Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Новое в военном деле / Статьи
Перспективы развития тактики и оперативного искусства форм и способов вооруженной борьбы по опыту минувших войн
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 08-11-2016
В настоящее время на Земле сосуществуют несколько крупных цивилизаций, имеющих целый ряд принципиальных различий во взглядах на цели и основные ценности дальнейшего развития человечества. Сегодня фронт глобальных противоречий, по нашему мнению, переместился с идеологического уровня именно на цивилизационный. Последние десятилетия с убедительностью показали, что насилие пока остается в арсеналах современной мировой цивилизации. В связи с этим можно утверждать с полной определенностью, что разработка, производство и постоянное совершенствование средств вооруженной борьбы будут оставаться одним из важнейших атрибутов современного человечества.

Качественный анализ свидетельствуете, что доля современных образцов вооружения и военной техники в армии РФ еще три года назад составляла 20 – 30%, в то время как в армиях мира этот показатель – более 70%. Научно-технический прогресс в сфере создания нового и более эффективного вооружения и военной техники не стоит на месте. Исторический анализ показывает, что развитие вооружения, военной техники, боеприпасов происходило в тесной связи с общим прогрессом цивилизации.

В свою очередь развитие средств вооруженной борьбы в конечном итоге приводит к изменениям в тактике и оперативном искусстве. Методы и способы ведения войн за всю историю человечества претерпели сильные изменения. Все большее развитие получают системы дистанционного поражения противника, такие как баллистические ракеты, системы и комплексы ВТО. Дальность поражения все больше увеличивается, заставляя также совершенствовать средства защиты. Кроме того, современная геополитическая обстановка в мире не дает вести войны исключительно военными средствами. Современная война – это комплекс, включающий в себя методы и средства невоенного подавления, такие как «пятая колонна», информационная война, экономическое подавление, война разведок и контрразведок и т.д. Начало боевых действий разворачивается тогда, когда все остальные невоенные способы ослабления государства-противника исчерпаны.

Актуальность темы исследования заключается в том, что в современных условиях создается огромная необходимость в совершенствовании не только вооружения, но и форм и способов ведения войны. Задачей работы является поиск современных тенденций развития и применения вооружённых сил противником с учетом опыта прошедших войн и конфликтов.

Основные тенденции изменения характера вооруженной борьбы свидетельствуют, что происходит пространственное расширение размаха военных действий, масштабов воздействия боевых систем, а также смещения центра боевых действий в воздушно-космическую и информационную сферы (рис 1).

1. Исторические уроки и выводы по опыту прошедших войн

Критически осмысленный опыт любых войн (в том числе и Великой Отечественной войны) имеет уникальное значение, так как формы и методы вооружённой борьбы не появляются на пустом месте, а включают в себя наработки прошлого.

Военачальник, занимающийся подготовкой войск к ведению боевых действий, должен очень ясно представлять характер предстоящей войны. Часто, к сожалению, войска готовятся к прошедшей войне, и опыт прошлой войны в ущерб делу преподносится как некий эталон во всем:

  • и в организационно-штатной структуре войск, и в их вооружении,
  • и в формах, и способах ведения войны. Но ни одна из войн совершенно не повторяется.

Стремление дать прогностический анализ войны и вооруженной борьбы будущего является не простой задачей. Это связано с необходимостью познания кардинальных перемен не только в межгосударственных отношениях, но и в развитии науки и техники, вооружений, деятельности спецслужб, а также в военном строительстве, планировании, военном искусстве. Знание, высказанное ученым, всегда относительно и несет на себе груз субъективности.

История учит, а опыт войны подтверждает, что враг нападает в самый неподходящий момент, поэтому состояние военной мощи государства и боеспособность его армии должны поддерживаться в адекватном состоянии.

Необходимо понимать, что война это не только вооружённая борьба на поле боя. Перед началом войны противник использует все возможности (политические, экономические, информационные и т. д.) для ослабления противника. Вооружённые методы борьбы применяются только тогда, когда не удаётся достичь цели невоенными способами. Войну провоцирует не сила, а слабость объекта нападения.

Вместе с тем есть общие тенденции и закономерности в подготовке вооруженных сил, которые нельзя сбрасывать со счетов.

  1. Следует чётко различать политический и военный уровень вступления государства в войну. Политический уровень (создание политических союзов, расстройство союзов и коалиций противника, создание благоприятной политической обстановки для ведения войны) отвечает политическое руководство государства, а военный (включающий вопросы стратегического развёртывания войск, подготовку ВС к войне, оптимальную ОШС, систему управления войсками) отвечает непосредственно военное руководство страны. Стремление смешивать эти уровни – есть попытка перекладывания ответственности за некачественную подготовку определённых сфер государства к войне (по опыту начала Великой Отечественной войны – попытки взвалить всю ответственность за неудачное вступление армии в войну на Сталина).
  2. Следует продумать систему управления страной в особых правовых режимах функционирования (режимах военного и чрезвычайного положения с соответствующим правовым обеспечением). В настоящее время в России отсутствует то, что в годы Великой Отечественной войны называлось «законы военного времени». Кроме того, неспособность довоенной структуры управления страной в условиях начавшейся войны привела к созданию ГКО и ВГК, которые управляли страной в режиме реального времени (заседания проходили ежедневно), а их распоряжения имели силу законов военного времени. Созданный Национальный центр управления обороной в современной России является эффективным в условиях мирного времени (в условиях войны функции его будут нарушены), поэтому необходима система управления страной, основанная на базе сети защищённых (скрытых) пунктов управления и др.
  3. В условиях демографического кризиса и угрозы ведения широкомасштабной войны необходим переход на систему накопления мобилизационных ресурсов на основе резервистов, заключивших контракт с МО на прохождение службы в резерве (максимально развернуть в соответствии с концепцией, утверждённой Президентом РФ от 04.05.2007 г. № Пр-735 – эксперимент по службе в резерве). Помимо этого необходимо восстановить систему частей кадра, на основе которых комплектовать будущие части и соединения в случае необходимости.
  4. Необходимо создание комплексной системы информационной защиты общественного сознания российского общества, что в условиях развязанной против Российской Федерации информационной войны представляется первоочередным мероприятием.
  5. Минувшая война показала, что воюют не армиями, а экономиками.

Только мощная экономика мобилизационного типа способна обеспечить армию и общество в условиях войны всем необходимым. Необходима перестройка структуры российской экономики и выведение из состава акционеров (и органов управления) стратегических предприятий и критически значимых производств представителей иностранного капитала. В войнах нового поколения более существенно возрастает зависимость вооруженных сил воюющих государств от их экономических возможностей, чем от поражения их противником. Следовательно, и масштабы вооруженного воздействия по экономике примут настолько значительные размеры, что потребуют заблаговременно проводить соответствующие мероприятия не только по их обороне, но и защите и восстановлению

Кроме того, следует задуматься о создании хорошо защищённых материальных запасов и их оптимального размещения на территории страны (отсюда необходимо пересмотреть структуру и размещение организаций Рос резерва), воссоздать систему промышленных предприятий – дублёров на территории страны (во избежание их уничтожения при массированном первом ударе). (Следует помнить о печальном опыте размещения окружных, армейских и дивизионных складов в непосредственной близости от государственной границы в первые недели Великой Отечественной войны).

  1. Повышение качества вооружения в принципе предполагает уменьшение числа их типов, универсализации, достижения рационального соотношения наступательных и оборонительных средств в соответствии с реальной угрозой. Это соотношение должно корректироваться в зависимости от изменений на внешней арене. Главным показателем здесь должно являться сохранение таких параметров, которые способны отразить внешнюю агрессию и организовать ответный удар. Опыт Великой Отечественной войны свидетельствует, что фактического повышения боеспособности объединений и соединений СВ за счет оснащения их новыми видами оружия осуществить не удалось.
  2. Ещё тогда наметилась тенденция к быстрому моральному и физическому старению вооружения и ВТ и, как следствие, перевооружение армии на новые средства. Важным являются сроки разработки, производства и внедрения вооружения. Одновременно не следует увлекаться новациями в вооружениях (эти образцы дороги и государство не в силах организовать массовый выпуск подобных образцов). В случае масштабных боевых действий воевать придётся теми образцами, которые уже стояли и сейчас стоят на вооружении (и запасы которых имеются). Поэтому не следует увлекаться сверхновыми образцами высокотехнологичных вооружений, следует совершенствовать способы и формы борьбы с использованием уже имеющихся образцов (что показал опыт ведения БД в Афганистане, Таджикистане, Молдове, Чечне, Восточной Украине и Сирии). Вооружение – это расходный материал войны. Оно должно быть не эксклюзивно,
    а эффективно и максимально отвечать соотношению качество-стоимость.
  3. Важным остается принцип: «Учить войска тому, что нужно на войне, и только так, как делается на войне». Неправильное довоенное прогнозирование может отбросить вооруженные силы в своем развитие на 10 и более лет назад, а в условиях развернувшейся войны ошибочное военное планирование может привести к тяжелейшим последствиям, вплоть до поражения в войне. Времени на изменения допущенных ошибок, как это было в начальный период Великой Отечественной войны, может и не быть.
  4. Незыблемым остается принцип военного искусства, что средства вооруженной борьбы определяют тактику. Иными словами, новые продвинутые средства борьбы приводят к кардинальным изменениям на поле боя. И исторический опыт со всей убедительностью это показывает. Наиболее развитые государства, принимающие необходимые меры к реконструированию своих вооруженных сил, вполне вероятно, будут иметь возможность уже в 20-х годах XXI века вести войны шестого поколения. Эти войны будут начинаться, идти и завершаться совершенно иначе, чем все предыдущие.
  5. Единство в обществе, отсутствие пятой колоны, крепкий тыл являются залогом успешной вооруженной борьбы армии на ТВД.
  6. Опыт Великой Отечественной и локальных войн убедительно показывает, что с началом войны ВВС должны быть нацелены на выполнение основной задачи – завоевания господства в воздухе путем проведения воздушных операций по разгрому авиационных группировок противника. При этом доказана целесообразность их централизованного управления со стороны главнокомандующего ВВС. Децентрализация ВВС усложняла, а порой исключала маневр. Должен быть создан резерв авиации еще в мирное время для восполнения потерь.
  7. Специфика подготовки противника к поддержанию войск в состоянии постоянной готовности должна учитываться при боевой подготовке войсковой ПВО. В угрожаемые периоды боевая подготовка должна быть организована так, что бы они максимально могли обеспечить прикрытие объектов (по опыту прошедшей войны средства ПВО приграничных военных округов в начале войны в силу разных причин оказались на полигонах вдалеке от своих соединений, что привело к нарушению целостности соединений и снижению их боеспособности).

В целом, подводя итог анализа начального этапа Великой Отечественной войны и поиска причин неудачного вступления страны и армии в войну, хотелось бы обратить внимание (не только на анализ монографии, но и на сравнение её положений с другими авторами, исследовавшими  эту проблему). Трагедия 22 июня 1941 г. в реальности складывалась из переплетения огромного множества факторов, жестко сплетающихся между собой. Прежде всего, исторических условий, экономических интересов, стратегических замыслов, корыстных расчетов, клановых интересов, незаконных, а нередко и просто преступных действий, национальных и непрофессиональных амбиций, мужества и трусости, героизма и предательства, самоотверженности и себялюбия, честного исполнения воинского и гражданского долга и подлости и т. п. 

2 Новые тенденции, наметившиеся на рубеже XXXXI веков 

  1. Военные конфликты и локальные войны, осуществленные уже в XXI веке, инициаторами которых являлись США, наглядно продемонстрировали и подтвердили не только американскую военно-экономическую мощь, но и желание многих стран поддержать их действия, войти в орбиту участвующих в делении мирового пирога (как, например, Польша и Украина в иракских событиях в начала 2003 года) и решить свои различные интересы. Так это было и в военных акциях в Югославии, Афганистане, Ираке.
  2. Вне всякого сомнения, превалирующее влияние на определение повода для развязывания конфликтов и конечных военно-политических целей всех военных кампаний последнего десятилетия оказывали и оказывают американские экономические и политические интересы. Ограниченность мировых сырьевых ресурсов заставляет американское руководство учитывать это и объявлять зоной своих национальных интересов те регионы, которые имеют значительные нефтяные запасы и энергоресурсы.
  3. Опыт локальных войн и вооруженных конфликтов последних десятилетий свидетельствует об установившейся традиции их развязывания. Как правило, межгосударственный конфликт возникал тогда, когда его вооруженная составляющая осуществлялась в условиях резкого различия в экономическом развитии государств-агрессоров и страны, подвергающейся нападению.
  4. Новым объективным фактором можно считать всестороннюю информатизацию военного дела, что позволяет автоматизировать процессы сбора и обработки данных о противнике и своих войсках, практически в реальном масштабе времени реагировать на изменения обстановки, определять и доводить задачи войскам (силам), с высокой точностью наводить боеприпасы на цели и контролировать эффективность огневых ударов. Информационное противоборство становится важнейшей составляющей вооруженной и других видов борьбы между государствами (коалициями государств).
  5. Анализируя опыт войн, военных и вооруженных конфликтов, имевших место только за последние 60 лет, можно обнаружить смену закономерности в развитии вооружений: плавный, постепенный эволюционный процесс разработки и модернизации известных видов вооружений начал уступать место скачкообразному их обновлению. Особенно это нашло своё выражение в том, что в этот период появилось не просто новое оружие, а целые боевые системы, способные выполнять
    те задачи, которые ранее возлагались в основном на живую силу. Например, в войне в Корее (1950–1953 гг.) было применено девять ранее неизвестных видов оружия. В войне во Вьетнаме (1964–1975 гг.) таких видов было уже 25. В войнах и конфликтах на Ближнем Востоке (1967, 1973, 1982, 1986 гг.) – около 30. А в войне в зоне Персидского залива (1991 г.) – свыше 100. Однако следует особо отметить, что появление новых более совершенных видов оружия приводило лишь к изменению форм и способов вооруженной борьбы.

Так, применение реактивной авиации в войне в Корее привело к изменению борьбы за господство в воздухе, но это не изменило стратегии войны в целом. В войне во Вьетнаме впервые в массовом количестве применялись вертолёты, что привело к изменению общевойскового боя – он приобрёл воздушно-наземный характер, но опять же характер войны не изменился. В войнах на Ближнем Востоке были проведены экспериментальные пуски высокоточного оружия, однако и здесь характер войны также не менялся. Но в войне в зоне Персидского залива впервые изменился характер войны в целом, произошла настоящая революция в военном деле, хотя есть и те, кто по различным причинам не хотел бы это замечать.

Война в зоне Персидского залива и высокоточные ракетные удары авиации НАТО по боевым позициям сербских войск в войне в Югославии достаточно убедительно продемонстрировали возможности высокоточного оружия и уже дали мощный толчок в его развитии, что и ведёт к существенным изменениям форм и способов вооруженной борьбы и практическому переходу к войне нового поколения.

  1. Массирование сил и средств, в том числе авиации в интересах достижения целей операции. Если война во Вьетнаме (1960–1970 гг.) потребовала использования 15 %, операция в Ираке «Буря в пустыне» (1991 г.) – до 30 %, то события в Югославии – уже до 65 % сил и средств ВВС США.
  2. Ввиду того, что обычных средств массированного воздействия одновременно по всей территории противника, его военным и гражданским объектам не существовало, то для достижения стратегических результатов в войне приходилось вести на его оккупированной территории длительные наступательные операции оперативно-стратегического масштаба главным образом многочисленными сухопутными группировками, что в свою очередь приводило к огромным потерям с обеих сторон. Всё коренным образом изменилось с появлением высокоточного оружия. Его развитие в конечном итоге может привести к тому, что исход войны может быть решен без сухопутной фазы (так считают многие военные специалисты!). Массированный глобальный удар ВТО по критически-значимым объектам приведет к хаосу военно-политической ситуации, техногенным катастрофам в отдельно взятой стране и позволит ей диктовать условия без применения сухопутных войск.

Это оружие прошло серьёзную апробацию в локальных войнах и вооруженных конфликтах последних пятнадцати лет и уже становится весьма дефицитным товаром на рынке вооружений.

Известно, что в войне в зоне Персидского залива эти высокоточные крылатые ракеты, запущенные на дальность 1200–1500 км, успешно поразили около 80 % всех важнейших военных и гражданских объектов на территории Ирака. Это дало мощный толчок к разработке совершенно новых ракет подобного класса – «Фастхок», которые будут иметь более высокую точность попадания в цель, чем ракеты «Томагавк» и не исключено, что именно они и будут впоследствии находиться на вооружении

В условиях, когда практически во многих странах идёт непрерывное развитие или создание вооруженных сил, когда принимаются долгосрочные программы разработки новых видов оружия и военной техники, особенно ценным становится прогностическое видение войны будущего, скажем, через 15–20 и больше лет. Это необходимо знать уже сегодня, т. к. именно сегодня следует разрабатывать и закладывать в производство будущее оружие и создавать такие вооруженные силы, которые будут способны вести вооруженную борьбу и войны будущего.

Высокоточное оружие потребует серьёзного навигационного обеспечения. Будут созданы радионавигационные системы на базе искусственных спутников Земли. Можно утверждать, что подобные системы уже прошли апробацию в последних военных конфликтах.

  1. Войны будущего поколения, скорее всего, не будут носить длительный затяжной характер, и весь процесс вооруженной борьбы будет протекать более скоротечно по законам и правилам, которые будут навязаны сильнейшим – тем, кто в наибольшей мере подготовился к таким войнам.

В первую очередь стоит ожидать массированный удар по информационной сфере  с целью подавления пунктов управления и центров связи для обеспечения отсутствия координации всех сил и средств вооруженной борьбы.

Исходя из стратегии ведения вооруженной борьбы блоком НАТО (в ,частности, США), следует ожидать в качестве первого удара применение противником средств ВТО .Если высокоточными средствами будет полностью выведена из строя экономика и важнейшие военные объекты противника, то его вооруженные силы сами потеряют боеспособность и развалятся. Сторона, не готовая к такой новой войне, будет вынуждена действовать старым способом и ей ничего не останется, как перейти своими многочисленными сухопутными войсками к обороне, хотя при этом ей может и не противостоять сухопутный противник.

В результате революции в военном деле ожидается новый колоссальный скачок в развитии вооружений, а вследствие этого и в формах и способах вооруженной борьбы. Наступает новая эра войн оружия высоких технологий, эра значительного высвобождения человека и вообще живой силы от участия в вооруженной борьбе.

  1. Несмотря на увеличение пространственного размаха вооруженной борьбы в войне нового поколения, навигационное обеспечение позволит значительно повысить точности стрельбы обычными неядерными ракетами различной дальности действия. Повышение точности стрельбы является наиболее экономичным способом повышения эффективности их применения. Если за счёт повышения мощности заряда обычного типа, скажем, в два раза поражающая способность ракеты возрастёт на 40 %, то повышение точности также в два раза увеличит её поражающую способность на 400 %, т. е. в 10 раз. Все ракеты малой, средней и большой дальности действий, имеющие боеголовку обычного типа, также станут высокоточными. В целом, точность стрельбы всего высокоточного оружия в ближайшие 10–15 лет возрастёт ещё не менее чем в пять раз. Это будет достигнуто главным образом за счёт точной навигации каждой летящей ракеты, а также за счёт коррекции их полёта к цели с помощью специальных устройств, размещённых на искусственных спутниках Земли.

Существующие и разрабатываемые в ведущих странах мира высокоточные крылатые, ракеты, УАБ и УАК обычного типа наземного, воздушного и морского базирования могут применяются лишь в условиях информационного превосходства. Потребуется с помощью средств обработки информации, разведки (как радиоэлектронной, так и с помощью сил специального назначения) и связи быстро получить точную, своевременную и защищенную информацию, позволяющую правильно реагировать на любой конфликт с целью немедленного овладения ситуацией и принятия необходимых решений. Для этого видимо придется разработать совершенно иные, чем сейчас глобальные военные системы командования, управления, разведки и связи. Потребуется иметь коммуникацию информационных сетей, перекрывающих все сферы вооруженной борьбы практически по всему земному шару. Одновременно потребуется препятствовать противнику в получении информации для управления его войсками и оружием. Информационное превосходство должно быть реализовано через превосходство в мобильности, в быстроте реакции, в точном воздействии по противнику и в минимально возможном риске для своих сил и средств. Информационное превосходство должно быть реализовано через: господство в маневре силами, средствами и огнем; массированное и длительное по времени применение высокоточного оружия; адресное всестороннее материально-техническое обеспечение; надежную защиту сил и средств на всех уровнях.

В этот переходный период будут действовать совместно стратегические неядерные средства, воздушные, морские и сухопутные силы и средства доставки высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах. В значительной мере этому будет способствовать также продолжающаяся разработка кроме высокоточных средств и других типов вооружений и в первую очередь оружия направленной передачи энергии, автоматических и автоматизированных систем наведения высокоточного оружия, новых взрывчатых веществ повышенной мощности, средств обработки данных сверхвысокого быстродействия, а также средств радиоэлектронной борьбы. 

3 Развитие характера, форм и способов вооружённой борьбы
в XXI веке

Изменение вооруженной борьбы предполагает не только производство нового высокотехнического оружия, но и изменение образа мыслей и как результат появление новых способов ведения боевых действий.

Развитие военного искусства представляет собой, процесс расширяющегося освоения пространственного континуума, ведения вооруженной борьбы, от стратегии генерального сражения в одной точке в эпоху наполеоновских войн и линейной стратегии во второй половине XIX – начале XX вв., к глубокой операции на континентальном ТВД накануне и в годы Второй мировой войны и далее к объемной (воздушно-космической, воздушно-наземной и наземно-морской) операции в конце XX века. Сегодня
к увеличению пространственных показателей ведения вооруженной борьбы добавляется активное и все возрастающее использование информационного континуума. Это является одной из главных тенденций современной вооруженной борьбы [1].

Изменения в характере боевых действий происходят не только из-за появления новых вооружений, но и благодаря новым структурам военных формирований, применяющих это оружие. В сферу активных боевых действий все более вовлекаются традиционные виды обеспечивающих действий, таких как разведка, радиоэлектронная борьба, защитные и маскировочные мероприятия. Под изменением характера боевых действий подразумевается изменение фундаментальных отношений между наступлением и обороной, пространством и временем, характером поражения и способами маневрирования.

Немецкие вооруженные силы, в 1940 году не преобладая ни в количестве, ни в качестве танков, тем не менее, одержали победу над французскими и английскими вооруженными силами. Вермахт получил преимущество и одержал победу, благодаря разработанной целостной концепции ведения боя, которая включала в себя следующие элементы:

  • изменение организации подразделений;
  • изменение тактики управления войсками;
  • оснащение танков радиосвязью.

Созданная вермахтом структура танковой дивизии, в основном, не противоречила военной доктрине, существовавшей до появления бронетехники.

Военно-техническая революция на новом современном этапе потребует коренной перестройки вооруженных сил. В последние годы американские военные эксперты прогнозируют скорые революционные изменения характера боевых действий. Характеризуя эти изменения, они говорят о них как о военно-технической революции. Военно-техническая революция станет началом фундаментальной перестройки американской системы обороны, что повлечет за собой пересмотр существующей структуры армии, в результате резко сократятся вооруженные силы, а в научные исследования
и конструкторские разработки будут вложены беспрецедентно большие средства. С изменением вооруженных сил будут выдвигаться новые требования к образованию военных специалистов. Новая элита вооруженных сил – специалисты «информационного фронта» – выйдет на первый план,
и станет основой новых кадров для высших звеньев военного командования.

В начале 80-х годов советские военные эксперты во главе с Маршалом Советского Союза Николаем Огарковым, в то время начальником Генерального штаба, выдвинули перспективную теорию о том, что наступившая техническая революция сделает обычные вооружения такими же эффективными, как тактическое ядерное оружие малой мощности. Время подтвердило, что бронетехнику можно обнаружить на марше и атаковать обычными ракетами, несущими огромное число самонаводящихся противотанковых снарядов – и все это с расстояния нескольких сотен километров. Нанести удар можно будет уже через тридцать минут после обнаружения колонны. В новой военной доктрине Н.В. Огарков предлагал:

  • поворот от оборонительных действий к наступательным превентивным действиям;
  • поворот от неприменения ядерного оружия первыми к ядерной эскалации;
  • развитие концепции суммирования усилий С4I (командование, управление, связь, разведка, компьютеризация);
  • развитие высокоточного оружия и мобильности войск;
  • направление основных усилий на стратегические неядерные силы сдерживания.

На основе советской концепции – и затем в ходе иракской войны 1991 года – американские военные аналитики сформулировали иное понимание этой важной проблемы. С появлением современной мощной авиации американцы решили воплотить в жизнь доктрину воздушной войны Дуэ. В его доктрине была выдвинута идея победы в будущей войне только военно-воздушными силами. Страна, сумевшая уничтожить авиацию противника и разбомбить его города, станет победительницей. Война в Персидском заливе показала ВВС в очень выгодном свете, но при этом для них была благоприятная обстановка. Соединенные Штаты располагали мощными, хорошо обученными войсками, готовившимися к противостоянию с Советским Союзом в мировой войне, пользовались военной и финансовой поддержкой почти всех развитых стран, а время и театр военных действий идеально подходили для проведения воздушных операций.

Поэтому искушенные специалисты скептически отнеслись к заявлениям о том, что в способах ведения войны произошла революция. Американский адмирал Уильям Оуэнс, заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов, написал о скором появлении «системы систем». Он написал о всемирной сети, которая объединит датчики различных типов, установленные на спутниках и корабельных радарах, беспилотных летательных аппаратах и акустических приборах дальнего действия, и будет снабжать информацией любого заинтересованного военного пользователя. Таким образом, с помощью информации, полученной со спутника или бортового самолетного локатора, можно нанести ракетный удар по танку, причем вертолет, наносящий этот удар, будет находиться
в десятках миль от цели. Революционным прорывом, согласно этой концепции, станет беспрецедентная способность американских военных собирать, оценивать и тут же использовать огромные массивы информации о любом театре военных действий (Оуэнс говорил о квадрате размером 200 на 200 миль).

Все три концепции – «советская», «авиационная» и «оуэнсовская» – отражают происходящие в армии перемены лишь частично. Между тем революция действительно началась. Но на ее ход будут влиять могущественные силы, которые находятся за пределами военной сферы. Точнее, эта революция, изменяющая структуру вооруженных сил, станет результатом самых разных процессов, среди которых есть и такие, что начались уже давно, десятки лет назад.

Боевые действия в рамках подобной парадигмы, вероятнее всего, способны принять форму информационной войны, которая означает конфликт, связанный с информацией на стратегическом уровне между государствами или обществами. Ведение боевых действий в новых условиях требует и совершенной новой парадигмы. Ее основные положения могут быть сведены к следующему:

  • каждый компонент системы играет роль в определении результата;
  • предсказуемые и непредсказуемые явления существуют и взаимодействуют, приводя к созданию комплексных сетей с огромным количеством переменных величин, делающим невозможным предсказание результата;
  • маленькое изменение в системе входа может привести к непропорционально большим изменениям в результатах;
  • системы – отдельные лица, армии, бюрократия – имеют тенденцию эволюционировать в сторону своего усложнения; комплексные системы в случае встречи с вызовами могут реорганизовывать себя.

Боевые действия в рамках подобной парадигмы вероятнее всего способны принять форму информационной войны, которая означает конфликт, связанный с информацией на стратегическом уровне между государствами или обществами.

Одной из новых форм конфликта являются концепции сетевой войны. Сетевая война – новая концепция ведения войн (emerging theory of war), разработанная начальником Управления реформирования ВС США (Office of Force Transformation) под управлением вице-адмирала Артура Цебровски. Разработчики этой теории убеждены, что в ближайшем будущем эта теория, «если не заменит собой традиционную теорию войны, то существенно и необратимо качественно изменит ее». Сетевая война связана с информационными технологиями, на более глубоком уровне они являются формами войны за знания – кто знает, что, когда, где и почему, и насколько безопасны общество или вооруженные силы в отношении знаний о себе и о противнике.

Сетевая война означает конфликт, связанный с информацией между государствами и обществами. Она означает попытки нарушить, повредить или модифицировать то, что население знает или думает о себе и мире вокруг. Сетевая война может быть нацелена на элитное или общественное мнение или на оба. Смысл сетевого принципа в том, что главным элементом всей модели является «обмен информацией» – максимальное расширение форм производства этой информации, доступа к ней, ее распределения, обратной связи. Сеть представляет собой новое пространство – информационное, в котором и развертываются основные стратегические операции – как разведывательного, так и военного характера, а также их медийное, дипломатическое, экономическое и техническое обеспечение. Боевые единицы, система связи, информационное обеспечение операции, формирование общественного мнения, дипломатические шаги, социальные процессы, разведка и контрразведка, этнопсихология, религиозная и коллективная психология, экономическое обеспечение и т. д. – все это отныне видится как взаимосвязанные элементы единой сети, между которыми должен осуществляться постоянный информационный обмен. Основной целью ведения сетевой войны является: «Совокупность действий, направленных на формирование модели поведения друзей, нейтральных сил и врагов в ситуации мира, кризиса и войны». Для достижения этой цели необходимо заблаговременно:

  • установление полного и абсолютного контроля над всеми участниками актуальных или возможных боевых действий;
  • заведомое и тотальное манипулирование ими во всех ситуациях – в мирное время, при подготовке войны и в ходе ведения войны.

При осуществлении этой цели все страны, народы, армии и правительства мира лишаются какой бы то ни было самостоятельности, суверенности и субъективности, превращаясь в жестко управляемые и запрограммированные механизмы, что означает прямой планетарный контроль – мировое господство нового типа. В результате враги, и занимающие нейтральную позицию силы, по сути, заведомо подчиняются навязанному сценарию, действуют не по своей воле. Это выигрыш в войне до ее начала.

Цель сетевых войн – абсолютный контроль над всеми участниками исторического процесса в мировом масштабе. И здесь не обязательны:

  • прямая оккупация;
  • массовый ввод войск или захват территорий.

Излишни армейские действия и огромные военные траты. Сеть – более гибкое оружие, она манипулирует насилием и военной силой только в крайних случаях, и основные результаты достигаются влиянием на широкую совокупность факторов – информационных, социальных и т. д. Средства массовой информации массированно облучают читателей и телезрителей потоками визуальной и смысловой информации, выстроенной по лекалам заинтересованной страны.

Одна из разновидностей сетевой войны – это война консциентальная. Эта война связана с господством над личностью и над изменением идентичности, то есть над сознанием и над личностью. В результате консциентальной войны определенные типы сознаний просто должны быть уничтожены, перестать существовать, их не должно быть. А носители этих сознаний, наоборот, могут быть сохранены, если они откажутся от форм сознания – предметов разрушения и поражения. Уничтожение определенных типов сознания предполагает разрушение и переорганизацию общностей, которые конституируют данный тип сознания. Конечная цель использования консциентального оружия это изымание людей из сложившихся форм мега общностей. Разрушение народа и превращение его в население происходит за счет того, что никто больше не хочет связывать и соотносить себя с тем полиэтносом, к которому до этого принадлежал. В последние годы сетевые войны стали все более очевидными. Они велись и ведутся США в Ираке. Ливии, Афганистане, на Украине, Сирии, Иране, готовятся против России
и Белоруссии.

Говоря об военно-технической революции, следует отметить, что она является совокупностью сложных процессов, предполагающих кардинальные изменения:

  • в системе управления войной на всех уровнях командования;
  • в строительстве вооруженных сил и подготовке личного состава;
  • создание и принятие на вооружение новых видов вооружения, использование которых способно качественно изменить характер военных действий.

Система принятия решений и управления войной должна включать в себя все уровни командования:

  • высший политический;
  • высший военный;
  • стратегический;
  • оперативный;
  • тактический.

Прогрессирующая технизация приводит к выработке шаблонных форм отдачи приказов. Приказ определяет деятельность войск. Приказ может быть рассчитан на действие, ограниченное во времени и пространстве, на неограниченное действие во временном и пространственном отношении,
а также может устанавливать действия, границы которого установлены лишь в общих чертах в пространственном отношении и не определены во временном. Бой создает все новую и новую обстановку, которая всякий раз требует принятия решений, и часто очень быстрых. Ожидать в таких условиях начальнику в большинстве случаев указаний для действий нельзя. Так как, не имея самостоятельности и не получив указаний, подчиненный быстро теряет уверенность и проявляет нерешительность. Ему следует дать возможность проявить себя. Способность и решимость начальника
и подчиненного, каждого на своем участке, должны составлять единое целое, и только с помощью суммарных усилий можно достичь наиболее полного воздействия на войска.

В новых вооруженных силах все быстрее будет утрачивать значение традиционное деление на виды вооруженных сил – сухопутные, военно-морские и военно-воздушные (в некоторых странах есть еще морская пехота). Эпоха массовой армии, спустя два века после своего начала, подходит к концу. Реагировать на растущее многообразие конфликтов и войн и трансформировать военную организацию государства можно по-разному.

Анализ практики военного строительства показывает, что здесь возможны два пути:

  • Первый – постоянное формирование самостоятельных военных структур, создаваемых под решение конкретных задач, число которых постоянно увеличивается ввиду нарастания многоликости конфликтов.
  • Второй – отдать предпочтение выбору в пользу многофункциональности и многопрофильности вооруженных сил, этот выбор более перспективен и адекватен вызовам современности.

В Германии вполне серьезно обсуждалась возможность включения пограничной полиции в состав бундесвера в качестве армейского корпуса.

В эпоху глобализации военнослужащему как специалисту по применению насилия наряду с традиционными функциями бойца нередко приходится сочетать в одном лице качества полицейского, дипломата и социального работника. Сегодня достаточно трудно предположить с абсолютной точностью, какие еще задачи предстоит решать личному составу вооруженных сил уже в самом ближайшем будущем.

С поступлением в армии всех стран новых видов вооружения, таких как системы наблюдения АВАКС и беспилотных летательных аппаратов, невозможно будет скрыть передвижение бронетанковых частей
и соединений, создавать незаметно в тылу оборонительные рубежи, скрыть расположение складов боеприпасов и автомобильные парки. В современном мире основным видом вооружений стало высокоточное, «умное» оружие дальнего радиуса действия, поэтому все может решить первый удар. Находящиеся на вооружении высокоточные ракеты и снаряды в состоянии поражать цель на большом расстоянии. Армия, имеющая такое высокотехнологическое оружие, может нанести большой урон любой бронетанковой группировке, находящейся как на марше, так и в пункте постоянной дислокации. Неподвижные объекты также становятся более уязвимыми. Боевые действия в будущем превратятся в огневое единоборство с использованием очень сложных артиллерийских и реактивных снарядов.

С возникновением нового вида боевых действий – информационной войны, включающей и выведение из строя компьютерных систем противника, может измениться природа превентивного удара. В этих условиях первый удар может носить скрытый характер, предваряя военные операции с использованием обычных вооружений. Внезапность является одним из средств достижения успеха. Действия нападающей стороны, предпринимаемые внезапно, могут парализовать или подорвать моральную силу, помешать спокойно или трезво оценить обстановку и, наконец, ослабить силу решения. Принципы внезапности и меры по ее недопущению выдвигаются на первый план. Предвидеть, как именно будет разворачиваться война, начатая выведением вычислительных систем противника из строя, чрезвычайно трудно.

Изменение способов ведения войны не исключает использования существовавших раньше. Создание ядерного оружия не сделало ненужными обычные вооружения. Точно так же и техническая революция нашего времени не приведет к отказу от использования партизанской тактики, террористических операций или оружия массового поражения. При известной тактической гибкости можно использовать старые системы вооружений и после того, как появились более совершенные. Способы ведения войны меняются не только благодаря непрерывному техническому прогрессу, но и в зависимости и от того, как государства используют армию для достижения политических целей.

На ход военно-технической революции будет оказывать влияние и мировая политика. Если во время холодной войны существовала опасность глобального конфликта, такого как 1-я и 2-я мировые войны, которые определяли направление военной мысли того времени, то в ближайшие годы глобальные конфликты, вероятно, уступят место локальным конфликтам (хотя в известной степени сохраняется возможность перерастания любого локального конфликта в региональный и глобальный). Локальные конфликты, начавшись после 2-й мировой войны, не прекращаются и сегодня.

В будущем военные технологии могут позволить самым маленьким странам успешно противостоять крупным государствам. Крупные государства, пытаясь использовать военную силу для решения локальных проблем, стремясь при этом избежать больших человеческих и материальных потерь, в новой ситуации могут испытать трудности. Противник, желая предотвратить интервенцию, может нанести по агрессору разрушительные удары. Для нейтрализации превосходства агрессора на уровне дорогих
и эффективных мега систем (таких как спутники или авианосцы) достаточно будет иметь микросистемы, например, крылатые ракеты. История показывает, что новые средства и способы ведения войны появляются постоянно. Когда-то Наполеон упрекал Кутузова, что русские воюют не по правилам, неприемлемыми (асимметричными – сказали бы сегодня) для французов средствами.

Одним из наиболее распространенных типов вооруженных конфликтов современности выступает так называемый асимметричный конфликт. Его классическим примером является столкновение регулярных вооруженных сил с иррегулярными (партизанскими, повстанческими) силами.

Под воздействием принципиально новых оперативно-стратегических факторов изменяется содержание вооруженной борьбы. Среди этих факторов особое место принадлежит развитию высокоточного оружия (ВТО), появлению новых средств радиоэлектронной борьбы и космическим системам разведки и навигации.

Под влиянием этих факторов в локальных войнах XX и в начале XXI века происходит зарождение новой формы вооруженной борьбы – высокоточное сражение. Это сражение включает в себя не только кратковременный обмен авиационными ударами, но также и напряженную борьбу сторон во всех сферах применения вооруженных сил: на суше, в океане (море), в воздухе и космосе. Боевые действия на земле примут форму оборонительно-наступательных действий, встречных столкновений, стремительных рейдов при взаимном, глубоком вклинении группировок войск сторон, преследующих цель максимального использования огневых ударов и закрепления за собой достигнутого успеха. При этом возможен и ближний бой.

Развитие тенденции максимально возможного сохранения живой силы, при ведении боевых действий, за счет замены человека боевыми высокотехнологическими средствами, предполагает применение противником, в случае развязывания боевых действий при отсутствии непосредственного соприкосновения сухопутных группировок противоборствующих сторон, путем применения из ВКС дальнобойного ВТО с повышенной поражающей мощностью.

Следует иметь в виду следующие тенденции и характерные черты вооруженной борьбы в современных условиях и будущих операций:

  • основные задачи по разгрому противника решаются огневым и радиоэлектронным поражением, возрастает значение дальности ведения огневого боя;
  • решающую роль в боевых действиях будут играть авиация, высокоточное оружие и хорошо защищенная помехоустойчивая противовоздушная оборона;
  • в оперативном построении (боевом порядке) группировок войск должны присутствовать действующие в рамках реального масштаба времени разведывательно-информационные центры.

Современная вооруженная борьба – это борьба точечная, сверхинтенсивная, диверсионная, ведущаяся при всесторонней технологической поддержке. При проведении краткого анализа характера
и особенностей вооруженной борьбы видно, что основу потенциала агрессии стали составлять силы и средства воздушно-космического нападения, без применения которых не обходится ни один конфликт. При этом страны, оказавшиеся не в состоянии отразить воздушно-космическое нападение, были вынуждены отказаться от дальнейшей борьбы и признать свое поражение. Закономерность зависимости исхода военных действий от результатов противоборства в воздушно-космической сфере стала объективной реальностью. Поэтому, вероятно, целью систем ПРО, скорее всего, станет не перехват ракет противника, а уничтожение спутников.

Войны будущего могут начаться и практически завершиться проведением длительной воздушно-космической наступательной операции совместно с операцией (действиями) ударных сил и средств военно-морских сил и операций РЭБ. Начаться могут с нанесения глобального удара. Продолжительность такой совместной операции может составлять 60–90 и более суток. Боевые действия будут вестись, прежде всего, роботизированными машинами, которыми управляют операторы за сотни километров. Черты военных действий будущих войн:

постоянная угроза внезапного нанесения противником первого упреждающего электронно-огневого удара с определяющим влиянием на ход и исход первых операций, а также угроза применения противником новых видов оружия;

  • особо «истребительный» характер военных действий с самого начала их развязывания и ведения;
  • скоротечность воздушно-наземных сражений при отсутствии сплошного фронта и при открытых флангах;
  • напряженность борьбы за захват и удержание инициативы, завоевание господства в воздушно-космическом и информационном пространстве;
  • резкие изменения обстановки и способов действий, обусловленные высокой мобильностью войск и эффективностью огневого поражения;
  • увеличение пространственного размаха одновременно ведущихся боевых действий с применением всех средств поражения;
  • возрастание роли защиты войск, населения и объектов тыла страны от существующих и перспективных средств поражения.

В войне с сильным противником достижение победы проведением только воздушно-космической операции не реально. Результатами такой операции нужно еще суметь воспользоваться для завершения разгрома противника. Решить эту задачу без применения сухопутных войск практически невозможно. Это прекрасно понимает военное руководство ведущих стран мира. Сухопутные войска сохранят свое значение, которые в настоящее время во многих государствах активно оснащаются высокоточными и другими новыми видами оружия. В теории и в практике вооруженной борьбы продолжат свое существование такие объективные явления и понятия, как операция, стратегическое развертывание, маневр, перегруппировка, наступление и оборона и многое другое. Одновременно условия, формы и способы их осуществления значительно изменятся. Будущее за более гибкими и разнообразными формами построения боевых порядков, готовностью подразделений и воинских частей к самостоятельным высокоманевренным рейдовым действиям, развитием тактики оперативных маневренных групп и т. д. В развитии форм и способов ведения наступательных действий в перспективе прогнозируются следующие тенденции:

  • сближение результатов ведения операций и способов разгрома группировок противника с применением обычного оружия и оружия массового поражения;
  • перенос центра тяжести в вооруженной борьбе с уничтожения противостоящих группировок войск (сил) из положения непосредственного соприкосновения на их разгром путем нанесения дальних огневых ударов, заблаговременного лишения противника способности к ведению боевых действий;
  • сохранение необходимой эффективности войск (сил) при общем снижении боевого состава объединений видов Вооруженных Сил в целом; группировок войск (сил) на операционных направлениях за счет увеличения удельного веса сил быстрого развертывания;
  • повышение мобильности боевых действий, которые будут развиваться стремительно, без наличия сплошных фронтов, и носить высокоманевренный характер – при вводе в сражение подвижных группировок они будут избегать лобовых фронтальных действий при преодолении укрепленных оборонительных рубежей и стремиться проникать на точно подавленные узлы сопротивления;
  • увеличение глубины одновременного и последовательного огневого (энергетического) поражения противника и охват активными боевыми действиями всей глубины оперативного построения его группировок; увеличение пространственного размаха воздушно-наземно-космического маневра; доминирование «неконтактных», дистанционных действий над ближним боем;
  • разнообразие тактических приемов – точечных, избирательных, глубоких ударов ВТО, рейдовых действий по тылам противника аэромобильных отрядов и групп, массовый ввод в действие вертолетов и истребителей, вертолетов-постановщиков радиопомех;
  • повышение роли воздушных боев смешанным составом самолетно-вертолетных подразделений, комплексное воздействие разнородных сил и средств воздушно-космического нападения на объекты системы управления, разведки, РЭБ противника;
  • доминирование зонально-объектовой, очаговой борьбы;
  • усиливающееся влияние на исход вооруженного противоборства диверсионно-террористических подрывных действий;
  • резкое возрастание роли быстродействующих интегрированных разведывательно-космических систем оружия, способных осуществлять разведку объектов и наносить по ним удары в реальном масштабе времени.

В ходе стратегической наступательной операции главной составляющей будет выступать стратегический удар. В зависимости от цели операции (войны) и соотношения сил планируется нанесение одного или нескольких таких ударов. Удары наносятся для уничтожения военного и экономического потенциалов противника и подавления его воли продолжать войну. Стороны будут стремиться достичь целей войны одним или несколькими ударами в ходе стратегической воздушно-космической операции, поэтому будущая война может оказаться скоротечной. Вооруженная борьба в ней будет протекать по сценарию, навязанному сильнейшей стороной, той, которая лучше подготовится к войне и начнет борьбу в выгодный момент внезапными действиями.

Процесс технического переоснащения армий не является односторонним. Поэтому, несмотря на то, что характер современной вооруженной борьбы не сопоставим с вооруженной борьбой в войнах XIX
и XX веков, оборона сумеет найти эффективный способ противодействия наступлению. Талантливый русский военачальник А.А. Брусилов, анализируя свою богатую боевую практику, пришел к выводу, что потенциал обороны состоит в ее способности навязывать свою волю противнику, в ее активности. В своих воспоминаниях он писал: «Лучший способ обороны – это при маломальской возможности переход в наступление, т. е. обороняться надо не пассивно, что неизбежно влечет поражение, а возможно более активно, нанося противнику в чувствительных местах сильные удары». Оборона по способам действий будет интегрироваться с наступлением. В условиях наземно-воздушно-космического «расширенного поля сражения» при наличии острого дефицита сил и средств вынужденной формой действий явится рассредоточенная оборона по фронту и глубине. Она может применяться в оперативном и тактическом масштабах.

В оперативном звене такая оборона основывается на автономном удержание армией (корпусом) или частью их сил и средств жизненно важных районов и объектов на отдельных операционных направлениях в сочетании с действиями мобильных частей прикрытия, созданием огневых заслонов
и огневых мешков в незанятых промежутках.

Для такой обороны характерно неравномерное распределение сил и средств по направлениям. Построение рассредоточенной обороны может быть различным, но чаще всего основные силы объединения (соединения) будут сосредоточиваться в глубине, чтобы осуществлять широкий маневр вторыми эшелонами и резервами на угрожаемые направления в ходе оборонительного сражения.

В тактическом звене оборона опирается на систему оборонительных районов, узлов, а также опорных пунктов боевых групп (взвод, рота). Основу таких боевых групп могут составлять танки, БМП и БТР, а также минно-взрывные заграждения. При такой обороне против превосходящих сил противника необходимо надежно обеспечивать фланги и стыки между узлами сопротивления, используя стрелковое и противотанковое оружие, создавать огневые мешки, применять засадные действия, а также управляемые минно-взрывные заграждения. Мобильная оборона требует от объединений, по крайней мере, одинаковой с противником оперативной мобильности, отличной выучки и жесткой дисциплины войск, а также исключительной управляемости.

Традиционное деление военных действий на два вида – наступление и оборону уже не в полной мере отражает произошедшие изменения в характере вооруженной борьбы – типичным явятся оборонительно-наступательные действия. Доминирующим в ходе оборонительно-наступательных действий станет дистанционный способ противоборства, который как бы «уравновешивает» возможности сторон в нанесении упреждающих, ответно-встречных и ответных ударов. Повышается значение проведения авиационной и ракетно-артиллерийской подготовки, которая в сочетании с проведением воздушно-космической операции с применением оружия на новых физических принципах, в состоянии при определенных условиях сорвать наступление противника, либо значительно снизить его огневое превосходство и перехватить инициативу.

Ранее господствовавший ближний огневой бой по ряду вопросов отходит на второй план. Вместе с тем необходимо формировать у командиров различных степеней нестандартное тактическое мышление, неприятие схематизма, шаблонных подходов. Тактика, как подлинное искусство боя, должна непрерывно совершенствоваться, опираясь на исторический боевой опыт русской (советской военной школы), зарубежных армий, учитывая опыт войн прошлых столетий. При проведении операций, электронно-огневых, воздушно-космических, наземно-наступательно-оборонительных, невозможно обойтись без тактических действий, которые возможно, возможно, на начальном этапе будут носить вспомогательный характер, но в последующем (когда не исключается применение позиционных форм борьбы) займут подобающее им место.

Общевойсковой бой будет разным по масштабу, содержанию и вестись не только в тактической зоне, но и в оперативной глубине, о чем свидетельствует опыт современных войн и вооруженных конфликтов.
В тактической зоне огневое поражение войск осуществляется средствами полевой артиллерии и ударами СВН.

Для ударов с воздуха противник может применять большой арсенал огневых средств: самолеты тактической авиации; вертолеты армейской авиации; крылатые и баллистические ракеты; беспилотные летательные аппараты (БЛА); управляемое бортовое (высокоточное) оружие, к которому относятся управляемые ракеты (УР), управляемые авиационные бомбы и кассеты (УАБ, УАК) противорадиолокационные (и противотанковые) управляемые ракеты (ПРР, ПТУР).

Перечень средств поражения у воздушного противника достаточно обширный, а его основу составляет высокоточное оружие, позволяющее выборочно поражать любые наземные цели. Помимо ВТО из средств поражения особо следует выделить армейскую авиацию, действиям которой в тактической зоне отводится исключительно важная роль.

Противовоздушный бой – важнейшая составная часть общевойскового боя, так как от его результатов напрямую зависит боеспособность войск и выполнение ими поставленных задач. В настоящее время все общевойсковые соединения и части имеют в своем составе силы и средства ПВО, которые свои возможности в борьбе с воздушным противником реализуют в форме противовоздушных боев, отражая налеты на прикрываемые войска, находясь в их боевых порядках.

В современном общевойсковом бою и операции успешно решать эту важнейшую задачу можно только комплексно, совместными усилиями всех сил и средств, способных вести с ними борьбу, как в воздухе, так и на земле, а также путем противодействия его намерениям. В результате бой общевойсковых соединений и частей приобретает черты наземно-воздушного боя.

Современные тактические действия помимо боя, который по-прежнему, остается стержневой основой, включает в себя систему обеспечивающих, специальных и вспомогательных действий. С изменением условий ведения боевых действий планирование операций придется готовить и проводить боевые действия в более короткие и даже в предельно сжатые сроки. Планирование боя и его организация требуют:

а) определения:

  • конкретной цели боя;
  • направления сосредоточения основных усилий;
  • наиболее соответствующих обстановке способов действий, приводящих к успешному решению поставленной задачи;

б) создания необходимой группировки сил и средств в стратегическом и оперативных звеньях;

в) построения целесообразного боевого порядка в тактическом звене;

г) организации взаимодействия родов войск и элементов боевого порядка;

д) обеспечения неуязвимости этого боевого порядка на весь ход боя, предусмотрев все необходимые его перестроения;

ж) организации бесперебойного снабжения войск всем необходимым;

з) ведения всего бой в соответствии с принятым решением.

Это означает, в частности, при соблюдении в целом принципа централизации, единоначалия важность всемерного расширения фронта работы, предоставления больших прав штабам, начальникам родов войск, служб. Они должны решать многие вопросы самостоятельно, согласуя их с общевойсковым штабом и между собой, так как при крайне отграниченном времени и быстром развитии событий командующий уже не в состоянии лично рассматривать и решать все важнейшие вопросы подготовки и ведения операции, как это было в прошлом. Нужны значительно большая инициатива и самостоятельность во всех звеньях, управляемость. При этом особую роль приобретают организаторские способности командиров всех уровней.

Заключение

Современная война представляет собой целый комплекс политического, экономического, информационного и социального воздействия на обороноспособность государства.

Научно-технический прогресс не стоит на месте и преподносит новые способы ведения боевых действий. Завершен переход ведущих государств от стратегии массового применения живой силы к использованию более совершенных, требующих меньших затрат людских ресурсов и гарантирующих более эффективное поражение противника (комплексы и системы ВТО) средств поражения.

Таким образом, главная особенность содержания вооруженной борьбы в войнах и вооруженных конфликтах ХХI века состоит в том, что новые формы военных действий можно охарактеризовать как объемные, охватывающие все сферы вооруженной борьбы (суша, море, воздух, космос), где электронное, экономическое, психологическое, информационное и силовое воздействия будут осуществляться с нарастающей интенсивностью во времени и пространстве, что позволит добиться решительных результатов в кратчайшие сроки лишать противника инициативы и свободы маневра.

Исходя из этого, необходимо разрабатывать новые формы и способы ведения боевых действий, обеспечивающих большую живучесть личного состава и ВВТ на случай конфликтов с применением всех возможных средств поражения от ядерного оружия до оружия, основанного на новых физических принципах.

Необходимо констатировать, что содержание вооруженной борьбы будущего значительно изменится, военные действия в возможных войнах и вооруженных конфликтах будут вестись по законам и правилам той страны, которая в наибольшей степени подготовлена к реализации на практике самых передовых достижений в военной и технологических областях.

Список использованной литературы

  1. Андриевский И.А. Некоторые аспекты современных форм и способов враждебного противостояния и вооруженного противоборства // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2012. № 2. [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2012/02/420.
  2. Балабин В.И. Виды формы и способы военных действий в войнах и вооруженных конфликтах // Информационный бюллетень Смоленского регионального отделения Академии военных наук. Выпуск № 34. 2015. С. 7–18. Инв. № 22146.
  3. Брунтальский П. Клаузевиц уже отдыхает // ВПК. 2007. 10 января. № 1 (167).
  4. 1941–уроки и выводы / Рук. автор. коллектива Неласов П. Москва: Воениздат, 1992.
  5. Слипченко В. Война будущего (прогностический анализ). [Электронный ресурс] Режим доступа: URL: http://voxdocx.com/?p=562.
  6. Щерба А., Чагрин А., Лосик А. Средства вооруженной борьбы как цивилизационное явление. Совершенное и эффективное насилие формирует миропорядок // Военно-промышленный курьер. 2012. 25 июля. № 29. [Электронный ресурс]. URL: http://vpk-news.ru/articles/9077

 

[1] Например, новые российские корабли серий 11-43, 11-44, 11-64, АПЛ проекта 949А уже адаптированы под прием и передачу сигналов системы космической разведки, которую в интересах ВМФ ведет выведенная на орбиту в 2012 году станция «Лотос». Все последующие суда ВМФ РФ должны быть оборудованы аналогичными системами.

Орлов Андрей 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение