Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Военно-стратегические оценки и прогнозы / Статьи
Взгляды военно-политического руководства КНР на использование космоса
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 05-10-2020
Руководство Китайской Народной Республики рассматривает реализацию национальной космической программы как одну из приоритетных задач на 14 пятилетку. Как полагают в Пекине, данная отрасль в практическом преломлении является критически важной для обеспечения национальной обороны и безопасности, ее развитие способствует повышению научно-технического и экономического потенциалов государства.

Считается также, что результаты выполнения целевых программ позволят расширить диапазон  разработки и создания в интересах военного  ведомства лазерного, кинетического и других видов оружия, основанного на новых физических принципах, способного поражать  воздушно-космические, наземные и морские объекты.

В связи с этим китайское руководство рассматривает космическую деятельность важнейшим направлением развития национальной экономики. В частности, в «Белой книге о космической деятельности КНР» за 2011 год отмечалось, что она «играет все более важную роль в экономическом развитии страны, а ее влияние на социальный прогресс постоянно растет. В последние несколько лет высокие темпы развития космической деятельности позволили КНР войти в число ведущих государств мира в отдельных областях космических технологий».

Производственная и научно-техническая база реализации космических программ страны сосредоточена в двух отраслевых военно-промышленных корпорациях – Китайской космической научно-технической корпорации (ККНТК) и Китайской космической научно-промышленной корпорации (ККНПК). Каждая из них имеет определенную специализацию.

ККНТК занимается преимущественно разработкой и производством жидкостных и твердотопливных ракет-носителей, межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет средней дальности и их компонентов, ИСЗ, пилотируемых и автоматических КА, жидкостных и твердотопливных ракетных двигателей, навигационного оборудования, оптических приборов, элементной базы и программного обеспечения для электронно-вычислительной техники космических систем.

ККНПК специализируется на разработке и производстве оперативно-тактических и тактических БР, зенитного ракетного вооружения, крылатых ракет, двигателей тактических ракет, микроспутников, электронных блоков управления, навигационных систем, а также специальных композиционных материалов. Обе корпорации производят широкую номенклатуру высокотехнологичной продукции гражданского назначения.

В рамках программ, реализуемых в интересах гражданского сектора экономики, разрабатываются технологии двойного назначения, применимые не только в гражданском, но и в военном секторе. Так, новые материалы, а также системы термической защиты, навигации и телеметрии, разрабатываемые для пилотируемых полетов, находят широкое применение в военном ракетостроении.

Основным принципом функционирования корпораций на нынешнем этапе является принцип военно-гражданской интеграции, который предусматривает объединение производственной базы гражданской и военной промышленности с целью совместного использования общих технологий, производственных процессов, оборудования, персонала и средств технического обслуживания.

В состав корпораций входят 14 научно-производственных объединений (НПО), включающих научно-исследовательские организации и производственные предприятия. Каждое НПО специализируется на конкретных направлениях деятельности: создание РН, боевых баллистических и крылатых ракет, зенитных управляемых ракет, ИСЗ военного и гражданского назначения, ракетных двигателей, компонентов и комплектующих для ракетного оружия и космической техники, пилотируемых и автоматических КА и КС, стационарных и мобильных пусковых установок. В настоящее время в составе ракетно-космической промышленности страны насчитывается более 60 основных производственных предприятий (заводов) и около 90 научно-исследовательских институтов. Кроме того, имеется ряд обслуживающих, торговых, консалтинговых предприятий и организаций.

Важное место китайским руководством отводится развитию военной составляющей космической деятельности. В настоящее время осуществляется ряд космических программ военного и гражданского назначения

Космические программы Китая основываются на стремлении к мировому лидерству в космосе и отличаются высокими темпами реализации. Достижения страны в этой сфере включают создание пилотируемых космических аппаратов (КА), надежных ракет-носителей (РН), искусственных спутников земли различного назначения. Получили развитие все направления космической деятельности, включая участие в исследованиях Луны, создание национальной орбитальной космической станции (КС), глобальной радионавигационной системы, спутникового теле- и радиовещания, радиосвязи и дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). Китай стал третьей в мире державой, освоившей технологии пилотируемых космических полетов.

Основные направления развития космической деятельности страны определены в «Стратегии научно-технического развития космической деятельности КНР до 2050 года», которая предусматривает:

  • развитие космической науки в интересах исследования черных дыр, темной материи, темной энергии, гравитационных волн, изучения происхождения и эволюции Солнечной системы, влияния солнечной активности на экологию Земли, поиска внеземных цивилизаций, а также повышения научного уровня исследований космического пространства;
  • расширение прикладных исследований космоса, включающих вопросы дистанционного зондирования земной поверхности, развития систем спутниковой связи, использования КА для прогнозирования погоды и мониторинга состояния воды в океане, противопожарного контроля, поиска новых залежей полезных ископаемых;
  • разработку и создание новых космических аппаратов для исследования ближнего космоса и высокоскоростных КА для исследования дальнего космоса, увеличение полезной нагрузки ракет-носителей.

В соответствии с данной стратегией до 2030 года планируется создание научно-исследовательской, технологической и производственной базы космической промышленности, которая позволит самостоятельно, без внешней помощи, исследовать космос, ежегодно осуществлять запуск двух-трех научно-исследовательских ИСЗ и закрепиться в ряду ведущих космических держав мира. До 2050 года Китай намерен добиться конкретных результатов в исследовании проблем возникновения Вселенной и жизни на Земле, других фундаментальных научных проблем и обеспечить переход КНР из категории «крупной космической державы» в категорию «великой космической державы».

Приоритетность реализации национальной космической программы обусловливается, по определению политологов и военных аналитиков Китая, тем, что  космическое пространство представляет собой среду обитания или «домен», характеризующийся  сохранением тенденций и потенциальных возможностей возникновения конфронтации. Кроме того, это подтверждается оценками военного руководства страны, что милитаризация космоса неизбежна, так как является новой военной областью международного стратегического противоборства и инструментом, позволяющим одновременно осуществлять контроль ситуации на суше и море, в воздушном и киберпространстве, в области электромагнитного противодействия, в условиях применения ядерного оружия и информационной войны. По взглядам командования НОАК, в операциях будущего роль космической составляющей неуклонно возрастет: все в большей степени на  национальную систему орбитального базирования будут возлагаться задачи управления войсками в воздушно-космических, воздушных и морских операциях, ведения разведки и информационного обеспечения, предупреждения о ракетном нападении.

Содержание космической программы Китая напрямую связано с реализацией концепции «Мечты о космосе», предложенной председателем Центрального военного совета КНР, по оценке которого широкое освоение космического пространства и космические полеты являются важнейшим компонентом усиления позиций страны в  этом домене и инструментом реализации потенциала возрождения нации. Это также рассматривается в качестве основного элемента трансформации планов военного развития страны, осуществляемой в соответствии с концепцией локальной войны.

По оценкам военно-политического руководства КНР, национальная орбитальная группировка должна эффективно задействоваться во всем спектре операций по урегулированию кризисов и конфликтов различной сложности с использованием новых технологий ведения боевых действий и применения перспективных систем огневого поражения. В первую очередь необходимость этого обусловливается тем, что в условиях сложной стратегической обстановки трудно идентифицировать характер угроз и оптимизировать затраты ресурсов космической мощи для их нейтрализации. Одновременно с этим ставится задача разработать алгоритм гибкого использования возможностей данного сегмента в стратегической глубине, адаптируя его потенциал под решение задач в непредвиденных обстоятельствах развития оперативной обстановки, что должно найти свое отражения в целевых концепциях.

Ключевую роль в сохранении и повышении космической мощи Китая является расширение реализации программы пилотируемых космических полетов. 15 марта 2003 года КНР стала третьей страной, способной осуществлять запуски космических кораблей с космонавтами на борту. В настоящее время в рамках программы «Шеньчжоу-5» осуществлено девять полетов пилотируемых космических кораблей капсульного типа.

Программа пилотируемых полетов символизируют высокий уровень научно-технического развития Китая, ВПР которого в последние два десятилетия особые усилия сосредоточило на исследовании ближнего космоса.

Решение о начале подготовки к пилотируемым космическим полетам было принято в стране в апреле 1971 года, однако реально к разработке данной программы приступили лишь в конце 1980-х. Окончательно программа оформилась в 1992 году, когда, после утверждения ЦК КПК, получила обозначение «Программа 921». Ее реализация предусматривала три этапа:

  • «921-1» – создание пилотируемого космического корабля (КК) и осуществление первых пилотируемых полетов;
  • «921-2» – создание посещаемых пилотируемых орбитальных станций-лабораторий, освоение технологии стыковки и краткосрочная работа экипажей КК в лабораторном модуле космической станции;
  • «921-3» – создание постоянно действующей пилотируемой многомодульной орбитальной КС и длительная работа экипажей по проведению  в космосе научных исследований и экспериментов. В рамках этапа «921-3» предусматривается создание многоразовой транспортной космической системы. В настоящее время первый этап «Программы 921» выполнен и решаются задачи второго и третьего этапов.

По «Программе 921» с 1999 по 2003 год осуществлено четыре полета космических кораблей «Шэньчжоу» в автоматическом режиме, в ходе которых изучались системы  управления и связи КК, проверялось функционирование систем жизнеобеспечения экипажа, отрабатывались вопросы использования системы спасения экипажа в спускаемой космической капсуле.

В октябре 2003 года состоялся первый пилотируемый полет на КК «Шэньчжоу-5» с одним космонавтом на борту (после 15 оборотов вокруг Земли спускаемая капсула успешно приземлилась во Внутренней Монголии). В октябре 2005 года осуществлен второй пилотируемый полет КК «Шэньчжоу-6» с двумя космонавтами на борту, который явился завершением первого этапа реализации «Программы 921».

На втором этапе в 2008 году был осуществлен выход в открытый космос одного из трех космонавтов КК «Шэньчжоу-7». В сентябре 2011 года на околоземную орбиту был выведен орбитальный модуль КС «Тяныун-1». В ноябре 2011 года состоялась первая стыковка беспилотного КК «Шэньчжоу-8» с орбитальным модулем, а в июне 2012 года - первая стыковка пилотируемого КК «Шэньчжоу-9» с тремя космонавтами на борту.

Программа полета КК «Шэньчжоу-9» включала ручной и автоматический режимы стыковки корабля с орбитальным модулем «Тяньгун-1» и пятидневное пребывание  в нем космонавтов.

В июне 2013 года в ходе полета КК «Шэньчжоу-10» с экипажем из трех человек были отработаны элементы автоматической и ручной стыковки с орбитальным модулем «Тяньгун-1», а также проведены трехдневные испытания технологий, связанных со строительством орбитальной космической станции.

В 2013 году КНР совершили мягкую посадку модуля на поверхность луны, к 2020 году планируется запуск ИСЗ на планету Марс.

Запуски второго орбитального модуля КС «Тяньгун-2» и КК «Шэньчжоу-11» были успешно проведены в сентябре и октябре 2016 года соответственно. Размещение на стационарной орбите платформы-лаборатории «Тяньгун-2», считается началом развертывания 60-тонной космической станции, завершение  создания которой и начало ее использования для дальнейшего исследования космоса планируется завершить после 2020 года.

Программа поэтапного создания национальной КС к 2020 году была официально объявлена Китаем в марте 2011 года. Станция будет состоять из центрального и двух дополнительных модулей, монтируемых к нему  с противоположных сторон. Выведенный на орбиту в сентябре 2011 года прототип центрального модуля станции «Тяньгун-1» имел массу 8,5 т и был оснащен двумя стыковочными узлами. Он предназначался для отработки технологий стыковки и функционировал в беспилотном режиме, однако предусматривалась возможность краткосрочного (до нескольких суток) пребывания экипажей на станции. В 2011-2013 годах были отработаны технологии стыковки в автоматическом и ручном режимах беспилотных КА «Шэньчжоу-8» с пилотируемыми КА «Шэньчжоу-9» и «Шэньчжоу-10». В марте 2016 года «Тяньгун-1» прекратила свою работу.

Запуск орбитальной научной лаборатории «Тяньгун-2», а также программа полетов пилотируемого корабля «Шэньчжоу-11» включала проведение испытаний по транспортировке грузов, заправку топливом на орбите, среднесрочную орбитальную вахту экипажа и отработку ключевых технологий создания и эксплуатации космической станции, а также ряд медицинских экспериментов. В дальнейшем предусмотрен запуск орбитальной лаборатории «Тяньгун-3», которая будет приспособлена для размещения трех космонавтов и сможет обеспечить их работу на орбите в течение 40 суток.

Базовый модуль станции намечено был запущен в 2018 году, а позже на орбиту намечается вывести два лабораторных модуля, которые состыкуются с ним. После завершения создания космической станции Китай планирует запустить космический телескоп, аналогичный американскому «Хаббл», который будет находиться на общей с КС орбите.

Полнофункциональная станция будет состоять из базового модуля длиной 18,1 м и двух лабораторных модулей по 14,4 м. Кроме того, к ней смогут пристыковываться пассажирский и транспортный космические корабли. Отдельные ее узлы планируется сделать сопрягаемыми с международной космической станцией, чтобы КК других стран могли пристыковаться к китайской КС.

Программа исследования Луны с помощью КА началась в 1995 году в рамках «Программы 863» (программа НИОКР в интересах развития высокотехнологичных отраслей промышленности). В 2004 году по указанию ЦК КПК и Госсовета КНР была сформирована «Руководящая группа Проекта исследования Луны», в задачу которой входила координация усилий различных ведомств, как военных, так и гражданских. Непосредственное руководство реализацией программы осуществляют Инженерный центр исследования Луны Государственного управления оборонной науки, техники и промышленности и инженерный департамент исследования Луны Академии наук КНР.

Программа исследования Луны включает три этапа:

  • первый этап предусматривал вывод на орбиту этого небесного тела ИСЗ «Чанъэ-1» (2007 год) и «Чанъэ-2» (2010 год). ИСЗ «Чанъэ-1» массой 2 350 кг находился на окололунной орбите примерно около года. За это время были проведены съемки поверхности Луны, изучено наличие полезных ископаемых, измерено влияние солнечного ветра на Землю и Луну. Основные задачи ИСЗ «Чанъэ-2» заключались в съемке лунной поверхности с селеноцентрической орбиты, изучении возможных мест высадки луноходов на поверхность Луны, а также в проведении тестовых испытаний системы контроля за космическим пространством с целью совершенствования ее функционирования;
  • второй этап, реализуемый в настоящее время, включает осуществление мягкой посадки КА на поверхность Луны и доставку луноходов, а также запуск автоматической космической станции для проведения испытаний по возвращению спускаемого аппарата на Землю. В декабре 2013 года модуль «Чанъэ-3» с луноходом «Юйту» на борту совершил мягкую посадку на Луну. Это была первая с 1976 года мягкая посадка на планету после советской автоматической станции «Луна-24». Таким образом, Китай стал третьей страной (после СССР и США), осуществившей ее. В состав оборудования «Юйту» входили РЛС и два спектрометра для исследования состава и структуры лунной поверхности. Программа лунного модуля «Чанъэ-3» не была полностью реализована из-за возникших технических проблем. Запуск модуля «Чанъэ-4» с аналогичными задачами запланирован на 2018 год. В октябре 2014 года был осуществлен запуск китайского космического аппарата  «Чанъэ-5Т1». После завершения облета Луны он отделился от служебного модуля, направился к Земле и совершил мягкую посадку, а служебный модуль остался на окололунной орбите для проведения дальнейших экспериментов. Основной целью программы «Чанъэ-5Т1» являлся сбор данных для подготовки полета КА «Чанъэ-5»;
  • на третьем этапе, после 2017 года, намечалось осуществить запуск модуля «Чанъэ-5» с помощью тяжелой РН «Чанчжэн-5Е» с целью сбора образцов лунного грунта и их доставки на Землю. К 2030 году запланирована высадка космонавтов на Луну. Китайское национальное космическое агентство ищет частных инвесторов и международные организации, которые готовы принять участие в финансировании лунных программ страны.

Повышение потенциала орбитальной группировки. По количеству функционирующих космических аппаратов в околоземном космическом пространстве Китай занимает второе место (после США) – численность группировки составляет не менее 150 единиц. К 2020 году Китай планирует довести орбитальную группировку до 200 КА, а количество ИСЗ двойного назначения предполагается увеличить на 50 процентов.

По общему числу запусков РН  КНР находится на третье месте в мире (после России и США). На территории страны создана инфраструктура космодромов, в том числе: Сичан (пров. Сычуань, Чэндуский военный округ); Учжай (пров. Шаньси, Пекинский военный округ); Шуанчэнцзы (пров. Ганьсу, Ланьчжоуский военный округ);  Вэньчан (пров. Хайнань).

Для обеспечения корректировки положения ИСЗ на орбите создана сеть наземных станций спутниковой лазерной телеметрии стационарных объектов расположенных в городах Пекин, Шанхай, Ухань, Чанчунь и Куньмин.

Результаты анализа положений космической концепции Китая дают основание полагать, что военно-политическое руководство страны особое внимание уделяется определению направлений милитаризации космоса и размещение на околоземной орбите систем оружия. Это предполагает разработку и вывод в космос платформ, на которых планируется установить образцы вооружений, созданных на новых физических принципах, обладающих повышенной мощностью. При этом одним из центральных направлений является расширение программ создания лазерных систем поражения, образцов кинетического способа воздействия.

В целом реализация программ в данной области демонстрирует намерение Китая занять лидирующее место в исследования космоса. Для достижения этих целей содержание китайской космической концепции предусматривает создание национальной орбитальной группировки, позволяющей эффективно решать задачи  стратегического сдерживания, применения ракетных войск, получения преимуществ в ведении боевых действий в космосе и других доменах с использованием неядерных систем огневого поражения.

При этом, как следует из оценок китайских военных экспертов, у Китая пока нет ясной теории, на базе которой можно сформулировать концептуальные положения, регламентирующие оптимальный количественный состав орбитальной группировки и возлагаемые на нее функциональные задачи в условиях возрастающей угрозы со стороны противоспутниковых систем других стран. С другой стороны, делается акцент на необходимость повышения роли космического сдерживания равноценно с другими видами стратегического сдерживания – в области ядерных, обычных вооружений или информации.

Результаты анализа взглядов ВПР страны на повышение потенциала орбитальной группировки  и наращивание космической мощи позволяют сформулировать следующие направления  деятельности:

  • увеличение численности орбитальной группировки до размеров, обеспечивающих потребности и расширяющих возможности военных и гражданских структур;
  • поддержка  программы космической деятельности со стороны правящего руководства Китая, что явится гарантией реализации возможностей страны в космосе;
  • контроль выполнения космических программ, являющихся ключевым инструментом обеспечения планов расширения присутствия в космическом пространстве, основная цель которых, при необходимости, максимально снизить показатели потенциала орбитальной группировки вероятного противника.

При этом на экспертном уровне считается, что деятельность в области безопасности в космосе должна обеспечивать военному ведомству и государству в  целом возможность организации  раннего предупреждения о ракетном нападении, формирования структуры системы связи и управления на стратегическом и оперативно-стратегическом уровне. В перечень задач также включены вскрытие характера и направленности мероприятий вероятных противников в военной области, формирование условий, обеспечивающих принятие адекватных мер противодействия угрозам и внешним вызовам.

Китайские военные эксперты рассматривают сохранение имеющихся и дальнейший рост показателей космических возможностей страны важнейшим условием реализации ключевых положений «информатизации»: доминирование коммуникационных и передовых технологий; наведение ВТО; ведение разведки, наблюдения, контроля обстановки и передача информации; противодействие оперативному развертыванию войск противника в зоне конфликта; интеграция объединенных сил.

По их оценкам, потенциал орбитальной группировки следует максимально использовать для решения задач вскрытия дислокации войск противника, навигации систем оружия и содействия оперативному развертыванию национальных группировок в районах конфликтов. Результаты анализа состояния и перспектив развития обстановки в стратегической космической зоне могут быть использованы при подготовке и проведении оборонительных, наступательных действий в космосе или сдерживающего фактора в интересах обеспечения безопасности Китая в других физических доменах в АТР.

По оценкам китайских военных специалистов, развертывание орбитальной группировки, предназначенной для обеспечения деятельности национальных вооруженных сил, должно осуществляться на оптимальном удалении от поверхности Земли. Это обусловливается необходимостью достижения наибольшей эффективности задействования ИСЗ при их перемещении на орбите и увеличения продолжительности нахождения КА в зоне оперативного применения войск, а также создания условий надежного оперативного управления национальными силами и системами высокоточного оружия в различных регионах мира.

Данные факторы учитываются в определение стратегической космической зоны, представляющей собой часть космического пространства, в пределах которой размещается и функционирует, выполняет оперативные и стратегические задачи, а при необходимости может вести и военные действия  национальная орбитальная группировка космических сил и средств. Стратегическая космическая зона включает в себя три операционные зоны – ближнюю, среднюю и дальнюю (рисунок 1).

Рисунок 1. Оперативно-стратегическая нарезка космического пространства.

В ближней операционной космической зоне (от 100 до 2000 км) развертываются и функционируют орбитальные группировки космических систем разведки, связи, морской навигации, топогеодезии.

В средней операционной космической зоне (от 2000 до 20000 км) – группировки систем навигации.

В дальней операционной космической зоне (свыше 20000 км) – системы обнаружения стартов баллистических ракет, связи и боевого управления, ретрансляции, разведки и метеорологии.

Использование способа комбинированного размещения одного и того же спутника на различных орбитах позволяет совершенствовать алгоритм применения многофункциональных космических аппаратов и усложнить задачу противника по определению численности орбитальной группировки. Кроме того, предусматривается возможность привлечения метеоспутников, находящихся на геостационарных орбитах, для решения задач на более низких высотах, что повысит гибкость создаваемой инфраструктуры и разработать оптимальную процедуру выполнения  определенного объема миссий меньшей по численности орбитальной группировкой.

Приоритетным направлением космической деятельности КНР в военной области является создание национального космического потенциала, превышающего показатели вероятных  противников. Развертывание орбитальных группировок космических систем различного целевого назначения определяется характером и содержанием решаемых с их использованием задач. Концептуально определяется, что применение ИСЗ с высокими разрешающими способностями позволит вести разведку районов развертывания группировок противника в оперативной и стратегической глубине задолго до развязывания вооруженного конфликта. На спутники связи должны быть возложены задачи обеспечения управления национальными войсками (силами) на стратегическом и оперативно-стратегическом уровне во всех физических сферах деятельности и передачу информационных потоков заинтересованным потребителям. Орбитальные платформы на стационарных орбитах и навигационные ИСЗ могут быть использованы для подготовки исходных данных при нанесении ударов с применением боевых систем высокоточного оружия.

Оценивая взгляды ВПР Китая на использование космоса, следует отметить широкое вовлечение в реализацию ключевых космических программ потенциала гражданского сектора, осуществляемых под руководством министерства обороны Китая. Так, на базе 10 НИИ (Институт исследований в области создания ИСЗ для орбит в ближней операционной космической зоне) в 2011 году создан и с 2014 года проводятся полетные испытания  нового  космического аппарата космического базирования (SBGV – Space-Based Gliding Vehicle) WU-14 (DF-ZF), являющегося аналогом американского X-37B  (беспилотная авиакосмическая платформа многоразового применения). Созданный образец сможет развивать скорость до 10М, а при использовании в качестве двигательной установки на ракетах DF-21 позволит поражать цели на дальности от 2000 до 3000 км.

Анализ основного содержания программы позволяет констатировать, что данное направление представляет собой реализацию национальной концепции «Мгновенный глобальный удар» (Prompt Global Strike). Его основная идея: «Иметь возможность для нанесения удара по любой точке планеты в течение 60 минут с момента принятия решения». Кроме того, можно утверждать, что проектирование данного беспилотного аппарата, способного находиться на орбите минимум по полгода и иметь на борту полезную нагрузку невыясненного назначения, может свидетельствовать о формировании в Китае научно-практического задела для создания крупных воздушно-космических ударных систем нового поколения, способных нести «увесистые» средства поражения.

По оценкам китайских экспертов, эффективность проецирования Пекином своей  военной мощи в регионе будет  определяться уровнем преимуществ КНР в области освоения космоса. По их мнению, идентификация областей доминирования китайского влияния должна предусматривать мероприятия мягкого и силового воздействия.

При этом в перечень мягкого воздействия рекомендуется включить:

  • защиту морских линий коммуникаций;
  • проведение операций по эвакуации мирного населения;
  • проведение миротворческих операций и гуманитарных миссий.

Проецирование китайского влияния силовыми методами предполагает:

  • демонстрацию намерений применения силы;
  • принуждение и сдерживание;
  • давление;
  • военную интервенцию;
  • завоевание территории.

По взглядам китайского руководства, КНР обладает достаточными возможностями для решения задач в областях мягкого и силового воздействия на стратегическом, оперативно-стратегическом уровне в форме демонстрации применения силы. На тактическом уровне это также позволит добиться максимальной эффективности при развертывании системы управления, передачи информации и организации управления боевыми действиями в зоне конфликта, нанесении ударов в глубине оперативного построения войск противника, совершении широкомасштабных маневренных действий своих воинских формирований различного масштаба, создаваемых на период проведения операций.

Важным направлением использования потенциала орбитальной группировки рассматривается применение ее элементов для расширения информационных возможностей НОАК в области противодействия планам вероятного противника по созданию воинских формирований в АТР. Основу китайских концептуальных положений о применении КА составляют взгляды командования НОАК на осуществление эффективного противодействия доступу американских войск (сил) в зону военного конфликта, задействование которых Пентагон планирует в рамках так называемой третьей стратегии компенсации.

Таким образом, по планам военного ведомства и под контролем со стороны политического руководства в Китае успешно продолжаются мероприятия, направленные на повышение космической мощи страны. Результаты анализа космической деятельности Китая дают основание полагать, что основное внимание военно-политическое руководство страны уделяет развертыванию до 2020 года орбитальной группировки, достаточной для решения задач безопасности государства.

Источники

  1. А. Дворянский. Основные космические программы Китая, 2017.
  2. The PLA rocket force: evolving beyond the second artillery corps and nuclear dimension, CSIS, 2016.
  3. S.-China Economic and Security Review Commission, 2015 Report to Congress, «Section 3: China’s Offensive Missile Forces», November 2015, p. 340.
  4. S.-China Economic and Security Review Commission, China's Position on a Code of Conduct in Space, September 8, 2017.
  5. US National Air and Space Intelligence Center, Defense Intelligence Agency Missile and Space Intelligence Center and Office of Naval Intelligence, Ballistic & Cruise Missile Threat, NASIC, May 2013, p. 17.
  6. Department of Defense, Military and Security Developments Involving the People’s Republic of China for 2016, April 2016, p. 25.
  7. Ministry of National Defense of The People’s Republic of China, «The Second Artillery Force of the PLA», accessed July 28, 2015.
  8. Japanese Ministry of Defense, Defense of Japan, August 2014, Part 1-Chapter 1-Section 3 «China».
  9. Ministry of National Defense of The People’s Republic of China, «The Second Artillery Force of the PLA», accessed July 28, 2015.

Руслан Полончук


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение