Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Вызовы безопасности российского Дальнего Востока в контексте его геополитического положения
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 14-11-2015

Азиатско-Тихоокеанский регион является самым динамично развивающимся регионом современного мира и играет все более значительную роль в мировой политике и экономике. Однако наряду с впечатляющими экономическими показателями регион отличается наличием многочисленных конфликтов. Напряженная ситуация на Корейском полуострове, территориальные споры, внутренние конфликты в ряде государств региона, и, главное, растущие противоречия между США и Китаем делают обстановку в АТР сложной и взрывоопасной. В этих условиях обеспечение безопасности российского Дальнего Востока не может не являться актуальной проблемой.

Среди стран Азиатско-Тихоокеанского региона Россия занимает особое положение. К АТР формально относится лишь российский Дальний Восток, который хотя и занимает обширные территории, но значительно уступает по своим размерам остальной части России. Огромные расстояния отделяют Дальний Восток от остальных регионов Российской Федерации. Проблема коммуникаций с Дальним Востоком (а также внутри самого Дальнего Востока) была и остается серьезным препятствием для освоения и развития дальневосточных территорий. По сравнению с соседними странами (Японией, корейскими государствами и особенно Китаем) российский Дальний Восток с его населением, чуть превышающим шесть миллионов человек, выглядит практически незаселенным. При этом основная масса населения (а также значительная часть промышленных предприятий и ряд важнейших объектов транспортной инфраструктуры) сконцентрирована в южной части региона. Еще одной особенностью Дальнего Востока является наличие протяженных сухопутных и морских границ.

Учитывая географические реалии российского Дальнего Востока, его положение, с точки зрения обеспечения безопасности, представляется достаточно уязвимым (в отношении как военных, так и невоенных вызовов и угроз). Вопросы безопасности были ключевыми для российского Дальнего Востока на протяжении всей его истории. Со времени разграничения российских и китайских владений в регионе в середине XIX века возникла проблема безопасности приграничных территорий Дальнего Востока. Граница между Россией и Китаем долгое время была фактические «прозрачной», для ее охраны на всем протяжении элементарно не хватало сил. Ввиду неразвитости сухопутных коммуникаций проблема переброски войск на Дальний Восток была чрезвычайно острой. Морской путь на Дальний Восток также занимал немалое время, а базирование флота на Тихом океане часто встречало препятствия в виде неразвитой инфраструктуры. Кроме того, в случае возможного конфликта России с Англией поддерживать морские коммуникации с Дальним Востоком было бы чрезвычайно затруднительно. Строительство Транссибирской железнодорожной магистрали способствовало улучшению сообщения с Дальним Востоком, однако кардинально изменить ситуацию это не могло. Поражение в войне с Японией в 1904-1905 гг. во многом было результатом невыгодного стратегического положения России на Дальнем Востоке. Армия и флот России были рассредоточены между несколькими театрами. Транссибирская магистраль не справлялась с переброской войск, и Япония могла быстрее, чем Россия, сосредоточить значительные сухопутные силы в Маньчжурии. Российский флот мог опереться только на две базы — Порт-Артур и Владивосток, а направленная в качестве подкрепления из Балтийского моря 2-я Тихоокеанская эскадра должна была идти на Дальний Восток вокруг Африки и не успела прибыть в Порт-Артур до его падения.

Сложная ситуация на Дальнем Востоке складывалась и в советский период. Наиболее острой была угроза конфликта с Японией, особенно с начала 1930-х гг. В этих условиях происходило наращивание сил Красной Армии на Дальнем Востоке, строительство военных объектов, создание предприятий оборонной промышленности. После Второй мировой войны японская угроза исчезла, однако разгоравшаяся Холодная война вновь обострила обстановку на Дальнем Востоке. Соединенные Штаты укрепляли свое военное присутствие в регионе и развивали систему военно-политических союзов, а война в Корее в 1950-1953 гг. бушевала неподалеку от границ СССР. В то же время, победа коммунистов в гражданской войне в Китае в 1949 г. и альянс СССР с Китайской Народной Республикой укрепил стратегические позиции Советского Союза как в регионе, так и во всем мире. Ситуация резко поменялась с ухудшением советско-китайских отношений в начале 1960-х гг. Раскол между СССР и КНР вскоре перешел в конфронтацию, стали вспыхивать пограничные конфликты. Советский Союз стал укреплять свое военное присутствие на границе с Китаем и был вынужден фактически готовится к войне на двух крупных театрах — в Европе против НАТО и на Дальнем Востоке против КНР. Положение СССР в противостоянии с КНР осложнялось численным превосходством Народно-освободительной Армии Китая (НОАК), протяженностью советско-китайской границы и близостью к границе крупных городов, промышленных объектов и важнейших линий коммуникаций [1].

Урегулирование советско-китайских отношений во второй половине 80-х гг. и окончание Холодной войны снизили напряженность в регионе. Прекратилась конфронтация, произошло сокращение вооруженных сил на Дальнем Востоке. В то же время после распада СССР российский Дальний Восток столкнулся с многочисленными вызовами невоенного характера, связанными с ломкой социально-экономической системы. Но можно ли говорить об отсутствии внешних угроз для дальневосточного региона России после окончания Холодной войны?

Для начала, рассмотрим сложившуюся в регионе международную ситуацию. Одной из особенностей АТР является сочетание интенсивного экономического сотрудничества между государствами региона с существованием серьезных политических противоречий. Наиболее ярким примером являются американо-китайские отношения. Подъем Китая, рост его влияния в экономике и мировой политике, а также военная модернизация вызывают серьезное беспокойство у Соединенных Штатов. Одним из лейтмотивов американской внешней политики в период второго президентского срока Б. Обамы стало «возвращение в Азию». В то же время, несмотря на соперничество между США и Китаем во многих сферах, между ними сохраняются и конструктивные отношения, и взаимовыгодное экономическое сотрудничество. Китай заявляет о мирном характере своей политики, а США на словах также не стремятся к открытой конфронтации. Явные противоречия между двумя ведущими государствами Азиатско-Тихоокеанского региона никоим образом не напоминают противостояние супердержав периода Холодной войны. Может ли растущее соперничество между США и КНР отразится на политике России в АТР и безопасности российского Дальнего Востока?

Что касается России, то в настоящее время российско-китайские отношения находятся на подъеме. Между двумя странами осуществляется политический диалог на самом высоком уровне, проводится взаимодействие в сфере внешней политики, растет торговый оборот и осуществляется целый ряд крупных проектов. В то же время рост влияния Китая вызывает определенное беспокойство среди ряда политиков, экспертов и представителей общественности. Современные антикитайские настроения в России имеют несколько источников. Это и негативный опыт Холодной войны, помноженный на историческую память о конфликтах прошлого. Это и новая роль Китая в современном мире, которая резко меняет баланс сил и воспринимается часто с недоверием. Не в последнюю очередь опасение Китая связано с геополитическим положением российского Дальнего Востока. Соседство с густонаселенным Китаем, растущее экономическое влияние КНР на жизнь региона, ощущение оторванности Дальнего Востока от остальной России создают богатую основу для формирования представлений о возможных вызовах и угрозах со стороны Поднебесной. Это и страхи по поводу заселения Дальнего Востока китайскими колонистами (и, в перспективе, — присоединения его к КНР), и алармистские настроения в связи с уязвимостью Дальнего Востока перед гипотетическим китайским военным вторжением. К примеру, публицист Александр Храмчихин отмечал, что «в последние годы китайская армия проводит учения, которые просто невозможно трактовать иначе, как подготовку к агрессии против России, причем масштаб учений (пространственный размах и количество задействуемых войск) постоянно растет» [2].

В свою очередь, в России также проводятся маневры и перевооружение, направленные на повышение боеготовности Восточного военного округа, а также ряд других мер по противодействию возможным потенциальным угрозам со стороны Китая. По словам российского исследователя В.Б. Кашина, «даже гипотетическая китайская угроза служит значимым фактором российской внешней и оборонной политики» [3].

Безусловно, в случае полномасштабного военного конфликта России и Китая положение российского Дальнего Востока окажется стратегически невыгодным, если не безнадежным. Однако в интересах ли Китая устраивать вторжение на российский Дальний Восток? Даже если абстрагироваться от заявлений о дружбе с Россией и мирном характере развития Китая, то можно видеть, что в КНР больше обеспокоены отношениями с США, готовыми отстаивать свое лидерство в АТР от любого потенциального соперника. Несмотря на сохранение в составе НОАК крупных сухопутных контингентов (значительно превосходящих по численности всю российскую армию, не говоря уже о войсках на Дальнем Востоке) основное внимание в военной модернизации Китая уделяется развитию ВВС, ВМС и стратегических ядерных сил. В условиях противоречий с США и рядом стран АТР дружественные и стабильные отношения с Россией не менее важны для КНР, чем для России аналогичный характер взаимодействия с Китаем. Военное противостояние 60-70-х гг. лежало тяжким бременем не только на Советском Союзе, но и на Китае. Если в СССР опасались вторжения китайских войск в Сибирь и на Дальний Восток, то в КНР — наступления Советской Армии из Монголии в Маньчжурию [4] . Более того, от советско-китайской конфронтации выгоду получали, прежде всего, США и их союзники. Таким образом, нормализация советско-китайских отношений (которая сопровождалась сокращением не только советских, но и китайских войск) была не столько «капитуляцией» [5] Советского Союза перед КНР, сколько взаимовыгодным выходом из стратегического тупика и переходом к новому формату отношений. Россия (и другие граничащие с КНР страны постсоветского пространства) превратились в «стратегический тыл» Китая, что стало одним из внешних факторов, которые обеспечили успех внутренних преобразований в КНР.

Что касается Соединенных Штатов, то вызовы безопасности для российского Дальнего Востока с их стороны в значительной мере снизились по сравнению с периодом Холодной войны. В то же время, Россия с некоторым беспокойством восприняла усиление американского военного присутствия в АТР в результате политики Б. Обамы по «возвращению в Азию». К примеру, в совместном с Китаем заявлении от 27 сентября 2010 г. об углублении двусторонних отношении стороны фактически «призвали США не дестабилизировать обстановку в регионе, воздерживаясь от демонстрации силы» [6]. Инициативы США по развертыванию систем противоракетной обороны в АТР направлены, по мнению ряда отечественных и зарубежных экспертов, не только (и не столько) против Северной Кореи, но и против Китая и России [7]. Потенциальным источником для конфликта между США и Россией в АТР может быть также и неурегулированный вопрос о разграничении исключительной экономической зоны в Беринговом и Чукотском морях [8]. Еще одним вызовом для безопасности Дальнего Востока может стать обострение ситуации на Корейском полуострове, в том числе и инициированное Соединенными Штатами. Нанесение ударов по северокорейским ядерным объектам или иная военная операция против КНДР могли бы иметь серьезные последствия и для соседнего Приморского края. Однако США объективно вынуждены проводить более сдержанную политику по отношению к КНДР, принимая во внимание не только ответные меры со стороны Северной Кореи, но и позицию КНР и России.

Однако наиболее серьезный вызов для российского Дальнего Востока со стороны США носит косвенный характер и связан с фактором Китая. В американских официальных документах, посвященных АТР, Россия практически не фигурирует, однако в оценках экспертов роль России в регионе обычно связывается с Китаем — либо как его партнером (и, следовательно, угрозой для США), либо как его соперником (и, соответственно, потенциальным союзником Соединенных Штатов) [9]. Однако для того, чтобы российско-американский альянс в АТР был успешным, необходима, по мнению российского исследователя А.Л. Лукина, полная трансформация отношений между Россией и США [10]. В условиях продолжающегося кризиса в отношениях между Россией и Западом это представляется, мягко говоря, достаточно сложным. Кроме того, американское сотрудничество с Дальним Востоком в гуманитарной и экономической сфере — «минимальное за последние два десятилетия» [11]. У США нет значительных интересов на российском Дальнем Востоке и, соответственно, партнерство с Россией в АТР американцам будет интересно преимущественно для сдерживания Китая. В условиях сложных отношений между США и Китаем это может вызвать резкое обострение российско-китайских отношений и, возможно, возвращение к противостоянию, подобному конфронтации 60-70-е гг. По словам российского эксперта Д.В. Тренина, «Россия перестала бы играть для Китая роль надежного тыла, что вызвало бы в Пекине страх перед «стратегическим окружением» со стороны США» [12]. Усиление российского военного присутствия на Дальнем Востоке наряду с призрачными надеждами на помощь со стороны США могут создать иллюзию большей прочности российских позиций в регионе, однако реально ситуация с безопасностью на Дальнем Востоке будет еще более напряженной. Международные позиции России и Китая резко ухудшатся, а в наибольшем выигрыше окажутся США. Чтобы избежать подобной ситуации, необходимы адекватные оценки со стороны России как вызовов безопасности со стороны КНР, так и перспектив от сотрудничества с США на основе сдерживания Китая.

Таким образом, самым оптимальным вариантом для обеспечения безопасности Дальнего Востока представляется текущая позиция российского правительства по активизации сотрудничества с Китаем и сохранению нейтралитета в американо-китайском соперничестве [13]. Также безопасность российского Дальнего Востока нельзя рассматривать вне контекста внешней и оборонной политики России в целом. Относительная геополитическая слабость России в АТР может быть компенсирована за счет роста влияния России в мировой и региональной политике, подъема экономики, повышения боеспособности вооруженных сил и, безусловно, политики по поддержке Дальнего Востока со стороны федеральных властей. В современных международных отношениях появилось больше инструментов для обеспечения безопасности, помимо военной мощи или баланса сил. Особенно ярко это проявляется в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где интенсивная милитаризация может сочетаться с экономической интеграцией. Дальний Восток не должен быть превращен в военный лагерь, закрытый от внешнего мира «железным занавесом», он должен быть открытым для сотрудничества со странами АТР, должен стать, по словам отечественного исследователя В.Л. Ларина, «окном в Азию» [14]. Но в то же время Дальний Восток должен ощущать постоянную связь с остальной Россией и поддержку с ее стороны.

Дальневосточные территории России исторически находились в крайне уязвимом положении, что можно считать геополитической аксиомой. Однако Дальний Восток остается частью России. А сильная Россия, в свою очередь, это гарант безопасности и стабильности Дальнего Востока, это возможность превратить геополитический вызов в геополитическое преимущество.

Список литературы

  1. Волынец А. Китайский фронт холодной войны // Русская планета [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://rusplt.ru/world/china-war-10636.html
  2. Гарусова Л.В. Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе: интересы и политика США // Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. 2013. № 1 (19). С. 174-183.
  3. К Великому Океану — 2 или российский рывок к Азии. Доклад Международного дискуссионного клуба «Валдай». Москва, февраль 2014. // Valdai Discussion Club [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://valdaiclub.com/publications/reports/toward_the_great_ocean_2_or_russia_s_breakthrough_to_asia/
  4. Кашин В.Б. Сумма всех страхов // Россия в глобальной политике. 2013. № 2 // Россия в глобальной политике [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/number/Summa-vsekh-strakhov-15961
  5. Конышев В.Н., Сергунин А.А., Шацкая В.И. Системы противоракетной обороны США: прошлое, настоящее, будущее. СПб.: Изд-во «Аврора», 2015. 168 с.
  6. Ларин В.Л. Азиатско-Тихоокеанский регион в начале XXI века: вызовы, угрозы, шансы Тихоокеанской России. Владивосток: ДВО РАН, 2010. 100 с.
  7. Портяков В.Я. Российские оценки «возвращения» США в Азиатско-Тихоокеанский регион // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. Вып.XVII, 2012. М.: ИДВ РАН, 2012. С. 45-57.
  8. Тренин Д. Верные друзья? Как Россия и Китая воспринимают друг друга. М.: Моск.Центр Карнеги, 2013. 74 с.
  9. Храмчихин А. Китай против России: Победа будет не за нами // Популярная механика [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.popmech.ru/weapon/9937-kitay-protiv-rossii-pobeda-budet-ne-za-nami/
  10. Kaczynski V.M. US-Russian Bering Sea Marine Border Dispute: Conflict over Strategic Assets, Fisheries and Energy Resources // Russian Analytical Digest. No.20. 1 May 2007. P. 2-5.
  11. Lukin A. Russia and America in the Asia-Pacific: a New Entente? // Asian Policy and Politics. Vol.4. 2012. No.2. P. 153-171.

________________________________

  1. Волынец А. Китайский фронт холодной войны // Русская планета [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://rusplt.ru/world/china-war-10636.html
  2. Храмчихин А. Китай против России: Победа будет не за нами // Популярная механика [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.popmech.ru/weapon/9937-kitay-protiv-rossii-pobeda-budet-ne-za-nami/
  3. Кашин В.Б. Сумма всех страхов // Россия в глобальной политике. 2013. № 2 // Россия в глобальной политике [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/number/Summa-vsekh-strakhov-15961
  4. Волынец А. Указ.соч.
  5. Там же
  6. Портяков В.Я. Российские оценки «возвращения» США в Азиатско-Тихоокеанский регион // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. Вып. XVII, 2012. М.: ИДВ РАН, 2012. С. 49.
  7. Конышев В.Н., Сергунин А.А., Шацкая В.И. Системы противоракетной обороны США: прошлое, настоящее, будущее. СПб.: Изд-во «Аврора», 2015. С. 117-118
  8. Kaczynski V.M. US-Russian Bering Sea Marine Border Dispute: Conflict over Strategic Assets, Fisheries and Energy Resources // Russian Analytical Digest. No.20. 1 May 2007. P. 4-5.
  9. Гарусова Л.В. Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе: интересы и политика США // Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. 2013. № 1 (19). С. 182.
  10. Lukin A. Russia and America in the Asia-Pacific: a New Entente? // Asian Policy and Politics. Vol.4. 2012. No.2. P. 166.
  11. К Великому Океану — 2 или российский рывок к Азии. Доклад Международного дискуссионного клуба «Валдай». Москва, февраль 2014. С. 28 // Valdai Discussion Club [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://valdaiclub.com/publications/reports/toward_the_great_ocean_2_or_russia_s_breakthrough_to_asia/
  12. Тренин Д. Верные друзья? Как Россия и Китая воспринимают друг друга. М.: Моск.Центр Карнеги, 2013. С. 33.
  13. Кашин В.Б. Указ.соч.
  14. Ларин В.Л. Азиатско-Тихоокеанский регион в начале XXI века: вызовы, угрозы, шансы Тихоокеанской России. Владивосток: ДВО РАН, 2010. С. 55.  

Федоров Н.В.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение