Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Новое в военном деле / Статьи
Гибридная война
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 16-11-2019
Международный консенсус в отношении "гибридной войны" ясен, но никто не понимает, что именно включает в себя этот термин, но все, включая НАТО и Европейский Союз, согласны с тем, что это является огромной проблемой. В статье принимается во внимание то, что для решения проблемы необходимо сначала ее полностью понять.

Война (или конфликт) – это прежде всего столкновение интересов. Целью всегда было влияние на волю противника в различной степени, от достижения политического преимущества до решающей победы. Средства для достижения такого результата используются в разных направлениях деятельности, в соответствии с преобладающими политическими или социальными условиями и достижениями науки и техники.

Борьба за власть оставалась последовательной на протяжении веков. Современная форма соперничества включает в себя искусство управления государством и военное искусство, укрепления классической стратагемы с помощью целого ряда нетрадиционных методов достижения политико-стратегических целей. В результате эта неоднородная деятельность привела к появлению запутанной группы имен: серая зона, гибридная угроза, градуированная, нелинейная, неограниченная, и многие другие.

Такие нетрадиционные подходы имеют новое значение на современные конфликты, благодаря новым эффективным инструментам, которые широко используются заинтересованными сторонами. Этот доклад предназначен для изучения изменения характера войны и конфликтов и для произведения аналитической оценки этого вопроса.

Подходы с сочетанием традиционных и нетрадиционных путей решения конфликтов не являются совершенно новыми. Государства используют эти сложные или гибридные подходы на протяжении столетий. Такие концепции, как политическая дестабилизация, поддержка различных группировок и ополченцев, информационные кампании и многое другое, стали основой государственной и военной деятельности еще в Пелопоннесских войнах. Это «смешение» находит исторические примеры в битве за Трою, где троянский конь использовался в качестве метода неожиданности и обмана, в наполеоновских войнах, где британские силы бросили вызов французскому контролю над крупными испанскими городами, в то время как испанские партизаны атаковали их линии связи, в арабском восстании, где британская армия объединили обычные операции в Палестине с нерегулярными силами под британским оперативным контролем. Более близкое понятие использования обычных сил наряду с применением нетрадиционных сил характерно для конфликта в Кашмире. 

Как же тогда современные конфликты отличаются от прошлых, если используется одно и то же сочетание?  Хотя ранее нетрадиционные методы использовались в качестве форс-мультипликаторов для усиления применения обычных сил, современные конфликты, имеют обратный характер.

Прежде чем определять конфликты XXI века, необходимо провести различие между войной и конфликтом. Термины, как правило, используются взаимозаменяемо, несмотря на наличие различных коннотаций. Война, по словам Мерриама-Вебстера, является "состоянием, которое обычно открыто и объявляется вооруженным враждебным конфликтом между государствами или государствами". В том же словаре конфликт определяется как конкурирующие или противостоящие действия несовместимости; антагонистическое состояние или действие конфликт принципов". Эти различия можно резюмировать следующим образом:

  • война – это конфликт, но не все конфликты – это войны;
  • конфликт — это широкий термин, охватывающий широкий спектр конкуренции, от словесных разногласий до применения силы. В контексте этого исследования, о сложном характере войн и конфликтов по всему спектру путей и средств принуждения, термин конфликт является наиболее подходящим.

Российский генерал Валерий Герасимов в своем доктринальном документе наиболее подходящим образом характеризует такие конфликты, заявляя: «Войны уже не объявляются, а начавшись — идут не по привычному нам шаблону». исследование современных конфликтов выявляет размытые линии между не только войной и миром, но и между элементами национальной власти, кинетическими и некинетическими операциями, скрытыми и явными действиями, политикой, стратегией, законом и общественным порядком, нравственностью, населением, и союзниками, а также врагами, и врагами врага, и также между элементами национальной властью и союзниками, а также между ними и союзниками. Возрастание объёма информации каким-то образом слило или рассеяло эти различия. Поэтому традиционные механизмы реагирования государства, которые до сих пор были смоделированы на основе этих различий, затрудняют противодействие этим угрозам и вынуждены постоянно приспосабливаться и эволюционировать.

Международный консультативный совет по вопросам безопасности Государственного департамента Соединенных Штатов Америки провел мероприятие по перечислению характеристик конфликтов и обнаружил, что в них входят следующие компоненты:

  • кибероперации, информационные операции, усилия по подрыву общественной жизни/
    сопротивления союзников/местного/регионального сопротивления и информации/пропаганды
    в поддержку других гибридных инструментов;
  • закрытый контроль над государственными операциями, шпионаж, инфильтрация;з
  • силы специальных операций и другие вооруженные силы, контролируемые государством
    подразделений и непризнанный военный персонал;
  • поддержка — материально-техническая, политическая и финансовая — для мятежников и
    террористических движений;
  • привлечение к Работе неправительственных организаций, в том числе организованных
    преступные группы, террористы и экстремистские политические, религиозные и
    религиозных или этнических организаций;
  • оказание помощи нерегулярным военным и полувоенным силам;
  • экономическое давление, выходящее за рамки нормальных экономических показателей
    конкуренции;
  • манипулирование и дискредитация демократических институтов,
    включая избирательную систему и судебную систему;
  • рассчитанная двусмысленность, использование скрытых/неподтвержденных операций,
    обман и отрицание;
  • явная или скрытая угроза, применения или угрозы применения вооруженных сил, терроризма и злоупотребления гражданским населением и эскалации.

Как российские, так и американские специалисты пытаются лучше разобрать современные конфликты.

Заметное различие между средневековыми, индустриальными конфликтами и современными конфликтами заключается не в сочетании или гибридности различных используемых средств, а в средствах, которые используются преобладающими социальными, экономическими, политическими и технологическими условиями.

Как государственные, так и негосударственные субъекты участвуют в гибридной войне, но они сильно различаются в своих средствах и действиях. При этом все они обладают способностью синхронизировать различные инструменты и силы, применяя их к конкретным уязвимостям для создания линейных и нелинейных эффектов. Сосредоточив внимание на этих характеристиках возможностей игроков гибридной войны, а также уязвимости их целей в этих областях, можно привести общую оценку, которая сможет создать примерное описание гибридной войны. В русскоязычной научной литературе толкование термина «гибридная война» гораздо более расширительное. Сферой гибридного противоборства полагаются все основные сферы жизнедеятельности общества. При этом исследователи данной проблемы, предлагают свои определения понятия «гибридная война» и дают исключительно дескриптивные дефиниции, подробно перечисляя признаки гибридной войны в различных сегментах общественной жизни. Таким образом гибридная война представляет собой совокупность смешанных стратегий (при содействии глобализации и революции в области коммуникации и интернета, а также провоцируя мгновенные атаки), используемых некоторыми военными субъектами, которые воспринимаются асимметричном конфликте с оппонентом, в попытке уйти в неравные условия.

Компоненты Гибридных Конфликтов

Если такое понимание гибридных конфликтов будет применяться к современным конфликтам, то возникает соответствующий вопрос: Когда конфликт становится гибридным? Слово гибрид подразумевает сочетание или соединение более двух элементов силы или компонентов спектра конфликта. Эти компоненты обычно характеризуются как обычные и нетрадиционные или обычные и нерегулярные. Однако эти различия являются относительными. То, что сегодня является нетрадиционным, завтра может стать конвенцией. Аналогичным образом, нерегулярные процессы могут стать регулярными по мере увеличения их использования. Таким образом, эти подмножества несовершенны. Кинетические и некинетические. Кинетические компоненты будут включать в себя спектр от космического оружия, ядерного, биологического, химического оружия, сухопутных сил, военно-морских сил, военно-воздушных сил, специальных сил, повстанцев, террористов до чернокожих боевиков, осуществляющих незаконную деятельность, включая саботаж, убийства и насильственные нападения. Некинетические будут охватывать дипломатические и политические действия, информационные операции.  Гибридная война: меняющийся характер конфликтов, включающий в себя операции в киберпространстве и социальных сетях, сетевые войны, в том числе и разрушение критически важной сетевой инфраструктуры, разногласия, подрыв, преступную деятельность, экономическую войну, включая фейковые валюты, девальвацию валюты и экономическое принуждение, ресурсную войну, экологическую войну, идеологическую войну, ненасильственные волнения.

Таким образом можно выявить следующие инструменты для ведения гибридной войны:

Пропаганда. Влияние на внутренние СМИ (домашнее телевидение, радио итд..)

СМИ являются отличными инструментами дезинформации, социальные сети вообще являются очень опасным элементом контролирования и скрытого воздействия на общество, так как оно включает в себя комбинацию разных способов обработки и придания информации пользователю. Использование фальшивых или не совсем правдивых статей может привести к критическим результатам, идеальная ложь тем более состоит из 70% правды и 30% лжи. В настоящее время военная операция без дезинформации и психологического давления на противника с манипуляцией мирового общественного мнения в американском варианте просто немыслима. Началу военных действий всегда предшествовали мощные информационные кампании, целью которых являлась прежде всего дискредитация противника и создание образа врага.

Для более эффективного манипулирования общественным мнением дезинформация может распространяться одновременно через печатные и электронные СМИ, телевидение, сеть Интернет, слухи, а также посредством использования листовок в локальных конфликтах и войнах.

Социальные сети.

Кибератаки в социальных сетях будут представлять серьезную угрозу. Киберпреступники фокусируют свои ресурсы на средах с большим объемом данных, таких как Facebook и Instagram, чтобы получить доступ к личной информации. Хакеры используют атаки вредоносного по для кражи пользовательских данных.

Но это не только личные профили социальных сетей, которые находятся под угрозой.
Вредоносные программы и хакеры социальных сетей также могут быть направлены на корпоративные компьютерные системы, как правило, в виде вредоносных электронных писем. Также соц. Сети могут послужить средой для организации нелегальной деятельности, пропаганды и средством массовой дезинформации.

Стратегические утечки (как средства дезинформации под предлогом действительной утечки важной информации) К примеру, всеми известный сайт wikileaks мог бы использоваться в качестве придания ложной стратегической информации противнику и наставлению его стратегии на неверный путь.

Финансирование неправительственных организаций. Организация протестных движений

Эти три вышесказанных инструмента могут также послужить отличным оружием для проведения гибридной войны. Они вместе обеспечивают разглашений мнений населения и ведут к его распаду на группы.

Олигархия

Один человек не может быть выше закона по сравнению с другими людьми, все должны быть равны, в противном случае такая ситуация могла бы привести к возникновению конфликта.

Религии и религиозные лидеры

Нередко религии используются как предлог для проведения каких-то определённых, зачастую боевых действий, или же в политической деятельности, достаточно вспомнить историю, либо же взглянуть на такие фигуры современного мира как Фетхулла́х Гюле́н и Фазлур Рехамн.

Использование террористических организаций

Вообще терроризм можно качественно использовать во многих целях и при этом сохранять режим инкогнито на интернациональном уровне и обойти преследования со стороны других стран. Существует множество теорий о том, что Аль-Каида и разные другие террористические организации были создании при поддержке США и других стран запада. Лишь проводя глубокий анализ войн последних 50 лет можно грамотно ответить на этот вопрос.

Приватизация войны

Здесь речь очень похожа на применение террористических организаций для ведения военных конфликтов. Ведь никто не сможет обвинить государство в введении военных операций, если его армия тут не причём.

Тайное использование спецслужб

Шпионы-нелегалы. Заказные убийства, утечки информации при помощи действий спец агентов - всё это наверняка существует в наше время.

Кибер-оружие

это использование технологии для нападения на государства, правительства и граждан, что наносит ущерб, сопоставимый реальной войне с использованием оружия. На сегодняшний день не было прямой кибер-войны с объявленными антагонистами, однако есть ряд инцидентов, которые вызвали серьезные нарушения инфраструктуры стран, которые подозреваются в том, что они осуществляются другим государством (Пример - взломом индийской атомной станции в ноябре этого года). Оксфордский словарь английского языка описывает кибервойну как: «использование компьютерных технологий для нарушения деятельности государства или организации, особенно преднамеренное нападение на информационные системы в стратегических или военных целях».

Экономическое воздействие / отмывание денег / Экономический терроризм

В экономике, как важном объекте приложения технологий «управляемого хаоса», критичность может создаваться в каждой из четырех взаимоувязанных и взаимозависимых сфер: производства, распределения, обмена и потребления. С учетом предназначения и специфики функционирования каждой из сфер может быть подобран соответствующий набор подрывных технологий.

Всё это является явной причиной обратить большее внимание на предотвращение и борьбе с гибридными угрозами. Критическая инфраструктура в государствах является потенциальной мишенью для гибридных помех. Примерами критически важной инфраструктуры являются электростанции и финансовые и платежные системы. Необходимо сосредоточить внимание на политическом уровне на новых угрозах, на финансовом рынке и их предотвращении. Также нужно сделать национальные учреждения неполитическими и независимыми друг от друга. Возможно придётся изменить структуру государства, делая её более независимой в сферах взаимодействия между его элементами. Для предотвращения дезинформации следует провести образовательную кампанию и создать популяризации порталов проверки фактов.

Независимо от названия - гибридная, серая, неограниченная или нелинейная война, все они являются причинами попытаться разобрать эти современные конфликты и предотвратить их. Существует абсолютная необходимость для ученых и практиков обороны и стратегии, которая заключается в прогнозировании и набросков будущих конфликтов, а также в структурировании, обучении, и подготовки государственных институтов (включая вооруженные силы) для решения и использования этих средств информационного века.

Калачев Н.В.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение