Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Военная политика Республики Филиппины. Краткий обзор
Материал разместил: Неелов ВладимирДата публикации: 15-01-2017

В последние месяцы в информационной повестке всё чаще фигурируют Филиппины и одиозный президент этой страны Родриго Дутерте. Западные СМИ ещё летом развернули информационную кампанию против избранного в мае 2016 года лидера в связи с жестокими методами борьбы с наркомафией, которые провозгласил и начал применять Дутерте. В России внимание к островному государству особенно активно стали обращать в последние несколько месяцев в связи с наметившейся активизацией двустороннего сотрудничества в военной сфере. Так, в начале января в Манилу с дружественным визитом прибыл большой противолодочный корабль ВМФ России «Адмирал Трибуц» и танкер «Борис Бутома». Ранее состоялись переговоры о расширении военного сотрудничества на встрече президентов двух стран на площадке АТЭС в Перу, а 5 декабря этот вопрос обсуждался в ходе переговоров заместителя министра обороны России Анатолия Антонова с министром национальной обороны Республики Филиппины Дэльфином Лорэнзано. В связи с этим представляется актуальным дать краткую характеристику политики Филиппин в области военного строительства, обороны и безопасности.

Развитие вооружённых сил Республики Филиппины определяется набором факторов, которые оказывают влияние на решения военно-политического руководства страны в сфере обороны и безопасности. Островное положение Филиппин, сложность этноконфессионального состава населения в сочетании с тяжёлой социально-экономической ситуацией в стране, а также региональное соседство с такими государствами как Тайвань, Китай, Вьетнам, Малайзия и Индонезия в значительной степени определяют военную стратегию государства. Филиппины не подвергались внешней агрессии со времён Второй мировой войны, военное присутствие США обеспечивало независимость и безопасность страны.

Согласно Плану проведения политики в области национальной безопасности на 2011-2016 годы (National Security Policy – главный документ, определяющий стратегические приоритеты развития страны)[1], который был подготовлен во время президентства Бенинго Акино и, по существу, представляет собой действующую Стратегию национальной безопасности, к числу главных внешних угроз и вызовов для филиппинского государства относятся международный терроризм, наркотраффик, пиратство, угроза распространения оружия массового поражения в регионе. Внешнее вторжение и возможное участие страны в международных конфликтах, согласно данному документу, являются на сегодняшний день маловероятными. Вместе с тем растущая военная мощь Китая в сочетании с притязаниями Пекина на господство в Южно-Китайском море (которое в доктринальных документах Манила именует Западно-Филиппинским) создаёт точку напряжённости в этом судоходном регионе.

Южно-Китайское море является стратегически важным регионом как с точки зрения судоходства и ресурсного потенциала, так и с военной, что создаёт напряжение в отношениях США и их союзников с одной стороны, и Китая – с другой. Помимо Филиппин, претензии на контроль над этой акваторией также выдвигают Вьетнам, Бруней и Малайзия, однако наиболее решительные шаги в этом отношении совершает Пекин. Так, в 2012 году Китай фактически установил контроль над рифом Скарборо, начав укрепление коралловых рифов и возведение насыпных островов с размещением на этой территории объектов военного характера (в том числе систем противоракетной обороны, радарных комплексов, военных аэродромов и др.).[2] Несмотря на то, что Филиппины, придерживаясь декларируемого принципа мирного разрешения конфликтов, обратились для решения возникшего спора в Третейский суд в Гааге, который удовлетворил иск Манилы, в среднесрочной и долгосрочной перспективе филиппинское военно-политическое руководство будет вынуждено учитывать данное региональное противоречие при выстраивании своей военной политики. Можно утверждать, что указанные внешние угрозы и вызовы найдут отражение в новой Стратегии национальной безопасности Филиппин, подготовкой которой занимается команда президента Дутерте и публикация которой ожидается в ближайшей перспективе.

На протяжении десятилетий вооружённые силы Филиппин, Национальная полиция и другие военизированные формирования ведут борьбу с повстанческими движениями, террористическими организациями, а также с отрядами наркомафии. Тяжёлая социально-экономическая и политическая обстановка в стране в сочетании со сложностью этноконфессионального состава населения оказывают влияние на формирование операционной среды, в которой вынуждены действовать правительственные силы в противостоянии с указанным противником, использующим партизанскую тактику ведения боевых действий.

Наибольшую угрозу безопасности страны представляют исламистские террористические группировки, действующие, главным образом, на юге страны (остров Минданао), где проживает мусульманское меньшинство моро и где сильны сепаратистские настроения. На сегодняшний день крупнейшей из группировок является Абу Сайяф, которая в 2014 году присягнула на верность ИГИЛ. Абу Сайяф имеет связи со многими международными исламистскими террористическими организациями, среди которых выделяются индонезийские Джамаа Аншарут Таухид и Джемаа Исламия, осуществляющие подготовку боевиков в лагерях на филиппинской территории. [3]

Правительственным силам в южных регионах противостоят и другие исламистские террористические группировки разной численности и обладающие разными возможностями. В 2016 году Группа Маутэ (Maute Group), Исламский халифат Минданао (Khalifah Islamiyah Mindanao), Помощники халифата (Ansaral-Khilafah in the Philippines), Исламские борцы за свободу моро (Bangsamoro Islamic Freedom Fighters) совместно с Абу Сайяф объявили о создании филиппинского «вилаята» ИГИЛ. [4] Данные группировки, действуя автономно, выступают как союзники и координируют свои действия в борьбе с армией и полицией Филиппин. При этом, по мнению некоторых экспертов, указанные организации на местном уровне поддерживают связи и с участвующими в политическом процессе Национально-освободительным фронтом моро и Исламским фронтом освобождения моро. [5]

Помимо исламских террористов и сепаратистов серьёзную проблему для филиппинских правительственных сил до настоящего времени представляли вооружённые повстанческие группы коммунистов маоистского толка. Новая народная армия (New People’s Army) и Национально-демократический фронт (National Democratic Front) выступают в качестве боевых организаций Коммунистической партии Филиппин при сохранении значительной степени самостоятельности и автономности действий. 26 августа 2016 года в Осло была подписана декларация о бессрочном прекращении огня между коммунистами и правительством. [6] Несмотря на длительные попытки решить продолжающийся десятилетиями конфликт политическим путём при посредничестве третьих стран (например, Норвегии или Китая), коммунистические партизанские отряды до настоящего времени сохраняют возможности для ведения вооружённой борьбы. Учитывая наличие радикально настроенных участников боевого коммунистического движения, вероятность возобновления атак со стороны отдельных групп Новой народной армии сохраняется. Именно её боевики, главным образом, и осуществляли нападения в 2015-2016 годах.

Борьба с наркомафией также является на сегодняшний день одной из приоритетных задачей филиппинского правительства, которая при президенте Дутерте превратилось в главную. При этом наркоторговля, захват заложников с целью выкупа, пиратство и другие преступления являются источником заработка как исламских террористов, так и коммунистических боевиков, а значит, требует комплексного решения с сочетанием профилактических и силовых методов.

Основным инструментом обеспечения военной безопасности государства являются вооружённые силы Филиппин. Их общая численность составляет 125 тысяч человек: Сухопутные войска – 86 тысяч; Военно-морские силы – 24 тысячи (включая 8,3 тысячи человек морской пехоты); Военно-воздушные силы – 15 тысяч. [7] Безопасность морских границ кроме ВМС обеспечивает Береговая охрана (Philippine Coast Guard). В подчинении министерства национальной обороны Филиппин находятся силы гражданского ополчения (Citizen Armed Force Geographical Units), численностью до 50 тысяч человек, которые могут привлекаться к выполнению вспомогательных функций (например, оцепление местности).

Стратегическое управление вооружёнными силами осуществляется посредством организации на территории страны Объединённых командований (Unified Command). По территориальному принципу организованы следующие командования (далее – ОК): ОК Северный Лусон (North Luzon Command – NOLCOM); ОК Южный Лусон (South Luzon Command – SOLCOM); ОК Запад (Western Command – WESCOM); ОК Центр (Central Command); ОК Западный Минданао (Western Mindanao Command); ОК Восточный Минданао). [8]

Особую роль в выполнении задач по борьбе с внутренними угрозами играет Командование специальных операций, в структуру которого входят: полк скаутов-рейнджеров (Scout Ranger Regiment); воздушно-десантный полк специального назначения (Special Forces Regiment); полк быстрого реагирования (Light Reaction Regiment).[7] Каждое из указанных подразделений специального назначения имеет свою специфику, однако общим является активное использование применения ими тактики ведения противоповстанческих неконвенциональных боевых действий в условиях джунглей.

Помимо Командования специальных операций выделяется находящаяся в структуре ВМС Военно-морская группа специальных операций (Naval Special Operations Group).[7] В Группу входят подразделение морского спецназа, отряд боевых пловцов и другие отряды специального назначения, прикреплённые к соединениям ВМС и дислоцированные в разных пунктах на территории страны. Созданные под влиянием и при непосредственном участии американских спецподразделений отряды Военно-морской группы специальных операций Филиппин способны проводить разведывательные и диверсионные операции, имеют богатый опыт противопартизанской и контртеррористической деятельности, а также ответственны за проведение психологических операций (PsyOps). В структуре ВМС Филиппин также находится разведывательный батальон Корпуса пехоты, способный выполнять широкий спектр задач и имеющий, как и другие подразделения специального назначения, высокий уровень боевой подготовки в сочетании с опытом противоповстанческой деятельности.

В борьбе с повстанцами, террористами и криминалом на территории страны большую роль играет Национальная полиция, численность личного состава которой составляет 45 тысяч человек. [9, 7] Национальная полиция находится в ведении министерства внутренних дел и местного самоуправления. Полицейский спецназ, как и подразделения ВС на протяжении десятилетий выполняют задачи по противодействию угрозам на территории страны. Силы специальных действий (Special Action Force) являются главным инструментом полиции и филиппинских спецслужб в противостоянии с наркомафией, террористами и повстанцами.

Силовым ресурсом также обладают филиппинские спецслужбы. В особенности это касается Национального бюро расследований (National Bureau of Investigation), одним из направлений которого является осуществление контртеррористической деятельности, а также Агентства по борьбе с наркотиками (Philippine Drug Enforcement Agency). Однако силовые подразделения выступают для них в качестве вспомогательного инструмента, так как основные задачи указанных ведомств лежат в области выявления, предотвращения и пресечения угрожающих национальной безопасности противоправных действий посредством осуществления оперативно-разыскной деятельности.

Как показывает проведённый анализ, несмотря на высокие потери личного состава в борьбе с внутренним врагом, вооружённые силы Республики Филиппины обладают большим потенциалом и опытом проведения противоповстанческих операций и достаточно эффективны в решении указанных задач. Вместе с тем потенциал филиппинской армии по отражению внешней агрессии крайне низок. Хотя по сравнению с 1998 годом военный бюджет Филиппин увеличился втрое и в 2015 году составил 3,8 млрд. долларов, [10] готовность ВС страны к противостоянию с другими государствами оценивается американскими специалистами как низкая. [11] Особенно это касается ВМС и Береговой охраны Филиппин.

Отчасти сложившаяся ситуация вызвана перекосом в финансировании (основные средства идут на сухопутные войска и подразделения специального назначения), что связано объективными причинами и объясняется приоритетом внутренних угроз над внешними. В итоге на вооружении стоят устаревшие образцы техники производства разных стран. В сухопутных войсках это, например, лёгкие танки Scorpion (Великобритания), боевые машины пехоты YPR-765 (Бельгия) и ACV 300 (Турция); бронетранспортёры M113, M113A1, LAV-150 Commando (США) и Simba (Великобритания); 105 мм гаубицы M101/M102/M-26/M-56 (США); 155 мм гаубицы M114/M-68 (США); миномёты 81 мм М29 и 107 мм M30 (США); безоткатные орудия 75 мм М20, 90 мм М67 и 106 мм М40А1 (США) и др. [7]

Техническое оснащение ВМС осуществляется, главным образом, за счёт передачи другими государствами устаревших кораблей. Так, в составе филиппинского флота числятся 4 фрегата, которые передали Маниле США: фрегат Rajah Humabon (1943 года постройки) и 3 фрегата типа Gregorio del Pilar (1965, 1966 и 1967 года постройки). Имеются австралийские БДК типа Balikpapan, а также другие типы кораблей и катеров производства разных стран. При этом большинство из них не оснащены ракетным вооружением и ЗРК. Вместе с тем в этой сфере намечаются изменения. Так, в октябре 2016 года был подписан контракт с Южной Корее на поставку двух новых фрегатов, первый из которых будет передан Филиппинам в 2020 году. [12]

Возможности филиппинских ВВС также крайне ограничены. Парк ВВС представлен патрульными самолётами (F-27-200MPA нидерландского производства; N-22SL Nomad Searchmaster – Австралия); американскими лёгкими разведывательными самолётами OV-10; транспортниками C-130 (США) и другими. Кроме того, на вооружении стоят учебные самолеты S211 (Италия), T-41 (США) и другие. На вооружении также есть многоцелевые и транспортные вертолёты американского (AUH-76, Bell 412, MD-520MG и др.), польского (W-3 Sokol), итальянского (AW-109), немецкого (Bo-105) производства и др. Израильские БПЛА Blue Horizon в настоящее время заменяются беспилотниками собственного производства.

Полноценная истребительная авиация на Филиппинах отсутствует. На сегодняшний день идут закупки лёгких истребителей FA-50 производства южнокорейской компании Korean Aerospace Industries. По заключённому ранее контракту в филиппинские ВВС уже поставлены 4 самолёта из заказанных 12, однако президент Дутерте ставит под сомнение целесообразность подобных закупок, заявляя, что это «бесполезная трата денег», которые можно было бы направить на борьбу с наркомафией и террористами. [13]

Следует отметить, что Филиппины активно участвуют в миротворческих операциях ООН, где зарекомендовали себя с лучшей стороны. В 2013 году филиппинские военные, полицейские и эксперты принимали участие в 8 миссиях ООН. Общее число филиппинцев, задействованных в операциях составляло 730 человек. В 2014 году в Сирии (операция ООН UNDOF) боевики «Фронта ан-Нусра» захватили 44 миротворца из Фиджи, а также блокировали на Голанских высотах 72 филиппинских миротворца. Попавшие в окружение филиппинцы были успешно деблокированы и выведены при помощи сил быстрого реагирования UNDOF. При этом окружённые филиппинские миротворцы в соответствии с приказом из Манилы (и вопреки приказу командующего силами UNDOF) отказались сдаться и отражали атаки исламистов до того момента, как были выведены в безопасные районы на территории Израиля. [14] После этого Филиппины прекратили участие в миссии на Голанах, выведя свой контингент (351 человек). Кроме того, в 2014 году 134 филиппинских миротворца покинули Либерию (операция UNIMIL) из-за распространения лихорадки Эбола. По состоянию на декабрь 2016 года Филиппины принимают участие в двух миссиях ООН: MINUSTAH на Гаити (12 полицейских и 137 военных) и в мониторинговой группе по наблюдению за соблюдением режима прекращения огня UNMOGIP (5 экспертов). [15]

Основным партнёром Филиппин в военной сфере являются США. Отношения Манилы с Вашингтоном в области обороны регулируют 3 основных соглашения: Договор о взаимной обороне 1951 года (Mutual Defense Treaty), Соглашение о силах присутствия от 1998 года (Visiting Forces Agreement) и подписанное в 2014 году Соглашение о расширенном сотрудничестве в оборонной сфере (Enhanced Defense Cooperation Agreement). [16] На территории страны расположены 5 американских военных баз. Предположительно, сотрудники американских частных военных компаний привлекаются для обучения филиппинских военнослужащих и сил полиции, а также для выполнения некоторых других функций. Несмотря на ряд громких заявлений Родриго Дутерте о намерении прекратить военные контакты с Вашингтоном, на 2017 год запланированы 258 совместных с США учений, что на 5 меньше, чем в 2016 году. Манила также развивает отношения в сфере обороны с Австралией, Японией, Южной Кореей и другими странами, однако уровень кооперации с ними значительно ниже, чем с США.  

Таким образом, в среднесрочной и долгосрочной перспективе политика Республики Филиппины в области обороны и безопасности продолжит развиваться с учетом проблем внутреннего характера, решение которых останется главным стратегическим приоритетом Манилы. При этом если конфликт с коммунистическими повстанцами может быть решён политическими методами, то борьба с Абу Сайяф и другими радикальными исламистами не предполагает возможность ведения переговоров.

В условиях усиления внешних угроз (например, экспансия Китая), а также поскольку проблема исламского терроризма, наркоторговли и пиратства имеет трансграничный характер, военно-политическое руководство Филиппин будет вести сбалансированную внешнюю политику и искать возможности для военного сотрудничества с другими государствами. Несмотря на ухудшение отношений с США на уровне риторики, Вашингтон останется главным гарантом обеспечения безопасности и территориальной целостности страны. При этом роль третьих стран будет расти, что создаёт возможности для России.

Прежде всего, такой возможностью является наращивание военно-технического сотрудничества и экспорт вооружений, принимая во внимание плачевное состояние военной техники, находящейся в распоряжении филиппинской армии. Манилу может интересовать поставка бронетехники (БМП, БТР), ударных, транспортных и многоцелевых вертолётов, истребителей, штурмовиков, бомбардировщиков и транспортных самолётов. Перспективным направлением является проведение совместных учений, а также обмен опытом между военными двух стран.

Учитывая географическое положение Филиппин, Москва заинтересована в использовании этой страны в качестве логистического пункта. Создание полноценной базы или пункта снабжения укрепило бы позиции России в регионе как по отношению к США, так и к Китаю. Вместе с тем подобные предложения должны быть исследованы подробнее с учётом финансовой и других составляющих. Интерес Филиппин к налаживанию военного сотрудничества с другими государствами целесообразно использовать для формирования рамочного оборонительного альянса, в который могли бы войти и другие государства (например, Вьетнам). При сравнительно небольших затратах создание подобной структуры могло бы иметь весомый геополитический эффект.

Источники и литература

  1. National Security Policy 2011-2016. Securing the Gains of Democracy <http://www.gov.ph/downloads/2011/08aug/NATIONAL-SECURITY-POLICY-2011-2016.pdf>
  2. China’s New Spratly Islands Defenses // Asia Maritime Transparency International 13.12.2016 <https://amti.csis.org/chinas-new-spratly-island-defenses/>
  3. Наталия Рогожина Абу Сайяф – самая воинствующая терорганизация Филиппин. // Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение». 19.05.2016 <http://ru.journal-neo.org/2016/05/19/abu-sajyaf-samaya-voinstvuyushhaya-terorganizatsiya-filippin/>
  4. Ефимова Л.М. Провинция «Исламского государства» на юге Филиппин – религиозные или политические причины? // Статья на сайте Университета МГИМО 20.01.2016 <http://mgimo.ru/about/news/experts/provintsiya-islamskogo-gosudarstva/>
  5. Наталия Рогожина Радикальный исламизм в Юго-Восточной Азии // Статья на сайте РСМД <http://russiancouncil.ru/extremism-asean>
  6. Alister Doyle Philippine government, communist rebels sign ceasefire deal // Reuters 26.08.2016 <http://www.reuters.com/article/us-philippines-rebels-norway-idUSKCN1110LL>
  7. The Military Balance 2016 // International Institute for Strategic Studies.
  8. Информация с официального сайта ВС Филиппин http://www.afp.mil.ph
  9. Информация с официального сайта Национальной полиции Филиппин http://www.pnp.gov.ph
  10. SIPRI Military Expenditures Database <https://www.sipri.org/databases/milex>
  11. Ian Storey The Triboarder Sea Area: Maritime Southeast Asia’s Ungovned Space // Статья на сайте The Jamestown Foundation <https://jamestown.org/program/the-triborder-sea-area-maritime-southeast-asias-ungoverned-space/#.V2BYX7srLRZ>
  12. Richard Tomkins Philippines orders South Korean frigates // Статья на сайтеcom <http://www.upi.com/Business_News/Security-Industry/2016/10/25/Philippines-orders-South-Korean-frigates/7961477385632/>
  13. Sebastien Roblin FA-50 Golden Eagle: The Low-Cost Fighter that Might See Some Serious Combat // Статья на сайте The National Interest 11.09.2016 <http://nationalinterest.org/blog/fa-50-golden-eagle-the-low-cost-fighter-might-see-some-17649>
  14. Louis Charbonneau and Manuel Mogato How U.N. troops defied orders, opened fire and escaped Syrian rebels // Статья на сайте Reuters 12.09.2014 <http://www.reuters.com/article/us-syria-crisis-peacekeepers-un-insight-idUSKBN0H724T20140912>
  15. UN Mission’s Summary detailed by Country // Отчёт с официального сайта ООН2016 <http://www.un.org/en/peacekeeping/resources/statistics/>
  16. Eleanor Albert The Now and Future US-Philippines Military Alliance // Статья на сайте Defense One 29.06.2016 <http://www.defenseone.com/ideas/2016/06/us-philippine-military-alliance/129504/>

Владимир Неелов


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение