Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Социально-политическая обстановка в Королевстве Саудовская Аравия и роль внешних и внутренних факторов в ее формировании
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 14-11-2019
Развитие ситуации в Саудовской Аравии и вокруг этого королевства за последнее время остается нестабильной. Это вызвано разногласиями внутри саудовской политической элиты из-за внешней, внутренней и военной политики, вопросами престолонаследия, обострением отношений между Саудовской Аравией и Ираном, а также падением цен на нефть. В целом следует отметить, что развитие и динамика формирования социально-политической обстановки в данной стране происходит под воздействием как внутренних так и внешних факторов взаимосвязь которых определяет тенденции формирования ситуации в ту или иную сторон развития.

В специальном страноведении тема изучения социально-политической обстановки (ситуации) всегда актуальна из-за необходимости своевременного анализа и оценки тех или иных происходящих процессов в зарубежных странах. Терминологически социально-политическая обстановка трактуется как система из четырех взаимосвязанных элементов: социума, политики, обстановки (ситуации) и страны. Источник формирования СПО – это взаимодействие общества и власти. Социально-политическая обстановка – одна из составляющих складывающейся ситуации в стране. Наряду с этим учитывая подходы к понятию «фактор», которое определяется как причина, дви¬жущая сила какого-либо процесса, явления, определяющая характер и источник воздействия на тот или и иной объект, а также оказывающая определенное значение на его функционирование, то в данных конкретных условиях это представляет особый исследовательский интерес. Все это также в полной мере применимо и к анализу состояния социально-политической обстановки в зарубежных странах. [1]

Обладая колоссальными запасами нефти (около 268 млрд баррелей) и имея вооруженные силы, оснащенные самыми современными образцами вооружения и военной техники, Королевство Саудовская Аравия (КСА) является одним из самых влиятельных игроков как на Ближнем Востоке, так и на мировой арене. Государство сталкивается с целым комплексом социально-политических проблем и угроз национальной безопасности. Одним из наиболее приоритетных направлений внутренней политики является формирование новой экономической модели, призванной диверсифицировать источники доходов государства. Саудовское общество должно трансформироваться в более динамичную и открытую систему. Эта концепция реализуется в национальной программе Видение 2030 (Vision 2030), которая стала сердцевиной очередного этапа реформирования Королевства.

КСА, став одним из крупнейших в мире экспортеров энергоресурсов, оказывает влияние на сложную обстановку в регионе, имеет финансовые и идеологические рычаги воздействия на весь арабо-мусульманский мир, а также на мировой рынок энергоресурсов. Сейчас Королевство находится на стадии реформ, которые должны стать завершающим этапом на пути преобразования КСА из «сырьевого гиганта» в неиндустриальное государство и сделать Саудовскую Аравию безоговорочным лидером в мусульманском мире. Успех программы Видение-2030 зависит от преодоления региональных вызовов, к которым относятся: противостояние с Ираном, вооруженный конфликт на территории Йемена, глубокий кризис в отношениях с Катаром. Необходимо также учитывать целый комплекс внутренних социально-политических противоречий, таких как: борьба за власть в правящей верхушке, приватизация крупнейшей государственной корпорации Саудовской Аравии Saudi Aramco, а также влияние миграционных процессов.

Таким образом, если рассматривать в качестве объекта, испытывающего воздействие разнообразных факторов, и изменяющий под их воздействием сам процесс развития социально-политической обстановки в Королевстве Саудовская Аравия, то необходимо рассмотреть весьма широкий спектр различных отношений и характеристик. В свою очередь, на состояние развития социально-политической обстановки в Саудовской Аравии воздействуют как внешние, так и внутренние факторы.

Внешние факторы. В основе внешнеполитической стратегии Саудовской Аравии лежит видение правящей династии Аль-Сауд и религиозной элиты ситуации на международной арене. Их представления сводятся к необходимости поддержания авторитета Королевства в мусульманском мире, а также обеспечение национальных интересов КСА. Прагматизм в сочетании с идейно-религиозными мотивами создает своеобразие внешнеполитического мышления военно-политического руководства Саудовской Аравии. Главным инструментом реализации внешней политики в регионе для Саудовской Аравии являются вооруженные силы государства. Согласно военной программе Королевства, Вооруженные силы страны подчиняются Королю, а полномочия по руководству осуществляет Министр обороны, которым в настоящее время является наследный принц Мохаммед ибн Салман. Национальные вооруженные силы обеспечивают суверенитет, безопасность, единство, развитие и стабильность государства, охраняют главные святыни ислама (Мекка, Медина), а также верующих, совершающих хадж. [2] Армия КСА является одной из наиболее оснащенных в техническом плане, однако участие войск Саудовской Аравии в боевых действиях на территории Йемена продемонстрировало низкую боевую выучку, отсутствие слаженности и необходимого уровня мотивации военнослужащих всех видов и родов войск. Тем не менее КСА занимает 3-е место в мире по объему военных расходов (69,4 млрд долл) [3]. Саудовская Аравия полностью импортирует военную технику для собственной армии. Традиционно основным поставщиком вооружений являются США (более 61%), некоторые образцы ВСТ также поставляют Франция и КНР. Саудовская Аравия, обладая современными образцами вооружения и военной техники, имея значительное качественное и количественное превосходство над соседними странами, является наиболее милитаризированным государством Аравийского полуострова. Значительные военных расходы препятствуют социально-экономическому развитию Королевства. При этом программа Vision 2030 не предполагает сокращение военных расходов, а напротив, их увеличение.

В настоящее время Эр-Рияд сталкивается со многими региональными вызовами, что вынуждает королевскую семью концентрировать значительные ресурсы для их преодоления. Главным источником напряжения в регионе является ирано-саудовский конфликт, в основе которого лежит целый комплекс противоречий, включая стремление к доминированию в исламском мире, столкновение двух крупнейших течений в Исламе – шиизма и суннизма. Конфронтация Саудовской Аравии и Ирана несет угрозу всему региону, в особенности в случае приобретения этими государствами ядерного оружия по аналогии с Индией и Пакистаном. Наиболее серьезным военным конфликтом на Аравийском полуострове стала гражданская война в Йемене, в которой принимают участие коалиционные силы государств ССАГПЗ во главе с КСА. Шиитские повстанцы (хуситы) с 2014 г. контролируют стратегически важные районы страны (преимущественно юго-запад Аравийского полуострова). Кроме того, повстанцы в Йемене находятся под покровительством Тегерана, снабжающим их информацией, а также различными средствами вооружения.

Перманентная гражданская война в Йемене на данный момент входит в позиционную фазу. Стремительное продвижение шиитских (проиранских) вооруженных формирований движения «Ансар Аллах» (хуситов) остановилось, а на некоторых операционных направлениях им пришлось даже откатиться назад. Их противники — оставшаяся верной президенту Хади часть вооруженных сил и коалиция арабских государств — также не являют способности к решительному перелому ситуации в свою пользу. Вялые боевые действия ведутся севернее контролируемой хуситами столицы Йемена Саны, однако серьезного продвижения той или другой стороны не фиксируется. [4]

Тем не менее, эта война серьезно подорвала международный авторитет КСА, поскольку низкий уровень профессионализма и мотивации саудовских военных привели к многочисленным жертвам среди войск коалиции. Если рассматривать эту проблему с точки зрения реализуемой в КСА Vision-2030, то можно утверждать, что иностранные инвесторы побоятся вкладывать средства в объект, который может оказаться мишенью для оперативно-тактических ракет из Йемена. Также были зафиксированы попытки дестабилизировать политическую ситуацию в Бахрейне, основная масса населения которого придерживается шиитского течения и также находится под влиянием Ирана.

Конфликт с Катаром, дипломатические отношения с которым были разорваны в весной 2017 г., также являются источником напряжения в регионе. Руководство Катара во главе с эмиром Тамимом бин Хамадом аль Тани был обвинен в поддержке международного терроризма, вмешательстве в дела других арабских государств, а также в установлении неофициальных, но дружественных отношений с Ираном. За политической риторикой скрывается очевидное желание ОАЭ нанести максимальный ущерб своему главному конкуренту в регионе, при поддержке короля Салмана аль Сауда загнав Катар в изоляцию. При этом сам режим саудитов в течение длительного времени оказывал финансовую поддержку террористическим организациям, действующем на Северном Кавказе, в Афганистане, оппозиции в Сирии и Ираке. На дипломатическом уровне от источников из ОАЭ поступала информация королю о враждебных действиях и намерениях со стороны Катара. Дальнейшие осложнения отношений между КСА и Катаром исключают возможность сотрудничества и ухудшают инвестиционный климат в регионе. Финансирование группировок радикальных исламистов, импорт новейших образцов вооружения также тормозило социально-политическое развитие страны, а также создавало негативный имидж государству. Можно сделать вывод, что существующий политический режим, ведущая роль в котором принадлежит королевской семье, обладает серьезными амбициями, направленными на доминирование сначала на Аравийском полуострове, а в последствии и во всем арабо-мусульманском мире. Именно такая внешнеполитическая линяя создает предпосылки для эскалации напряжения в регионе, что снижает его экономическую привлекательность.

Внутренние факторы. Саудовская Аравия – абсолютная монархия с элементами теократии. Вся полнота власти, а также экономические активы сосредоточены в руках королевской семьи, большую юридическую силу, чем королевский указ имеет только Основной низам правления, основанный на законах шариата. Он определяет государственное устройство страны. Главной спецификой государственного управления КСА является значительное влияние религиозной элиты страны на политические процессы. В настоящее время главой исполнительной и законодательной власти является король Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд из династии Саудитов, а также совет министров и Консультативный совет, состав которых также определяет король. Преимущественно туда входят члены Королевской семьи. Король Салман продолжил политику своих предшественников, направленную на укрепление власти монарха и его семьи. Так, новый правитель в 2015 г. переформатировал ведомства, ответственные за выработку политики в различных сферах, упразднив 12 консультативных органов, в их числе были Совет по национальной безопасности и Высший совет по нефти. Он учредил два новых совета: по политическим делам и безопасности и по вопросам экономики и развития, в которых важнейшую роль играет окружение Мохаммеда ибн Салмана. [5] Родственники короля также владеют основными экономическими активами государства, являясь собственниками крупнейшей государственной корпорации Saudi Aramco. Государственный капитализм, порожденный абсолютной монархической властью, не только препятствует развитию малого и среднего бизнеса, но и, в той теократической форме, в которой он существует в Саудовской Аравии, снижает инвестиционную привлекательность страны. Законы шариата, на которых зиждется политическая власть КСА, превратили саудовское общество в достаточно закрытую социальную систему. Исправить нынешнее положение вещей стремится наследный принц Мохаммед ибн Салман. Основные усилия кронпринца направленны на аккумуляцию финансовых средств государства для реализации всех проектов в рамках Видения-2030, а также привлечения в страну прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Уже сейчас Саудовская Аравия имеет ряд площадок для инвестирования помимо нефтедобывающей промышленности. К примеру, порт в Джидде, будучи крупнейшим морским сооружением Саудовской Аравии, служит важным логистическим узлом. Однако основной статьей экспорта Королевства все еще являются нефтепродукты. Так, объем торговли между КНР и КСА за 2015 г. составил 51.7 млрд долл., при этом Саудовская Аравия поставила нефтепродуктов на сумму свыше 30 млрд долл. [6] В таких условиях королевству еще далеко до более адаптированных к условиям конкурентоспособности государствам Залива, как Кувейт или ОАЭ.

Значительное влияние на социально-политическую ситуацию в Саудовской Аравии оказывают изменения в структуре этноконфессионального состава страны. Общая численность населения саудовской Аравии составляет 34 398 917 человек. Около 30% из них являются иммигрантами-гастарбайтерами. Большинство из них – выходцы из мусульманских стран, но есть и представители других религий. В национальном отношении в КСА проживают 1.8 млн индийцев, 1.5 млн иммигрантов из Бангладеша, 1.4 млн филиппинцев, 1.23 млн пакистанцев, 1 млн египтян, 0.25 палестинцев, 0.15 ливанцев, а также граждане Йемена, Ливана, Шри-Ланки и Эритереи [7]. Условия работы для большинства иностранцев сильно отличаются от условий в соседних ОАЭ или Кувейте. Прибывшие в страну иммигранты вне зависимости от гражданства или уровня профессионализма обязаны соблюдать законы шариата, даже если не имеют никакого отношения к исламу. Наиболее распространенным наказанием является депортация. Кроме того, в стране фактически отсутствует свобода слова и вероисповедования, известны случаи преследования иностранцев по подозрению в антимонархической деятельности. Таким образом, можно прийти к выводу, что для обеспечения устойчивого социально-экономического развития Саудовской Аравии власти страны должны пойти на всестороннюю либерализацию жизни общества, что практически невозможно в условиях абсолютной монархии по саудовской модели. Изменения в законодательстве требует отход от догм ислама, ослабление централизованной королевской власти. Несмотря на стремление к прогрессу в экономике, ни король Салман аль Сауд, ни наследник престола Мохаммед не допустят нарушение фундаментальных основ государственности Саудовской Аравии. Согласно представлениям военно-политического руководства страны, КСА является стержнем всего арабо-мусульманского мира, поэтому именно на королевской семье лежит ответственность по защите идеалов ислама во всем мире, но прежде всего, именно на своей территории.

Особого внимания заслуживает деятельность самого наследника престола Мохаммеда ибн Салмана аль Сауда. В 34 года он сосредоточил практически всю власть в стране в своих руках. В настоящее время он занимает должности второго заместителя председателя Правительства, главы Министерства обороны и Высшего комитета по экономике, главы королевского суда. Принц Мохаммед в последние 2 года от лица короля управляет внешней политикой - принимает участие в международных конференциях, саммитах, двусторонних переговорах на высшем уровне. Так, в феврале 2019 г. именно Мохаммед совершил визит в ряд государств, экономические отношения с которыми носят для Саудовской Аравии крайне важный характер: Пакистан, Индия, Китай. Стремительный политический взлет молодого принца сопровождается стремлением к усилению личного авторитета. Лидерство в силовых структурах Королевства позволяет пресекать любые попытки оппозиционных группировок посягать на единоличную власть монарха в стране.

Актуальным вопросом реструктуризации экономики становятся поиск альтернативных источников энергии. Специфика природно-климатических условий вынуждает власти страны внедрять новейшие технологии для преобразования энергии. Глава Комитета по возобновляемой энергетике Торгово-промышленной палаты Саудовской Аравии Абдурахман аль-Ибрагим заявил, что королевство планирует инвестировать около 80 миллиардов долларов в развитие различных секторов возобновляемой энергетики.

Эти планы являются частью стратегической концепции Vision-2030, призванной диверсифицировать экономику Саудовской Аравии. В рамках реализации планов по развитию возобновляемой энергетики КСА планирует сотрудничать с ведущими технологическими компаниями из США, ЕС, Китая и России, что, по словам саудовского руководства, позволит импортировать новейшие технологии в страну [8].

Несмотря на стремление создать конкурентоспособную диверсифицированную модель экономического развития, приоритетными для Королевства остаются вопросы внешней политики и охраны внутреннего порядка, поддержания авторитета монархической власти. Ярким тому доказательством служит увеличение военного бюджета страны в 2018 в сравнении с 2017 гг. ($56 млрд – 2018 г. – на 10% больше, чем в 2017 г.) Огромное количество средств государство тратит на импорт современных средств вооружения. Только в Германии Министерство обороны КСА заказало вооружения на сумму около 417 евро. Преимущественно импортируя военную технику, Саудовская Аравия поэтапно создает собственный оборонный холдинг, что также было заявлено в программе Vision.

Приоритетным вопросом остается степень государственного участия и регулирования экономики. Спецификой этапа реформирования Саудовской Аравии является стремление мощного монархического клана, обладающего сильнейшим административным ресурсом, создать фактически мощный саморегулирующийся частный сектор. Главной задачей государства становится защита прав и свобод малого и среднего бизнеса, а также обеспечение безопасности иностранных инвестиций. Сложность заключается необходимости руководства Саудовской Аравии отдавать собственные активы.

Видение-2030. Национальная программа Vision 2030 представляет собой не просто реформирование в области экономики, а фундаментальное изменение принципов ее функционирования, основными из которых становятся диверсификация источников дохода, повышение инвестиционной привлекательности государства, полный уход от нефтезависимости, оптимизация государственного регулирования экономики, а также повышение качества жизни в королевстве. Катализатором реализации этой программы послужил дефицит бюджета в 2016 г., который составил 326.2 млрд. риалов ($87 млрд.) [9] Главной причиной таких убытков саудовского бюджета стали расход, вызванные войной в Йемене. Однако осознание необходимости реструктуризации экономики государства вынашивалось королем еще до кризиса 2016 г. В мае 2015 г. в ходе деловой встречи в Джидде с представителями торгово-промышленных палат, главами банков Салман аль Сауд, выражая точку зрения Совета по экономике и развитию, предложил проект программы реформирования экономики, который включал следующие параметры: сотрудничество с частным предпринимательством, в том числе и иностранным, развитие малого и среднего бизнеса, отказ от политики экономического «дирижизма» и открытие страны для прямых иностранных инвестиций. Ответственным за реализацию этой амбициозной национальной программы стал наследный принц Мохаммед ибн Салман аль Сауд. В рамках Видения 2030 планируется диверсификация производства, создание площадок для внедрения инновационных технологий, конвертирование Суверенного фонда Саудовской Аравии в $3-триллионные активы, что сделает его крупнейшим в мире, полный уход от нефтезависмости при повышении доходов с добычи углеводородов, размещение акций государственной корпорации Saudi Aramco на иностранных биржах, развитие в стране туристической отрасли и горнодобывающей промышленности, создание оборонного холдинга, реконструкция жилищного сектора, а также крупномасштабное транспортно-инфраструктурное строительство. Стоимость реализации проектов в рамках программы «Видение» исчисляется в триллионах долларов. Стоит учитывать, что либерализация экономики предполагает создание в Саудовской Аравии благоприятной конкурентной среды среди предприятий всех уровней, что допустимо только при стимулирующем участии государства. Поскольку главным сторонником и ответственным лицом программы Vision является кронпринц Мохаммед ибн Салман, то от его политического авторитета и влияния зависит успех ее реализации. Недавние политические процессы в Саудовской Аравии свидетельствуют о попытках Мохаммеда ибн Салмана укрепить свое влияние.

В ноябре 2017 года был сформирован антикоррупционный комитет, возглавляемый Мохаммедом ибн Салманом. В результате работы комитета были арестованы 11 принцев и 36 высокопоставленных чиновников, которым были предъявлены обвинения в коррупции и растрате государственного имущества. По данным журнала The Wall Street Journal, власти Саудовской Аравии конфисковали имущество и заморозили средства в банковских счетах на общую сумму $800 млрд. Аккумуляция финансовых ресурсов и политического влияния в руках молодого наследника престола дает ему возможность следовать намеченным курсом реформирования Саудовской Аравии. Несмотря на активность молодого лидера, король Саудовской Аравии все еще играет ключевую роль в системе государственного управления. Его поддержка концепции Saudi Vision 2030 обеспечивает полноценную реализацию всех программ и проектов в ее рамках. Так, 19 марта 2019 г. по его инициативе было выделено $23 млрд для запуска четырех проектов («Парк короля Салмана», «Спортивный бульвар», «Зеленый Эр-Рияд», «Искусство Эр-Рияда») в рамках программы «Качество жизни» [10]. Данные площадки послужат платформами для инвестирования, что способствует развитию процесса диверсификации внешнеэкономических отношений КСА с зарубежными странами.
Фундаментальная трансформация экономической модели КСА предполагает изменение экономической политики правительства. В рамках программы «Видение» предусмотрен комплекс мероприятий, направленный на сокращение государственных расходов и снижение субсидирования, пересмотр государственных инвестиционных программ, на смену которым должны прийти частные.

В качестве объектов инвестирования должны выступать крупные логистические проекты, через которые проходят 30% мировых коммерческих потоков. Особые надежды Королевство возлагает на порт в Джидде, транспортную магистраль из Египта в Саудовскую Аравию.
Сердцевиной обширной программы реформ является масштабная приватизация. С ее помощью планируется увеличить долю частного сектора в ВВП с нынешних 40% до 65% к 2030 г. Приватизацию предполагается осуществить в несколько этапов. Первый этап – продажа части (5%) акций материнской компании АРАМКО, считающейся самой дорогой в мире. Эксперты оценивают ее от 0.7 трлн до 10 трлн долл., хотя в силу закрытого характеры саудовской политики и бизнеса можно только гадать об истинной рыночной цене активов компании. Продажа части АРАМКО позволит покрыть дефицита бюджета и направить деньги на поддержку укрепляемого за счет приватизации Государственного инвестиционного фонда (Public Investment Fund, PIF). Фонд был учрежден в 1971 г. для поддержки проектов стратегического значения и развития саудовской экономики. Он имеет активы на сумму 160 млрд долл., включая доли компании Saudi Basic Industries Corp., являющейся второй по величине в мире производителем химикатов. С учетом трансфера акций АРАМКО и принадлежащих государству земель, которые тоже могут быть приватизированы, PIF увеличит свою капитализацию до 106 млрд долл. и в будущем будет контролировать более 3 трлн долл., став таким образом, крупнейшим в мире суверенным инвестиционным фондом. Частная собственность в отличии от государственной обладает наибольшей гибкостью и высокой степенью адаптации к рыночной конъюнктуре.

Учитывая вышеперечисленные мероприятия, можно сделать вывод, видение правящей верхушки Саудовской Аравии сводится к созданию многоотраслевой промышленности и диверсифицированной экономике, открытой и конкурентоспособной. В результате в стране должен произойти приток ПИИ (прямых иностранных инвестиций). Однако для оценки перспектив притока иностранных капиталовложений в новые развивающиеся сектора экономики необходимо учитывать обстановку на внешнем контуре КСА и внутренние процессы в стране.

Таким образом можно cделать вывод. Социально-политическую ситуация в Саудовской Аравии характеризуется как сложная и многогранная. На фоне внешней нестабильности, локальных конфликтов, осложняющихся отношениях внутри ССАГПЗ, государство идет по пути фундаментальных преобразований, затрагивающих практически все сферы общественной жизни (за исключением духовной), прежде всего, реформы ориентированы на экономику страны. Своеобразие Королевства Саудовская Аравия заключается в противоречиях между национальными интересами государства и личными мотивами наиболее влиятельного клана богатейшей финансовой империи Залива – королевской семьи аль Сауд.

Список источников

  1. Ганиев Т.А., Онищук С.М «Специальное страноведение». М.: ВУ, 2019. С 17-19.
  2. https://www.mod.gov.sa/en/Ministry/Pages/Strategies.aspx
  3. https://www.sipri.org/datebase/milex
  4. Ганиев Т.А., Задонский С.М. Карякин В.В. Военная мощь Исламской Республики Иран: военная политика и вооруженные силы страны. М.: ИБВ. 2019. С - 192
  5. А.С. Трухин «Геополитические процессы в арабских странах Персидского залива»
  6. «Развитие экономических отношений КНР и Саудовской Аравии в 21 в.: китайский взгляд» Е.В.Диденко (Ближний Восток и современность №51)
  7. «Опыт решения миграционных проблем в странах Аравийского полуострова» С.С.Балмасов, С. 115-196 (Институт Ближнего Востока)
  8. https://www.eprussia.ru/news/base/2019/2621675.htm
  9. По оценкам Abu-Dhabi Commecial Bank, это составляет 11% ВВП
  10. https://www.interfax.ru/pressrelease/654797

Дроздов Ю.И.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение