Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Вооруженные Силы РФ: вчера, сегодня, завтра / Рабочие будни
Игра на опережение. «Большие маневры на Волыни» в 1938 году
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 18-01-2013

75 лет назад на юго-востоке Польши прошли военные учения, целью которых было упреждение действий Москвы по «чехословацкому вопросу». Польша встремилась продемонстрировать всем свою военную мощь накануне больших военных потрясений.

Противоречия между Польшей и Чехословакией из-за Тешинской области зародились в начале ХХ века. В ноябре 1918 года польский Национальный совет Тешинского княжества заключил договор с чешским правительством о разделе этой территории. Но уже в январе 1919 года чехословацкие войска вошли на территорию области и полностью ее оккупировали.

В июле 1920-го в результате международного арбитража регион был разделен, в результате чего значительное количество поляков оказалось на территории соседнего государства. Это проблема посеяла раздор в чехословацко-польских отношениях. Варшава «затаила» обиду на южных соседей и стала ждать удобного момента, чтобы вернуть спорную регион в состав Польши.

Во время Судетского кризиса 1938 г., когда Гитлер потребовал от Чехословакии передать Третьему Рейху Судетскую область с преобладающим немецким населением, о своих претензиях на «Заользье» (восточная часть Тешинской Силезии, находящейся за рекой Олшей) заявила и Польша.

В этой ситуации 12 мая 1938 г. Советский Союз заявил о готовности поддержать Чехословакию в противостоянии с Германией. Для этого Москва была готова отправить на помощь «чехословацким рабочим и крестьянам» свою армию. Дело было за малым. Нужно было добиться от Варшавы и Бухареста разрешения на проход Красной армии через территорию сопредельных государств.

В Польше и Румынии прекрасно понимали, чем чреват данный «проход» большевиков через их территорию,  поэтому эти страны выступили против «советской помощи для Чехословакии».

Москва не скрывала своего недовольства польско-немецким сближением. Более того, в планах стратегического планирования РККА с середины 1930-х основным врагом «государства рабочих и крестьян» на ряду Германии рассматривалась именно Вторая Речь Посполитая. В докладе «О стратегическом развертывании Вооруженных Сил СССР на Западе и на Востоке» от 24 марта 1938 г. какая-либо возможность военного сотрудничества СССР с Польшей даже не рассматривалась. Всем было ясно: Польша для СССР враг.

Понимали это и в Варшаве, поэтому и не верили в мирный исход прохода советских войск через польскую территорию. Кроме этого, Варшава отказалась предоставлять воздушный коридор для пролета советских самолетов в Чехословакию.

Последним аргументом Польши стали крупные военные маневры, которые Войско Польское провело в период с 14 по 19 сентября 1938 г. на Волыни, непосредственно у границы с опасным восточным соседом. Руководил учениями главный инспектор Войска Польского дивизионный генерал Станислав Бурхарт-Букарский.

В маневрах приняли участие 3-я, 13-я, 21-я, 27-я и 30-я дивизий пехоты, 10-я бригады кавалерии, 5-я учебная кавалерийская дивизия (в составе Подольской и Кресовой кавалерийских бригад) и вторая бригада легких бомбардировщиков. Кроме этого, в учениях были задействованы танковые части и подразделения Корпуса Охраны Пограничья.

По воспоминаниям участников «больших волынских маневров 1938 г.» польское командование сделало ставку на отработку взаимодействия танковых войск с кавалерией и пехотой. При этом активное участие в учениях приняли, части, дислоцируемые непосредственно на «кресах». Так, к примеру, важную роль в конечном фазе учений (контрнаступлении на противника) сыграл  84-й полк полесских стрелков из Пинска, входивший в состав 30-й пехотной дивизии Войска Польского. В итоге, маневры завершились полным разгромом «наступавших» с востока «красных», частями оборонявшихся «синих».

После учений в Луцке был проведен большой военный парад, который лично принимал маршал Э. Рыдз-Смиглы. Вскоре на чехословацкой границе поляки развернули отдельную оперативную группу «Слёнск» в составе 4-й, 21-й и 23-й пехотных дивизий, Великопольской и 10-й моторизованных кавалерийских бригад под командованием генерала К. Бортновского. 19 сентября 1938 г. после окончания маневров Министр иностранных дел Польши Юзеф Бек направил послу Польши в Германии Юзефу Липскому письмо, в котором предписывал посланнику в беседе с Гитлером придерживаться следующих директив:

  1. Правительство Польской Республики констатирует, что оно, благодаря занимаемой им позиции, парализовало возможность интервенции Советов в чешском вопросе в самом широком значении. Наш нажим в Бухаресте оказал желательное действие. Маневры, проводимые нами на Волыни, были поняты Москвой как предостережение.
  2. Польша считает вмешательство Советов в европейские дела недопустимым.
  3. Чехословацкую Республику мы считаем образованием искусственным, удовлетворяющим некоторым доктринам и комбинациям, но не отвечающим действительным потребностям и здравым правам народов Центральной Европы.
  4. В течение прошлого года польское правительство четыре раза отвергало предложение присоединиться к международному вмешательству в защиту Чехословакии.
  5. Непосредственные претензии Польши по данному вопросу ограничиваются районом Тешинской Силезии, т. е. немногим более чем районами Тешинским и Фриштатским и доступом по железной дороге до станции Богумин (Одерберг).
  6. Принимая во внимание наше непосредственное соседство, мы заинтересованы в разрешении в общих чертах чехословацкого кризиса. Мы относимся благосклонно к идее об общей границе с Венгрией, памятуя, что географическое расположение Чехо-Словацкой Республики правильно рассматривалось как мост для России. В этой проблеме нам не хватает ясного определения решения Венгрии, которая играет здесь решающую роль. С нашей точки зрения, венгерские претензии имеют большие шансы в Прикарпатской Руси, Словакия же может входить в расчет только в рамках широкой автономии. Мы не уверены, что эти вопросы Венгрией достаточно подготовлены, а Польша решать этого за них не может.
  7. По нынешним сведениям, западные державы могут пытаться придерживаться прежней концепции Чехословакии при частичных уступках в пользу Германии. 19 сего месяца мы выступили с возражениями против такого разрешения вопроса. Наши локальные требования мы ставим в категорической форме. Мы сообщаем конфиденциально, что наблюдение за границей усилено, а 21 сего месяца мы будем располагать в южной части Силезии значительными военными силами. Заявляем формально, что эта группировка войск не направлена против Германии.

Дальнейший ход событий, что касается польской стороны, зависит, прежде всего, от решения правительства, но также и от общественного мнения. В дальнейшем в этой области будет особенно важна стабилизация польско-германских отношений. Здесь заслуживают внимания следующие проблемы:

  • Гданьский вопрос играет в настроениях главную роль. В связи с этим и в связи с банкротством Лиги наций представляется необходимым простой договор, стабилизирующий положение вольного города.
  • Ясная формула, подобная германо-итальянской, в вопросе о границах может способствовать параличу интриг между Польшей и Германией на международной арене.
  • Продление пакта от 1934 г. 3) может явиться дополнительным фактором стабилизации.

23 сентября 1938 г. Москва попыталась надавить на Варшаву, заявив, что если польские войска вступят в Чехословакию, СССР денонсирует заключенный им с Польшей в 1932 году договор о ненападении, но поляки, чувствуя поддержку со стороны Германии по средствам каналов МИДа ответили, что «меры, принимаемые в связи с обороной польского государства, зависят исключительно от правительства Польской Республики, которое никому не обязано давать объяснения».

В этот же день в Москву из Рима поступило особо секретное сообщение, в котором, в частности, отмечалось, что: «итальянский посол в Варшаве по вопросу Чехословакии 16 и 17 сентября телеграфирует:

  1. Польское правительство не исключает совершенно из своих расчетов возможность вооруженного советского вмешательства, но считает эту возможность маловероятной.
  2. В кругах польского МИД полагают, что в связи с внутренним положением и дезорганизацией Красной Армии в силу последних чисток, СССР не может оказать существенную помощь Чехословакии и ограничится посылкой аэропланов и технического персонала.
  3. С целью пресечения каких бы то ни было попыток СССР послать через Польшу войска на помощь Чехословакии Польша с целью демонстрации начала 15.09 маневры на Волыни и под этим предлогом сконцентрировала там нужное количество войск.
  4. Румыния довела до сведения Польши о том, что слухи о соглашении о пропуске советских войск через Румынию ложные.
  5. Польша думает, что нельзя абсолютно рассчитывать на волю Румынии к сопротивлению перед фактом конкретного советского военного нажима».

21 сентября 1938 г. польское правительство предъявило ультиматум Чехословакии, требуя передачи Заользья. 1 октября чехословацкая армия покинула свои позиции на границе, а в Тешинскую Силезию вошли части Войска Польского.

Стратегические маневры на Волыни, за которыми так тщательно следили в СССР, сыграли свою роль. Москва не отважилась напасть на Польшу осенью 1938 года. Советский бросок на Запад произошел лишь через год и после того, как большинство боеспособных польских частей были разбиты в войне с нацистской Германией.


Источник: http://www.istpravda.ru/pictures/1703/


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность