Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Новое в военном деле / Статьи
Сущность гибридной войны и ее инициаторы
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 12-11-2017

После распада Советского Союза, произошли необратимые изменения в системе международных отношений, США стали абсолютным гегемоном в мировой политике и во всех сферах жизнедеятельности общества – от экономической до духовной.

США в своей стратегии на 21 век ставит своей целью не только сохранение своего текущего статуса абсолютного гегемона и мирового жандарма, но и усиление своего влияния в мире и насаждения его даже путем силы. Американские аналитики выделяют как минимум двух основных соперников, которые могут помешать США оставаться на лидирующих позициях во всех сферах жизнедеятельности общества – это Китай и Россия. Именно Российская Федерация, как правопреемница СССР, заслуживает особого внимания.

На протяжении всей истории западные страны пытаются ослабить геополитическое влияние России, убрать ее из списка лидирующих стран. Существует точка зрения, что одной из основных технологий, направленных против России, сегодня является гибридная война. Бывший советник НАТО, парламентарий из Нидерландов и генерал-майор в отставке Франк ван Каппен дал определение гибридной войне: «Гибридная война — это смешение классического ведения войны с использованием нерегулярных вооруженных формирований. Государство, которое ведет гибридную войну, совершает сделку с негосударственными исполнителями — боевиками, группами местного населения, организациями, связь с которыми формально полностью отрицается. Эти исполнители могут делать такие вещи, которые само государство делать не может, потому что любое государство обязано следовать Женевской конвенции и Гаагской конвенции о законах сухопутной войны, договоренностям с другими странами. Всю грязную работу можно переложить на плечи негосударственных формирований».[1]

В данной связи можно дать определение гибридной угрозы, чтобы лучше понять термин гибридной войны. В 2010 году Рабочая группа НАТО дала следующее определение «гибридной угрозы» – это угроза, созданная реальным или потенциальным противником (государством, негосударственной организацией или террористами), которая заключается в реализованной или предполагаемой возможности одновременного применения традиционных и нетрадиционных военных методов для достижения своих целей.[2] Так как не существует юридически оформленного определения гибридной войны, приведём еще одно определение. Современный эксперт, Дэвид Килкаллен, автор научного труда «Случайный партизан», заявляет, что термин гибридная война – это лучшее определение современных конфликтов, но автор подчеркивает, что она включает в себя комбинацию партизанской и гражданской войн, а также мятежа и терроризма.[3] Например, введение США и другими странами-членами антироссийских санкции в 2014 году. Санкционная политика против России продолжается и по сей день. К примеру, ограничения на финансирование российских банков и компаний нефтегазового сектора на основании нового американского закона о санкциях вступят в силу с 28 ноября. Об этом сообщается на сайте Минфина США.[4]

Активное ведение гибридных войн побуждает к выделению способов или методов ведения современных войн нового поколения.

Во-первых, политико-дипломатические методы, к примеру, политическое давление. Примером может послужить поддержка Соединенными Штатами сепаратистских тенденций и националистических движений в республиках бывшего Советского Союза, таких как: Грузия, Украина, Молдова. Следующий метод – финансово-экономический, а именно, применение санкций, введение эмбарго. Примером тому служат: введение антироссийских санкций, спекуляция цен на нефть. Существует также методы информационно-технического и информационно-психологического давления. Их главная задача – нацелить людей против власти, против правящей элиты своего государства. Одним из результатов является установление марионеточного режима с целью подчинения правящей элиты интересам страны-соперника. Часто встречающимися методами на сегодняшний день являются цветные революции и международный терроризм, осуществляемый различными террористическими организациями. (Аль-Каида, ИГИЛ). Можно вспомнить цветные революции в Грузии, Кыргызстане, Молдове, Украине, имевшие место в конце 20, начале 21 столетия. Говоря о терроризме, следует подчеркнуть, что с каждым годом увеличивается число террористических группировок, терактов (Это подтверждают и данные исследования, нашедшие отражение в «Глобальном рейтинге терроризма 2015 года», составленном Британским Институтом экономики и мира. Согласно данным исследования в период с 2000 года по 2014 год в результате только 61 тыс. террористических акций погибло более 140 тыс. человек)[5], сегодня мы уже говорим о международном терроризме, как о глобальной проблеме, которая требует решения не одной страны, а мирового сообщества в целом.

Сегодня данный термин получил широкую огласку в мире, он употреблялся многими европейскими и американскими политиками и экспертами. Так, например, П.А. Климкин, министр иностранных дел Украины в своем интервью подчеркнул, что, российскую «оккупацию» Крыма и Восточной Украины, а также гибридную войну против Украины нельзя сравнить ни с одним другим конфликтом, даже с тем, который идет в Сирии.[6] Также в ведении «гибридной войны» Россию обвиняли и продолжают обвинять президент Украины Петр Порошенко, канцлер Германии Ангела Меркель.[7] Данный неологизм прижился, его стали упоминать и использовать все больше политиков западной Европы. Что волнует больше всего, это тот факт, что данный термин связал себя исключительно с Россией. Причем в данное словосочетание многие вкладывают антироссийский смысл. По их мнению, Российская Федерация стремится лишь к мировому господству и гегемонии.

Обратимся к национальной военной стратегии Соединенных Штатов Америки от 2015 года: «Подобные «гибридные» конфликты могут состоять из военных сил, как это сделала Россия в Крыму или из VEO (violent extremists organizations), вырабатывающего элементарный потенциал объединенных вооружений, как продемонстрировал ИГИЛ в Ираке и Сирии. Гибридные конфликты также могут состоять из государственных и негосударственных субъектов, работающих вместе для достижения общих целей, используя широкий спектр оружия, как мы видели на востоке Украины. Гибридные конфликты способствуют повышению неоднозначности, усложняют процесс принятия решений и замедляют координацию эффективных ответных мер. Благодаря этим преимуществам для агрессора, вполне вероятно, такая форма конфликта сохранится и в будущем».[8] Если вдуматься в смысл, можно отчетливо увидеть, что США в своей стратегии сравнивают Россию с ИГИЛ. Не только в стратегии США, но и в западных СМИ часто появляется информация, в которой Россия обвиняется в ведении гибридной войны.

Возьмем статьи на определенную тему из американского журнала «Revue del’ OTAN magazine» (авт. – электронный журнал НАТО), в статьях четко прослеживается идея и даже опасение того, что международные организации, такие как Североатлантический альянс, не имеют представления, как приспособиться к гибридным войнам, к «новому» типу агрессии. Более того, утверждается, что «русские оказались хитрее, что в информационной войне они страшны, что Russia Today бьет прямо в цель».[9] В результате для западного обывателя создается ужасающая картина, будто «агрессивная» Россия по всем статьям превосходит Запад. Подобное управление восприятием направлено на достижение поддержки гражданами, увеличения военных расходов и мер по усилению давления на Россию. Происходит управление сознанием граждан США, давление на их мировоззрение посредством СМИ.

С другой стороны, Россия и ее сторонники имеют основания утверждать, что именно против них развязана необъявленная война. Все претенденты на мировое господство, приходившие с мечом на нашу землю, нас же и упрекали, что Россия воюет «не по правилам». И участь всех их была незавидна.[10]

Одним из методов ведения гибридной войны, как говорилось ранее, является терроризм. Спецслужбы Великобритании с США, такие как Ми-6 и ЦРУ разработали проект использования терроризма для решения глобальных геополитических проблем и целей в борьбе с СССР в рамках холодной войны. После Второй Мировой войны была создана организация ГЛАДИО. Данная организация была причастна к террористическим актам в Европе.[11] Средства массовой информации обвиняли в терактах либо СССР, либо коммунистические партии Европы.

Следующая разработка запада – это Аль-Каида, организация существовавшая как на территории Афганистана, так и на территории Пакистана. На базе Аль-Каиды создаётся и ИГИЛ. Стоит сделать вывод, что российская политика в Сирии по предотвращению гражданской войны и противоборства терроризму обоснована: основная цель России – недопущение возрастания влияния террористических группировок в регионе, который является до нас важным стратегическом, экономическом центром.

Чтобы нам окончательно убедиться в том, что именно запад стоит за гибридными войнами, исследуем международную ситуацию на сегодняшний день. Обратимся к основным методам ведения гибридной войны:

  1. Военно-силовой: войска и военные базы НАТО все дальше продвигаются на восток к границам России, прежде всего нужно говорить о странах Прибалтики.
  2. Военно-экономические методы: санкции, блокирование российских счетов заграницей.
  3. Информационно-психологическое давление, обвинение Российских войск в ведении военных действий на востоке Украины, обвинения в аннексии Крыма, а также в разрушении Алеппо в СМИ. Американские средства массовой информации утверждают, что кибератаки российских хакеров повлияли на результаты выборов президента в США. На самом деле применение хакерских атак было зарегистрировано только со стороны США и Израиля против Ирана. Вашингтон проводит дезинформацию населения.

Таким образом, можно утверждать, что понятие гибридной войны - неологизм, введенный западными странами во главе с Соединенными Штатами Америки, который имеет давнюю структуру и содержание. Методы гибридной войны были направлены против России, особенно активизировались они после распада Советского союза. Сегодня используются абсолютно все средства ведения подобных войн. Одним из опасных методов является терроризм; Если бы не политика Российской Федерации в Сирии, то запрещенные группировки группировки уже давно бы просочились в страну и террористические акты происходили регулярно. Стране не только нужно, она обязана противостоять гибридным войнам для сохранения своего статуса, для поддержания престижа на международной арене и имиджа страны заграницей.

Список литературы

  1. Kudors A. 2015. Note d’information. Guerre hybride: un nouveau défi de sécurité pour l’Europe. URL: http://www.parleu2015.lv/files/cfsp-csdp/wg3-hybrid-war-background- notes-fr.pdf.
  2. Kilcullen D.: The Accidental Guerrilla / C.Hurts & CO., - 2009. – 306 p.
  3. Mokshanov M. G. Aktual’nye voprosy protivostojanija gibridnym vojnam v uslovijah sovremennoj dejstvitel'nosti / M. G. Mokshanov // Nauka. Mysl’. - № 3. - 2015. 60-62
  4. The National Military Strategy of the United States of America 2015 The United States Military’s  Contribution To National Security June 2015. 25 p.
  5. La guerre hybride et le choix de la riposte. URL: http://www.nato.int/docu/review/2014/Russia-Ukraine- Nato-crisis/Russia-Ukraine-crisis-war/fr/index.htm.
  6. Белозеров В.К., Соловьев А.В. Гибридная война в отечественном политическом и научном дискурсе. 2015. Журнал Власть. С. 5-11.

 

[1] Общественно-политический журнал «Эхо России» http://ehorussia.com/new/node/9092 (Доступ 31.10.17)

[2] Kudors A. 2015. Note d’information. Guerre hybride: un nouveau défi de sécurité pour l’Europe. URL: http://www.parleu2015.lv/files/cfsp-csdp/wg3-hybrid-war-background- notes-fr.pdf (accessed 21.10.2017).

[4] https://lenta.ru/news/2017/09/30/usa/ (Доступ 26.10.2017)

[5] The Global Terrorism Index 2015  http://static.visionofhumanity.org/sites/default /files/2015Report_2.pdf

[6] http://inosmi.ru/politic/20160621/236921728.html Доступ (23.10.2017)

[7] http://www.rbc.ru/politics/25/06/2014/57041ea49a794760d3d3f913 (Доступ 27.10.2017)

[8] The National Military Strategy of the  United States of America 2015 The United States Military’s  Contribution To National Security June 2015 с. 4

[9] La guerre hybride et le choix de la riposte. URL: http://www.nato.int/docu/review/2014/Russia-Ukraine- Nato-crisis/Russia-Ukraine-crisis-war/fr/index.htm (accessed 22.10.2017).

[10] В.К. Белозеров, А.В. Соловьев. Гибридная война в отечественном политическом и научном дискурсе. 2015. Журнал Власть. С. 8-9

[11] https://rossaprimavera.ru/article/operaciya-gladio (Доступ 27.10.17)

 

Кирилина Елизавета


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение