Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Вооруженные Силы РФ: вчера, сегодня, завтра / Рабочие будни
Таджикистан первой половины 1990-х годов...
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 28-12-2012

Так вышло, что бои на таджикско-афганской границе оказались в тени новейшей российской истории. Причина, как ни цинично звучит, — сильная конкуренция среди войн в конце двадцатого века, особенно на одной шестой части суши.

Сразу после распада Советского Союза на окраинах империи вспыхнули многочисленные пожары. Таджикистан был лишь одной из «горячих точек». И без него тогда стране хватало жарких новостей. А потом началась первая чеченская война, и простым россиянам стало не до Таджикистана. Граждане учили по «Новостям» совсем другую географию: Грозный, Шатой, Ведено. Поэтому, естественно, сегодня чаще вспоминают Чечню, чем Таджикистан.

В память о друге, которого привезут грузом 200 с границы. Другу Сергею, который вернулся оттуда после службы в Хорогском ПогО. Знак уважения к сотням и тысячам других русских пацанов, которые были на той, незнаменитой войне. Моим ровесникам, которым пришлось метаться по горячим точкам распавшейся страны. Закавказье и Средняя Азия, Приднестровье и осетино-ингушский конфликт, Абхазия и Грузия – все это, к сожалению, было уведено в тень нашей памяти Чечёнской войной. А ведь и там, и там стреляли вовсе не игрушечными пулями. И там, и там – шла война.

Небольшое вступление

Немного о истории заставы. Сначала, с 40-х годов, на Саригорском направлении находился лишь  пограничный пост. И сложилось неписанноё правило – после того, как пограничник 100 раз был здесь в дозоре он имел право высечь свою фамилию на огромной плоской скале, находившейся в районе поста. Её назовут Доской Почёта.

Таджикистан первой половины 1990-х годов через призму 12 заставы.

 

Доска Почёта. Пёс Дик, который первым обнаружил боевиков 13 июля 1993 года. После вывода советских войск из Афганистана, ввиду повысившейся важности этого направления, было решено создать новую заставу. Она получила №12 и название «Сари-Горы». Прежняя 12 застава на Иоле стала 13. Первым командиром заставы стал  Опаренко, замполитом – Ю. Болматов. Застава прикрывала долину между хребтами, за её спиной проходит дорога Шуроабад-Куляб-Душанбе. В это же время из Афганистана в Таджикскую ССР вывели 201-ю Дважды Краснознамённую Гатчинскую мотострелковую дивизию.  Там ей предстояло дожидаться сокращения, поэтому солдат в дивизии практически не было. Но рост националистических настроений в Средней Азии заставил сокращение отложить. В дивизию после массовых беспорядков в Душанбе в феврале 1990 года, когда погибли 25 человек и 565 ранено (Тогда беспорядки переросли в погромы улиц и кварталов города, сопровождались массовым насилием и убийствами русскоязычного населения (русских, немцев, татар, евреев, корейцев), вновь стали прибывать солдаты. Дивизия вновь стала разворачиваться по боевым штатам.

Таджикистан первой половины 1990-х годов через призму 12 заставы.

БМП на проспекте Ленина в Душанбе, 14 февраля 1990 года Также в это время в Узбекскую ССР вывели 15 ОБрСпН (отдельная бригада специального назначения), которой тоже придется сыграть важную роль в описываемых событиях.

Начало

После того, как в Москве действия ГКЧП в августе 91 года завершились неудачей, в Таджикистане антикоммунистическая оппозиция (движение "Растохез"; Демпартия Таджикистана и Исламская партия возрождения — последняя в стадии организационного оформления) получила формальную возможность открыто выступить против правящего режима. После достаточно массовых антиправительственных митингов в Душанбе К.Махкамов был смещен, и к власти вернулся Р.Набиев, бывший до К.Махкамова первым секретарем ЦК КПТ. В конце 1991 года первые выборы президента объявленного суверенным Таджикистана он выиграл, будучи кандидатом коммунистов, т.е. правящей группы и де факто "ленинабадцев". Первые несколько месяцев его правления действовало подписанное с оппозицией соглашение, по которому крупным оппозиционерам в обмен на их обязательство действовать сугубо политическими методами гарантировалась неприкосновенность. Политическая ситуация в стране стала крайне запутанной. Однако, по мнению историков, более глубинными были не политические противоречия, а этнические и экономическое — условно говоря, конфликт между промышленно развитым севером и отсталым югом (Курган-Тюбинская и Кулябская области). Этот конфликт постепенно вышел на первый план. Факт истории – в декабре 1991 года в Душанбе приехал А.Собчак. Благодаря его рекомендациям в Таджикистане была официально зарегистрирована Исламская партия возрождения Таджикистана, единственная легитимная исламская партия в Средней Азии. Каратегинцы (гармцы) — жители долин рр. Сурхаб и Кызылсу, а также долины р. Обихингоу (долина Вахиё) от Файзабада на западе до кишлака Пильдон на востоке и перевала Хабурабад на юге. В 1940-е — 1960-е значительная часть каратегинцев была переселена в Вахшскую долину для сельскохозяйственного освоения. Каратегинцы составляют 25 % от общей численности таджикского населения. Кулябцы (кулоби)- жители восточной и центральной части Хатлонской области (25 %). Ленинабадцы (ходжентцы, худжанди) — жители Согдийской (бывшей Ленинабадской обл.). Общая численность — 25 %. Памирцы (бадахшанцы) — жители Горно-Бадахшанской АО. В отличие от остального населения Таджикистана (суннитов), памирцы являются исмаилитами. Численность — 10 % . Гиссарцы — жители Гиссарской долины от Пахтабада на западе до Файзабада на востоке. Численность — 10 %.

В это время некомплекта военнослужащих на границе ещё не было. Заставы исправно получали пополнение. В ноябрьском пополнении на 12 заставу было 2 будущих Героя России – Игорь Филькин и Сергей Борин.

Таджикистан первой половины 1990-х годов через призму 12 заставы.

Стоят слева-направо: Ренат Хангиряев, Игорь Филькин (Герой России, посмертно), Сергей Борин (Герой России,посмертно), Рустам Курбонов, сидит в среднем ряду Азамат Зайнулин, сидят в нижнем ряду Саша Еловиков, Сергей Колотыгин(орден "За личное Мужество",посмертно) Ноябрьский призыв 1991 года.Служба на границе с Афганистаном никогда не была лёгкой.

Часто слышишь: а почему это бандиты проникают на территорию Таджикистана, если границы охраняются российскими пограничниками? Пусть сплюнет тот, кто видел эти границы. Здесь горы. Здесь лунный ландшафт. Голые скалы и пропасти, изредка перемежаемые пятнами трав и кустарников. Козьи тропы, осыпавшиеся с тех пор, как сдох здесь последний козел. Безжизненная пыль холмов внизу, безжизненные камни наверху. Гора наползает на гору и горой прикрывается. От высоты до высоты порой несколько сот метров, но между ними непроходимые пропасти, что позволяет безнаказанно обстреливать с одной высоты другую, не опасаясь штурма.

Первое дело в бою (да и на охоте тоже) в горах – дойти до противника. Не сдохнуть на бесчисленных спусках и подъемах, не сорваться с кручи, елозя брюхом по камням над бездной без всякой страховки. Единственная страховка: смотреть, куда поставил ногу и за что взялся идущий перед тобой, а не туда, куда покатился камень — в пропасть. Единственная  надежда на то, что успеет поддержать идущий сзади. Знать, что нет дороги назад, только вперед. И если ты пойдешь обратно той же тропой, кабана уж точно не найдешь, но зато обнаружишь оставленную специально для тебя засаду. Подниматься в гору медленнее, но легче, зато спускаться — быстрее. Насчет легкости помолчим. Спускаешься правым боком к склону горы, автомат в левой руке, чтобы другой — свободной — успеть уцепиться во время падения за редкую щетину выгоревшей травы. Ноги без всяких усилий бегут по разбитой тропинке. Временами испытываешь жгучее желание сесть и съехать вниз на заднице. Останавливает только то, что до низа доедут только кости.

 

Таджикистан первой половины 1990-х годов через призму 12 заставы.

В горах, где расстояния обманчивы, воздух прозрачен, видно за много километров, и присевший человек на первый взгляд неотличим от куста, наблюдательность может спасти жизнь. Особенно здесь, на звериной тропе таджикско-афганской границы, где можно встретить не только боевика. Кабаны не стреляют.  Правила стары, как мир: ты хочешь его убить, он этого не хочет. Если ты проморгал кабана на близком расстоянии, рискуешь получить клыками в бок. От таких ран шансов выжить не больше, чем от автоматной очереди. Но вот ты дошел и увидел цель. Не спеши: подбери получше позицию — вдруг вместо парочки торчащих на виду боевиков увидишь кое-что посерьезнее, которое в нужный момент высунется и сделает свой выстрел. Возможно, ты его уже не услышишь... На память приходит фрагмент из читанного когда-то романа о борьбе пограничников тридцатых годов против бандформирований и контрабандистов в горах Туркмении: «Ты врага не только стрелять — считать должен. Четверых убьешь, а пятый бах из-за камня! И нету тебя. Скажет: «Почему меня не посчитал, я тоже здесь был!» Именно так погибнет И. Тохтин 8 мая 1990 года, пограничник 12 заставы. Он шел первым в РПГ (разведывательно-поисковой группе, спустившись со скалы и не имея возможности ждать остальных — пойдет на задержание двух нарушителей у развалин кишлака Сафицанг. А потом — незамеченный им третий выстрелит из-за кустов.

Итак, 2 декабря 1991 г., принимая президентскую присягу, Р.Набиев поклялся в верности народу. Первые месяцы, пришедшиеся на зиму, прошли довольно спокойно. Новый виток конфронтации начался после ареста видного оппозиционера Максуда Икрамова 6 марта. 11 марта Душанбинский городской суд приговорил одного из руководителей "Растохеза" Мирбобо Миррахимова — одного из членов так называемого Народного комитета февраля 1990 года — к двухлетнему тюремному заключению за "клевету на председателя Верховного Совета Таджикистана Сафарали Кенджаева". После ряда пресс-конференций, организованных руководством оппозиции в связи с этими событиями, 22 марта в Душанбе состоялся многотысячный митинг в знак протеста против судебных преследований руководителей Демократической партии Таджикистана. Обстановка все более накалялась. Последней каплей стала прямая трансляция 25 марта по республиканскому телевидению заседания Президиума ВС Таджикистана, на котором С.Кенджаев обвинил министра внутренних дел Мамадаёза Навжуванова, памирца по происхождению, в превышении полномочий. Обвинения были высказаны в крайне оскорбительной форме. М.Навжуванов, в свою очередь, обвинил С.Кенджаева в дискриминации горцев. Уже утром 26 марта на площади Шохидон (быв. Ленина) перед резиденцией Р.Набиева собрались около 500 человек, преимущественно выходцев с Памира. В течение нескольких последующих дней их число непрерывно росло, в ряды митингующих вливались группы из других районов Таджикистана, в основном гармцев и памирцев, просидевших там два месяца. Началось выдвижение политических требований, среди которых наиболее важными были: отставка спикера парламента С.Кенджаева, а затем и всего парламента, принятие новой конституции, выборы в Верховный Совет на основе многопартийности, прекращение преследований оппозиции.

Сторонники правящей группы, формально под эгидой "Общественного комитета по защите конституционного строя", организовали контр-митинг на площади Озоди800-летия Москвы. Однако 4 апреля закончился рамадан и толпа на Шахиджон существенно пополнилась крестьянами, мобилизованными при активном участии исламских клириков, традиционно сильных в претендовавших на передел власти регионах. Пререкательства между оппозицией и властями завершились в Душанбе массовыми беспорядками. Р.Набиев, не ожидавший такого размаха антиправительственных выступлений и не имевший возможности подавить их силой (милиция заняла нейтральную позицию), повел политику лавирования. С одной стороны, он обещал оппозиции некоторые уступки в виде определенных политических реформ в будущем, с другой — делал все, чтобы сохранить С.Кенджаева и парламент, как опору своей власти. Он выдвигал в качестве обязательного условия прекращение митинга. Председатель Демократической партии Таджикистана (ДТП) Шодмон Юсуф 7 апреля дал провокационное заявление, после которого отъезд из Таджикистана русскоязычного населения принял небывалые размеры: лишь до конца мая 1992 г. из Таджикистана, опасаясь за свою жизнь, бежали 20 тыс. русскоязычных жителей. Особую остроту события приобрели в последней декаде апреля.

Начавшаяся 20 апреля XIII сессия ВС Таджикистана наделила Р.Набиева полномочиями Верховного Главнокомандующего и присвоила ему звание генерал-полковника. Прозвучали угрозы в адрес митингующих. В ответ оппозицией был предъявлен ультиматум об отставке С.Кенджаева, срок которого истекал в 14.00 21 апреля. Однако депутаты продолжали отстаивать своего спикера. Митинг отреагировал демаршем, сформировав отряды "гвардии" и отправив ее на захват парламента. Был выдвинут окончательный ультиматум об отставке С.Кенджаева со сроком до 12.00 22 апреля. К 23.00 21 апреля оппозиция взяла в качестве заложников около 20 человек, среди которых оказались 16 депутатов ВС и 2 заместителя премьер-министра. Сессия была вынуждена проголосовать за введение в состав президиума ВС бывшего кандидата в президенты Сайфитдина Тураева, главы мусульман кази-калона А.Тураджонзода и заместителя председателя ДПТ Аслиддина Сахибназарова.

Но данное решение запоздало. Оно лишь свидетельствовало о бессилии парламента и президента и укреплении позиций антиправительственных сил. Ситуация начала все быстрее выходить из под контроля правительства. Вместо Кенджаева спикером избрали памирца А. Искандарова. В состав Президиума ВС вошли казикалон А. Тураджон-зода и другие деятели оппозиции. Вся республика на экранах телевизоров увидела, как довольный казикалон, указывая на место бывшего спикера, заявил Искандарову: " Не садись в это гнусное коммунистическое кресло. Оно изгажено твоими предшественниками. Мы сделаем тебе другое кресло". При этом он, на манер своих московских единомышленников, поднял два пальца ("Мы победили!"). Этот жест подействовал на кулябцев как красная тряпка на быка. Они не могли смириться с такой явной похвальбой главного руководителя "шохидонцев" и в ночь на 23 апреля прибыли в Душанбе и заняли площадь Озоди. Кулябцы, и среди них лидер партии "Ошкоро" Сангак Сафаров, поддерживали президента Набиева и законные структуры власти. Под их давлением на ХIV сессии ВС Кенджаева восстанавливают в должности спикера. На одной улице Рудаки (бывшем проспекте Ленина), в пятистах метрах друг от друга, забурлили два противостоящих митинга. 29 апреля к двум митингам, на площади Шохидон и Озоди, прибавился третий — на площади Садритдина Айни.

Он был организован так называемой душанбинской молодежью, в составе которой находились члены тринадцати молодежных мафиозных группировок. Таким образом мафиозные структуры практически открыто вышли на политическую арену. На митинге было принято требование, обращенное к Р.Набиеву, от которого ожидали принятия мер, направленных на разрешение конфликта. Президент предпринял попытку подавить оппозицию силой. 1 мая он объявил призыв в "национальную гвардию", издал приказ о формировании отдельного батальона в бригаде особого назначения и приказал раздать участникам проправительственного митинга около 2 тыс. автоматов. 5 мая указом президента было объявлено чрезвычайное положение, предусматривавшее запрет всех политических партий и митингов, и введен комендантский час в столице. Одновременно по телевидению транслировалось выступление лидеров оппозиции, объявивших, что она выступает за слом нынешнего прокоммунистического режима, который призван возродить тоталитарную систему. Диктор телевидения обратился к русскоязычному населению с заверениями, что события в республике не являются всплеском национализма или следствием межнациональных конфликтов и что поэтому никаких репрессий в отношении русскоязычного населения не будет. В этот день президентской гвардией была предпринята вооруженная попытка разогнать пикеты из местных жителей, препятствовавших проезду в город подкрепления сторонникам правительства из Куляба, в результате чего появились убитые и раненые. В ответ оппозиция захватила аэропорт, железнодорожный вокзал и президентский дворец; были взяты трофеи: 200 автоматов и 3 БТР (по другим данным на сторону оппозиции перешел генерал — начальник президентской гвардии, — сдав оппозиции около двухсот автоматов и четыре БТРа). По национальному телевидению выступили лидеры оппозиции с призывом к русскоязычному населению сохранять нейтралитет, а также президент Р.Набиев, в свою очередь призвавший граждан поддержать режим законности и порядка.

Непрерывно продолжались закулисные переговоры президента с оппозицией, принимались договоренности и подписывались совместные документы, но обе стороны не выполнили ни одного принятого на себя обязательства или условия. Наступил паралич власти. В жилых микрорайонах началось формирование отрядов самообороны. В течение 6-7 мая продолжались бои между президентской гвардией и силами оппозиции за овладение стратегически важными объектами города. Одновременно велись переговоры между лидерами оппозиции и правительством, оппозицией и президентом. Оппозиция выдвинула требования: формирование коалиционного правительства, отставка С.Кенджаева, вице-президента Н.Дустова, генерального прокурора Н.Хувайдуллаева, председателя телерадиокомитета О.Сайфуллаева, председателя Комитета обороны Ф.Ниязова.

В 3 часа ночи 7 мая Р.Набиев подписал протокол, удовлетворяющий требования оппозиции. К 15 часам сторонники президента из Куляба начали собирать палатки, грузить их на машины и покидать площадь Озоди. Колонны грузовиков стали отходить в сторону Куляба. Уходили они с боями, прорываясь через кольцо противника на окраинах Душанбе и в Орджоникидзеабаде. Правительство фактически их предало. Как только кулябцы покинули город, разъяренная толпа "шохидонцев" ворвалась в здание Верховного Совета и Совмина и устроила там погром. Они не пощадили и резиденцию президента, которую он чудом успел покинуть. Появились человеческие жертвы. Начиналась гражданская война.

Всё это время пограничники и 201 мсд, формально входящие в объединенные вооруженные силы СНГ (Таджикистан не захотел или не смог взять их под свою юрисдикцию) несли свою службу. Зимой и в начале весны пограничники перекрывали границу полностью, но с середины весны пошёл отток солдат из бывших союзных республик, возвращавшихся на свою родину. С апреля 92 года заставы, укомплектованные всего на 40-60%, стали напоминать ощетинившихся оружием ежей. В это время основным несением службы стали РПГ, на наряды у пограничников не хватало ни сил, ни средств, поэтому через щели в границе стало проникать оружие для оппозиции. Снабжение 12 заставы в это время было плохое, в течении всего 92 года на заставу прибыло лишь 2 окорока, печати на их коже вызывали у пограничников улыбку, ведь животные были старше по возрасту. Помогали жители расположенного рядом кишлака Саригор, да охота которую вели сами пограничники вместе с проводниками из местных жителей. Так же как и 201 дивизия, пограничники во внутренние таджикские разборки не встревали. Спасало ситуацию с пополнением то, что соседние Казахстан и Узбекистан, которые вовсе не желали получить под боком начинённую порохом бочку в виде Таджикистана — стали переводить русских пограничников со своих границ (замещая их прибывшими соотечественниками из Советской армии). Но этого не хватало и офицерские собрания застав приняли решение обратится к президенту России Ельцину для перевода пограничных частей и 201 мсд под юрисдикцию России. Тогда же, в соседнем Узбекистане волновалась Чирчикская бригада спецназа. Наиболее горячие головы призывали вывести технику бригады и на ней идти в Россию. Спасло ситуацию то, что командир бригады В. В. Квачков и руководство МО Узбекистана смогли договориться и пообещать что все, кто хочет продолжать службу в России — смогут перевестись, но не сразу. И руководители Узбекистана свое обещание сдержат.

Таджикистан первой половины 1990-х годов через призму 12 заставы.

 Владимир Васильевич Квачков.

 

Вовчики и юрчики. Май-сентябрь 1992 года. Период наивысших успехов исламской оппозиции.

Таджикистан первой половины 1990-х годов. Часть вторая.

Хатлонская область возникла в результате слияния Курган-Тюбинской и Кулябской областей. 7 мая митингующая на площади Шохидон оппозиция в победном азарте ворвалась в здание Верховного Совета и Совмина и устроила там погром. Они не пощадили и резиденцию президента, которую он чудом успел покинуть. В разных районах Душанбе шла перестрелка, появились жертвы.

10 мая офицеры КНБ (комитет национальной безопасности Таджикистана) обратились к офицерскому составу МВД, душанбинскому гарнизону (201-я мсд) и пограничникам (все три ведомства размещаются по соседству) с призывом поддержать друг друга, если на кого-нибудь будет совершено нападение или начнутся погромы в домах, где живут семьи военнослужащих. Все заявили о своем нейтралитете, лишь офицерское собрание военного гарнизона, подчеркнув свою приверженность нейтралитету, заявило о готовности защитить семьи офицеров любого из этих ведомств. В это же время толпа с площади двинулась к зданию КНБ, решив что там укрывается президент и с требованием чтобы он вышел для встречи с народом. Шли плотной широкой колонной, у некоторых были автоматы, среди людей двигался БТР с высунутыми из бойниц стволами.  Но  когда люди подошли к зданию КНБ и начали разбирать заграждения из колючей проволоки, силами безопасности по ним был открыт огонь. Около 8 человек были убиты и примерно 10 ранены. По другим данным — недалеко от КНБ раздались выстрелы, началась перестрелка. Кто начал первым — неизвестно. И тогда полковник В. Заболотный, командир 201-й мсд, в соответствии с решением офицерского собрания и вопреки установкам российского правительства, дал приказ бронегруппе из пяти танков, трех БМП и одного БТР прикрыть подступы к зданию КНБ и дому, в котором живут семьи работников КНБ, и перекрыть улицу. В бой было приказано не вступать. После выхода бронетехники из ворот  перестрелка прекратилась, подъехали машины "скорой помощи", начали вывозить убитых и раненых.  По другим данным, перестрелка прекратилась после того, как бронетехника все-таки произвела несколько выстрелов. (позднее лидеры оппозиции признали действия В.Заболотного правильными и принесли ему свои извинения)

Толпа вернулась на площадь Шохидон, где митинг возобновился с новой силой. Теперь уже осуждались убийцы из КГБ и оккупанты из СНГ, вмешавшиеся во внутренние дела суверенного государства. Вечером по телевидению председатель ДПТ (демократическая партия Таджикистана) Шодмон Юсуф в резкой манере заявил, что в случае дальнейшего вмешательства войск СНГ в дела республики, он оставляет за собой право обратиться за помощью к Афганистану, Ирану и Пакистану. Одновременно он предупредил, что из-за вмешательства военных "русскоязычное население в Таджикистане становится заложником". Пресс-конференцию "демократа" по ТВ показали три раза — "заложники" в панике начали спешно собирать чемоданы. Официальная Москва, зная, что в Таджикистане проживает около полумиллиона русскоязычных, на такой выпад однако никак не прореагировала. "Правозащитница" Е. Боннер, талдыча о гарантиях в области прав человека, в это же время писала, что ввязываться в таджикские события "не российское дело".

Уже 11 мая на переговорах правительства и оппозиции выдвигались требования отставки президента, упразднения ВС (Верховный Совет) и создания на его базе Национального совета (меджлиса). Одновременно Ш. Юсуф и Д. Усмон заявили, что имущество военного гарнизона должно быть национализировано и дальнейшее пребывание войск СНГ в Таджикистане нецелесообразно. В течение этого дня было было заключено соглашение о формировании Правительства национального примирения, по которому 11 из 24 постов в кабинете было отдано «гармцам» («каратегинцам») и «памирцам», составившим основу так называемой «исламско-демократической» оппозиции, получила она и половину мест в Меджлисе. Акбар Тураджон-зода обратился к митингующим со словами примирения. Он заявил, что все нужно делать по закону, а Набиева — чтобы не вызвать братоубийственной войны — оставить президентом до новых выборов. В результате, не имея серьезного влияния на ситуацию в республике, Рахмон Набиев сохранил свой пост.

Таджикистан первой половины 1990-х годов. Часть вторая.

Акбар (Ходжиакбар) Тураджон-зода 14 мая митингующие на площади Шохидон разошлись. Не разбирающиеся в политике простые дехкане, исполнившие роль массовки в грязной игре зарубежных и московских профессионалов, разъехались по своим кишлакам. В Душанбе стало поспокойнее, хотя по ночам в разных концах города слышались выстрелы. Заработал общественный транспорт. А  вот в самом Таджикистане противостояние не прекратилось. Конфликты перекинулись в кишлаки и города Кулябской и Курган-Тюбинской областей.  Центр тяжести противостояния переместился в сельскую местность и приобрел чисто военный характер. С весны во всех частях республики создавались этнически и политически чистые области, кишлаки проигравших сжигали дотла. Ситуация сильно осложнялась тем обстоятельством, что большую роль в пропрезидентской фракции составляли "кулябцы", они всегда зависели от импорта продовольствия, и причем именно из тех районов, которые оказались у "исламистов", так что для них победа была вопросом выживания.

Начавшаяся братоубийственная война летом и осенью 1992 года принесла неисчислимые бедствия, гибель многих ни в чем не повинных людей. Центральная власть фактически не существовала, а силовые структуры в лице МВД и КНБ республики объявили о своем нейтралитете. Уже в конце мая из Куляба и Курган-Тюбе начали поступать сообщения о дестабилизации обстановки и размещении вооруженных отрядов проправительственных сил, а также оппозиции в различных населенных пунктах. Так будет и дальше даваться расклад сил, хотя, строго говоря, к этому времени содержание понятий "оппозиция" и "силы правительства" уже радикально изменилось: бывшая оппозиция превратилась в сторонников правительства, а кулябцы, поддерживавшие Р. Набиева, стали оппозицией. В начале июня резко увеличился процент выезда за пределы Кулябской области сторонников ДПТ и ИПВТ (исламская партия возрождения Таджикистана), а также "Растохеза", опасавшихся преследований со стороны муллы Х. Шарифова и Сангака Сафарова,  вставшего во главе кулябских формирований. В связи со сложившейся ситуацией сессия Ленинабадского облсовета приняла постановление о переходе всех предприятий области под его юрисдикцию. Президент Р.Набиев заявил корреспондентам "Независимой газеты" и "Пятого колеса", что получил приглашение стать ленинабадским президентом. Фактически Ленинабадское руководство не признало центральное правительство. Установилось новое соотношение власти — между Севером и Югом (своеобразное региональное двоевластие).

Таджикистан первой половины 1990-х годов. Часть вторая.

Подробная карта Таджикистана.

С 28 июня начались вооруженные столкновения между отрядами исламистов и силами кулябцев, приобретавшие все более систематический, кровопролитный и криминализованный характер. 1 июля из-за обострения ситуации на юге правительство приняло постановление об охране особо важных объектов в республике. Это постановление было согласовано с МО России. Частям 201-й мсд была поручена охрана Нурекской ГЭС, Яванского электромеханического комбината,  Вахшского азотно-тукового завода, ряда объектов военного назначения, а также нескольких участков автодорог на горных перевалах вдоль границы Кулябской и Курган-Тюбинской областей.

На южной границе начались регулярные и все более масштабные попытки перехода таджико-афганской границы с целью приобретения оружия. Обратно с таджиками возвращались и афганские инструкторы. О масштабах этой деятельности свидетельствует тот факт, что за период с мая 1992 г. и до начала 1993 г. пограничниками было задержано свыше 1000 нарушителей, в том числе и афганцев, у которых было изъято около 500 единиц стрелкового оружия. Только лишь один Нуритдин, водитель из мечети, при содействии функционера ИПВТ А. Джалолова из колхоза им. М.Горького Бахтарского района, переправил в Таджикистан 14 афганцев, воевавших затем в районе колхоза им. В.Куйбышева. По самым скромным подсчетам, на территории республики летом и осенью 1992 г. действовали 500-600 афганских моджахедов. Правительственная делегация Таджикистана во главе с министром иностранных дел Х. Халикназаровым договорилась в ходе переговоров с руководителями Афганистана Б. Раббани и А. Шах Масудом о стабилизации афгано-таджикской границы, однако это никак не отразилось на пограничной ситуации.

26-27 июля в г.Хороге, центре ГБАО, состоялась встреча представителей официальных властей, партий, политических движений. В ней приняли участие представители Кулябской, Курган-Тюбинской областей, Гармского района, а также ИПВТ, ДПТ (Ш. Юсуф), движения "Растохез" (Т. Абдуджаббор). От руководства Республики участвовал исполняющий обязанности председателя ВС А. Искандаров. На встрече были выработаны условия перемирия между противоборствующими сторонами. В соответствии с ними 28 июля с 10 часов объявлялось прекращение огня на всей территории Таджикистана. Предусматривалось освобождение заложников, снятие вооруженных постов с шоссейных дорог и освобождение занятых зданий и объектов, расформирование вооруженных групп, сдача оружия и т.п. Соглашение вступило в силу 27-го, однако его выполнение сразу вызвало серьезные сомнения. Непосредственно после подписания военный лидер кулябцев С. Сафаров заявил, что до того, как незаконное, по его мнению, правительство уйдет в отставку, его люди оружия не сдадут. Аналогично поступил и Ш. Юсуф, указавший на то, что все иностранные вооруженные формирования, включая и пограничные войска, должны немедленно покинуть территорию республики. В тот же день — 27-го июля в совхозе-техникуме им. Куйбышева Курган-Тюбинской области между двумя сторонами произошла ожесточенная стычка. Погибло более 30 человек. Только благодаря военным 191-го полка 201-й российской мотострелковой дивизии, выполнившим роль разделительных сил, удалось предотвратить дальнейшее кровопролитие. Несмотря на то, что при этом военные соблюдали нейтральную позицию, командира полка Е. Меркулова оппозиция обвинила во вмешательстве во внутренние дела республики и поставила вопрос о выводе войск СНГ из Таджикистана.

По сведениям Кулябского облисполкома, число беженцев в результате столкновений в июне-июле составило 132 тыс. человек. Несмотря на утверждения правительства о возвращении узбекского населения в места проживания, поток автомашин с беженцами из южных районов Таджикистана не иссякал. Это признавалось даже в оппозиционной печати, которая сообщала в те дни: "Значительные группы населения покинули места своего проживания в Колхозобаде, Хуррамшахре, Бохтяре, Вахше, Кобадиане, Тусе. Среди них таджики, татары, локайцы, катаганы, конгурты, русские, узбеки и другие". В течение 9-11 августа президиум ВС Таджикистана попытался собрать парламентариев на сессию ВС, где среди прочего предполагалось принять закон, ограничивающий власть президента Р. Набиева. Сессию удалось открыть лишь днем 11 августа, а уже 12-го депутат Дустиев предложил устранить институт президента в Республике. 24 августа исламскими боевиками был убит генеральный прокурор Таджикистана Н. Хувайдуллоев. Убийство вызвало бурную реакцию общественности. В кишлаке Пангаз Аштского района Ленинабадской области, на родине погибшего прокурора и в городе Кулябе прошли массовые митинги, на которых резко осуждалось правительство национального примирения. В Пангазе были закрыты практически все мечети, сожжено имущество мечетей и прекращена деятельность духовенства.

Из дневника жившего тогда вТаджикистане Марата Яновича Хакела:  "24.08.92. Сегодня в 8 ч. 15 мин. в трехстах метрах от нашего дома у здания Минсоцобеспечения убили прокурора республики Н. Хувайдуллаева. Он подвез жену на работу, Здесь его подкараулили, и после того как жена вошла в здание, прокурора вывели из машины и в упор расстреляли из автомата. Убили и водителя. Затем убийцы пересели в служебную "Волгу" и исчезли. Вся республика потрясена. Начался этап терроризма. В Бахтарском районе Курган-Тюбинской области столкновения продолжаются. Убивают людей, жгут дома. Появились беженцы. Убито уже около 1000 человек. Кто с кем воюет не слишком понятно. По одной версии это кулябцы с гармцами, по другой — какая-то третья сила. На границе с Афганистаном прорывы с той стороны с оружием. Сообщают, что на руках воюющих группировок в Таджикистане имеется от 13 до 15 тысяч стволов.

Криминализация ситуации нарастала и в Душанбе. Когда оппозиция почувствовала, что за четыре месяца правления, созданного ею "коалиционного правительства", ничего хорошего не произошло, она вновь вернулась к митинговой стихии. 31 августа 1992 года в Душанбе прошли массовые выступления «исламистов». Отряды исламистов блокировали президентский дворец. Набиев, предупреждённый КНБ, укрылся в расположении 201-й дивизии. Не найдя во дворце президента, исламисты стали брать заложников. Прозвучали требования известить народ об отставке президента. После этого Набиев окончательно потерял контроль над ситуацией. К вечеру 1 сентября в резиденции находились 32 заложника — выходцы из Ленинабадской и Кулябской областей, одного из которых жестоко убили. Условием их освобождения беженцы поставили немедленную отставку президента и для пущей убедительности из окна здания был высунут гранатомёт. В телефонном разговоре со спикером Верховного Совета А.  Искандаровым, Набиев сообщил, что он не собирается уходить на пенсию, а «заложников пусть стреляют, если хотят». Впоследствии заложников отпустили. В связи с этими событиями в Ленинабадской обл. было объявлено о создании "Национальной гвардии" численностью в 2 тыс. человек. 2 сентября все члены кабинета министров подписали заявление с требованием отставки президента. Из Ленинабадской области было доставлено письмо от областных депутатов с согласием присоединиться к тем, кто выражает недоверие президенту. Эти события послужили началом агонии власти Р. Набиева, потерявшего поддержку ленинабадских кланов, которые в целях сохранения своих позиций готовы были произвести смену политических фигур. К 20 часам члены кабинета подписали совместное заявление о недоверии президенту. Было принято решение 4 сентября в 14 часов открыть сессию ВС, но она не состоялась из-за отсутствия кворума. Аппарат президента через постпредство Таджикистана в Москве распространил заявление, в котором обвинил исламистов в обострении обстановки и попытке расчленения республики.

Таджикистан первой половины 1990-х годов. Часть вторая.

Сангак Сафаров (на переднем плане) В Курган-Тюбе, чуть более недели находившемся в руках кулябцев, начался новый виток войны. 4 сентября перед зданием облисполкома собрались сторонники президента. Во время выступления С.Сафарова вооруженные отряды ИПВТ и ДПТ взяли митингующих в кольцо и открыли огонь. Одновременно при поддержке бронетехники им удалось захватить ключевые места в городе, снайперы заняли позиции на крышах высоких зданий. В городе началась резня, в том числе и в поселке Ургут (окраинный городской квартал), где жили узбеки — выходцы из-под Самарканда. Тысячи людей хлынули под защиту 191-го мсп в прилегающий к нему пос. им. Ломоносова, при переходе через мост в перекрёстном огне погибло много мирных жителей.

На территории военного городка спасались и другие беженцы: русские, татары и таджики, лояльные к конституционной власти. Там же находились и семьи военнослужащих. Оппозиция зверствовала, в городе повсюду валялись убитые. Стояла жара, трупы разлагались. Убирать их приходилось военным полковника Меркулова. Зачастую хоронили прямо во дворах жилых домов. Лидер ДПТ Ш.Юсуф впервые отмежевался от действий исламистов. К 7 сентября беженцы из пос. Ломоносова были на машинах вывезены в Куляб. В это же время в Курган-Тюбе исламисты объявили призыв в "полк национальной самообороны". С этого дня в Вахшской долине кровопролитные бои уже не прекращались. Таджики убивали своих же таджиков. Был самый разгар гражданской войны. Противоборствующие группировки разделились на "вовчиков" и "юрчиков". Откуда возникли такие названия установить трудно, но они в то время получили повсеместное распространение.

К "вовчикам" относились сторонники ваххабизма. В их рядах воевали в основном гармцы, каратегинцы и памирцы. Их идейным вдохновителем являлась Исламская партия возрождения. Однако, отдельные религиозные деятели несли народу не только "слово Божье" — мулло Абдугаффор во время Курган-Тюбинских событий постоянно ходил с пистолетом за поясом. Религиозный фанатизм таджикских ваххабитов удивил и потряс весь мир. Они не только убивали своих противников, но и издевались над своими жертвами, применяли средневековые пытки. После стычек в отдельных районах Вахшской долины, по телевидению показывали сожженные дома и груды трупов, у которых были отрезаны носы, уши и гениталии. А в это же время некоторые российские СМИ сообщали, что в Таджикистане пришла к власти молодая, неокрепшая демократия, которую необходимо поддержать.

Противниками "вовчиков" были "юрчики", к которым относились в основном кулябцы, а также представители Ходжента и все "нетаджики": узбеки, киргизы, туркмены, татары и даже русские. "Юрчики" поддерживали конституционную власть, были за дружбу народов, за светское государство без давления со стороны ислама (говорят также, что это название связано с именем Андропова). "Юрчики" воевали с "вовчиками" по тем же законам войны, часто по правилам мести, но они никогда не призывали к массовому пролитию крови. Они убивали противников, не пользуясь изуверскими методами. Если так можно выразиться — они "воевали более справедливо". И, наверное, поэтому простые люди из Вахшской долины, спасаясь от террора боевиков-фундаменталистов, бежали именно в Куляб, под защиту Сангака Сафарова и муллы Хайдара.

7 сентября в 14.00 президент Р.Набиев тайно направился в аэропорт, чтобы вылететь в Ходжент. Однако там он был опознан и блокирован толпой, состоявшей в основном из криминальных элементов. Через некоторое время к аэропорту прибыли 4 танка, 1 БТР и 1 БМП 201-й мсд, а также 4 БТРа МВД Таджикистана, окружившие аэропорт. Их целью было не допустить физической расправы над президентом. Примерно в 16.30, после встречи с членами Президиума ВС Таджикистана, президент подписал заявление об отставке. Этим событием завершился период наивысших политических успехов так называемой оппозиции (ИПВТ, ДПТ и "Растохез"). Правда, к этому времени из-за экстремистской позиции руководства ДПТ она потеряла большинство своих последователей на Юге, от нее существенно дистанцировались северяне; движение "Растохез" практически сошло на нет; главной силой стала ИПВТ.

В последующие дни продолжались боевые действия, а также случаи перехода границы с оружием. К 15 сентября в пос. им. Ломоносова на окраине Курган-Тюбе, прикрывавшегося 191-м мсп, вновь скопилось до 16 тыс. беженцев. Отмечалось, что боевые действия постепенно приобретали все более внеполитический характер. Были зафиксированы случаи кровной мести. С обеих сторон в боевых действиях принимали участие наемники, а также значительное количество уголовных элементов, выпущенных из тюрем Куляба и Курган-Тюбе. К последней декаде сентября боевые действия неуклонно смещались в район Нурекской ГЭС, охраняемой подразделениями 201-й мсд, откуда кулябцы, прорываясь через перевал Чормазак на правобережье Вахша по шоссе Куляб-Душанбе, пытались развивать наступление на столицу.

Руководил этими действиями С. Сафаров. В Курган-Тюбе во главе кулябских отрядов стоял Л. Лангариев.  Сообщалось о практически полном разрушении инфраструктуры Вахшской долины, отсутствии власти, сотнях трупов на дорогах, невиданной жестокости, проявляемой обеими сторонами. В боевых действиях в рядах исламистов участвовали наемники: как из других республик СНГ (Россия, Прибалтика, Кавказ), так и отряды афганцев, а также инструкторы-арабы. Утверждения официального Душанбе, что русских не трогают, абсолютно не соответствовали действительности. Характер действий в эти дни свидетельствовал, что боевые операции со стороны кулябцев, пытавшихся перекрыть пути подвоза подкреплений и боеприпасов исламистам, разрабатывались военными специалистами. Развернулась антирусская кампания, в ходе которой все жертвы обеих воюющих сторон стали списывать на русскоязычное население. Открыто распространялись фальшивки, в том числе и видеоматериалы. За голову генерала М.Ашурова — нового командира 201-й мсд — была объявлена награда в 5 млн. рублей.

Оппозиция в военно-политическом отношении стала зависеть от гармских исламистов, что оттолкнуло от неё душанбинцев, курган-тюбинцев и бадахшанцев. Увеличилась поддержка кулябских сторонников Народного фронта. Узбекистан начал снабжать их оружием. На территории Узбекистана были сформированы, вооружены и обучены отряды узбеков из Таджикистана. Среди них выделялся бывший офицер Советской Армии, участник афганской войны Махмуд Худойбердыев. В начале сентября эти отряды захватили Гиссарскую долину, где возникла новая группировка «юрчиков» — Гиссарско-Турсунзадеская.

Таджикистан первой половины 1990-х годов. Часть вторая.

Махмуд Худойбердыев (на переднем плане) 21 сентября на закрытом заседании Президиума ВС и кабинета министров были оглашены новые требования кулябцев, в том числе: созыва очередной сессии парламента в Ходженте с целью дать оценку обстоятельствам отставки Р.Набиева, восстановления его в должности; создания третейского суда для выяснения отношений между Кулябской и Курган-Тюбинской областями; включения представителей всех регионов Таджикистана в состав республиканской делегации на совещание глав правительств СНГ в Бешкеке; отстранения от занимаемых должностей в Правительстве национального примирения лиц, выдвинутых в свое время оппозицией (зам. премьер-министра Д. Усмона, председателя Гостелерадио М. Миррахимова, зам. председателя КНБ Д. Аминова, главы мусульман А. Тураджонзоды). Среди требований кулябцев было и такое: прекратить передачу по радио а з а н а (призыва на молитву).

Сессия Ленинабадского облсовета осудила находившегося в Ходженте Р. Набиева, который в отношениях с Россией продолжал вести себя как президент. Это послужило своеобразным шагом для сближения позиций официальных органов (правительства и парламента) и привело к попытке Ходжента договориться с Душанбе, а также открыло пути выдвижения на высокие должности ходжентцев. Последовал указ исполняющим обязанности главы государства, председателя ВС А.Искандарова о назначении и.о. премьер-министра Абдумалика Абдуллоджанова, возглавлявшего государственный концерн "Нон" (быв. Министерство хлебопродуктов).

Из дневника жившего тогда вТаджикистане Марата Яновича Хакела: "25.09.92. Вот уже неделю происходит противостояние между кулябцами и другой стороной. Кулябцы блокировали Нурек, были столкновения с человеческими жертвами на перевале Шар-Шар. Сейчас граница проходит по перевалу Чормазак. Кофирнигонцы (бывшие орджоникидзеабадцы) создают отряды самообороны. В Душанбе усилилась криминогенная обстановка. Никто не разоружается. И. о. президента Искандаров издал указ о создании из числа сотрудников МВДи КНБ групп по наведению порядка в городе. ВКурган-Тюбинской области все продолжаются вооруженные стычки. Оттуда много беженцев. Рахмон Набиев находится в Ходженте..."

25 сентября было совершено нападение исламистов на пос. им. Ломоносова, где сосредоточились большие группы беженцев. Исламисты проникли в поселок и, оттеснив офицеров 191-го мсп, устроили резню. 27 сентября Куляб был захвачен вооружёнными отрядами Лангари Лангариева, поддерживающего Народный Фронт, что также сопровождалось большими жертвами среди гражданского населения.[13] Были разрушены административные здания и жилые кварталы. Число погибших и раненых составило несколько сот человек. Были убиты 13 работников УВД области, в том числе его начальник А. Додихудоев. Маховик войны повернул вспять, Народный Фронт Таджикистана начал теснить оппозицию…

Народный фронт Таджикистана и «летучие мыши»

В предыдущих статьях, я хоть и называю отряды «юрчиков» Народным Фронтом Таджикистана, но делал это лишь для того, чтобы было легче понять – кто и за что воевал.

Начиная с лета 1992 года обеспокоенные правительства соседних стран (Казахстан, Узбекистан, Россия и Киргизия), которым вовсе не улыбалась перспектива создания  исламского государства рядом, начинают вести переговоры и консультации. Дело ещё в том, что в северном Таджикистане находятся богатые залежи урановой руды. Даже США, признанный поборник за демократию, представив, что случится, если эти залежи попадут в руки радикально настроенных исламских боевиков (а тогда таджики-исламисты победили и в соседнем Афганистане, П. Раббани стал президентом), молчаливо признали действия России.

Вышеназванными странами, помимо поставляемой гуманитарной помощи, было решено поддержать отряды, на тот момент разрозненные, которые вели бои с исламской оппозицией. 1 сентября 15 ОБрСпН (отдельная бригада специального назначения ГРУ, находившаяся в подчинении Узбекистана), в Узбекистане провела боевую операцию, в результате которого был освобожден узбекский остров, захваченный афганцами. А уже через день военнослужащие бригады охраняют караван с грузом гуманитарной помощи, идущий в Курган-Тюбе. Далее из офицеров бригады сформирован разведотряд специального назначения (командиром его был В. Квачков), около ста человек, которые были направлены советниками к командирам наиболее многочисленных отрядов «юрчиков». Именно им, офицерам среднего командного звена, после изучения и анализа внутриполитической обстановки в Курган-Тюбинской области принадлежала инициатива объединения разрозненных сил, выступавших против создания в Таджикистане исламского государства в Народный фронт Таджикистана. Основу НФТ составили разрозненные вооруженные формирования "юрчиков". Название движения было придумано за один вечер и тогда же выработана общая программа действий. Руководителем НФТ был безоговорочно назначен Сангак Санфаров. Вот так описал Сангака один из офицеров:

Два десятка лет он провел в тюрьмах, на вид ему за 50 лет, коренной кулябец, ярый сторонник социализма, противник фундаментализма, оратор, с развитым навыком выживания, жесткий, ярко выраженный лидер, хитрый и мудрый. Широкому смуглому лицу придавал некоторую суровость шрам на верхней губе. Речь то очень высокопарная и витиеватая, то простая и понятная. Я видел, как заворожено слушают его речи местные жители. Он был действительно «маленьким Лениным» в Вахшской долине. Сангак рассказывает о проблемах города, Вахшской долины, о врагах и друзьях. К последним относится Россия, которая его вырастила, воспитала, дала хлеб, жену, детей, внуков, друзей. О тюрьме ни слова. Хотел в старости посвятить себя воспитанию внуков, но «вовчики» помешали.

Признание к офицерам-спецназовцам пришло быстро. Оперативные офицеры, не имея практического опыта ведения партизанской войны, но хорошо усвоившие преподанные им уроки афганскими моджахедами в период выполнения воинского долга в Афганистане с энтузиазмом взялись за новое дело. За их плечами была недавняя война в Афганистане. Профессионалам, равнодушно смотреть на то, как первое время шли боевые действия, было невозможно. На вопрос — "Кто вас этому научил? — ответ прозвучал обескураживающие — "Смотрим боевики по видику...". Пришлось ломать "киношные" стереотипы, много чего такого, без которого нормальной боевой работы не получиться. Позже, когда авторитет советников станет неприкасаем к ним, даже старшие будут обращаться с уважительной приставкой к имени "ака". Но даже их, офицеров, многое видевших в жизни, порой потрясало:

Что там творилось!.. На перевале Шар-Шар мы насчитали тридцать жертв бандитов Мулло Аджика. В одном доме я видел труп двенадцатилетней изнасилованной девочки. На ее щеках и шее были следы от укусов, живот распорот... Рядом с ней в углу лежал еще один мертвый комочек — ее шестилетний брат. В овраге валялся труп их матери со спущенными шароварами... Не забуду гравийный карьер в нескольких километрах южнее Курган-Тюбе, заполненный телами расстрелянных кулябцев, частично обглоданных собаками. Всего там насчитали более трехсот пятидесяти трупов. Вырезали всех подряд, не глядя на пол и возраст, целыми семьями и кишлаками.

Были среди командиров НФТ и колоритнейшие личности. Действия Файзали Саидова, сыгравшего важную роль в разгроме вооруженных отрядов оппозиции в Курган-Тюбинской области, заслуживают неоднозначной оценки. Спецназовцы в шутку называли Файзали "Батькой Махно", за его анархизм и прочие "добродетели" присущие и Нестору. Даже тактика рейдовых действий бачои (парней — тадж.) Файзали была сродни тактике налетов махновских тачанок. Рейдовый отряд "механизированной бригады имени Файзали" на нескольких БТР, десятке грузовых и легковых автомобилях (включая кустарно бронированные Камазы и машины скорой помощи), при поддержке одного-двух танков сходу сбивал боевое охранение противника (пост прикрытия) и врывался в контролируемый "вовчиками" населенный пункт. В ходе очистки  бачои Файзали захватывали технику, вооружение и пленных.

Последние доставлялись лично командиру. Место и время очередного рейда "механизированной бригады" для противника всегда оставались неизвестными. В свои планы Саидов не посвящал даже ближайшее окружение. Но если люди Файзали приходили в кишлак оппозиции (сам "Махно" участия в боевых действиях не принимал, мотивируя отказ от непосредственного участия в боевых действиях ранением ноги) от него оставались одни головешки. Приказ об уничтожении домовладений сторонников оппозиции бачои Файзали выполняли безоговорочно. За малейшее неповиновение "батька" мог и расстрелять. Свой приказ сжигать дома Саидов объяснял отсутствием мотивации у противника к контрнаступпательным действиям — "если дома вовчиков огнем уничтожены — отвоевывать им нечего". Лишившись крыщи над головой все население Курган-Тюбинской области, поддержавшее сторонников насильственного захвата власти в лице казиколона Тураджонзода и лидера таджикских ваххабитов мулло Абдуло, к концу 1992 года оказалось в Афганистане.

Таджикистан первой половины 1990-х годов. Часть  3.

Эта схема обстановки на начало ноября 1992 года. Источник книга, С. Козлова и др. авторов (в прошлом спецназовцев ГРУ) "Спецназ ГРУ. Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны" 1-й том.

28 сентября получит приказ 16 ОБрСпН ГРУ России. В формуляре части участие спецназа в войне будет отражено коротко и ёмко: 28.09. по 30.11.1992 г. 370-й и 669-й ооСпН (к-ры — Чекунов и Бреславский) в количестве 402 человек выполняли задачи по усилению охраны и обороны военных и государственных объектов в республике Таджикистан. 29 – поднимут по тревоге 3 ОБрСпН ГРУ,  30 сентября, с военного аэродрома Кинель, будет на 5 бортах Ил-76 направлена в республику Таджикистан для наведения конституционного порядка. Бригада выполняла задачи по охране стратегических объектов, руководства республики и представителей Правительства РФ. Из формуляра части: С сентября 1992 г. по март 1993 г. бригада участвовала в боевых действиях в Таджикистане. Душанбе, Куляб. Отряды "Пяндж", "Московский", также район Дусти и частично Калайхумб. СМ совместно с РУ ФПС в интересах группировки, охрана посла и членов семьи, мероприятия по Вовчикам и наиболее радикальным Юрчикам.

В конце сентября пограничные войска и 201 мотострелковая дивизия переходят под юрисдикцию России. Из России, Казахстана и Узбекистана начинает прибывать пополнение, пришедшееся как нельзя кстати, ведь к тому времени заставы были укомплектованы на 30-50 процентов, не лучше была картина и в дивизии, большинство из солдат которой, будучи таджиками, просто разбежались. На заставы будет прибывать пополнение, солдат которого в шутку назовут немцами. Ведь большинство ребят будут из частей Западной Группы Войск, выводимых из Германии. Одним из ребят будет и мой школьный друг Алексей. К сожалению и вооружение, и снабжение пограничников и 201 дивизии на тот момент оставалось откровенно плохим.

Октябрь 92. Ситуация на нурекском, курган-тюбинском, гиссарском направлениях и в городе Душанбе очень сложная. В Нуреке идут позиционные бои с использованием боевой техники, поджигаются дома, город парализован. Курган-Тюбинская область отрезана от республики, в Колхозабаде, Гараутах, Куйбышевском районе идут бои, имеются многочисленные жертвы.

Таджикистан первой половины 1990-х годов. Часть  3.

Взято из книги Сухолесский А.В. "15 бригада спецназ"

Из дневника жившего тогда вТаджикистане Марата Яновича Хакела: "17.10.92. Позавчера была попытка захвата заложников в душанбинской школе N 8. Исламская партия потребовала, чтобы воинские части РФ уничтожили военную технику, принадлежащую кулябцам. В Вахшской долине продолжаются бои — уже в Колхозабаде и в Уялах. Много беженцев в Душанбе. Была надежда на миротворческие части из Киргизии, но ВС Киргизстана решил их не посылать. Сейчас Д. Каримов просит страны СНГ помочь в этом направлении. Плохо с хлебом — большие очереди. В Кулябе всего дают по 100 грамм на человека. В Душанбе угоняют автомашины, грабят гаражи и автостоянки. Рэкет, убийства. В Нуреке через Вахш взорваны мосты. ГЭС охраняется военными 201-й дивизии РФ."

В ночь с 24 на 25 октября 1992 года Народный фронт предпринял первую, но неудачную попытку взять штурмом Душанбе. Вторжение в город началось в 5 часов утра, с запада вторглись военизированные формирования во главе с экс-председателем Верховного Совета Таджикистана С. Кенджаевым и одним из лидеров народного фронта Р. Абдурахимовым. Первая вооружённая группа взяла под контроль Аппарат президента, вторая — здание Верховного Совета. Третья группа, которую возглавили Кенджаев и Абдурахимов, направилась к зданию Дома радио, а затем телевидения. Запустить телевидение они из-за отсутствия специалистов не смогли, в это же время Рустам Абдурахимов по радио объявил Кенджаева президентом страны. Однако основные отряды  НФТ с юга так и не вошли в город, хотя в бою один из командиров отрядов НФТ Л. Лангариев в ту ночь получил тяжелые ранения, от которых  потом умер. В результате «вовчики» смогли перехватить инициативу и вновь занять ключевые позиции в городе.

Интересная деталь – по городу всё это время ездила машина с громкоговорителем из 201 дивизии и предлагала укрыться в военном городке. Сначала этим воспользовались «вовчики», а после своего поражения – «юрчики». Ночью, под прикрытием сил дивизии их эвакуируют. Но в результате боевого столкновения на перевале погибнет  Р. Абдурахимов и будет ранен С. Кенджаев.

Во второй половине дня 26 октября Сангак Сафаров в присутствии Я. Салимова, Ф.  Саидова, а также руководителей правоохранительных органов Кулябской области сместил Д. Ризоева. Новым председателем стал Эмомали Рахмонов, ранее бывший простым председателем колхоза. Замеченный, выдвинутый и поддерживаемый Сафаровым Рахмонов сделает головокружительную карьеру, станет президентом Таджикистана. Сам Сангак от должностей отказался, мотивировавший это тем, что хочет спокойно встретить старость.

В начале ноября в Таджикистан сделает визит министр МИД России А. Козырев, где в Курган-Тюбе встретится с руководством НФТ. 11 ноября «вовчики» захватят перевал Шар-Шар, как позже выяснилось, охрана перевала – около 10 милиционеров и боевиков Народного фронта – после празднования Дня советской милиции была застигнута врасплох и захвачена без сопротивления подъехавшими на двух Камазах «вовчиками», но Рахмонов сумеет дозвониться до советников и в результате быстрых и решительных действий спецназа перевал вновь будет в руках НФТ.

Из дневника жившего тогда вТаджикистане Марата Яновича Хакела: "08.11.92. Вчера начали ходить поезда. Три дня движение было прервано из-за того, что в районе Ханака был взорван путь. Город охраняется войсками 201-й дивизии РФ. По рекомендации стран СНГ (России, Узбекистана, Казахстана и Киргизии) создан Госсовет республики. Сейчас здесь представители этих стран в качестве наблюдателей. Председателем Госсовета назначили и. о. президента Искандарова, но кулябцы его не признают. До 20-го ноября должна собраться сессия ВС. В городе плохо с продуктами — Душанбе практически блокирован. Уезжают русские, узбеки, ленинабадцы и памирцы. В период 24-25 ноября республику покинуло американское посольство. Говорят, что казиколон А. Тураджонзода назначен послом РТ в Саудовскую Аравию, а председатель ДПТ Ш. Юсуф — послом в РФ, но верительные грамоты у него не приняли. Смещен председатель телерадиокомитета. Приезжал российский министр иностранных дел Козырев, который знакомился с делами в республике и, в частности, с положением русскоязычного населения. ".

16 ноября во Дворце культуры колхоза имени Урунходжаева в селе Арбоб под Ходжентом состоялось официальное открытие 16-й сессии Верховного Совета Таджикистана. К началу открытия сессии присутствовали 197 народных депутатов. Заседание открыл председатель Верховного Совета республики А. Искандаров.  Президиум Верховного Совета в полном составе подал в отставку, депутат Тураев предложил вести сессию одному из депутатов. Большинство депутатов проголосовало за избрание председательствующим на сессии одного из старейших депутатов Х. Табарова. 19 ноября депутат от Гиссарского избирательного округа А. Мирзоев выдвинул на пост Председателя Верховного Совета «кулябца» Эмомали Рахмонова, а депутат Х. Гафуров выдвинул кандидатуру И. Хаёева, бывшего председателя Совета Министров Таджикской ССР, который сразу взял самоотвод. В итоге абсолютным большинством депутатских голосов Эмомали Рахмонов был избран председателем (за проголосовало 186 депутатов, против 11). Председателем правительства был избран Абдулоджанов. Было также принято обращение к Казахстану, Кыргызстану, Узбекистану и России с призывом ввести в Таджикистан миротворческие силы. Спустя десять дней 26 ноября полевые командиры «Народно-демократической армии» и кулябских вооружённых формирований подписали в Ходженте соглашение о мире.

В это время офицеры спецназа обучивали вновь созданные части МВД и КНБ. Идет подготовка к новому штурму Душанбе. По настоятельной просьбе военных советников НФТ, хорошо знакомых с "махновщиной" отдельных полевых командиров Фронта, к захвату ключевых объектов в Душанбе привлекались только вновь сформированные подразделения МВД и КНБ Таджикистана.  Именно беспредела полевых командиров в столице спецназовцы опасались больше всего, поручая ее захват нескольким сотням наспех обученных военнослужащих правительственных войск. Вооруженным отрядам НФТ в операции по захвату столицы отводилась своя задача — отвлечение на себя основных сил двухтысячной группировки вооруженной оппозиции. Военным специалистам пришлось приложить немало усилий, чтобы удержать Ф. Саидова от "захвата" столицы и убедить его в необходимости проведения отвлекающего рейда. Рейдовый отряд выполнил поставленную задачу, выйдя через Орджоникидзеабад к восточной окраине столицы. На обратном пути отряд попал в засаду, когда до условной линии фронта оставалось чуть более десяти километров. Положение было настолько сложным, что пришлось прибегнуть к помощи вертолетов армейской авиации, дислоцируемых на аэродроме Кокайты в соседнем Узбекистане. 

Несмотря на понесенные отрядом потери, замысел операции удался, противник перебросил на восток с запада и юга Душанбе значительные свои силы. Сработала и дезинформация о намерении Фейзали, имя которого у оппозиции вызывало страх и ненависть, повторного "наступления на столицу". "Деза" была запущена в ходе общения бойцов бригады с жителями восточной окраины Душанбе — "ждите мы через несколько дней вернемся...". Впервые за всю войну бригада Файзали не вернулась на базу под Курган-Тюбе, а осталась в "прифронтовом" кишлаке, что окончательно убедило противника в намерении ее повторить попытку "захвата столицы". К этому времени отряды НФТ Гисарского района республики, также возглавляемые офицерами-спецназовцами, очистили от "вовчиков" Гисарскую долину и вышли к столице с запада и юга. Утром 5 декабря 1992 года подразделения 1 отдельной мотострелковой бригады особого назначения и 1 батальона специального назначения МВД Республики Таджикистан фактически без боя сходу заняли все ключевые объекты в столице республики городе Душанбе, войдя в него с северо-запада. Ощутимые потери понесла лишь 1 омсброн, минометная рота которой заблудившись в узких улочках старого города вышла на восточную окраину столицы. 10 декабря Душанбе был полностью в руках НФТ. По столице вновь прокатилась волна погромов — на этот раз их жертвами стали жившие в Душанбе выходцы из Бадахшана и Гарма. Резко выросло число грабежей и убийств. Война привела к власти «полевых командиров» с уголовным прошлым.

Таджикистан первой половины 1990-х годов. Часть 3.

 Взято из книги Сухолесский А.В. "15 бригада спецназ"

Вооруженные формирования ИПВТ, вытесненные из столицы, отошли на восток. После взятия Душанбе силы Народного фронта развернули наступление на Кофарнихон, оплот оппозиции и узел шоссейных дорог к востоку от Душанбе, хотя «исламисты» получали помощь из Афганистана. Оттесняя отряды вооруженной оппозиции от столицы республики, передовые подразделения 1омсброн МВД РТ и отряды НФТ в первых числах января 1993 года вышли к населенному пункту Чуянгарон, расположенному у входа в Ромитское ущелье. Попытка подразделений бригады сходу захватить ущелье привела к трагическим последствиям. В ходе боя за населенный пункт в неравном бою погиб командир и несколько военнослужащих бригады. В Ромитское ущелье вооруженные формирования ИПВТ оборудовали укрепленный район, который препятствовал обходу правительственными войсками глубоко эшелонированной обороны противника созданной вооруженной оппозицией вдоль Гармского ущелья (Каферниганская долина) 40 км восточнее столицы. Контроль оппозицией Ромитского ущелья, обеспечивал ей быстрый выход вооруженных отрядов к столице государства с северо-востока. Командование бригадой принял заместитель командира бригады майор Гафур Мирзоев, в последующем командующий Президентской гвардией.

Перед новым командиром 1 омсброн МВД РТ была поставлена задача по освобождению от вооруженных отрядов оппозиции Ромитского ущелья. Неоднократные попытки захвата Ромитского ущелья к успеху не привели. Причин тому множество, но основные из них это недооценка противника и боевых возможностей подразделений бригады, отсутствие у личного состава навыков ведения боевых действий в горах и слабая огневая поддержка. По просьбе вновь назначенного министра МВД РТ Я. Салимова офицеры армейского спецназа, являвшиеся советниками лидера НФТ С.Сафарова поступили в его распоряжение. Деловое сотрудничество спецназовцев и нового министра внутренних дел,  позволило оперативно решать многие вопросы борьбы с незаконными вооруженными формированиями, наладить боевую подготовку и улучшить материально-технического обеспечение войсковых формирований МВД.

По прибытию в расположение 1 омсброн МВД РТ оперативной группы 15 отдельной бригады специального назначения МО Республики Узбекистан во главе с комбригом полковником Владимиром Квачковым, позволило с помощью уже работающих в бригаде советников в короткие сроки подготовить тактическую группу бригады к захвату Ромитского укрепрайона. Через министра обороны Таджикистана А. Шишлянникова и его заместителя А.Чубарова (бывший заместитель командира 15 ОБрСпН) удавалось частично решать вопросы огневой поддержке действий бригады МВД РТ огнем артиллерии и танков 201 мсд ВС России и фронтовой авиации МО Узбекистана, было потеряно 2 самолета. Ромитский район обороны был захвачен 22-23 февраля 1993 года совместными действиями тактического воздушного десанта и тактической группы 1 омсброн МВД РТ.

В конце февраля министерством обороны Республики Узбекистан и Республики Таджикистан была подготовлена и проведена крупномасштабная операция ВС Таджикистана по захвату и освобождению от вооруженной оппозиции Каратегинской долины, население которой всесторонне поддерживало боевиков ИПВТ. Совместная работа привела к выработке необычного способа разгрома противника, описания которому нет ни в одном боевом уставе. Суть ее заключалась в том, что на глубину более 140 км последовательно высаживался тактический воздушный десант общей численностью более 2000 человек. Но... десантируемые подразделения, сформированные из запасников, имели на вооружении лишь стрелковое оружие и гранатометы. Штурмовые группы численностью 40-60 человек десантировались посадочным способом из вертолетов вблизи населенных пунктов занятых противником. Практически в каждом из таких отрядов находились оперативные группы 15 отдельной бригады СПЕЦНАЗ (2-3 человека), осуществлявшие общую координацию действий десантов и взаимодействие с вертолетами.

Оказавшись в заснеженном высокогорье один на один с врагом, тактический воздушный десант был вынуждены рано или поздно спускаться с гор, выбивать противника с теплых домов. Если противник оказывал серьезное сопротивление, выявленные цели уничтожались огнем наводимых спецназовцами вертолетов, а количество десанта наращивалось. Взятые под контроль населенные пункты, связывала единственной автомобильная дорога по которой десант соединялся с соседями, тем самым устанавливая контроль над всей дорогой и долиной в целом. Каким бы "сумасбродным" не выглядел замысел этой операция, но он сработал, благодаря мужеству вертолетчиков, спецназовцев и сотням неизвестных таджикских ополченцев. Не будь "гармского десанта" к лету 1993 года, более чем двухтысячная группировка таджикских НВФ с помощью афганских моджахедов превратила бы контролируемые ими районы в неприступную крепость, ставшую оплотом международного терроризма. Чем бы это обернулось для самого Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана и региона в целом, в условиях, когда соседний Афганистан постепенно переходил под контроль талибов, можно только догадываться.

После установления контроля правительственными войсками над большей частью территории республики, необходимость в существовании Народном фронта отпала. С. Сафаров объявил о снятии с себя полномочий руководителя вооруженными формированиями НФТ, отряды которого были трансформированы в части министерства обороны и подразделения министерства внутренних дел республики. Но спокойно встретить старость Сангаку было не суждено.  В ночь с 29 на 30 марта он и Файзали Саидов погибнут.

Алексею (погибшему) и Сергею посвящается.

Использованы материалы с сайта "Солдат России" и из книг: Сухолесский А.В. "15 бригада спецназ" и С. Козлов "Спецназ ГРУ: Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны". Рекомендую, книги эти у меня есть в бумажном варианте, специально заказывал. Продолжение следует... Пограничные бои 93-94 годов. Но будет не раньше весны. Нужны консультации Сергея, а у него сейчас, к сожалению, сильно болеет мама. Хоть и договаривались о встрече — но они постоянно срываются.


Источник: http://nnm.ru/blogs/kvig/tadzhikistan-pervoy-poloviny-1990-h-godov-chast-3/#cut


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение