для сил ЛНА и его союзников;
  2. Франция четко дал понять, что она будет поддерживать Египет и ОАЭ в самой полной мере в случае дальнейшего продвижения протурецких сил на нефтяной район Эль Джуфра и стратегически важный город Сирт. После этого в Средиземном море последовал франко-турецкий конфликт по вопросу попытки досмотра фрегата ВМФ Турции французскими военными моряками, египетские учения на границе с Ливией, и, наконец, последнее по времени заявление Палаты представителей в Тобруке о «праве египетской армии совершить интервенцию в Ливию». Таким образом, все действия союзников ЛНА с приложением дипломатических и военных усилий сторон на сегодня является пресечение попытки Турции выйти на линию Эль-Джуфра и г. Сирт. Но это является генеральной задачей Турции на сегодня.

В этой связи, основным на сегодня остается вопрос: пойдут ли турки на Эль-Джуфру и г. Сирт. Это напрямую зависит от двух моментов: политической и военной обеспеченности такого шага на международной арене. Турецкое вмешательство в поддержку ливийского правительства национального согласия (ПНС) началось после подписания в прошлом году соглашения о демаркации морских границ между двумя странами.

Таким образом, Турция хочет обеспечить себе большую роль в планируемой разведке природных ресурсов в Средиземном море и стремится ослабить силы ЛНА, которые поддерживают Египет, ОАЭ, Саудовская Аравия, Россия, Франция и даже Греция. Как полагают некоторые арабские обозреватели, позиция США по Ливии непоследовательна и запутана из-за отсутствия стратегических интересов. В этой связи отметим, что это было справедливо на первом этапе развития конфликта. Тогда Вашингтон действительно отодвинул Ливию на второй план своих военных и дипломатических усилий, но возросшее участие России в конфликте изменило позицию США, заставив Вашингтон более осмысленно помогать Турции. Но только в рамках сдерживания России, и только на условиях технической поддержки.

Италия поддерживает Турцию и ПНС, в то время как Франция и Египет поддерживают силы Хафтара. Роль Греции в поддержке Египта и противостоянии Турции ограничена ролью наблюдателя. Между тем ОАЭ и Саудовская Аравия поддерживают Египет, но имеют разные представления о перспективах, в силу чего Саудовская Аравия не идет дальше словесной поддержки, в то время как ОАЭ не могут оказать больше финансовой поддержки Хафтару в условиях нефтяного кризиса и пандемии, а Египет работает на пределах своего боевого потенциала.

В ливийском кризисе также участвует и Катар. Практически все зарплаты сирийским и йеменским наемникам обеспечивает Катар, а не турецкая сторона. Они же закупают оружие для ПНС. Но катарский финансовый ресурс в данном случае также не безграничен. Индикатором этого стал отток несколько тысяч сирийцев из Ливии.

Вмешательство Франции на сегодня является важным сдерживающим фактором для реализации планов турецкой экспансии в Ливии.

Для внешних союзников ЛНА это Франции, Египта и ОАЭ сейчас принципиально важно зафиксировать нынешнюю ситуацию на фронтах.

В этом контексте Египет сейчас пошел в так называемый «ва-банк», и президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси в июне месяце пригрозил вмешаться непосредственно в Ливию, если международно-признанное ПНС возьмёт нефтеносный район Джуфра и войдет в г. Сирт, который находится более чем в 900 км от египетской границы. А.Ф.ас-Сиси назвал Эль-Джуфру и г. Сирт «красной линией», пересечение которой угрожает национальной безопасности Египта. Чтобы продемонстрировать свою серьезность, Египет провел военные маневры на египетской стороне границы. Под кодовым названием «Решающий 2020» они включали в себя учения, направленные на «ликвидацию наемнических элементов из иррегулярных армий». Но эти египетские угрозы и маневры не изменят новой реальности в Ливии, и ясно, что устремления Каира по военному вмешательству в Ливии стали более реалистичными.

В этом военном конфликте, пока Турция доказала, что она более опытна и искусна в планировании и ведении боевых действий Ливии, а также в способности вести высокотехнологичную войну. Ее беспилотники уничтожили систему ПВО ЛНА и находящиеся на ее вооружении ЗРК «Панцирь», которую ОАЭ перебросили в Ливию. Именно с военной помощью Турции, ПНС удалось отбросить силы Хафтара от Триполи на более сотни километров.

При этом рассчитывать на какой-то успех в рамках своего предстоящего наступления возможно будет Анкаре уже сложновато. Одними боевыми дронами (БПЛА) и иррегулярными силами, переброшенными из Сирии нанести полное поражение ЛНА Хафтара возможно. Но это уже нереально если Египет введет свои войска в Ливию и начнет поддерживать Хафтара.

Такой сценарий кажется маловероятным, так как любое турецкое вмешательство, если оно произойдет, будет ограниченным. Но при этом также справедливо, что мечта Хафтара и его сторонников о контроле над всей Ливией больше не осуществима.

По военному потенциалу численность турецкой армии примерно такая же, как и египетской; обе имеют истребители F-16 и сотни других боевых самолетов. Египетская армия — девятая по силе в мире (на бумаге), с тысячами танков. Турция находится на одиннадцатом месте, но вполне вероятно, что членство в НАТО делает ее силы более эффективными, чем египетские. Такова теория. На самом деле существует большой разрыв в способностях и эффективности. Египетская армия уже давно не испытывалась ни в каком внешнем противостоянии, и вот уже почти полвека она ведет борьбу со слабыми вооруженными группировками внутри страны. Столкновения египетских войск с силами «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) на Синайском полуострове в течение последних семи лет показали их определенную эффективность, однако численность противостоящих Египетской армии сил ИГ составляла только ограниченно до 1000 человек.

Турция обладает соответствующим боевым опытом в борьбе с более превосходящими иррегулярными войсками; ее армия уже много лет участвует в боях на территории Сирии, длительное время (30 лет) имеет дело с курдскими силами РПК на территории Ирака. Только на территории Сирийской Арабской Республики за последние несколько лет Турция провела три крупные военные операции: «Шит Евфрата», «Оливковая ветвь», «Весеннее пробуждение». Кроме этого, ввела свои войска силами одной механизированной дивизии усиленную частями спецназа в идлибскую зону эскалации на севере Сирии и вступила опосредованно в противодействие с сирийской армией, на территории Ирака провела две военные операции, но с ограниченным применяем сил.

Однако ливийский ТВД в отличии от Иракского и Сирийского отдален на тысячу километров. В Ливию надо перебрасывать дополнительные силы по воздуху и морю, что связано с проблемами логистики и ограниченными ресурсами ВС Турции для осуществления этой военной операции. Самолетам ВВС Турции пока негде базироваться в Ливии, а использовать им для этого аэродромы подскока в Европе, как союзнику по НАТО Анкаре никто не даст. К тому же им придется воевать не с ИГ или с курдскими формированиями, а с регулярной армией Египта при активной военной поддержке Франции и ОАЭ.

Выводы из обстановки

  1. Турция, пока продемонстрировала, что она серьезно настроена поддерживать ПНС и привержена своим жизненно важным интересам в регионе. Но у нее явные проблемы с отдаленным ТВД, логистикой и потенциалом для разворачивания в Ливию реально серьезного военного контингента.
  1. Если ПНС при помощи турецких союзников все же удастся захватить г. Сирт, то положение ЛНА очень осложнится. Сирт – важнейший город Ливии. Те, кто им владеют – контролируют две трети экспорта ливийской нефти. Без нефти не будет достаточно финансовых ресурсов у ЛНА для ведения войны. В настоящее время все зависит от решения, которое примет президент Турции Р. Эрдоган. Именно он решит, остановиться на этом или попытаться взять Сирт и получить контроль над нефтью Киренаики (восточной Ливии), но тогда не минуемо столкновение Турции с ВС Египта.
  1. В целях упрощения логистики и должного обеспечения действий на территории Ливии, Турецкое командование скорей всего готовится к переброске своих ВВС на аэродром Аль-Ватия. Все будет происходит и осуществляться по аналогии с переброской ВКС РФ в Сирию. В остальном, логистика будет организована и наращиваться по морю и по воздуху. Прибрежные ливийские воды будут патрулировать турецкие ВМС. В воздухе будут дежурить турецкие самолеты. При определенном развитии ВПО, их могут поддержать алжирские ВВС. При этом, Египту уже возможно будет не под силу помогая ЛНА обратно подойти к столице Ливии - Триполи и заставит эвакуироваться турок. Надо было делать это раньше, еще в прошлом году, зимой-весной, когда войска Хафтара штурмовали Триполи. Теперь, основные сражения если и будут, то могут развернуться лишь за фактическую границу разделения Триполитании и Киренаики на линии г. Сирт и г. Эль-Джуфра.
  1. Египет держит свои войска в полной боевой готовности, демонстрируя решимость ввязаться в ливийский конфликт в случае дальнейших активных действий войск ПНС и Турции по пересечению красной линии. Несмотря на то, что армия Египта уступает турецким вооруженным силам по качеству вооружения и подготовки личного состава, в войне на ливийском ТВД у египтян будет определенное преимущество в логистике: им не надо, как туркам, отправлять солдат и технику кораблями и военно-транспортными самолётами, а достаточно спокойно пересекать египетско-ливийскую границу колоннами.

Однако у Египта для начало военного конфликта в Ливии есть определенные проблемы как внутреннего и внешнего характера:

Во-первых, в Египте все еще сильны позиции движения «Братьев мусульман». Вероятность их активизации по всей стране после вступления войну с Турцией в Ливии есть, а начать открытые действия против политического режима Египта после приложенных усилий Турции в этом направлении еще выше.

Во-вторых, имеются непростые отношения Египта с Суданом, а с Эфиопией вообще отношения находятся на грани войны из-за плотины на Ниле. Напряженность усиливается во многом за счет турецкого фактора в регионе. Судан, например, активно наладил сотрудничество с Анкарой. Турция стремится повысить свое влияние в регионе, в том числе в сфере международных торговых путей, проходящих через Суэцкий канал на севере и в Персидском заливе на востоке. Активно проникает Турция экономически и в Эфиопию, налаживая и наращивая свое сотрудничество с руководством этой страны. Учитывая эти факторы, поедет ли в этом случае Египет (как например Турция имеет одновременно три ТВД: Ирак, Сирия, и Ливия) иметь две-три проблемные точки одновременно? Как поведет Турция в отношении Судана и Эфиопии в противостоянии с Египтом, если Каир введет свои войска в Ливию и начнёт воевать с Турцией?

В-третьих, в разрастающийся военный конфликт на стороне ПНС может включиться и Алжир. Алжир уже развернул свои ВС на фоне готовности Египта вторгнуться в Ливию и подержать силы ЛНА Х.Хафтара в случае пересечения Египтом границы Ливии.

  1. Возможно на настоящее время в ливийском конфликте временно сложилась патовая ситуация. Ни одна из противоборствующих сторон не имеет существенного преимущества, позволяющего взять под контроль территорию всей страны. Следовательно, линия фронта от порта Сирт и до авиабазы Эль-Джуфра может стать линией, которая пока разделит Ливию на две части – Триполитанию и Киренаику (исторические названия регионов).

Ганиев Т.А.

 

Список источников

  1. Артамонов А. Ливийский узел. Оценка сил. https://zvezdaweekly.ru/news/t/201949952-PDBBd.html.
  2. Быстров А.А. Ливия: противоборствующие стороны ведут подготовку к возобновлению боевых действий. http://www.iimes.ru/?p=67075
  3. Быстров А.А. О расширении участия Турции в боевых действиях в Ливии и усилении ее влияния на ПНС. http://www.iimes.ru/?p=69773
  4. Быстров А.А. О развитии военно-политической ситуации в Ливии после нескольких поражений ЛНА. ttp://www.iimes.ru/?p=69824
  5. Военные инженеры и беспилотники-разведчики: турецкие силы концентрируются в районе ливийского Сирта (Al Arabiya, ОАЭ). https://inosmi.ru/politic/20200715/247760730.html
  6. В Алжире назвали «красную черту» в ливийском конфликте. https://ria.ru/20200107/1563156234.html
  7. Ганиев Т.А., Задонский С.М. Военная мощь Турецкой Республики. Том 1-2. ИБВ. 2018 г.
  8. Ливийский фронт: Хафтар взял Аль-Асабу и идёт на Гарьян.
  9. https://eadaily.com/ru/news/2020/06/01/liviyskiy-front-haftar-vzyal-al-asabu-i-idyot-na-garyan
  10. Нумов В. Сирийские наемники не намерены бессмысленно рисковать жизнью в Ливии. https://nation-news.ru/514643-siriiskie-naemniki-ne-namereny-bessmyslenno-riskovat-zhiznyu-v-livii?utm_referrer=mirtesen.ru
  11. Италия решила примкнуть к Турции в ливийской войне. https://rossaprimavera.ru/news/b9962a01
  12. Полонский И. В Ливии растёт риск вооружённого столкновения Турции и Египта. https://topwar.ru/172979-v-livii-rastet-risk-vooruzhennogo-stolknovenija-turcii-i-egipta.html
  13. Турецкий интерес в ливийской войне: Анкара защищает свои $ 25 млрд. https://eadaily.com/ru/news/2020/05/28/tureckiy-interes-v-liviyskoy-voyne-ankara-zashchishchaet-svoi-25-mlrd?utm_source=yxnews&utm _ medium =desktop
  14. Турция готова пересечь в Ливии "красную черту". https://zen.yandex.ru/media/city_swamp/turciia-gotova-peresech-v-livii-krasnuiu-chertu-5f082df3954ef24507df0b47
  15. Турция углубляется в Ливию. https://anfrussian.com/

Теги: оценки , Ливия


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение