Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Нормативно-правовая база строительства и применения сил самообороны Японии в военных конфликтах
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 29-04-2020
Анализируя правовую базу, следует отметить, что основными юридическими документами, определяющими необходимость создания и направления строительства «сил самообороны» Японии, являются законы «О силах самообороны» и «Об учреждении управления обороны», вступившие в силу в июне 1954 года. После этого они неоднократно дополнялись различными поправками, регламентирующими развитие и применение воинских формирований.

Указанные выше законы составили также базу для разработки и реализации на практике других юридических документов, директив и приказов различного уровня и предназначения. По оценке военно-политических экспертов, наиболее важными нормативными документами в этой сфере в рассматриваемый период являлись:

  • закон «О сотрудничестве с ООН в деятельности по поддержанию мира» (1992 г., поправки внесены в августе 1995 года);
  • закон «О мерах по обеспечению мира и национальной безопасности в условиях чрезвычайной обстановки вокруг Японии» (вступил в силу 25 сентября 1999 г.) юридически обеспечивает практическую реализацию «Основных принципов японо-американского сотрудничества в области обороны»);закон «Об осуществлении досмотра судов в условиях чрезвычайной обстановки в прилегающих к Японии районах» (2001 г.);
  • закон «О специальных мерах по борьбе с терроризмом» (2001 г.);
  • закон «О специальных мерах по оказанию помощи в восстановлении Ирака» (2003 г.);
  • закон «О создании министерства обороны» (2006 г.);
  • закон «Об особых мерах технической поддержки» (2008 г.);
  • закон «О мерах по борьбе с пиратством» (2009 г.).

Новый этап в развитии юридического обеспечения военного строительства был обусловлен повторным приходом к власти в декабре 2012 года премьер-министра Синдзо Абэ, взявшего курс на формирование полноценных ВС. Именно в этот период политика правительства по созданию сильного в военном отношении государства получила реальное воплощение. Несмотря на сохраняющиеся в стране финансовые трудности, в 2013 году «силы самообороны» начали финансироваться в приоритетном порядке. По оценке зарубежных экспертов, военно-политическое руководство Японии в этот период определило три главных направления реформирования военного строительства.

Во-первых, официальное признание права на коллективную самооборону. ССЯ имели основания применять оружие и участвовать в боевых действиях только в случае прямого нападения или при возникновении непосредственной угрозы стране. По этой причине «силы самообороны» не могли оказывать союзникам эффективную помощь и оперативно взаимодействовать при выполнении совместных боевых задач, в том числе в ходе миротворческих операций.

Во-вторых, обоснование возможности наносить превентивные удары по военным объектам противника, что обусловлено главным образом непредсказуемостью развития ситуации вокруг ракетно-ядерной программы КНДР.

В-третьих, частичное снятие запрета на экспорт вооружений. В соответствии с тремя принципами, утвержденными парламентом страны в 1967 году, Япония отказалась от поставок оружия странам коммунистического блока; государствам, в отношении которых действует запрет ООН на ввоз оружия; странам, вовлеченным либо имеющим высокую вероятность быть вовлеченными в активные военные действия.

В качестве законодательного обоснования новой военной политики японское правительство разработало в декабре 2013 года пакет нормативных документов, определяющих государственную стратегию в области обеспечения национальной безопасности на обозримую перспективу, а именно: Стратегию национальной безопасности, Программу национальной обороны и План строительства вооруженных сил Японии.

В 2014 году правительство во главе с премьер-министром Синдзо Абэ приняло решение «о переосмыслении» послевоенной конституции страны и инициировало законопроекты, расширяющие полномочия «сил самообороны». Постановление правительства «О совершенствовании законодательства в сфере обеспечения безопасности государства и защиты жизни японских граждан» (принято 1 июля 2014 г.) определило основные задачи: обеспечение внутриведомственного взаимодействия и сотрудничества с американскими ВС в ситуациях «серых зон» безопасности, пересмотр критериев участия «сил самообороны» в международных операциях, признание права на коллективную самооборону. Можно утверждать, что именно это решение японского правительства положило начало процессу внесения радикальных изменений в военное законодательство страны.

Пакет документов, регулирующих деятельность «сил самообороны» в различных операциях за пределами страны, известный под названием «Законодательство об обеспечении мира и безопасности», вступивший в силу в марте 2016 года, обеспечил новое юридическое толкование 9-й статьи конституции (без формального изменения текста). В частности, отменяется запрет на применение оружия японскими военнослужащими в ходе международных миротворческих операций за рубежом и предусматривается возможность их участия в операциях для защиты японских граждан в других странах (операции по освобождению заложников); допускается использование «сил самообороны» за пределами японской территории для защиты союзников от нападения общего противника (право на коллективную самооборону при нападении на государства, имеющие союзнические отношения); упрощается процедура принятия кабинетом министров решения об использовании «сил самообороны».

По оценке экспертов, новое законодательство создает необходимую юридическую базу применения права на коллективную самооборону, добровольный отказ от которого являлся характерной особенностью военной политики Японии. Нормативные документы меняют масштабы и характер участия ССЯ в операциях за пределами своей территории, снимая некоторые ограничения на действия в рамках обеспечения международной безопасности.

Следует иметь в виду, что, по данным японских информационных источников, против законодательных изменений выступают от 50 до 60 процентов населения. По мнению противников новых законов, предлагаемые законодательные акты являются прямым нарушением конституции страны. Кроме того, расширительная трактовка 9-й статьи основного закона может спровоцировать вовлечение государства в военные действия, в которых Япония не принимала участия после окончания Второй мировой войны.

В декабре 2018 года парламент страны принял в новой редакции упомянутые ранее нормативно-правовые документы, а именно: Программу национальной обороны (ПНО) (National Defense Program Guidelines, NDPG), рассчитанную до 2029 года, и Среднесрочный план строительства вооруженных сил Японии (2019-2024 гг.) (Mid-Term Defense Program, MTDP). Документы регламентируют деятельность государственных органов в оборонной сфере, определяют основные тенденции развития «сил самообороны» и конкретизируют планы закупок вооружения и военной техники.  По сообщению министерства обороны страны, только за первые пять лет реализации ПНО планируется израсходовать 27 трлн. иен (238 млрд. долл.), что на 6,4% больше предыдущего бюджета.

Главными задачами военного строительства на ближайшую перспективу определены формирование благоприятных условий для обеспечения национальной безопасности путем интеграции всех возможностей государства и общества, создание эффективной структуры сил и средств, способной парировать угрозу вторжения противника на территорию страны с минимальным ущербом для экономики и населения.

В военно-политической области приоритетом по-прежнему останется укрепление союзнических отношений с США, которые и в обозримой перспективе сохранят статус гаранта национальной безопасности Японии в условиях угрозы широкомасштабного вооруженного конфликта. Как отмечается в ПНО, «...в условиях нарастания конкурентной борьбы между странами в различных сферах США признают, что важной задачей становится стратегическое соперничество с Россией и Китаем, которые пытаются изменить глобальный и региональный порядок».

В военно-техническом отношении предполагается осуществить ряд мер, связанных с модернизацией военно-морского компонента ССЯ, в частности, продолжить переоборудование двух эсминцев-вертолетоносцев «Идзумо» в легкие авианосцы и закупить для этих целей партию из 42 истребителей пятого поколения F-35B. Для замены устаревшего авиационного парка ВВС дополнительно планируется приобрести 63 единицы F-35A. До 2023 года намечено осуществить развертывание на острове Хонсю двух наземных комплексов системы ПРО «Иджис Эшор» (Aegis Ashore). Кроме того, в планах министерства обороны предусмотрены создание специализированного самолета РЭБ и разработка истребителя нового поколения для замены F-15J и F-2. В перечне приоритетов военного строительства названо усиление возможностей в космической сфере и киберпространстве.

Таким образом, в результате принятия вышеуказанных законов были устранены географические ограничения на деятельность «сил самообороны», а также снижен порог применения ими военной силы, что, безусловно, отражается на глобальном и региональном статусе Японии. Проведенные реформы, а также разработанные в последние годы нормативно-правовые документы, позволяют Японии более полно реализовать международные обязательства, связанные с урегулированием конфликтов, и, как ожидается, могут повысить в будущем шансы японской дипломатии на приобретение статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН. Законодательство закрепляет глобализацию японо-американского союза и создает новые возможности для многостороннего взаимодействия. Кроме того, создается нормативная база для более тесных отношений с Организацией Североатлантического договора (North Atlantic Treaty Organization, NATO), которая фактически является основной участницей так называемого «урегулирования» вооруженных конфликтов во всем мире, действуя исключительно в интересах западных стран.

Следует отметить, что предпринимаемые ВПР Японии меры в интересах обеспечения юридического признания «сил самообороны» в качестве полноправных и полноценных ВС отражают общие тенденции к усилению националистической направленности внутренней и внешней политики государства. В правительстве и парламенте страны укрепляются позиции сторонников коренного изменения послевоенного законодательства и исключения из него в ближайший период положений, формально ограничивающих возможность превращения Японии в мировую державу со всеми присущими суверенному государству атрибутами. Несмотря на заявления о том, что статус «сил самообороны» согласно военно-доктринальным установкам остается неизменным, все очевиднее становится стремление Токио усилить значимость ВС как средства достижения внешнеполитических целей. Следует отметить, что изложенное выше указывает на истинные намерения Японии превратиться в будущем в одну из сильнейших в военном отношении держав мира.

Вполне очевидно, что основным препятствием для претворения в жизнь этих намерений является в настоящее время конституция страны. Однако, как известно, еще в мае 2017 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ установил предельный срок для пересмотра 9 статьи конституции (2020 год), с целью всестороннего обеспечения нормативно-правового статуса «сил самообороны» Японии.

Японские СМИ, в связи с 60-летием подписания японо-американского договора «О взаимном сотрудничестве и обеспечении безопасности», отмечают: «прошедшие годы характеризовались постепенным отходом Японии от принципов, зафиксированных в 9 статье конституции страны. Этот отход выражается в усилении военного сотрудничества с США, а также ставшим уже привычным направлением военных контингентов японских «сил самообороны» за границу».[1]

Таким образом, результаты анализа законодательной базы Японии в области национальной безопасности и военного строительства позволяют утверждать, что действующие в настоящее время правовые нормы юридически обеспечивают эффективное функционирование «сил самообороны» в мирное и военное время. Основными направлениями совершенствования военного законодательства на ближайшую перспективу ВПР страны определяет дальнейшую корректировку нормативно-правовой базы, включая основной закон государства, необходимой для гарантированного обеспечения национальной безопасности в условиях неблагоприятного развития военно-политической обстановки в регионе.

 

Руслан Полончук

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Война и мир в терминах и определениях. Под общей редакцией Д.О. Рогозина. М.: 2011.
  2. The Military Balance. The annual assessment of global military capabilities and defense economics. 2018.
  3. Особенности военно-политической обстановки в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Зарубежное военное обозрение, №8. 2017.
  4. Военная политика и военная доктрина Японии. Современная армия, 30.12.2014. Интернет-ресурс http://www.modernarmy.ru/.
  5. Международная обстановка и угрозы национальной безопасности России. Зарубежное военное обозрение, №1. 2018.
  6. Расширение военного присутствия США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Зарубежное военное обозрение, №8. 2018.
  7. Военно-стратегические реалии международной обстановки: вызовы и угрозы безопасности России. Зарубежное военное обозрение, №1. 2019.
  8. Законодательство Японии в сфере обороны и перспективы его совершенствования. Зарубежное военное обозрение, №2. 2003.
  9. Конституция Японии (перевод). Интернет-ресурс http://info-japan.ru/print/4516.
  10. Крячкина Ю.А. Престиж, нефть, Китай. Эти и другие мотивы побуждают Японию трансформировать силы самообороны в полноценную армию. Национальная оборона, №4. 2018.
  11. Белая книга по обороне Японии. Дайджест. 2019.
  12. Добринская О.А. Законодательство об обеспечении мира и безопасности: глобальное, региональное и национальное значение. Япония 2016. Ежегодник. – М.: «АИРО-XXI», 2016. – 400 с.
  13. Шарковский А. Токио в военном строительстве уповает на качество. Независимое военное обозрение. 07.10.2019. Интернет-ресурс http://www.ng.ru/armies/2019-10-07/.

Ермаков А. Острова цвета хаки: Япония приняла программу национальной обороны. Известия.IZ,17.01.2019. Интернет-ресурс https://iz.ru/834684/aleksandr-ermakov.

 

[1] Асахи симбун. 2020 г. Интернет-ресурс: https://inosmi.ru/politic/20200120/246650151.html

 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение