Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Новое в военном деле / Статьи
Факторы победы в современной войне
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 31-10-2016
В статье дано понятие современной войны, выявлено её отличие от тотальных войн прошлого, определены традиционные и современные факторы победы. Выделено базовое значение полной комплексной готовности к войне. Война, будучи запрещённой международным правом как инструмент политики, остается и, вероятно, останется одним из методов разрешения геополитических и экономических противоречий.

Исключены для современной войны некоторые факторы, обеспечившие победу в Великой Отечественной войне. Применительно к предмету исследования дан анализ Военной доктрины Российской Федерации, выделен ключевой фактор успеха в современной войне – совершенная военная организация, включающая эффективное государственное и военное управление, информационное взаимодействие, военно-экономическое обеспечение на основе рационального использования финансовых, материальных и иных ресурсов. Выделен информационный фактор победы в современной войне, дифференцированный на совокупность технологических средств ведения боя и средство комплексного воздействия на противника. Информационная война (в том числе как составная часть гибридной) понимается в статье как разновидность современной войны. Критически оценена возможность окончательной победы в таких войнах. Отмечена комплексная реализация всех типов стратегий «мягкой силы», «умной силы», информационных операций по налаживанию «управления восприятием». Сделан вывод о том, что расширение понятия «война» требует переосмысления понимания победы в войне, которая уже не так однозначна и имеет факторы успеха, специфические для каждого вида войны. В локальных и региональных войнах победой следует считать получение и закрепление геополитического преимущества одной из сторон, достижение цели, ставившейся при вступлении в войну. Среди факторов победы в современных локальных и региональных войнах доминируют, на наш взгляд, военно-технический, морально-психологический, экономический, информационный.

Понятие современных войн понимается в научной литературе как войны с использованием концепций, методов и военной техники, вошедших в обиход во время и после Второй мировой и Корейской войн. Эти концепции и методы существенно более сложны, чем классические формы прошлого, во многом благодаря повсеместному использованию современных информационных технологий[1]. Теория и практика тотальной войны, применявшиеся более века как форма военной политики, сегодня окончательно ушли в прошлое. С изобретением ядерного оружия концепция тотальной войны несет угрозу глобального уничтожения. В связи с этим все конфликты после Второй мировой войны характеризуются более «низкой интенсивностью»[2], ограничиваются региональными рамками, использованием «обычного оружия» (не массового поражения) обычно в сочетании с использованием информационных и иных средств прикладного военного и политического интеллекта.

Сегодня война формально исключена международным правом из методов политики, но продолжает им оставаться. Чередование войны и мира в истории человечества «было естественным и даже в какой-то мере привычным состоянием»[3]. В силу этого сложилось устойчивое понимание факторов победы в войне, концептуально основанное на постулате римского историка Корнелия Непота «Si vis pacem, para bellum» (Хочешь мира — готовься к войне). Древняя мудрость, многократно проверенная военно-историческим опытом, и сегодня формирует общее, концептуальное понимание главного фактора победы в любой войне – состояния полной готовности к ней. Именно готовность во всех смыслах – экономическом, мобилизационном, военно-организационном, военно-техническом, информационном, морально-психологическом и т.д. в большинстве случаев обеспечивает успех в войне.

В то же время здесь может усматриваться противоречие. СССР несвоевременно и недостаточно готовился к участию во Второй мировой войне, но, тем не менее, вышел из неё победителем, а фашистская Германия, долго и тщательно готовившаяся к завоеванию мирового господства, потерпела поражение. Дело в том, что фактор готовности способен обеспечить тактический успех, нуждающийся в закреплении. Затяжной характер войны всегда понижает фактор готовности, постепенно сводя его до уровня дезорганизации. Выявление фактора готовности к современной войне неизбежно базируется на ретроспективном осмыслении факторов победы во Второй мировой войне и Великой Отечественной. Они широко освещены в литературе. Применительно к СССР это патриотизм и героизм Советской Армии и народа, географическое пространство СССР, мобилизационный тип экономики, широкая ресурсная база, помощь союзников.

Научный анализ факторов победы в современной войне важен как для военной и политической науки, так и для общественного сознания, чья «единственная позитивная опорная точка национального самосознания постсоветского общества»[4] все ещё 9 мая 1945 года. В современных исследованиях превалирует убеждение, что «разговор с позиции силы остаётся последним и, как показывает практика, самым действенным аргументом политиков»[5]. В данном случае инерционное мышление, основанное на опыте мировых и колониальных войн, приходит к неизбежности применения методов «жёсткой силы», что осуждено мировым сообществом и является неэффективным. Сложно согласиться с тем, что война – это «самый действенный аргумент политиков». Опыт затяжных войн в Сирии, Афганистане и Ираке показал, что этот «аргумент» не действует, а «победа» в такого рода войнах оборачивается поражением, причём для всех участвующих сторон.

Позиция нашего государства, заложенная в Военной доктрине Российской Федерации[6], по-прежнему может быть выражена известным слоганом «Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути»[7]. Для защиты национальных интересов страны и интересов её союзников Российская Федерация привержена применению политических, дипломатических, правовых, экономических, информационных и других инструментов ненасильственного характера. И лишь после их исчерпания допускается применение военных мер[8]. Военная доктрина Российской Федерации по критерию масштаба выделяет три типа войн: локальные, региональные и крупномасштабные, лишь в последнем случае указывает на необходимость «мобилизации всех имеющихся материальных ресурсов и духовных сил государств-участников»[9]. Таким образом, факторы победы для разных типов современной войны имеют различия, хотя и совпадают в основном.

Военная доктрина Российской Федерации непосредственно не определяет и не перечисляет факторы победы в современной войне, но по смыслу и духу документа они отчётливо прослеживаются. Основное внимание здесь уделено развитию военной организации, которая остаётся основным фактором победы и предусматривает соответствие структуры, состава и численности всех компонентов Вооруженных Сил Российской Федерации задачам военного времени с учетом полного обеспечения финансовыми, материальными и иными ресурсами. Фактор военной организации включает эффективное и безопасное функционирование системы государственного и военного управления, информационное взаимодействие, военно-экономическое обеспечение на основе рационального использования материальных ресурсов, адекватное задачам государства военное планирование, территориальную и гражданскую оборону, запасы мобилизационных ресурсов, включая вооружения, интегрированное взаимодействие материально-технического, социального, медицинского и научного обеспечения вооруженных сил и т.д.

Помимо материально-технических к факторам победы в войне следует отнести высокую степень информационной безопасности Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и органов, престиж военной службы, готовность к ней граждан России; активное военно-политическое и военно-техническое сотрудничество нашего государства с иностранными и др.

Особое внимание следует обратить на информационный фактор победы в войне. Его можно понимать двояко: как совокупность технологических средств ведения боя и как средство комплексного воздействия на противника. В первом случае приведем пример с директивой Министерства обороны США, где в понятие боевых действий введено интегрированное управление информацией обо всех существенных факторах, влияющих на действия вооруженных сил на театре военных действий, включая информацию с воздуха, земли, моря и космоса. В данном случае информационный фактор включает в себя точное оперативное знание окружающей среды, условий, необходимых для успешного применения боевого воздействия, защиты или определённых миссий. Это информация о своих дружественных или вражеских войсках, объектах, погоде, рельефе в областях оперативной деятельности и сфере интересов[10].

Выступая на плановом заседании Совета Безопасности Российской Федерации 1 октября 2014 г., посвящённом противодействию угрозам в информационной сфере, Президент Российской Федерации В.В. Путин подчеркнул, что «отдельные страны пытаются использовать своё доминирование в глобальном информационном пространстве для достижения военно-политических целей, активно применяя информационные системы как инструмент «мягкой силы» для достижения своих интересов»[11]. Политика, о которой вёл речь В.В. Путин, в последние годы вышла за рамки «мягкой силы» и трансформировалась в особый вид современной войны, борьбу за контроль над информационной сферой, который, как обоснованно отмечает исследователь Н.П. Арапова, позволяет манипулятивно воздействовать на массовое сознание и социальную психику, что «составляет суть войны как социально-психологического феномена»[12].

Таким образом, информационная война (в том числе как составная часть гибридной войны) может вполне считаться разновидностью современной войны. Об окончательной победе в таких войнах вести речь сложно, ввиду их длящегося состояния, инициируемого информационно-политическими поводами. Информационные войны возникли в «период обесценивания роли ядерного оружия, значительного высвобождения человека и живой силы вообще от участия в вооружённой борьбе»[13].

В «Объединённой доктрине информационных операций» Министерства обороны США информационная война квалифицируется как комплексное воздействие совокупностью информационных операций на систему государственного и военного управления противостоящей стороны и её руководство. При этом предполагается достижение результата уже в мирное время в виде благоприятных для инициатора информационного воздействия решений. В ходе потенциального конфликта такое воздействие должно полностью отключить инфраструктуру управления противника[14]. Отсюда следует, что информационный фактор признаётся решающим фактором победы в войне, причём уже в мирное время.

Активизация информационных войн против России, как правило, связана с постсоветским наследием (грузино-осетинский вооружённый конфликт в августе 2008 г., российско-украинский газовый кризис начала 2009 г., ситуация на Украине в 2014-2015 гг., в Сирии в 2015-2016 гг. и др.) и начинаются с «нападения», призванного формировать в целом негативный образ России в медиапространстве, международных организациях, а на этой основе – образ агрессора в общественном сознании. Для противодействия информационным атакам строится «защита», направленная на создание положительного образа России. Следует согласиться с тем, что преимущество в современных конфликтах зависит от уровня информации и коммуникации[15].

Особую роль в современной информационной войне играет культурная составляющая, на базе которой реализуются все типы стратегий «мягкой силы», «умной силы», ведутся «информационные операции» по налаживанию «управления восприятием». Именно этот фактор победы сегодня приобретает определяющее значение. В октябре 1992 г. бывший заместитель директора ЦРУ США Р. Гейтс назвал корреспондентам ВВС свою прогулку по Красной площади «одиночным парадом своей победы», которая стала возможной только через организацию «взрыва изнутри» Советского Союза[16]. Таков был итог холодной войны, которая также имеет признанный статус войны в политических исследованиях.

В связи с диверсификацией понятия современной войны, по сравнению с классическим пониманием военного историка и теоретика К. Клаузевица, само анализируемое понятие распространяется как на войны как таковые (вооружённые конфликты между государствами), так и на широкую совокупность военных и вооружённых конфликтов, включая перевороты[17]. Кроме того, войной считается информационное и экономическое противоборство. Расширение понятия «война» требует переосмысления понимания победы в войне, ранее предельно ясного как разгром и капитуляция противника, захват его столицы и поражение армии. Победа в современной войне не так однозначна, соответственно, факторы победы могут быть иными, в том числе специфическими для каждого вида войны.

В локальных и региональных войнах победой следует считать получение и закрепление геополитического преимущества одной из сторон, достижение цели, ставившейся при вступлении в войну. Среди факторов победы в современных локальных и региональных войнах доминируют военно-технические, экономические и информационные.

К факторам победы в современных локальных и региональных войнах следует отнести:

  • наличие эффективной системы управления военной организацией;
  • высокое качество оперативной, боевой, специальной и мобилизационной подготовки;
  • интеграцию и координацию систем технического, тылового и других видов обеспечения армии, других войск и органов;
  • укомплектованность, оснащённость и обеспеченность соединений, воинских частей и формирований в постоянной готовности самым современным вооружением, средствами связи и поддержки;
  • точный прогноз и постоянный мониторинг военных угроз, содержания и характера военных конфликтов, политических, социально-экономических, демографических и военно-технических условий и возможностей сторон локальных войн;
  • применение высокоточного оружия;
  • профессионализм военных кадров;
  • престиж военной службы.

Факторы победы в крупномасштабной войне представляются более глубокими и системными, затрагивающими всю деятельность государства не только в военно-организационной и военно-технической сферах. К таким факторам целесообразно отнести:

  • наличие научно обоснованной и концептуально разработанной военной политики;
  • полное и достаточное военно-экономическое обеспечение и финансирование вооружённых сил, других войск и органов;
  • устойчивое функционирование отечественного оборонно-промышленного комплекса на новейшей научно-технической базе;
  • мобилизационная способность экономики обеспечить потребности армии, других войск и органов в военное время;
  • состояние мобилизационной базы, достаточное для обеспечения мобилизационного развертывания вооружённых сил, других войск и органов;
  • постоянная готовность сил и средств гражданской обороны, гарантировано готовых и способных выполнять свои функции в военное время;
  • способность к формированию территориальных войск для охраны и обороны военных, государственных и специальных объектов, объектов жизнедеятельности населения, транспорта и связи, энергетики, а также ядерных и иных опасных объектов;
  • адекватность потенциальным угрозам системы дислокации (базирования) вооружённых сил, других войск и органов, в том числе за страны;
  • поддержание эшелонированной по стратегическим и операционным направлениям системы военной инфраструктуры;
  • наличие полного запаса мобилизационных ресурсов;
  • контроль информационной безопасности вооружённых сил, других войск и органов;
  • соответствие стандартам и требованием времени структуры, материальной базы и учебных планов военных образовательных организаций;
  • высокий уровень социального обеспечения военнослужащих, полная реализация их социальных гарантий;
  • преимущественно контрактная система комплектования вооружённых сил;
  • военно-патриотическое воспитание молодежи на основе знания, понимания и способности к оценке реальных событий военной истории, противодействие как информационной пропаганде, так и мифологизации сознания.

Учитывая высокую технологичность современной войны, возрастает роль фактора адекватного военно-экономического обеспечения. Речь идёт об оснащении вооружённых сил вооружением, военной и специальной техникой, разработанной на базе военно-научного потенциала страны. Это, в свою очередь, требует концентрации финансовых и материально-технических ресурсов, обеспечения эффективности их использования.

Современная война требует комплексного оснащения (переоснащения) вооружённых сил современными системами и образцами вооружения, военной и специальной техники и поддержание их в боеспособном состоянии. Опыт войны в Сирии показал потребность в многофункциональных (многоцелевых) средствах вооружения, военной и специальной техники с использованием унифицированных компонентов.

Современная война всегда ведётся с применением (испытанием) новых образцов высокоточного оружия, средств борьбы с ним, средств воздушно-космической обороны, систем связи, разведки и управления, радиоэлектронной борьбы, беспилотных летательных и роботизированных ударных комплексов, систем индивидуальной защиты личного состава.

Ведение современной войны невозможно без управления на базе информационно-управляющих систем и их интеграции с системами управления оружием и комплексами средств автоматизации органов управления стратегического, оперативно-стратегического, оперативного, оперативно-тактического и тактического масштаба. Фактор информатизации, как показали локальные конфликты последних лет, обеспечивает тактическое преимущество.

Собственное производство упомянутых вооружений, систем и средств предполагает координированное развитие оборонно-промышленного комплекса в системе военно-экономической деятельности государства, интегрированной (в смежных сферах) с гражданским и военным секторами экономики. Важную роль здесь играет защита государственной тайны, правовая защита результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения.

Опыт локальных войн, ситуация в Сирии свидетельствуют о том, что в современных локальных и региональных войнах чаще всего принимают участие различные военно-политические коалиции. Фактором успеха в таких войнах будет являться совершенствование военно-политического и военно-технического сотрудничества с иностранными государствами. Прежде всего, оно необходимо для поддержания мира, укрепления мер доверия и снижения глобальной и региональной военной напряжённости в регионе и в мире в целом. В то же время, фактор интернационализации конфликта обеспечивает политическую и иную поддержку, что является важным для достижения результата.

Таким образом, современная война, имея иное, чем тотальные войны прошлого концептуальное обоснование, тем не менее, обладает тем же основным фактором успеха – состоянием полной комплексной готовности к войне.

В современной войне не могут быть использованы такие факторы победы в Великой Отечественной войне, как географическое пространство СССР, мобилизационный тип экономики. Не гарантирована помощь союзников, не определён сопоставимый с военными годами уровень патриотизма и способности народа к героизму и самопожертвованию.

Исходя из приверженности Российской Федерации применению политических, дипломатических, правовых, экономических, информационных и других инструментов ненасильственного характера для урегулирования конфликтов, Военная доктрина Российской Федерации имеет оборонительный характер. Отсюда ключевым фактором успеха в современной войне представляется совершенная военная организация, включающая эффективное и безопасное функционирование системы государственного и военного управления, информационное взаимодействие, военно-экономическое обеспечение, адекватное задачам государства военное планирование, территориальную и гражданскую оборону, запасы мобилизационных ресурсов, включая вооружения, интегрированное взаимодействие материально-технического, социального, медицинского и научного обеспечения вооружённых сил и т.д.

Таким образом, расширение понятия «война» требует переосмысления понимания победы в войне, которая уже не так однозначна и имеет факторы победы, специфические для каждого вида войны. В современной войне победой следует считать получение и закрепление геополитического преимущества одной из сторон, достижение цели, ставившейся при вступлении в войну. Огромное влияние на победу имеют военно-технический, морально-психологический, экономический и информационный факторы. Успех в современной войне не может быть достигнут без сил и средств информационного противоборства, формирования единого информационного пространства вооружённых сил, других войск и органов.

Список использованных источников

  1. Военная Доктрина РФ. Утв. Президентом РФ 25.12.2014 № Пр-2976 // Российская газета. 2014. 30 декабря N 298.
  2. Creveld, Martin Van. Technology and War I: To In Charles Townshend // The Oxford History of Modern War. New York, USA: Oxford University Press, 2002.
  3. Joint Pub 3-13 «Information Operations», DOD US, December 1998.
  4. Арапова, Н. П. Социально-информациологический подход в теории информационных войн: автореф. дисс… канд. полит. наук. 10.01.10. М., 2003. 21 с.
  5. Гудков, Л. Победа в войне: к социологии одного национального символа // Мониторинг. 1997. №5 С.12-19.
  6. Гурушкин, П. Ю. Конфликты нового типа и информационное пространство в постиндустриальном обществе// Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения: материалы 51-й междунар. науч.-практ. конф. (19–20 апреля 2012 г.) / отв. ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб. СПбГУ, 2012. С 164-169.
  7. Заседание Совета Безопасности 1 октября 2014 Стенограмма // Президент России. Официальный сайт http://www.kremlin.ru/news/46709
  8. Кузьмович, А. В. Война в современном мировом политическом процессе // Армия и общество. 2013. №2 (34) С.89-93.
  9. Кузьмович, А. В. Эволюция взглядов на теорию современной войны // Армия и общество. 2013. №1 (33) С.138-142.
  10. Рыбас, С.Ю. Конец Советского Союза // Экономические стратегии. 2011. № 7-8.
  11. Слипченко, В.И. Войны шестого поколения. Оружие и военное искусство будущего. М.: Вече, 2002.

[1] Creveld, Martin Van. Technology and War I: To 1945. In Charles Townshend // The Oxford History of Modern War. New York, USA: Oxford University Press. – 2002. – p. 206.

[2] Opt. cit. p. 319.

[3] Кузьмович, А.В. Война в современном мировом политическом процессе // Армия и общество. – 2013. – № 2 (34) – С.89-93.

[4] Гудков, Л. Победа в войне: к социологии одного национального символа // Мониторинг. – 1997. – № 5. – С. 12-19.

[5] Кузьмович, А. В. Эволюция взглядов на теорию современной войны // Армия и общество. – 2013. – № 1 (33) С.138-142.

[6] Военная доктрина Российской Федерации. Утв. Президентом РФ 25.12.2014 № Пр-2976 // Российская газета. – 2014. – 30 декабря № 6570 (298).

[7] Дунаевский, И., Светлов, М. «Песня о Каховке» (1935 г.).

[8] Военная доктрина Российской Федерации. Утв. Президентом РФ 25.12.2014 № Пр-2976 // Российская газета. – 2014. – 30 декабря № 6570 (298).

[9] Там же.

[10] US DOD dictionary – battlespace.

[11] Заседание Совета Безопасности 1 октября 2014 Стенограмма [Электронный ресурс] Президент России. Официальный сайт. – Режим доступа: http://www.kremlin.ru/news/46709, свободный. – Загл. с экрана.

[12] Арапова, Н. П. Социально-информациологический подход в теории информационных войн: автореф. дисс… канд. полит. наук. [Текст] М. – 2003. – С. 12.

[13] Слипченко, В.И. Войны шестого поколения. Оружие и военное искусство будущего [Текст] М.: Вече. – 2002. – С. 26.

[14] Joint Pub 3-13 «Information Operations», DOD US, December 1998.

[15] Гурушкин, П. Ю. Конфликты нового типа и информационное пространство в постиндустриальном обществе // Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения : матер. 51-й междунар. науч.-практ. конф. (19–20 апреля 2012 г.) [Текст] Отв. ред.-сост. С. Г. Корконосенко. – СПб. – 2012. – С 168.

[16] Рыбас, С.Ю. Конец Советского Союза [Текст] Экономические стратегии. – 2011. № 7-8.

[17] Creveld, Martin Van. Technology and War I: To 1945. In Charles Townshend // The Oxford History of Modern War. New York, USA: Oxford University Press, 2002. – p. 91.

Ващенко Наталья


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение