Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Новое в военном деле / Статьи
В цифровую эпоху поле битвы находится всюду
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 31-07-2017
Новый мировой порядок означает, что Китай и Россия могут подрывать военную мощь Запада.

Созданный компанией Northrop Grumman стелс-бомбардировщик B-2 Spirit не может не впечатлять. Он способен незамеченным пролететь тысячи миль и сбросить термоядерную бомбу на любую из множества целей на нашей планете. По некоторым оценкам правительства, каждый из стоящих на вооружении B-2 с учетом стоимости разработки стоил американским ВВС 2,1 миллиарда долларов.

Стран, у которых есть деньги и технологии, позволяющие создать нечто подобное, немного. Поводов использовать такие вооружения тоже немного (и слава Богу). Соответственно, США сохраняют преобладание в том, на чем основываются их две основные стратегии противовеса — в ядерном оружии и высокоточных ракетах. Однако, хотя эти технологии по-прежнему необходимы, чтобы противостоять вызовам со стороны держав-соперников, в нашем быстро меняющемся мире их больше не достаточно.

В странах НАТО большая часть оборонных расходов до сих пор идет на невероятно дорогие металлические коробки, умеющие ездить, ходить по морю или летать. Однако, как и во многих других частях нашего цифрового мира, военная мощь быстро смещается из области видимого в область невидимого, от техники к программному обеспечению, от атомов к битам. И это смещение кардинальным образом меняет все расклады, связанные с развертыванием сил — и в том, что касается стоимости, и в том, что касается возможностей, и в том, что касается уязвимых мест.

Сравните расходы на B-2 с пренебрежимо малой стоимостью террориста или поддерживаемого государством хакера, способного периодически повергать в хаос чужие банки, транспортную инфраструктуру — или даже демократические выборы.

США отчасти признали, что реальность меняется. В 2014 году они наметили контуры третьей стратегии противовеса, объявив, что Америка должна также сохранить превосходство в технологиях нового поколения — таких, как робототехника и искусственный интеллект. Единственная страна, которая способна соперничать с Америкой в этих областях, — это Китай, активно вливающий в них деньги.

Однако в эпоху асимметричных конфликтов третья стратегия противовеса способна справиться лишь с частью угроз. В виртуальном мире существует крайне мало правил игры, намерения и возможности противника трудно оценить, а реальных способов понять, проигрываешь ты или выигрываешь, просто нет.

Такая непрозрачность очень удобна для тех, кто хочет подорвать военную мощь Запада. Судя по всему, Китай и Россия понимают этот новый мировой беспорядок намного лучше прочих — и ловко умеют пользоваться уязвимыми местами Запада.

Китайские стратеги одними из первых начали составлять карту этих новых территорий. В 1999 году два офицера Народно-освободительной армии Китая опубликовали книгу под названием «Неограниченная война» («Unrestricted Warfare»). По их мнению, три необходимых "материальных элемента любой войны«- а именно солдаты, оружие и поле битвы- сейчас изменились до неузнаваемости. В число солдат вошли хакеры, финансисты и террористы. Оружием может стать что угодно — гражданские самолеты, браузеры, компьютерные вирусы. Ну а поле битвы теперь находится «всюду».

Российские стратеги также расширяют свои представления о том, что такое военная сила. В недавних конфликтах в Грузии и на Украине Москва использовала традиционные силовые методы. Однако она также организовала кибератаки, направленные против обеих стран и против Эстонии. Вдобавок ее обвиняют во «взломе» американских президентских выборов.

Кроме этого она расширяет свои дезинформационные операции в стиле КГБ. Профессор Марк Галеотти (Mark Galeotti) называет это «превращением информации в оружие». По словам Дмитрия Киселева, российского телеведущего и кремлевского пропагандиста, информационные войны стали «основным видом ведения войны».

Бывшая сотрудница Пентагона Роза Брукс (Rosa Brooks) считает, что американские вооруженные силы не слишком подходят для того, чтобы противостоять такому разнообразию вызовов. Она предлагает переосмыслить защиту западных обществ и применение «мягкой силы» и превратить их в коллективные национальные задачи. «Представьте себе обновленный государственный сектор, основанный на идее всеобщей службы,- Америку, в которой каждый молодой мужчина и каждая молодая женщина год или два посвящают работе, укрепляющей национальную и глобальную безопасность», — пишет она.

Пока Дональд Трамп продолжает занимать Белый дом, подобные идеи нереалистичны. Он убежден, что нужно больше тратить на старомодную военную технику. Кроме того, Кремль вряд ли мог бы найти более удобного президента США, чем этот человек, хвалящий Владимира Путина как сильного лидера, не торопящийся поддерживать коллективную безопасность НАТО и обвиняющий американскую прессу в распространении «фальшивых новостей».

В контексте так называемых меметических войн Кремль мог бы считать, что он уже победил. Однако окружению г-на Путина рано радоваться. Им стоит вспомнить о том, что Запад намного меньше зависит от конкретных людей и институтов, чем Россия. Сейчас Конгресс США проталкивает введение против Москвы более жестких санкций за ее вмешательство в президентские выборы.

Более того, внутренние противники российского президента также берут на вооружение новые стратегии. Так в этом году лидер оппозиции Алексей Навальный выпустил красиво снятое видео, посвященное предполагаемой коррумпированности премьер-министра Дмитрия Медведева. В социальных сетях его посмотрели почти 24 миллиона раз.

Несмотря на все свои практические навыки, авторитарные государства стремительно теряют свою монополию на превращение информации в оружие.

Джон Торнхилл


Источник: http://inosmi.ru/military/20170726/239900126.html 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение