Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Новое в военном деле / Статьи
Взаимоотношения общества и военной организации в контексте обеспечения национальной и коллективной безопасности: сравнительный анализ на примере России и стран НАТО
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 14-11-2014

Взаимоотношения военной организации и общества, их характер и гармоничность оказывают непосредственное влияние на состояние национальной безопасности. Обеспечение последней зависит, с одной стороны, от того, насколько эффективным является управление военной организацией со стороны органов государственной власти, удовлетворены ли потребности военной организации в человеческих, финансовых и материально-технических ресурсах.

С другой стороны, деятельность военной организации может сама по себе приводить к ущемлению интересов общества, снижая национальную безопасность в ее социальной, экономической и других сферах. В связи с этим полезным представляется исследование взаимоотношений общества и военной организации с точки зрения необходимости поиска баланса их интересов и потребностей. При этом можно предположить, что различные страны представляют собственные модели организации взаимоотношений общества и военной организации, позволяющие в большей или меньшей степени достигнуть данного баланса. Сравнительный анализ взаимоотношений общества и военной организации на примере России и стран НАТО интересен еще и потому, что позволяет рассмотреть взаимоотношения общества и военной организации в различных контекстах обеспечения национальной и коллективной безопасности, определить, какие условия способствуют и затрудняют достижение указанного баланса.
Для проведения обоснованного анализа взаимоотношений общества и военной организации в конкретно-исторических условиях - в России и странах НАТО, необходимо, прежде всего, выполнить теоретический анализ данного явления. Взаимоотношения общества и военной организации являются достаточно популярной темой исследования в отечественной и зарубежной науке. Обобщая существующие работы по теме, можно выделить два основных подхода к ее раскрытию, которые мы условно обозначим как государственно-управленческий и ценностно-нормативный.

В рамках государственно-управленческого подхода взаимоотношения между обществом и военной организацией раскрываются как отношения власти и подчинения, складывающиеся между военной организацией как элементом государства, с одной стороны, и государством и обществом, с другой стороны. При этом, с одной стороны, выделяются концепции, исходящие из представления о военной организации как инструменте, создаваемом и используемом государством для реализации национальных целей и интересов (Бланд Д., Маслюк С.Г., Певень Л.В. и др.) . Государство и общество при этом оказывают целенаправленное управленческое и контролирующее воздействие на военную организацию, интересы и цели субъектов государства и общества признаются приоритетными по отношению к принципам строительства и функционирования военной организации. В центре внимания в рамках подобных концепций находятся управление военной организацией органами государственной власти и гражданский контроль над ней.

С другой стороны, некоторые авторы (Вагтс А., Владимиров А.И., Лассуэлл Г., Миллз Ч., Шабардин П.М. и др.)  указывают, что потребности и интересы военной организации, обусловленные необходимостью обеспечения национальной безопасности, являются приоритетными по отношению к потребностям и интересам государства и общества. Это подразумевает отклонение от принципов гражданского контроля над военной организацией, вплоть до превращения военной организации в самостоятельного субъекта политических отношений.

С нашей точки зрения, в рамках описанных выше концепций раскрываются два типа взаимоотношений общества и военной организации, полярных по отношению друг к другу – характеризующиеся  доминированием интересов военной организации и доминированием интересов государства и общества. Основные идеи данных подходов могут быть интегрированы в рамках единой концепции, представляющей отношения военных и невоенных субъектов как определяемые взаимной зависимостью и взаимным влиянием.

В отличие от описанного выше государственно-управленческого подхода, ценностно-нормативный подход к пониманию взаимоотношений общества и военной организации раскрывает их  как взаимосвязь и взаимодействие военной организации и государства и общества, определяемые содержанием ценностно-нормативных систем данных субъектов, их сходством и различием. При этом некоторые авторы подчеркивают ценностно-нормативные различия между военными и невоенными субъектами (Дерюгин Ю.И., Серебрянников В.В. и др.) . В качестве наиболее значимого рассматривается принципиальное отличие военной деятельности от деятельности субъектов государства и общества, приводящее к формированию и  развитию военной культуры и специфического военного профессионализма. В совокупности с решаемыми задачами и используемыми специфическими средствами это обусловливает закрытость военной организации, ее отделение от общества и делает необходимым гражданский контроль над ней.

Напротив, некоторые авторы, не отрицая качественные различия между  ценностями и нормами военных и невоенных субъектов, выделяют и их сходство, выступающее как основание взаимоотношений между обществом и военной организацией (Мамонтов Ю.В., Москос Ч., Суставов В.П., Тиморин А.А. и др.) . Данное сходство объясняется наличием общих для военных и невоенных субъектов интересов и целей, связанных с обеспечением национальной безопасности, наличием в обществе единой системы ценностей и норм, а также взаимовлиянием субъектов. Специфический вариант данной идеи разрабатывался в рамках военно-социологической мысли советского периода – вооруженные силы рассматривались как «сколок» социалистического общества в связи с тем, что общественные отношения и процессы в специфической форме отражаются в деятельности военнослужащих и социальных отношениях в вооруженных силах.

Государственно-управленческий и ценностно-нормативный подходы, с нашей точки зрения, не являются взаимоисключающими. Основой развития взаимоотношений общества и военной организации является роль и положение последней в обществе, проявляющиеся в специфике деятельности военнослужащих. Данная специфика обусловливает ценностно-нормативные основания военной службы, статусы и роли военнослужащих, их образ жизни, качественно отличающиеся от ценностей и норм, статусов и ролей, образа жизни гражданских лиц, обусловливает появление социальных связей между военнослужащими и формирование их общностей (в том числе военной организации как наиболее широкой и организованной социальной общности военнослужащих). Это определяет характер взаимодействия общностей военнослужащих и гражданских, в том числе их права и обязанности по отношению друг к другу, их позиции по отношению друг к другу в отношениях власти и подчинения. Среди отечественных авторов интеграция положений государственно-управленческого и ценностно-нормативного подходов отмечается в работах А.И. Смирнова. Данный автор характеризует армию как политический институт, который создается государством для реализации своих целей средствами вооруженного насилия, однако подчеркивает значимость социокультурных оснований взаимодействия общества и армии, раскрывает процессы изменения ценностей военнослужащих и гражданских людей, анализирует влияние данных процессов на взаимодействие общества и армии.

Выводы, сделанные на основе анализа теоретических подходов к пониманию взаимоотношений общества и военной организации, позволяют сделать выводы об основании, на котором строятся данные взаимоотношения. Их свойства определяются спецификой военной деятельности, а именно тем, что она, с одной стороны, является необходимым средством обеспечения национальной безопасности и интересов общества, а с другой стороны, возможна только при обеспечении военной организации ресурсами и ее регулировании обществом. Военная деятельность не является самоцелью, она должна не только обеспечивать интересы общества, отвечать потребностям его субъектов в конкретно-исторических условиях, но и соответствовать возможностям и ресурсам общества. В то же время, необходима достаточная эффективность военных средств защиты национальной безопасности, что может подразумевать определенное ущемление интересов общества в целях достижения данной эффективности (например, в связи с повышением доли расходов на военные нужды при снижении доли расходов на социально значимые статьи бюджета). Деятельность субъектов общества не должна создавать препятствий для обеспечения защиты национальной безопасности от внешних и внутренних угроз военными средствами. В связи  этим необходим поиск баланса между деятельностью военной организации и интересами общества, который определяется соотношением двух составляющих: обеспеченностью военной организации необходимыми ресурсами и реализованностью интересов общества в его взаимоотношениях с военной организацией.

Обеспеченность военной организации необходимыми ресурсами характеризуется тем, что субъекты общества предоставляют военной организации финансовые, материальные и человеческие ресурсы необходимого качества и в объеме, достаточном для обеспечения ее способности эффективно выполнить поставленные перед ней задачи. Обеспеченность военной организации также подразумевает, что органы государственной власти осуществляют эффективное управление военной организацией. В свою очередь, реализованность интересов общества характеризуется тем, что военная организация, с одной стороны, эффективно обеспечивает национальную безопасность, создавая, таким образом, необходимые условия для реализации данных интересов (соблюдение прав и свобод личности, сохранение материальных и духовных ценностей общества, конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности государства). С другой стороны, о реализованности интересов общества можно говорить в случае, если само по себе обеспечение военной организации ресурсами и ее деятельность не приводят к ущемлению интересов общества. Рассмотрим взаимоотношения между обществом и военной организацией на основе описанного подхода.

При проведении сравнительного анализа взаимоотношений между обществом и военной организацией в России и странах НАТО принципиально важным является учет принципа коллективного обеспечения безопасности. Альянс обеспечивает необходимый уровень национальной безопасности для каждого из государств-членов НАТО на основе совместных усилий всех стран, а не самостоятельных усилий каждого из государств . Указанная цель достигается за счет того, что каждое из государств вносит свой вклад в коллективное обеспечение безопасности, в виде взносов в общий военный бюджет НАТО, обеспечения Объединенный вооруженных сил НАТО личным составом и вооружениями, военной техникой, необходимыми для проведения конкретных операций. В связи с этим в НАТО существуют единые стандарты на вооружение, военную технику, подготовку личного состава. Подобные стандарты во многом определяли специфику реформирования военной организации в бывших социалистических государствах, стремившихся вступить в НАТО.

Так, объем вклада каждого из государств в коллективное обеспечение безопасности неодинаков и определяется исходя из ресурсов и возможностей государства. Согласно данным, представленным на официальном сайте НАТО, объем вклада каждого из членов НАТО в общий военный бюджет рассчитывается по специальной формуле, учитывающей размер валового национального дохода. В 2014-2015 гг. наибольший вклад приходится на США, Германию, Францию и Великобританию – в совокупности данные страны обеспечивают около 58,3% от общего объема военного бюджета НАТО. Таким образом, участие в НАТО оказывает непосредственное влияние на достижение баланса интересов во взаимоотношениях общества и военной организации – задает иные критерии для оценки достаточности ресурсного обеспечения военной организации, одновременно гарантируя более высокий общий уровень национальной безопасности, что создает основу для более полной реализации интересов общества. Несмотря на принятые на саммите НАТО в 2014 г. решения о необходимости увеличения объема военных бюджетов , можно ожидать сохранения отмеченной диспропорции во вкладах государств-членов в военный бюджет НАТО. Ряд государств, входящих в НАТО, не развивают все элементы военной организации, способной полностью обеспечить национальную безопасность данного государства.

Россия также является членом международных организаций, обеспечивающих сотрудничество в области безопасности и обороны, например, Организации Договора о коллективной безопасности. Четвертая статья Договора о коллективной безопасности гласит: «В случае совершения акта агрессии против любого из государств-участников все остальные государства-участники предоставят ему необходимую помощь, включая военную, а также окажут поддержку находящимися в их распоряжении средствами в порядке осуществления права на коллективную оборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН». Вместе с тем, Военная доктрина Российской Федерации подразумевает развитие военной организации, способной самостоятельно обеспечить национальную безопасность Российской Федерации. Таким образом, применительно к России коллективное обеспечение безопасности организовано по принципу, отличному от НАТО, в связи с чем сравнение типов и уровней сбалансированности, сложившихся в России и странах НАТО, представляет значительную эвристическую ценность, особенно учитывая, что расширение НАТО представляется одной из значимых угроз национальной безопасности, а отношения со странами НАТО осложнились в связи с вооруженным конфликтом в Украине и вхождением Крыма в состав Российской Федерации.

Таким образом, факторы взаимоотношений общества и военной организации в странах НАТО и России качественно различны. Это позволяет сделать вывод о том, что различны и характерные для них модели данных взаимоотношений. В целях выявления моделей и определения состояния взаимоотношений общества и военной организации нами были использованы, во-первых, показатели, характеризующие степень ресурсной обеспеченности военной организации в России и странах НАТО с точки зрения объема выделяемых ресурсов. Во-вторых, нами были использованы показатели, характеризующие степень реализованности интересов общества и его субъектов в России и странах НАТО в общем, не только в их взаимодействиях с военной организацией. Выбор подобных показателей обусловлен, с одной стороны, отсутствием сравнимых данных именно по степени реализованности интересов общества в его взаимодействиях с военной организацией в различных странах мира. С другой стороны, реализованность интересов общества в его взаимодействиях с военной организацией находится во взаимосвязи с общим уровнем реализованности интересов общества и прав граждан.

На основе данных групп показателей были рассчитаны агрегированные индексы ресурсной обеспеченности военной организации в России и странах НАТО и реализованности интересов общества в России и странах НАТО. В рамках агрегированного индекса обеспеченности военной организации в России и странах НАТО были объединены показатели, использующихся при расчете Глобального индекса милитаризации : индекс объема финансирования военной организации, индекс объема человеческих ресурсов, индекс объема вооружений, а в рамках агрегированного индекса реализованности интересов общества в России и странах НАТО: Индекс развития человеческого потенциала , Индекс позитивного мира , отражающий эффективность институтов и структур, обеспечивающих социальную стабильность и благополучие, Индекс свободы исследовательской организации Freedom House , отражающий уровень реализации гражданских прав и свобод, и два показателя, использующихся при расчете Глобального индекса миролюбия – Индекс безопасности и социального благополучия государства, Индекс вовлеченности государства во внешние и внутренние конфликты. Агрегированный индекс ресурсной обеспеченности военной организации в России и странах НАТО может принимать значения от +1 до -1, при этом значение «+1» указывает на высокую степень обеспеченности военной организации всеми необходимыми ресурсами, значение «-1» указывает на низкую степень обеспеченности военной организации ресурсами, необходимыми для эффективного выполнения ее функций. Для агрегированного индекса реализованности интересов общества в России и странах НАТО значение «+1» указывает на высокий уровень жизни граждан, стабильность и устойчивое развитие общества, значение «-1» – на низкое качество человеческого потенциала, низкий уровень безопасности и стабильности общества и т.д.

Расчет агрегированных индексов подразумевал нормализацию перечисленных показателей. Нормализация значений показателей осуществлялась в контексте России и стран НАТО, а не всех стран, по которым имеются значения показателей, так как в последнем случае полученные значения не были бы сравнимы – для каждого из индексов количество измеряемых стран неодинаково. В связи с этим полученные агрегированные индексы могут интерпретироваться только в сравнительном контексте – их значения указывают на степень обеспеченности военной организации и реализованности интересов общества в России и странах НАТО в сравнении друг с другом. Полученные значения агрегированных индексов позволили охарактеризовать модели взаимоотношений общества и военной организации в России и странах НАТО (см. Рисунок 1).

 
Рисунок 1. Распределение России и стран НАТО по уровню реализованности интересов общества и уровню ресурсной обеспеченности военной организации, определенных на основе вторичных данных.


Показатели, использовавшиеся при расчете агрегированного индекса обеспеченности военной организации в России и странах НАТО, характеризуют объемы ресурсного обеспечения не в абсолютном выражении – денежные единицы, количество человек и единиц техники, а в относительном выражении – количество военнослужащих в соотношении с объемом населения, военный бюджет в процентах от ВВП и в соотношении с расходами на здравоохранение в процентах от ВВП, количество вооружений в соотношении с объемом населения. В связи с этим к одному уровню были отнесены страны с различным объемом ресурсного обеспечения в абсолютном выражении, что было связано с различным размером ВВП и численностью населения.

С точки зрения объема ресурсов, выделяемых военной организации, и степени реализации интересов общества в рамках НАТО наблюдается разброс стран.  При этом, несмотря на различные объемы ресурсного обеспечения военной организации, по оценкам ряда экспертов все из стран НАТО обеспечивают собственные военные организации ресурсами в достаточной степени для того, чтобы они могли эффективно выполнять свои функции. Учитывая, что перед военной организацией каждой из стран-участниц блока ставятся задачи, соответствующие возможностям страны, достаточным может быть признан различный объем ресурсного обеспечения. Общий уровень безопасности в рамках блока является более высоким за счет коллективных условий по ее обеспечению, в связи с чем различный по объему вклад, который вносят в коллективное обеспечение безопасности различные страны, позволяет достичь достаточного уровня национальной безопасности для каждой из них и создает основу для реализации интересов общества.

Отдельно отметим, что наиболее милитаризованные страны НАТО, характеризующиеся высоким уровнем ресурсной обеспеченности военной организации и одновременно низким уровнем реализованности интересов общества – Турции, Румынии, Хорватии, Болгарии и Греции – не принадлежат к числу членов НАТО, вносящих наибольший вклад в обеспечение коллективной безопасности. Так, например, согласно плану на 2014-2015 гг. совокупный вклад Болгарии, Румынии, Хорватии, Греции и Турции в военный бюджет НАТО составит 6,94% от его общего объема. При этом наиболее значительным является вклад Турции – 4,1% от военного бюджета НАТО, в то время как для остальных стран этот показатель не превышает 1,1% .  Напротив, страны, вносящие наибольший вклад в военный бюджет НАТО (в совокупности обеспечивающие более половины объема военного бюджета НАТО – США, Германия, Франция и Великобритания), характеризуются уровнем реализованности интересов общества выше среднего при сравнении России и НАТО.

Подводя итог сравнительного анализа России и стран НАТО, можно обнаружить общие и особенные характеристики взаимоотношений общества и военной организации в данных странах. Общим для России и некоторых стран НАТО является высокий уровень ресурсной обеспеченности военной организации (в относительном плане – в соотношении с размером ВВП и объемом населения) и низкий уровень реализованности интересов общества. Так, Россия и Турция имеют совпадающие значения соответствующих агрегированных индексов. В обоих случаях не достигнут баланс во взаимоотношениях общества и военной организации, но в силу различных, специфических для каждой из стран причин, а именно в связи с различиями в характере обеспечения национальной безопасности в России и в рамках системы коллективной безопасности НАТО. В связи с этим, несмотря на одинаковый уровень обеспеченности военной организации и реализованности интересов общества, Россия и Турция не могут определяться как имеющие одинаковое состояние взаимоотношений общества и военной организации. Ресурсное обеспечение военной организации, которое может быть рассмотрено как недостаточное для реализации целей военной организации в России, может являться достаточным для страны-участницы НАТО (в силу более низких требований к каждому отдельному участнику блока), что составляет особенное при сравнении данных стран.

 

Шаева О.Н.

 

Список использованной литературы

  1. Владимиров А.И. Некоторые аспекты военно-гражданских отношений в России // Мировая экономика и международные отношения. 1998.  № 3. С. 113–121.
  2. Гуманитарные аспекты строительства Вооруженных Сил / Под общ. ред. В.П. Суставова. – М.: ВУ, 1997.
  3. Мамонтов, Ю.В. Марксистско-ленинская концепция армии и ее реализация в развитии современных революционных вооруженных сил: дис. … д-ра филос. наук. – М., 1987 .
  4. Маслюк, С.Г. Гражданско-военные отношения в России. Проблемы демократического контроля над военной сферой. – М.: Центр политических и международных исследований, 1998.
  5. Организация Договора о коллективной безопасности (официальный сайт) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.odkb-csto.org/structure/ (дата обращения: 21.10.2014).
  6. Певень, Л.Я. Демократический контроль над вооруженными силами: теория и практика гражданско-военных отношений. Монография. – М.: Изд-во РАГС, 2008.
  7. Серебрянников, В.В., Дерюгин, Ю.И. Социология армии. – М.: ИСПИ РАН, 1996.
  8. Смирнов, А.И. Взаимодействие общества и армии как социального института в современной России. – М.: Институт социологии РАН, 2010.
  9. Тиморин А.А. Армия и социалистическое общество. – М., 1972.
  10. Шабардин, П.М. Армия и политика в современную эпоху: дис. …д-ра филос. наук: 09.00.10 / Шабардин Петр Михайлович. – М.,1996.
  11. Bland, D.L. A Unified Theory of Civil-military Relations // Armed Forces and Society. – 1999. – Volume 26, Number 1. – pp. 7-26.
  12. Lasswell, H. The Garrison State // The American Journal of Sociology. – 1941. – Volume 46, Number 4. – pp. 455-468.
  13. Mills, C.W. The Power Elite. Oxford Press, 1956 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.thirdworldtraveler.com/Book_Excerpts/PowerElite.html (дата обращения: 17.10.2014).
  14. Vagts, A. The History of Militarism. – Greenwood Press, 1981.
  15. Moskos, C. Soldiers and Society. – US army Research Institute for the Behavioral and Social Sciences, 1988.
  16. NATO Handbook. – Brussels: Public Diplomacy Division, NATO, 2006.
  17. NATO funding [Электронный ресурс] // North Atlantic Treaty Organization. – Режим доступа: http://www.nato.int/cps/en/natolive/topics_67655.htm (дата обращения: 21.10.2014).
  18. Allied leaders pledge to reverse defence cuts, reaffirm transatlantic bond [Электронный ресурс] // North Atlantic Treaty Organization. – Режим доступа: http://www.nato.int/cps/en/natohq/news_112461.htm (дата обращения: 21.10.2014).
  19. BICC’s Global Militarization Index 2013 [Электронный ресурс] // Bonn International Center for Conversion. Систем. требования: Adobe Reader. – Режим доступа:  http://www.bicc.de/old-site/uploads/pdf/GMI_Daten_2013_e.pdf (дата обращения: 20.10.2014).
  20. Human Development Index (HDI) [Электронный ресурс] // United Nations Development Programme. Human Development Reports. – Режим доступа: http://hdr.undp.org/en/content/human-development-index-hdi-table (дата обращения: 21.10.2014).
  21. The 2014 Global Peace Index Report [Электронный ресурс] // Institute for Economics and Peace. – Режим доступа:  http://www.visionofhumanity.org/#/page/news/949 (дата обращения: 20.10.2014).
  22. 2014 Freedom in the World [Электронный ресурс] // Freedom House.  – Режим доступа:  http://freedomhouse.org/report-types/freedom-world#.VETtSfmsVRg (дата обращения: 20.10.2014).

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность