Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Об инфодемии короновируса
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 23-03-2020
В 2015 году на главном научном сайте планеты появилась сухая публикация. Её самая ранняя версия в вебархиве датируется ноябрем 2015, а если быть совсем точным — статья была отправлена на рассмотрение 12 июня 2015. Новость была переведена в тот год даже на русский, но тоже осталась незаметной для широкой публики.

О чем шла речь в той научной публикации? О том, что в 2014 году группа ученых университета Северной Каролины начала исследование: взяли неопасный для человека коронавирус китайской летучей мыши SHC014 (его поверхностный белок) и перенесли в известный уже на тот момент человеческий вирус SARS. В итоге через годик напряженной работы успешно синтезировали «in vitro and in vivo» новенький гибрид, годный для человеческой эпидемии. Что и требовалось доказать. Ибо заявленная цель исследования (заметим: вполне гражданского, не военного) была «чисто понять», а может ли такое случиться в природе, что вирус летучей мыши сам по себе мутирует и станет опасен для людей? Именно для этой цели вирусу помогли мутировать в пробирке. И в итоге доказали: ура, такое возможно! О чем радостно рапортовали в публикации: «A SARS-like cluster of circulating bat coronaviruses shows potential for human emergence: we synthetically re-derived an infectious full-length SHC014 recombinant virus and demonstrate robust viral replication both in vitro and in vivo...» Охотно верю, что ученые в этот момент искренне полагали, что ведут полезное для медицины исследование на абстрактных конях в вакууме.

Незамеченная нами работа была, тем не менее, замечена коллегами по научному миру. Причем, ещё в процессе. С общим вердиктом: «да что ж вы там творите, бляди йобаные, совсем уже берега попутали?!» Ну, в более принятых для научного сообщества терминах, возможно даже на латыни. В частности — американское правительство спешно в том же 2014 году утвердило мораторий, запрещающий эксперименты с патогенными инфекциями человека.

Мораторий был американский, распространялся только на американские институты, финансируемые за счёт научных грантов в области здравоохранения (nih.gov). Заканчивать проект гибрида SARS и коронавируса летучей мыши в Северной Королине стало невозможно. Поэтому работу заканчивали уже в Китае. Где именно? Ой, ну в Институте вирусологии Китайской академии наук, в городе Ухани. Финансировала окончание этого исследования, видимо, уже Китайская академия наук, поскольку американский USAID-EPT-PREDICT (указанный источником финансирования в итоговой статье) не финансирует науку за рубежом.

Любопытная деталь: примечания к статье интереснее самой статьи. В соответствии с правилами журнала Nature после ссылок на литературу исследователи обязаны дать кучу информации: насколько гуманно обращались с подопытными мышами, как брали клетки тканей лёгкого у людей, ну и как соблюдали меры безопасности... В частности, там указано, что лаборатория в Ухани обладает 3-й степенью биозащиты (BSL3). Хотя для настолько опасных исследований степень защиты должны быть максимальной: 4. Уже хорошо понимая, что делают что-то не то, китайские исследователи написали, что ещё дополнительно поставили какие-то вентиляторы с UPS, и типа стало норм...

В итоговой статье, начатой в Северной Каролине, а законченной в Китае, мы в списке авторов можем видеть несколько китайских имен. В частности — милую даму Shi Zheng-Li. Все эти годы она не унималась: и в 2017 году, и до, и после она продолжала работать в своей не сильно защищенной лаборатории над проблемой: как передать человеку коронавирус летучей мыши?

Закономерный итог этой работы: именно Shi Zheng-Li именно в городе Ухани диагностировала в декабре 2019 эпидемию нового коронавируса. Ещё на том этапе, когда заболевших было всего 27. Понятно, что в любом другом городе-миллионнике никто бы сроду не обратил внимание на двадцать семь новых больных пневмонией, которых и так по больницам тысячи. Я полагаю, даже в Ухани никто бы не обратил на это внимания: вряд ли больницы города ежедневно рапортовали вирусологу Shi Zheng-Li, кто у них сегодня поступил с пневмонией, а кто с поносом. Но вот если среди 27 заболевших оказался работник лаборатории — это бы объясняло многое.

Резюме. У нас есть все основания предполагать, что гибрид опасного, но неповоротливого SARS и очень летучего, но не трогающего людей коронавируса летучей мыши начали создавать преступные долбо*бы Северной Каролины ради научного интереса, чтобы понять, возможна ли такая угроза. Получив запрет заниматься ерундой, работу по созданию вируса успешно завершили еще более преступные китайские коллеги в недостаточно защищенной лаборатории Ухани. И все вышеперечисленные успели, как мы видим, радостно написать совместную статью и отчитаться об успешно созданном человеческом вирусе с той же гордостью и непосредственностью, с какой когда-то Гиркин в час катастрофы «Боинга» успел отчитаться, как сбил только что в этом же месте украинский Ан-26... Но потом китайцы не уследили за пробирками или сотрудниками, и вирус вышел гулять за стены лаборатории. Китайское правительство с первых дней знало, что случилось, и понимало масштабы. И попыталось мгновенно принять меры. И срочно оповестило остальные страны о старте очень опасной эпидемии. И правительства всех стран (включая Россию) тоже очень хорошо понимают масштабы. На всякий случай китайцы сочинили историю про рыбный рынок. Мол, точно знаем, что именно здесь, плюс-минус десять метров, вдруг самозародился новый вирус. Который, так совпало, — идентичен по классу, роду, свойствам и характеристикам тому искусственно созданному и радостно описанному в научных трудах штамму, что хранился именно в том же городе в пробирках лаборатории последние 5 лет...

По сравнению с этим адом случай в Чернобыле в 1986 — образец ответственности, профессионализма и аккуратности сотрудников.

* * *

У растерявшегося и не очень искушенного в биологии и интернет-делах читателя может возникнуть резонный вопрос: в интернете так много фейков, как понять, что это не фейк? Но ответ прост: время. Причинно-следственная связь. В 2015 году никто не готовил пандемию 2020, чтобы заранее сфабриковать научную статью, да и зачем выдавать себя и свои планы? Ну а в 2020 никто не мог вернуться в прошлое и вбросить статью, которая оставила свои следы, перепосты, переводы и обсуждения на тысячах сайтов, в СМИ, архивах и поисковиках разных стран. Это не подделать. Равно как уже и не удалить без следов, даже если бы кому-то этого очень хотелось. У нас не может быть никаких сомнений, что в 2015 году ученые сознательно скрестили коронавирус летучей мыши и SARS, получили действующий на человека штамм и простодушно отчитались научной статьей на главном научном публикаторе мира — эти факты доступны в материалах 2015 года и сомнений не вызывают.

Вопрос можно ставить лишь в такой формулировке: а тот ли самый вирус косит сегодня мир? Может, все-таки не тот? И даже не его улучшенные версии, над которыми могла продолжать работу группа Shi Zheng-Li в Ухани все последующие годы? Иными словами: есть ли надежда, что это нерукотворное явление?

Понятно, что каким бы ни был ответ, он не отменяет проблему преступных экспериментов. В 2015 у человечества в руках уже был готовый для пандемии коронавирус, точка. И наше счастье, что он не пошел гулять в 2015. Для чего был произведен тот обряд вызова Сатаны из небытия? Чтобы доказать, мол, такое может произойти в другой раз само собой? И как это «знание» нам сейчас помогло? Да никак: не принесло ни вакцин, ни методов борьбы, ни понимания, как мы бы смогли предотвратить его «естественное» появление и подготовиться к нему за пять лет. Вне зависимости от того, гуляет сегодня тот самый штамм или его природный двойник, эксперимент 2015 года был преступен на все 100%: он не дал (и заведомо не мог дать) человечеству ничего, кроме риска получить пандемию на 5 лет раньше.

А что касается фейков, их следует искать в материалах не 2015 года, а 2020 — когда на фейки о коронавирусе появился большой спрос.

С одной стороны, интересно, как мутят воду сами китайцы. Сначала они, как мы помним, всё списывали на «рыбный рынок». Только здесь летучая мышь могла трахнуть панголина, но кончить на человека, а вирусологи держали свечку и точно уверены, что чудовище родилось именно тут, на нашем ужасном рыбном рынке, фу, давно пора закрыть эту гадость... Примерно так звучала китайская риторика, в которой легко угадывался вольный пересказ первой страницы романа «Парфюмер» Патрика Зюскинда.

Однако в последнее время в подконтрольной Китаю прессе стартовала массированная кампания, обвиняющая в эпидемии «американских военных и лабораторию Форт Детрик». Представитель китайского МИДа Чжао Лицзянь так публично и заявил: «занести вирус в Ухань могли американские военные». Зачем американским военным заносить рукотворный коронавирус в город, где подобная штука и так хранится с 2015 года — представитель МИДа, разумеется, не пояснял. В общем, это было крайне сильное выступление представителей китайского МИДа, которые всегда славятся сдержанностью, отсутствием самодеятельности и точным соблюдением инструкций начальства...

С другой стороны очевидно, что в мире сейчас большой спрос и на фейки, разоблачающие слух о рукотворном происхождении вируса.

В этой связи интересен наверно даже не фейк, а весьма авторитетное научное исследование Кристиана Андерсена (H-индекс 36, 80 рецензированных работ в Google Scholar по биоинформатике эпидемий, от Эболы до вируса Зика), опубликованное несколько дней назад с целью доказать естественную природу коронавируса и опровергнуть слух о рукотворной природе.

Ну и статья в Nature medicine.

Материал этот очень сложный, разобраться в нем без специфического образования невозможно. Но в целом, по итогам обсуждения со специалистами, ситуация видится такой:

Материал сделан поспешно и опубликован в невероятные сроки, нарушив официальные процедуры ожиданий и проверок. Он содержат в себе следы поспешного редактирования цифр (об этом подробнее под катом исследование специалиста). Поэтому скорее всего цель статьи — политическая: разрядить слухи и повлиять на экономические прогнозы.


Доказательства, которые выводятся в статье, — чисто умозрительные. Не существует маркеров, доказывающих «природное» или «лабораторное» происхождение вируса. Вирус, разумеется, не несет в себе «генов пинцета и колбы», а работа над созданием искусственного вируса велась, как мы уже знаем, именно над кусками вирусного кода природных штаммов. Поэтому все аргументы статьи — в стиле «вряд ли бы ученые строили вирус именно так, как он сейчас построен».
Понятно, что единственный неопровержимый аргумент в таком споре — потребовать созданный в 2015 году штамм (и все последующие штаммы, которые творила группа Shi Zheng-Li в лаборатории Уханя с 2015 по 2019 гг) и сравнить с кодом нынешнего вируса. Но именно этого волшебным образом даже не пытались сделать авторы «опровергающего» исследования.

Более того — многократно повторяя «не выявлено доказательств, что вирус был изготовлен в лаборатории» и делая гипнотизирующие пассы руками, они ни разу не упоминают, что конструирование короновирусов в лабораториях вполне уже проводилось, никак не упоминают работу 2015 года, и вообще старательно делают вид, будто ее суть им неизвестна, хотя не слышать о ней в своей отрасли они просто не могли: «If someone were seeking to engineer a new coronavirus as a pathogen, they would have constructed it from the backbone of a virus known to cause illness. But the scientists found that the SARS-CoV-2 backbone differed substantially from those of already known coronaviruses and mostly resembled related viruses found in bats and pangolins...» («Если бы кто-то делал коронавирус, он бы взял за основу известные болезнетворные штаммы, а мы видим куски вирусов летучих мышей и панголинов...») Сюрприз: именно с летучими мышами и вирусом SARS шла работа.


PS: Вот меня уже спрашивают, какие, мол, доказательства, что это тот самый вирус. Отвечаю: нет и не может быть никаких доказательств, поскольку нет кода вируса, созданного в 2015, и всех его возможных продолжений, чтобы сравнить. И даже если код вируса 2015 разработчики откажутся предоставить со словами «просто не хотим показывать» — даже это не может служить доказательством. Но повторю: я не считаю, что этот вопрос вообще важен. Тот ли это вирус или его природный близнец; надежно хранились пробирки в лаборатории или царил бардак — это уже не важно. Важно, что человечество своими руками, от любопытства и от нех*р делать, создало в 2015 году готовый инструмент для мировой пандемии. Понимаете? Деревенские дураки развинтили гайки на рельсах. У нас есть предположение, что поезд сошел под откос в этом месте именно поэтому. Но доказательств нет. Есть вторая версия, что пассажиры погибли совсем по другой причине, от «естественной неисправности вагона». Но это не отменяет того факта, что развинчивать гайки на рельсах — вопиющее преступление, которое должно быть наказано так строго и публично, чтобы никому впредь не могло прийти в голову творить подобное.

Спасибо Glinka Igor и Kirill Pikalev за материалы и пояснения.


Источник: https://lleo.me/dnevnik/2020/03/21?win_salert  


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение