Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Таджикистан: ПИВТ уже год как разгромили, но жить лучше не стало...
Материал разместил: Панкратенко Игорь НиколаевичДата публикации: 12-10-2016

Торжественное празднование 25-летия независимости Таджикистана затмило другой «юбилей» - может быть, и не столь масштабный, но имевший серьезные последствия для будущего страны. Речь идет о годовщине со дня разгрома - по официальной версии – попытки исламистского переворота, участники которого, якобы, финансировались из Ирана. А в действительности – устранения властями с политического поля последнего реального конкурента режиму Рахмона – Партии Исламского возрождения Таджикистана. Иными словами – окончательный отказ правящего режима соблюдать принципы Соглашения о мире и согласии между правительством и Объединенной таджикской оппозицией, подписанного в 27 июня 1997 года в Москве.

Как показал прошедший год, разгром ПИВТ и демонстративный разрыв отношений с Тегераном был только началом зачистки политического поля. Вскоре последовало «бескровное» выведение из парламента местных коммунистов и фактический разгон Социал-Демократической партии Таджикистана. В итоге – Рахмон и его команда сегодня преисполнены огромной уверенности в полноте и крепости своей власти.

Апофеозом этого стало присвоение Рахмону титула «пешвои миллат», причем, перевод этого словосочетания как «лидер нации» - не совсем корректен. «это гораздо больше чем лидер, скорее, человек, который, как имам, стоит впереди всего народа на молитве», - считает социолог, доктор исторических наук Музаффар Олимов.

В конце 2015 года к этому титулу добавились слова «основатель мира и национального единства», а в законе Таджикистана «Об основоположнике мира и согласия – Лидере нации» Рахмон именуется «основателем суверенного государства Таджикистан... предотвратившим распад нации, исчезновение государства и избавившим народ от гражданской войны, осуществившим великие судьбоносные свершения», а также провозглашается «символом долговечности таджикской суверенной государственности». Ни больше – ни меньше.

Хотя проправительственные эксперты находят все это вполне нормальным. «Никакого культа личности нет. Это чепуха. Великий человек просто заслужил почитание», - считает один из руководителей Института стратегических исследований при президенте Таджикистана. – «Во главе с Эмомали Рахмоном мы вышли из гражданской войны. Его идея — вернуть всех на родину, вернуть всем земли и квартиры. Когда он ездит по районам, бабушки называют его своим сыном. Это совершенно народный президент, основавший новую модель национальной государственности. Он не хотел власти, но народ заставил».

Допустим, все обстоит именно так, и именно народ не просто заставил Рахмона взять власть, но и не дает ему покинуть свой пост. Чем же ответил народу «лидер нации», куда он вел страну за истекший год своей абсолютной диктатуры?

Официальные источники утверждают, что если Таджикистан еще и не достиг процветания, то уверенно к нему движется, а темпы экономического роста – 6,7% только за первое полугодие 2016 года - сопоставимы с аналогичными показателями двух наиболее динамичных экономик мира, Индии и Китая. Причем, «основными источниками указанного роста являются ускоренное развитие промышленности и инвестиционной деятельности. В республике разработаны проекты национальной стратегии развития до 2030 года и Программа среднесрочного развития на 2016-2020 годы, которые направлены на поддержание устойчивого и инклюзивного экономического роста за счет повышения диверсификации и конкурентоспособности экономики», - убеждает страну и окружающий мир министр экономического развития и торговли страны (МЭРТ) Негматулло Хикматуллозода.

«Таджикским чудом» можно назвать то, что этим невиданным темпам экономического роста, зафиксированным официальной статистикой, ничуть не мешают следующие факторы:

  • внешний долг страны к середине 2016 года достиг $2,276 млрд, или 35,9% к ВВП, который по итогам 2015 года составил 7,87 миллиардов долларов,
  • внешнеторговый баланс снизился, причем для Душанбе он так и остался за все эти годы отрицательным,
  • валовый национальный доход (ВНД) на душу населения составил 1080 американских долларов, что сопоставимо с ВНД Афганистана, Северной Кореи и ряда стран Африки.

Более того, в нынешнем году власти Таджикистана бодро отрапортовали о новой экономической победе – Таджикистан, оказывается, постепенно избавляется от зависимости ВВП от денежных переводов мигрантов.

Если до недавнего времени таджикские мигранты перечисляли на родину в 1,5 раза больше, чем весь государственный бюджет республики, то в нынешнем году объем денежных переводов в Таджикистан в первом полугодии этого года, по сравнению с этим же периодом 2015 года, сократился на 22,1%. Ссылаясь на секретность данных, Национальный банк Таджикистана не рискует оглашать полную статистику, однако известно, что только из России объем переводов частных лиц в Таджикистан в первой половине этого года сократился на 16%. В январе-июне 2015 года граждане страны, работающие в России перевели порядка $696 миллионов долларов, а за такой же период нынешнего года – почти на сто миллионов меньше, $598 миллионов долларов.

Последствия этого «избавления зависимости ВВП от переводов мигрантов» ощущаются населением республики уже сейчас. По данным таджикской налоговой службы, за последний год более 20 тысяч малых и средних предпринимателей в стране свернули свою деятельность. Резко сократились продажи одежды и обуви. Вырос уровень бедности, который с начала 2000–х годов благодаря трудовой миграции стал понемногу сокращаться.

И тут же наметилась тревожная тенденция - чем больше сокращается объем переводов и чем больше обесценивается национальная валюта, тем больше таджикские домохозяйства страдают от нехватки продовольствия. По данным Агентства международного развития США, речь идет о почти трети населения Таджикистана, причем в 30% этих семей ситуация критическая. Особенно тяжело приходится несовершеннолетним: у 12% детей в возрасте до 5 лет отмечается нехватка веса, а у 26% — задержка роста и развития в силу недостаточного питания.

Разрыв с Ираном привел к сокращению внешнеторгового оборота и уходу инвестиций из гидроэнергетики, транспорта и обеспечения товарами широкого потребления. А расчет Рахмона на то, что место Тегерана в качестве экономического партнера займут монархии Персидского залива – так и остался геополитической фантазией «лидера нации».

Ситуацию несколько сглаживают инвестиции из Китая, но и здесь существуют серьезные проблемы. Полученные от Пекина средства обогащают только местную элиту, не принося ничего обычным гражданам. А рабочую силу китайские инвесторы предпочитают привозить с собой, а не нанимать на месте. Что никак не способствует снижению безработицы в Таджикистане, а напротив, создает лишнее напряжение, чреватое возникновением межэтнических конфликтов.

Внутренняя политика Рахмона сегодня - подавление любого инакомыслия, трата огромных средств на символические инфраструктурные проекты, поощрение коррупции и мздоимства лично преданных ему чиновников.

Внешняя же политика – постоянное маневрирование, спекуляции и шантаж. Партнерам Душанбе постоянно внушается, что Таджикистан сегодня находится на переднем крае борьбы с радикальным исламом, терроризмом, которыми кишит Афганистан, а потому республике надо помогать всеми возможными способами – в первую очередь безвозвратными финансовыми вливаниями. А Москве – в эксклюзивном порядке – постоянно намекается о готовности со дня на день вступить в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), хотя все очевиднее, что это лишь игра, поскольку в реальности таджикское руководство опасается из-за такого шага лишиться части политического и экономического суверенитета, да еще и осложнить отношения с Вашингтоном и Пекином.

Причем, параллельно, Душанбе жалуется тем же самым Пекину и Вашингтону на давление Москвы и просит дополнительных грантов. Как показывают последние новости – просит весьма успешно, поскольку приток иностранных льготных кредитов и грантов для Душанбе в последние месяцы увеличился.

Говорить о том, что нынешняя политика Рахмона ведет к краху – совершенно бесполезно. Он выстраивает свою внешнюю политику так, что его же зарубежные критики будут его и спасать, стремясь обеспечить «стабильность в стране». Ну а для внутренней аудитории Рахмон выбрал безотказный прием – создание «врагов народа», «предателей нации», которые на иностранные деньги мешают Таджикистану войти в светлое будущее. Как показывает юбилей разгрома ПИВТ и разрыва с Ираном – прием вполне срабатывает и можно ожидать его нового применения, уже с другими участниками.

Игорь Панкратенко


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение