Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Международный договор о торговле оружием: документ-пустышка или проект против России?
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 09-04-2013

2 апреля 2013 года — в сущности, дата историческая, — в Генеральной ассамблее ООН состоялось голосование по Международному договору о торговле оружием (МДТО). За резолюцию, придающую проекту МДТО окончательный статус, проголосовало 154 государства.

Против принятия документа высказались Сирия, Иран и Северная Корея: они не без оснований считают, что документ позволит основным экспортёрам вооружений диктовать свои условия. Кроме того, сирийское правительство отлично понимает: МДТО не станет препятствием для вооружения так называемой «оппозиции» государствами Запада и Персидского залива. Из-за трёх голосов «против» консенсуса не получилось, и документ был вынесен на голосование Генассамблеи. Ещё двадцать три страны, в их числе РФ, Белоруссия, Боливия, Венесуэла, Китай и Куба, воздержались. Резолюция призывает «все государства рассмотреть возможность подписания Договора» и присоединения к нему «в кратчайшие возможные сроки, согласно их соответствующим конституционным процедурам».

Под контроль договора попадут все виды обычных вооружений (танки, бронемашины, артиллерийские системы большого калибра, боевые самолёты и вертолёты, военные корабли, ракеты и ракетные пусковые установки, стрелковое и лёгкое оружие). Контроль будет осуществляться и за экспортом боеприпасов и запчастей к военной технике. МДТО будет открыт для подписания 3 июня и вступит в силу при условии, что его ратифицируют пятьдесят стран-членов ООН.

Ещё до голосования постпред Российской Федерации при Организации Объединённых Наций тов. Чуркин заявил, что в проекте МДТО «имеются значительные изъяны, а также положения, вызывающие по меньшей мере сомнения и вопросы».

Дело в том, что Россия предполагала включить в проект Договора положение о запрете поставок оружия «неуполномоченным негосударственным субъектам». Однако западные страны с этим не согласились. 

По словам товарища Чуркина, отсутствие в документе соответствующего положения «неизбежно скажется на эффективности выполнения МДТО». Постпред считает, что проект договора содержит «некоторые позитивные моменты», однако не дотягивает до стандартов торговли вооружениями, уже использующихся «не только в России, но и во многих других странах». Товарищ Чуркин подчеркнул: «Мы намерены тщательнейшим образом проработать проект договора в Москве, после чего определимся в отношении целесообразности присоединения к нему».

В принципе, документ содержит положение, согласно которому спустя 6 лет после вступления Договора в силу «любое государство-участник может предложить поправки». Эти поправки будут рассматриваться на конференции по МДТО каждые три года. Но кто же примет российские поправки?

В отличие от товарища Чуркина, господин Пан Ги Мун, генеральный секретарь ООН, горячо приветствовал утверждение Генеральной Ассамблеей проекта МДТО.

Генсек организации выразил уверенность, что договор станет новым мощным инструментом для предотвращения грубых нарушений прав человека и международного гуманитарного права. МДТО, по его мнению, добавит динамики глобальным усилиям по разоружению, а также поможет бороться с попаданием оружия в незаконный оборот.

Пан Ги Мун назвал МДТО «сбалансированным и прочным» соглашением, несмотря на противоположные высказывания, прозвучавшие от делегаций целого ряда стран-членов ООН, в том числе от российского постпреда В. Чуркина.

Как объяснил директор департамента МИД РФ по вопросам безопасности и разоружения Михаил Ульянов, возглавлявший российскую делегацию на переговорах по МДТО, Россия воздержалась при голосовании потому, что в тексте присутствует малосодержательная формулировка: «У нас вызывает определённое разочарование то, что договор, продекларировав хорошие цели, по сути получился довольно пустым. Там много лозунгов, но мало конкретики. Задачи сформулированы только в общем плане. А как конкретно их осуществлять, договор представления не даёт». Об этом товарищ Ульянов сказал в интервью газете «Коммерсантъ». Как и В. Чуркин, он отметил, что России не удалось добиться закрепления в Договоре правила, в соответствии с которым оружие нельзя поставлять неуполномоченным негосударственным субъектам.

Россия безуспешно пыталась включить в проект МДТО и положение о недопустимости его «реэкспорта» (повторной продажи). «Россия выступает за пресечение перетока оружия из контролируемого легального межстранового оборота в неконтролируемый нелегальный оборот, — пояснил в беседе с корреспондентом «Независимой газеты» эксперт Центра анализа стратегий и технологий Сергей Денисенцев. — Россия предлагала остальным странам перенять её систему экспортного лицензирования и контроля над поставленным оружием. Речь идёт, например, о введении сертификата конечного пользователя, свидетельствующего о том, что приобретённое импортёром оружие в третьи руки не перетечёт. Или о невозможности экспорта оружия без санкции президента, как это принято в России».

В случае подписания МДТО 3 июня экспорт вооружений согласно положениям Договора будет запрещён при подозрении, если оружие может быть применено в целях геноцида, преступлений против человечности или военных преступлений. Государствам, поставляющим вооружения, придётся следить за тем, чтобы их продукция не шла на «чёрный рынок» и к террористам. Однако посол Сирии при ООН Башар Джафари не зря напоминал, что его страну не устраивает отсутствие в тексте Договора упоминания о негосударственных террористических группах, ведь некоторые поддерживающие Договор страны, по его словам, «активно участвуют в снабжении террористических групп в Сирии разными типами смертоносного оружия».

Однако подписание проекта пятьюдесятью странами, по словам того же Денисенцева, — «вторая часть эпопеи». Ведь процесс ратификации МДТО «может занять несколько лет, пока его не одобрят парламенты как минимум полусотни стран. Сложности с прохождением МДТО ожидаются не только в Конгрессе США, но и, скажем, в парламенте Индии…»

Как рассказал «Коммерсанту» анонимный участник конференции по подготовке МДТO, практический эффект Договора проявится в основном в сфере прозрачности мировой оружейной торговли. Присоединившиеся страны будут обязаны ежегодно отчитываться о поставках восьми категорий оружия. Сегодня в добровольный регистр обычных вооружений ООН соответствующие сведения подают менее 40% государств.

Вадим Козюлин, эксперт ПИР-Центра, уточняет, что в МДТО нет механизма контроля над исполнением договора и наказания для его нарушителей. Право на принятие санкций в отношении поставщиков останется по-прежнему за Совбезом ООН. К тому же каждая страна-экспортёр, как и раньше, будет сама определять, есть ли риск того, что импортирующее государство станет использовать оружие для «серьёзных нарушений прав человека» или «геноцида», толкование которых в тексте не согласовано.

Упомянутый Михаил Ульянов, обративший внимание прессы на то, что российские предложения не прошли, заметил: «Вероятно, кто-то хочет иметь возможность поставлять оружие антиправительственным группировкам в странах, где у власти находятся неудобные для кого-то режимы». На вопрос, присоединится ли к МДТО Россия, дипломат ответил: «Нужно убедиться в том, что договор не будет создавать для нас каких-то проблем для легитимной торговли оружием».

В связи с этим интересно мнение В. Козюлина, который напоминает, что авторство МДТО принадлежит бывшему главе МИД Великобритании Джеку Стро. Эксперт предполагает, что причиной, побудившей его попытаться довести до логического завершения инициативу в области глобального контроля над торговлей оружием, было осознание того факта, что перечень государств, на которые распространялось введённое ЕС эмбарго на поставку оружия, всегда был намного шире списка стран, подпадавших под аналогичные санкции ООН. На практике это означало, что находящиеся под оружейным эмбарго ЕС Китай, Белоруссия, Мьянма, Судан и Сирия могли беспрепятственно закупать оружие у «менее щепетильных» поставщиков, и в первую очередь у России. ЕС такая ситуация не устраивала, считает эксперт.

Весьма проблематичным представляется поэтому присоединение России к МДТО. Если договор разработан Западом и учитывает интересы Запада в ущерб интересам Москвы, то, вероятно, следует семь раз отмерить — и… не отрезать. Напомним слова мудрого товарища Чуркина: «Мы намерены тщательнейшим образом проработать проект договора в Москве, после чего определимся в отношении целесообразности присоединения к нему».

Запомним первый день подписания: 3 июня. Почему дата так важна? Да потому, что 31 мая истечёт срок эмбарго на поставки оружия противоборствующим сторонам в Сирии. А горячие головы из ЕС — француз Олланд и англичанин Кэмерон — ранее заявляли о своём желании даже нарушить эмбарго.

Что касается России, то она после 31 мая может заняться на вполне легальных основаниях поставками «режиму Асада» самых разных вооружений. Будет Кремль поставлять что-то Дамаску, или нет, — предсказать невозможно. Известно лишь, что, учитывая эту возможность Башар Асад не так давно обратился к странам БРИКС за помощью. Китайцы тоже могут помочь правительству и народу Сирии выстоять в борьбе с террористами, наёмниками и бородатыми бандитами. С теми самыми, которые на Западе числятся как освободители и борцы против «геноцида», устроенного президентом Асадом своему многострадальному народу. Только для того, чтобы Россия или Китай могли Асаду помочь, от подписания сомнительного МДТО им придётся отказаться.

Олег Чувакин


Источник: http://topwar.ru/26363-mezhdunarodnyy-dogovor-o-torgovle-oruzhiem-dokument-pustyshka-ili-proekt-protiv-rossii.html


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение