Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
О причинах "Четырехдневной войны"
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 26-04-2016

Инициированные Азербайджаном военные действия и жесткий отпор с армянской стороны еще долго будут обсуждаться аналитическим сообществом. Подобные обсуждения более чем актуальны, а сделанные аналитиками выводы могут оказаться значимыми в возможных будущих развитиях. В этом контексте попытаемся представить некоторые наблюдения относительно апрельских событий.

Глобальная стратегическая плоскость. Комментируя любой значимый политический процесс, аналитики прежде всего пытаются ответить на вопрос, кому все это выгодно. Если рассматривать данную задачу с точки зрения глобальных развитий, то нужно констатировать, что основные акторы нынешней «Холодной войны» – РФ и США. На сегодня их конфронтация проявляется не только в военно-политических и экономических процессах вокруг украинской проблемы (Крым, Донбасс и Луганск). В стратегическом плане той же логике подчиняются также события в Сирии, где российское вмешательство заблокировало политику распространения «хаоса», которая, по мнению значительной части аналитического сообщества (в том числе западного), направлена на создание турбулентности «в окрестностях» России и Китая. Основываясь на этих реалиях и учитывая, что одна из основных целей любой холодной войны – истощение совокупных ресурсов противника, логично рассмотреть версию о том, что «апрельская авантюра» на глобальной плоскости вполне соответствует или, как минимум, не противоречит национальным интересам Соединенных Штатов. Вовлечение России в военные действия на Южном Кавказе означало бы открытие «третьего фронта» против нее.

В связи с этим, учитывая, что нападение на НКР было начато в тот момент, когда И.Алиев находился в США, некоторые аналитики проводят параллели между этим событием и авантюрой, предпринятой против Южной Осетии в августе 2008г., которой предшествовал известный телефонный разговор между госсекретарем США К.Райс и М.Саакашвили. В этом контексте заслуживают внимания также антиарцахские инициативы британца Роберта Уолтера в ПАСЕ1.

В то же время «четырехдневная война» выгодна также некоторым акторам регионального масштаба.

Региональная стратегическая плоскость. В качестве соавтора «апрельской авантюры» справедливо указывается Турция, которая в контексте арцахских событий прибавила к своему девизу «два государства – одна нация» еще и выражение «одна армия». Побуждения этого государства более чем очевидны. В геополитическом проекте по созданию хаоса на Большом Ближнем Востоке Турция, с ее неоосманской геоидеологией, играет важную роль, и до вмешательства России в сирийские события довольно успешно осуществляла свою многоплановую стратегию, основные компоненты которой:

  • Военная политика, цель которой – свержение Асада, установление контроля над частью сирийской территории. Эта политика выражалась в помощи действующим против законных властей Сирии Исламскому государству и террористическим организациям.
  • Экономическая политика, выражающаяся не только в торговле нефтью с ИГ, но транзитной торговле разграбленными боевиками артефактами, обладающими большой исторической ценностью.
  • Внутренняя политика, нацеленная на окончательное решение «курдского вопроса».

Упомянутые побудительные причины можно дополнить еще одним обстоятельством, на этот раз не рационального свойства. Речь о традиционно геноцидогенной, деструктивной сути политики руководителей Турции, постоянно толкающей их на осуществление геноцидов (армян, греков, ассирийцев) и захватнические войны (в частности, вспомним оккупацию Северного Кипра в 1974г.).

Вследствие российского вмешательства в сирийские события вышеупомянутые программы в основном провалились, и в итоге турки получили:

  • Более чем напряженные отношения с РФ и вызванный этим спад экономики,
  • Сопровождающуюся терактами гражданскую войну внутри страны,
  • Покинувших Сирию и вернувшихся в Турцию агрессивно настроенных турецких и иностранных боевиков.

Таким образом, провалилась не только региональная политика Турции, но и вся неоосманская концепция и идеология. В создавшейся тяжелой ситуации турецкой стороне была просто необходима успешная реваншистская акция, иными словами, «маленькая победоносная война», направленная, в том числе, против РФ и уже поэтому не осуждаемая «международным сообществом». Подобный «реванш» выгоднее было осуществить опосредованно, тем более что в «арцахской проблеме» Азербайджан долго уговаривать не нужно, особенно с учетом сформировавшегося в Баку «турецкого лобби» в лице министра МО Закира Гасанова.

Региональная тактическая плоскость. Готовность Азербайджана начать военные действия против Армении (РА и НКР) обусловлена несколькими факторами. Из внешних причин нужно выделить то, что Азербайджан (в пределах своих возможностей) выступает полноценным «актором» в процессе «формирования хаоса» на Ближнем Востоке. Это обусловлено не только обязательствами по поддержке «старшего брата» в политической сфере или тем, что руководство этой страны разделяет постулаты доктрины «неоосманизма». В некоторых ближневосточных сценариях предполагались неудачи Ирана и России в сирийской войне, что ослабило бы роль последних на Южном Кавказе. Очевидно, что подобные сценарии напрямую совпадают с интересами Азербайджана.

Заметим также, что Баку, как и Анкара, установила непосредственные связи с ИГ. Известно, что вербовкой боевиков для ИГ занимается брат начальника личной службы безопасности Алиева, создавший соответствующую сеть и в России. Примечательно, что в настоящее время выжившие азербайджанские боевики ИГвозвращаются в Азербайджан, и это, наряду с экономическими трудностями, вызванными падением цен на нефть, вызывает проблемы внутри страны.

Помимо вышеупомянутых обстоятельств, нынешние довольно бурные события в мире, кажется, оттеснили на второй план вопросы, связанные с НКР. Этот вопрос нужно было «реанимировать», и это еще одна мотивация, чтобы принять решение о начале военных действий.

Стратегия России. Обобщая наблюдения относительно «апрельской авантюры», пожалуй, необходимо очень сжато коснуться и «балансирующей» дипломатии РФ. Стоит отметить, что если продажа вооружений противнику своего союзного государства может иметь определенные экономические объяснения, то относительно общей региональной стратегии обоснований найти трудно. Нельзя исключать, что Москва воспринимает в качестве положительного прецедента политику, проводимую в 1918-1921 гг. политику, благодаря которой она сумела получить контроль над всем Южным Кавказом. Между тем сегодня для этого отсутствует какая-либо объединяющая идеология, каковой тогда была социалистическая. Конкретно же для Азербайджана членство в ЕАЭС не такая уж привлекательная перспектива. К тому же, в тот период Россия имела дело с ослабленной Турцией, только-только пытающейся оправиться после распада Османской империи. Очевидно, что нынешние Турция и Азербайджан совсем не те, что век назад. В лице Азербайджана Россия даже в экономической сфере приобретет не партнера, а своеобразный «форпост» Турции в своем же лагере. Ведь сегодня взаимоотношения РФ-Турция подчиняются логике «геополитической несовместимости», что нужно учитывать в любых действиях, связанных с Азербайджаном. Безусловно, важным фактором в этом процессе выступают также известные ориентации партнеров РФ в формате ЕврАзЭС и ОДКБ. В то же время складывается впечатление, что лишь более жесткая политика в отношении того же Азербайджана может привести к более ощутимым результатам с точки зрения национальных интересов России.

1 Հրայր Փաշայան, Լիանա Բալայան, Ռոբերտ Ուոլթերի հակահայկական զեկույցը. հայացք Արցախից (Грайр Пашаян, Лиана Балаян, Антиармянский доклад Роберта Уолтера: взгляд из Арцаха (на арм.яз.)), http://www.noravank.am/arm/articles/detail.php?ELEMENT_ID=14554.

 

Гагик Арутюнян


Источник: http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=14627 

 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение