Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Новое в военном деле / Статьи
Философия войны в контексте украинского кризиса
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 01-11-2015
В статье предпринята попытка взглянуть на украинский кризис с точки зрения философии войны. Предлагается ответить на специфические вопросы: кому и для чего нужна война на Донбассе, а также, какие последствия она несет для культурного пространства русского мира.

В современном мире в культурно-философской парадигме война представляется явлением ужасным, варварским и обреченным на вымирание. Последователи такого подхода грезят о мире гармонии и собственно-культурном обществе, навсегда излеченном от проявления бескультурья, к которому они относят и войну. Такие точки зрения и мечты основаны больше на разновидности религиозной веры, чем на трезвой оценке происходящих во всем мире событий и самой природе человека и человеческого общества. Раскрывать заново всю ложность подобных точек зрения не имеет смысла, достаточно отослать всех к труду «Философия войны» Андрея Снесарева, во введении к которому Андрей Евгеньевич достаточно подробно рассматривает подобные высказывания столпов философской мысли. По большому счету со времени издания этого труда не изменилось ничего, а Вторая Мировая Война и многочисленные конфликты по всему миру лишь подтвердили тот факт, что война как явление в жизни человека и государств в ближайшем будущем никуда не исчезнет и, по крайне мере на данный момент, она остается явлением человеческой культуры, сопровождающим человечество на протяжении всей его истории.

Для целей нашей статьи мы воспользуемся определением философии войны, которое дал Андрей Снесарев: «философия войны есть научно переработанное (или проще обнаученное) военное миросозерцание» . Прежде всего, Снесарев предлагал для данного предмета поставить главным вопросом: почему и зачем воевать? Данный вопрос я предлагаю рассмотреть в контексте украинского кризиса и войны за независимость Новороссии от Украины.

В марте еще до событий в Одессе и начала войны на территории Донецкой и Луганской областей после референдума в Крыму вышла статья в научном журнале «Проблемы национальной стратегии», которая называлась «Использование манипуляционных технологий в процессе украинского государственного переворота и информационной войны против России» . В статье события на Украине были рассмотрены, в том числе, с точки зрения гипотезы техногуманитарного баланса. Согласно этой гипотезе растущий технологический прогресс и увеличение потенциальной разрушительности оружия должны быть скомпенсированы выработкой новых эффективных методов культурного ограничения социального насилия. Уничтожение таких культурных регуляторов, смещение баланса в сторону увеличения активности агрессивных индивидов; появления у них оружия, а главное, возможности его использовать ведут к всплеску социального насилия. Тогда я написал, что «отряды самообороны Крыма, вооруженные потенциально более разрушительным оружием, нежели боевики «Правого сектора», выступили в качестве «жизнесберегающего фактора» , предотвратившего всплеск социального насилия и распространения кризиса на территорию Крыма».

Статья вышла в июньском номере журнала. За время от написания статьи до ее выхода на Украине 2 мая случилась одесская трагедия, в которой толпа агрессивных украинских радикалов, состоявшая преимущественно из футбольных фанатов и членов праворадикальных движений, сожгла в доме профсоюзов сторонников идеи федерализации Украины, а подразделения Национальной гвардии МВД Украины и Вооруженные силы Украины под прикрытием «антитеррористической операции» начали полномасштабное военное наступление против протестующих восточных регионов – Донецкой и Луганской областей. Уже на примере этих событий видно, что выводы, сделанные в соответствии с гипотезой техногуманитарного баланса, о «жизнесберегающем факторе», в роли которого выступили отряды самообороны Крыма, поддержанные российскими войсками, оказались верными.

Ситуация в Крыму значительно отличалась от ситуации в новообразованных Донецкой и Луганской народных республиках. Если в Крыму на первом этапе угрозу составляли в первую очередь группировки праворадикальных движений, направленные туда для проведения акций социального насилия и запугивания граждан, то против Донецкой и Луганской народных республик выступили подразделения МВД и  украинской армии, являющейся одной из наиболее многочисленных и хорошо вооруженных армий Европы. При этом, за время от крымских событий до событий на Донбассе в армию и МВД Украины были внедрены праворадикальные элементы, из которых, в частности, были составлены многочисленные добровольческие батальоны. Другим существенным отличием стало то, что за спиной крымской самообороны стояла российская армия со всей ее потенциальной разрушительной мощью, значительно превосходящей украинскую, тогда как народному ополчению Новороссии, вооруженному первоначально только стрелковым оружием, пришлось действовать без надежды на поддержку со стороны российских войск. В первом случае мы видим значительный перевес в военном потенциале на стороне Крыма, во втором случае перевес над ополчением Новороссии уже на стороне Украины.

Следствием двух разных ситуаций явились: в первом случае – мирный процесс выхода из состава Украины Республики Крым с соблюдением всех прав граждан (в первую очередь права на жизнь), во втором случае  – развязывание полномасштабной войны с нарушением всех мыслимых этических норм и международных соглашений. 

Мы видим, что сами военные не выступают в роли зачинщиков и причины войны. Создание отрядов самообороны и народного ополчения есть естественная реакция общества на угрозу применения насилия по отношению к нему со стороны агрессивно настроенных украинских радикалов. Война на Донбассе стала возможна благодаря уверенности украинской стороны в полном военном превосходстве над ополчением, а также уверенности в безнаказанности применения насилия по отношению к жителям региона. Подобная уверенность формировалась благодаря инструменту внутренней пропаганды, а также позиции западных стран, поддержавших новую украинскую власть.

Для раскрытия важности понятия жизнесберегающего фактора необходимо определиться с тем, что такое жизнь в ее современном понимании и значении. Еще представители неклассического периода философии осознали, что жизнь человека надбиологична и послебиологична и не ограничивается лишь выживанием, размножением и адаптацией. По мере развития общества и человека жизнь стала наполняться новыми смыслами; в современном мире, например в России, человеку не угрожает каждый день опасность умереть от голода, холода, болезней или диких животных. Человеческая жизнь наполнена социокультурным и гуманитарным содержанием . Современная философия говорит, что «жизнь имеет собственную уникальную ценность, жизнь не может быть средством, она есть высшая самоценность бытия.

Ей не перед кем и не перед чем доказывать необходимость своего бытия» . Профессор Меньчиков поясняет эту мысль, утверждая, что «зло не может обесценить мир, потому что мир не инструмент, не средство для нас, для тебя. Поэтому важно сопротивление внутреннему обесцениванию мира, обесцениванию жизни в мире, чем опасны любые покушения на жизнь» . В этом смысле покушение на жизнь осуществляется не только на ее биологическую часть, но и на ее социокультурное, ценностное наполнение, поэтому в современном мире война приобрела многокомпонентный характер, а на первый план выходит борьба идеологическая. Профессор В.И. Самохвалова поясняет это покушение на культурную составляющую жизни человека следующим образом: «Наполнение, структурирование, организация сознания становятся специальным видом властных технологий: меняя одну матрицу на другую, можно заменить содержание «жизни», протекающей в проложенных матрицей рамках. Так, искажение исторического прошлого, изменение смысловых и нравственных акцентов в оценке исторических событий в известной степени изменяет исторический облик нации, ставя под сомнение предметы ее национальной гордости. Если отдавать себе отчет в том, что историческое прошлое народа, память о нем, почитание этой памяти есть основа и самосознания народа, и ощущения им себя в качестве единой общности, то подобный пересмотр истории предстает как информационная война с исторической укорененностью культурного самосознания» . Таким образом, жизнесберегающий фактор – это средство сохранения и охранения жизни человека, в т.ч. в смысле ее уникальной русской культурной бытийности, не извращенной агрессивной идеологической пропагандой.

В рассмотрении вопроса человеческой жизни на первый план часто выходит рассмотрение вопроса о смысле жизни. Война же выступает в роли социокультурного смыслообразующего явления, причем для разных сторон конфликта ее значение будет различным. Для Донецкой и Луганской народных республик война стала единственной возможностью обеспечить свое существование, защитить права граждан на жизнь и свободу. Для Украины война – это возможность впервые за всю историю построить свое моноэтническое государство с собственной идеологией. В этом смысле для России и русского народа необходимо понять природу украинского сепаратизма, явившегося новым символом, вовлекшим Украину в войну.  Снесарев отмечал огромную роль символов, часто незамысловатых, для консолидации нации и направлении огромной народной энергии на войну: «Природа такого символа полна загадки. Если вы рассмотрите ее содержание, она не даст нам ответа, почему этот символ когда-то оказал в истории свое магическое влияние» . «Огромное в свое время влияние этих символов или девизов говорит об огромной скрытой кинетической энергии, о какой-то глубокой их пригодности для молодой массы народа… Эти символы-фонари, освещающие путь развития человечества, и на этом пути регистрирующей и решающей силой является война» .

В отношении России со стороны Украины развязана, прежде всего, информационная и идеологическая война, также Украина пытается включиться и в экономическую войну против России, которую развязали Евросоюз и США, прямое же военное столкновение с российской армией, безусловно, будет самоубийственно, поэтому к этому типу противостояния Украина не прибегает. Однако России не стоит обманываться на этот счет, необходимо осознать, что украинский сепаратизм, в его стремлении отделения от русского мира и выхода из сферы влияния России – это объективная реальность, а сам антирусский сепаратизм – символ для борьбы любого рода против России.

Мечту об отделении Украины от России иностранные державы вынашивали в течение столетий, осуществляя на ее территории антирусскую пропаганду и содействуя разного рода антирусским сепаратистским течениям. Интересно обратиться к статье И.И. Баринова «Украинская доктрина в политике Австро-Венгрии и генезис украинского национализма» , опубликованной еще в начале 2012 года, т.е. до событий на майдане и войны на Донбассе. В статье Баринов проводит параллели между политикой Австро-Венгерской Империи в конце 19 века и начале 20 века в отношении украинцев и современной политикой Европейского союза, характеризующейся поддержкой антирусской направленности украинского национализма. По мнению Баринова, политика по насаждению украинского национализма привела к деформации ментальности целых этнических групп и появлению поколений людей, для которых украинский национализм являлся особенностью их психологии, а не просто политической платформой .

Необходимо отметить, что зарождение украинского национализма происходило на территории Галиции, входящей в состав Австро-Венгерской Империи. Дальнейшее объединение Украины в составе СССР создало предпосылки для распространения галицийского национализма и проникновения его на территорию областей, исторически принадлежавших России. Во время Второй Мировой Войны уроженцы западно-украинских областей активно сотрудничали с войсками СС гитлеровской Германии. Известен приказ Начальника Политического Управления Западного фронта дивизионного комиссара Дмитрия Александровича Лестева «О красноармейцах – уроженцах Западных областей БССР, УССР», в котором говорилось: «В частях армий, прибывших из тыловых округов, служат красноармейцы – уроженцы Западных областей УССР и БССР, среди которых с первых дней боев вскрыты довольно значительно распространенные пораженческие и антисоветские настроения» .

Для понимания опасности явления украинского сепаратизма для России достаточно вспомнить всем известную фразу русского философа Ивана Ильина: «Украина признается наиболее угрожаемою частью России в смысле отделения и завоевания. Украинский сепаратизм есть явление искусственное, лишенное реальных оснований. Он возник из честолюбия вожаков и международной завоевательной интриги. Отделившись, это государство предает само себя на завоевание и разграбление иностранцам. Малороссия и Великороссия связаны воедино верой, племенем, исторической судьбой, географическим положением, хозяйством, культурой и политикой. Иностранцы, подготовляющие расчленение, должны помнить, что они объявляют этим всей России вековую борьбу. Не будет мира и хозяйственного расцвета на востоке при таком расчленении. Россия превратится в источник гражданских и международных войн на века. Расчленяющая держава станет ненавистнейшим из врагов национальной России. В борьбе с нею будут пущены в ход все союзы и всякие средства...» .

В этом смысле все шаги Украины от желания вступить в Евросоюз до отмены регионального статуса русского языка несут в себе угрозу для России и русского народа. Эта угроза должна быть полностью осмысленна и осознана политической и интеллектуальной элитой нашей страны. В таких условиях все международные договоры и соглашения с Украиной должны быть подвергнуты ревизии, а само существование Украины как независимого от России государства может быть поставлено под сомнение. Украина используется как плацдарм для разделения русского мира, защита которого должна быть основополагающей идеей России как государства.

«Раз существенной целью государства является его самозащита от внешних врагов, то таковая самозащита должна быть реальной, а не правомерной только; реальную же самозащиту нельзя мыслить без наступления или без активных мероприятий. Ждать у моря погоды, когда противник соберет свои силы и двинется на вас грозной массой и тогда только чувствовать себя вправе воевать, это значит глупо раболепствовать перед Молохом права, не более» .

Природу украинского сепаратизма необходимо рассмотреть в отдельных исторических, культурологических и социально-психологических исследованиях, в данной статье мы рассмотрим наиболее явные признаки его превращения в национальную идеологию и основу конструирования новой украинской нации. В рамках русской культуры украинская представляется культурой южнорусской сельской местности с характерными для сельской культуры общинным мировосприятием, народными костюмами и местечковым национализмом. Сельская культура по своей природе всегда общинная, которая выражается в приоритете общинных интересов над частными и подавлении личности. Современные же европейские (в т.ч. и русская) культуры по своей природе являются урбанистическими, ведущими к индивидуализации и атомизации общества, утверждающие личность человека как самоценность, из осознания чего и проистекают свободы и права любого демократического общества.

Необходимо различать два разных пути атомизации общества: естественный, основанный на естественном историческом развитии общества, охраняющий личность человека при помощи выработки специальных социокультурных механизмов, и искусственный, основанный на методах управления массовой культурой, направленный на разрушение и отрицание выработанных в обществе социокультурных механизмов. В первом случае происходит снижение социального давления общества на личность, при этом само общество остается структурно целостным, его существование и развитие обеспечивается свободой творческого самовыражения личности в рамках усвоенной культурной традиции. Во втором случае происходит разрушение самого общества, а атомизированные личности с разрушенной культурной самоидентификацией оказываются хорошим материалом для формирования сообществ примитивного общинного типа.

При этом для внедрения культуры сельского типа в крупных городах, являющихся научными, образовательными и промышленными центрами Украины, активно используются методы психологической манипуляции обществом. В первую очередь это заключается в устранении индивидуального и независимого мнения и подмене его агрессивными и примитивными пропагандистскими штампами, транслируемыми толпой. Данные методы давно были опробованы в управлении социальными группами вроде футбольных фанатов, которые толпой скандируют незамысловатые и агрессивные лозунги, при этом толпа, доведенная до возбужденного эмоционального состояния, полностью управляема в плане направления ее энергии на социальное насилие и нарушение всяческих культурных норм и ограничений.

Лишенные какого-либо внутреннего смысла, кроме агрессивной эмоциональной направленности, фразы, использующиеся как лозунги: «Слава Украине – героям слава!», «Москаляку на гиляку», «Кто не скачет, тот москаль» и т.д. вплоть до лозунгов, содержащих обсценную лексику, транслируются с государственных каналов, на украинских площадях и даже в школах. Суть этого явления заключается в низведении общества до состояния толпы, успех подобных методов обусловлен психологической предрасположенностью человека и самим ходом его эволюции, в которой стадо имело первоочередное значение для выживания и доминирования человека над другими видами. Не трудно понять, что насаждение украинского антирусского сепаратизма идет в первую очередь через манипуляции первобытными инстинктами человека, а не через его осознанный свободный и демократический выбор в пользу украинской культуры, существование которой в принципе сложно представить в отрыве от великой русской культуры.

В этой связи в культурном плане интересно отметить появление большого количество ярких медийных личностей среди ополчения Новороссии и отсутствие сопоставимых по известности и популярности героев с украинской стороны.
Война выступает также в качестве государствообразующего явления. Снесарев писал: «войны на пути своего исторического развития от состояния частных явлений все более и более эволюционировали в сторону расширения своего объема, большего и большего огосударствления своих функций до пределов полного проникновения своими требованиями и влиянием в недра государственного тела, в самую его толщу» .

Война на Донбассе украинскими пропагандистами и западными политтехнологами представляется, прежде всего, как война против России и «русских террористов». Донбасская война будет использована в качестве основополагающего государственного мифа новой Украины. В этой роли войны и битвы выступают с древности, так, например, битва на Косовом поле рассматривается в качестве основы национального самосознания сербов, Грюнвальдская битва выступает в этой роли для поляков, для России таких войн и битв можно назвать множество, однако по-прежнему наиболее значимыми в плане использования в основе государственного мифа являются битва на Чудском озере и Куликовская битва. Украина до этого момента испытывала проблемы с созданием подобного национального государственного мифа, т.к. независимость Украине была подарена и обеспечена помощью России.

В настоящее время, несмотря на все попытки России отмежеваться от конфликта на Донбассе, данная война будет, в любом случае, использована как основа государственного мифа новой сепаратной от России Украины.

Задачей мифа Ролан Барт называет преобразование исторической интенции в природу, преходящего – в вечное . Украинский национализм, исторически необоснованный, созданный как политическая платформа для противодействия России, из маргинального политического движения превращается в основу самоидентификации украинца, основу государственного мифа. Украинский национализм изначально содержал в себе мифичность, ожидая подходящего момента для реализации, такой момент создает именно война. Природа мифа блестяще описана Бартом: «миф возникает из убывания историчности в вещах; вещи в нем утрачивают память о том, как они были сделаны» .

«С ловкостью фокусника миф вывернул его наизнанку, вытряхнул прочь всю историю и вместо нее поместил природу, он отнял у вещей их человеческий смысл и заставил их обозначать отсутствие такового. Функция мифа – удалять реальность, вещи в нем буквально обескровливаются, постоянно истекая бесследно улетучивающейся реальностью, он ощущается как ее отсутствие» . Проанализировав типичные украинские националистические лозунги, мы сразу же столкнемся с трудностью их исторической интерпретации, например, взяв лозунг «Слава Украине! Героям слава!» мы затруднимся сказать, в чем же слава Украины, когда, кем и где она добыта, кто же эти герои? Объяснение вытекает из природы мифа: «Миф не отрицает вещей – напротив, его функция говорить о вещах; просто он очищает их, осмысливает их как нечто невинное, природно-вечное, делает их ясными – но не объясненными, а всего лишь констатированными» . Достаточно сказать, что выступления всех политиков Украины, начиная с президента, теперь заканчиваются фразой «Слава Украине!» или даже ее полным вариантом, что воспринимается как естественное, само собой разумеющееся. Миф упрощает реальность человека, лишает ее глубины и снимает противоречия.

Постулирование украинского величия и российской низости призвано вызывать в людях эйфорию по поводу их этнической принадлежности и той «героической» борьбы, которую они ведут против России. Сама война с украинской стороны пронизана мифичностью: армия воюет с российскими интервентами, а под Донецком и Луганском гибнут целые российские дивизии, которых в реальности там никто не видел.

Барт писал, что «людей интересует в мифе не истинность, а применимость» . Президент Украины Петр Порошенко в своем поздравительном обращении по случаю 70-й годовщины освобождения Украины от фашистских захватчиков, опубликованном на официальном сайте, сделал следующее заявление: «Дорогие участники АТО! Вы внуки, правнуки и праправнуки тех, кто защищал страну 70 лет назад. Вы достойные потомки своих отважных предков. Вся Украина низко кланяется вам за ежедневный подвиг, за мужество и героизм, с которыми вы защищаете Украину от боевиков и интервентов. Я твердо верю в нашу победу в Отечественной войне 2014 года, в то, что мой политико-дипломатический план сработает и принесет мир на Донбасс и всей Украине» . Очевидно, что под интервентами украинский президент подразумевает российские войска и русских добровольцев. В этой связи никакие призывы и напоминания об общей истории и братских народах услышаны не будут, никакого комфортного проживания для русского народа на территории Украины не будет, т.к. борьба против России и русского народа является основой нового национального мифа, а антирусский сепаратизм главным его символом. Война является символической чертой, за которой начинается новая история Украины как национального государства. Для России в данном случае единственной возможностью защитить права русского населения Украины и вернуть украинский народ в русский культурный мир и в сферу своего политического и экономического влияния является демонтаж украинского государства и включение исторически принадлежавших России областей в свой состав.

Выше были рассмотрены основные особенности украинского кризиса с точки зрения философии войны, вкратце их можно описать следующим образом, война выступает в качестве:

  1. Cмыслообразующего явления, конструирующего новый национальный миф борьбы за свободу и независимость украинского национального государства, базирующегося на изменении этнической ментальности украинцев в сторону антирусского сепаратизма. Для жителей Донбасса война выступает в качестве способа защиты своей русской идентичности и жизни в её культурно-ценностных составляющих;
  2. Cимволического акта, черты, разделяющей украинский и русский народы, квинтэссенции антирусского сепаратизма. При этом победа в такой войне не важна, скорее наоборот нежелательна, неполное поражение в войне с сохранением украинского национального государства создаст на границе с Россией оплот антирусской ксенофобии, государства согласного на любые авантюры против России;
  3. Государствообразующего явления, уже сейчас по промежуточным итогам украинского кризиса территория России увеличилась, фактически создано новое государственное объединение Новороссия из двух пока непризнанных республик, для Украины война может стать концом существования независимого государства, причиной изменения государственного строя или, как минимум, явлением, оформившим новые границы государства;
  4. Инструмента внутри - и внешнеполитической борьбы, предмета торга, инструмента пропаганды.

В свете вышеизложенного, для России необходимо определиться со своей государственной и национальной политикой на всем постсоветском пространстве. На территории всех стран ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия) – организации созданной в качестве антироссийского плацдарма на постсоветском пространстве, на данный момент имеются неурегулированные территориальные споры и замороженные или активные военные конфликты. Сохранение подобного положения будет усиливать антироссийскую направленность политики этих стран, делая невозможным их интеграцию в сферу российского политического и экономического влияния, а с другой стороны позволит западным державам контролировать эти страны посулами в разрешении их проблем и интеграции в Евросоюз и НАТО. Очевидно, что страны, находящиеся вдоль границ с Россией, находятся в сфере первоочередных жизненно важных интересов России. Напряженность у российских границ в будущем, скорее всего, будет возрастать. Так, например, на фоне войны на Донбассе, практически незамеченным осталось новое обострение азербайджано-армянского конфликта в Нагорном Карабахе, сохраняется возможность конфликта между Таджикистаном и Узбекистаном, а также усиление в этих регионах исламистов, связанное с выводом войск НАТО из Афганистана.

России необходимо продумать новую форму применения вооруженных сил для защиты собственных интересов и прав русского народа на территории всех стран бывшего СССР. Данную форму можно назвать гуманитарной, обеспечивающей сохранение мира, порядка и устойчивого развития на всем постсоветском пространстве, а самое главное выступающей в роли гаранта соблюдения прав и свобод русского населения. Россия и так постоянно сталкивается с необходимостью проведения подобных военных операций: в Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии, Крыму, при этом сталкиваясь с огромным противодействием со стороны западных держав. Изначальное декларирование гуманитарного характера применения вооруженных сил России могло бы помочь в противодействии иностранной пропаганде и давлению на Россию.

В этом смысле законодательно установленный, а, возможно, и подкрепленный международными соглашениями порядок применения вооруженных сил в гуманитарных целях дал бы необходимую правовую основу. На данный момент в решении гуманитарных задач остаются абсолютно незадействованными и отстраненными силы ОДКБ.

Подобный подход находит свое отражение в японской философской концепции «меча, дарующего жизнь».  Известный японский мастер боевых искусств ЯгюМунэнори (1565 – 1646), служивший наставником в стратегии и искусстве фехтования мечом трех сёгунов династии Токугава: Иэясу, Хидэтада и Иэмицу, в своем сочинении «Хэйхо кадэн сё» («Книга о семейной традиции искусства фехтования мечом») писал: «Ведь бывает так, что из-за злодеяний одного человека страдают тысячи. Поэтому злодея убивают, чтобы сохранить жизнь тысячам. И тогда меч, несущий смерть, воистину превращается в благородный меч цуруги, дарующий жизнь» .

О сущности военного искусства Ягю пишет: «Думать, что военное искусство предназначено исключительно для убийства врага, ошибочно. Его назначение – не убийство врага, но убийство зла. Это способ, убив одного-единственного злодея, дать возможность жить десяти тысячам человек» .

В этой точке концепции «жизнесберегающего фактора» и «меча, дарующего жизнь» фактически сходятся. Российская армия, вынужденная урегулировать конфликты, принуждать агрессоров к миру, обеспечивать соблюдение прав и свобод граждан выступает поистине в роли меча, дарующего жизнь. 

В рамках данной статьи необходимо также упомянуть о принятой Палатой представителей Конгресса США резолюции № 758 «Решительно осуждающую действия Российской Федерации под руководством Владимира Путина, которые привели к политике агрессии в отношении соседних стран, направленной на достижение политического и экономического господства» , носящую явно антироссийский характер.

В результирующей части резолюции Палата представителей решила, что она решительно поддерживает Украину в ее способах достижения мира, включающие в себя вывод российских войск, разоружение ополченцев, снижение экономической, энергетической и политической зависимости от России; признает право Украины, Грузии и Молдавии осуществлять свои суверенные права в рамках международно-признанных границ (т.е. и на территории Крыма, Южной Осетии, Абхазии и Приднестровья); осуждает продолжающуюся агрессию по отношению к этим странам со стороны России; призывает Россию отказаться, а все другие страны не признавать присоединение Крыма к России; призывает президента США предоставить Украине помощь в виде вооружения и необходимой разведывательной информации; призывает всех партнеров США к отказу в сотрудничестве с Россией в области вооружений, снижения энергетической зависимости от России, замене российских энергоносителей американским газом; призывает разработать стратегию по доставке американскими СМИ информации русскоязычному населению; призывает Государственный департамент США определить дипломатов, занимающих ключевые должности в Европе, на которых Россия оказывает культурное или политическое влияние, и принять с правительствами их стран совместные действия по отношению к ним; а также другие призывы .

Обращают на себя внимание призывы к наступлению на Россию практически по всем фронтам: от ведения информационной войны, поиска российских союзников и сторонников, ограничения сотрудничества в области вооружений, экономического и политического давления до явной политической и экономической поддержки Украины в ее войне против России и русского мира, а также провокационные заявления по отношению к другим неурегулированным территориальным конфликтам, которые потенциально могут быть использованы США для создания очагов напряженности у российских границ.

В резолюции фактически в открытую говорится, что с точки зрения США Россия должна отказаться от своих национальных интересов и от своего влияния в Грузии, Украине и Молдавии, предать своих граждан, русский, осетинский и абхазский народы, проживающие на территориях Приднестровья, Новороссии, Крыма, Южной Осетии и Абхазии, а Украина, Молдавия и Грузия должны вступить в ЕС и НАТО. Последствием таких шагов, кроме «восстановления дружеских отношений с США», будет абсолютное унижение и утрата всякого международного влияния России.

Американские эксперты трезво оценивают случившийся конфликт интересов между США и Россией по поводу Украины. Джордж Фридман пишет: «США заинтересованы в том, чтобы предотвратить появление нового европейского гегемона. Русским же нужно охранять буферную зону, измотавшую в своё время Наполеона и Гитлера. Обе потребности — далеко не праздная блажь, и трудно представить, каким образом их можно было бы удовлетворить одновременно» .

Единственное, что не понимают (или сознательно игнорируют) американцы – это то, что во времена Наполеона и Гитлера Украина не была никакой буферной зоной, а была частью российского государства. Нужна ли России непонятная буферная зона – это тот вопрос, на который стоит дать ответ, исходя из собственных национальных интересов.

Закончить статью хотелось бы фразой из книги ротмистра Кульчицкого: «Нет ничего хуже нерешительности. Лучше худшее решение, чем колебание или бездействие. Упущенный момент не вернёшь» .

Библиографический список:

  1. Снесарев А. Философия войны. М.: Издательство «Ломоносовъ», 2013. 288 с.
  2. Лестев А.Е. Использование манипуляционных технологий в процессе украинского государственного переворота и информационной войны против России / А.Е. Лестев  // Проблемы национальной стратегии. 2014. № 3. С. 139 – 154.
  3. Назаретян А.П. Виртуализация социального насилия: знамение эпохи? (развернутый комментарий к статье А.М. Буровского) / А. П. Назаретян //  Историческая психология и социология истории. 2009. Вып. № 2. С. 150 — 170.
  4. Меньчиков Г.П. Жизнь как философская категория / Г.П. Меньчиков // Вестник МГУКИ. 2008. № 5. С. 13 – 17.
  5. Самохвалова В. И. Специфика современной информационной войны: средства и цели поражения / В. И. Самохвалова // Философия и общество. 2011. Вып. 3 (63). С. 54 – 73.
  6. Баринов И.И. Украинская доктрина в политике Австро-Венгрии и генезис украинского национализма / И.И. Баринов // История и современность. 2012. №1. С. 70 – 89.
  7. Лестев Д.А. О красноармейцах – уроженцах Западных областей БССР, УССР / Д.А. Лестев // ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2524. Д. 2. Л. 74-75.
  8. Ильин И. Основы борьбы за национальную Россию. Нарва : Издательство «За Россию», 1938. 66 с.
  9. Барт Р. Мифологии. М.: Академический проект, 2014. 351 с.
  10. Обращение Президента по случаю 70-й годовщины освобождения Украины от фашистских захватчиков // Президент Украины Петр Порошенко. Официальное интернет-представительство : интернет-сайт. 2014. 28 октября. URL: http://www.president.gov.ua/ru/news/31504.html (дата обращения: 26.11.2014).
  11. Ягю М. Хэйхо кадэн сё (Книга о семейной традиции искусства фехтования мечом) / М. Ягю // Научно-методический сборник «Хидэн» (боевые искусства и рукопашный бой), выпуск 5. М.: А.М. Горбылев, 2010. С. 4 – 172.
  12. H.Res.758 - Strongly condemning the actions of the Russian Federation, under President Vladimir Putin, which has carried out a policy of aggression against neighboring countries aimed at political and economic domination // CONGRESS.GOV : интернет-сайт. 2014. 4 декабря. URL: https://www.congress.gov/bill/113th-congress/house-resolution/758/text (дата обращения: 07.12.2014).
  13. Friedman G. Taking the Strategic Intelligence Model to Moscow / George Friedman // Stratfor Global intelligence : интернет-сайт. 2014. 2 декабря. URL: http://www.stratfor.com/weekly/taking-strategic-intelligence-model-moscow#axzz3KjOb0rpG (дата обращения: 07.12.2014).
  14. Кульчицкий В.М. Советы молодому офицеру: Издание в авторской дореформенной орфографии. Н. Новгород : Чёрная сотня, 2014.  144 c.

Антон Лестев


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение