Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Трагедия Югославии: уроки и выводы / Статьи
Сербия во главе ОБСЕ: соглашательство или катастрофа
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 13-01-2015

В феврале 2012 года тогдашняя сербская власть праздновала «большую дипломатическую победу». Совет министров Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) решил, что  Сербия будет председательствовать в этой организации в 2015 году. Впервые с  момента создания ОБСЕ создана модель так называемого «последовательного и скоординированного председательства» с ротацией в 2 года. Таким образом, попытались установить преемственность в руководстве организацией и долгосрочное планирование ее работы.

Две страны, желающие возглавлять организацию в течение двухлетнего периода, должны выдвинуть свои кандидатуры, при этом одна из них должна представлять Запад континента, другая — Восток. Сербия выдвинула совместную кандидатуру с Швейцарией (которая председательствовала в 2014 году).

Вопрос остался открытым, как произошло сербско-швейцарское «стратегическое сотрудничество», и что именно заставило эти две страны участвовать в данном проекте. С одной стороны, скорее всего речь идет о хороших личных отношениях тогдашних глав Министерств иностранных дел Сербии и Швейцарии. С другой стороны, тогдашний президент Борис Тадич отчаянно пытался добиться еще одного мандата как для главы государства. Такую задачу поставил перед Министерством иностранных дел, которое должно было осуществить «большую дипломатическую победу».

Назначение Сербии в качестве председателя в ОБСЕ, Борис Тадич сделал собственной заслугой, тем самым, подчеркнув, как его уважает политический истеблишмент,  продемонстрировав свою политическую состоятельность как лидера с завидным международным авторитетом.

В сербской ежедневной политике обо всем этом возникла дисскусия очень неудобная для Бориса Тадича, которая в конце концов стоила ему поражения в борьбе за переизбрание на пост главы государства. Сербские официальные лица представляли  «принятие решения о председательстве в ОБСЕ как успех многосторонней дипломатии и возможность закрепления за Сербией статуса серьeзного и уважаемого члена международного сообщества. Председательство, также представляет возможность для региона и укрепления его авторитета» . Однако, вскоре выяснилось, что правительство Бориса Тадича «председательство в ОБСЕ получилo с помощью очередной торговли собственным народом, обязавшись не заниматься проблемами Западных Балкан» .

Тем самым власти Республики Сербии обязались, что во время председательства в ОБСЕ не будут поднимать вопрос о статусе Косово и Метохии, об одностороннем решении косовских албанцев о выходе из состава Сербии и согласии на последующие официальные признания заподноевропейскими государствами так называемой Республики Косово. Не будет даже подниматься вопрос, входящий в компетенцию Миссии ОБСЕ в Косово и Метохии, который касается заблокированного права сербских беженцев на коллективный возврат в села, из которых они были массово изгнаны к 2004 году.

Ради осуществления своих предвыборных амбиций, так же согласились молчать о нечеловеческой судьбе сербов в Косово и Метохии, и о грубом попрании всех норм международного права. Более того, в 2015 году будет отмечаться сорокалетие со дня принятия Хельсинкского заключительного акта, основного документа, который должен был гарантировать территориальную целостность всех членов данной международной организации.

В «Совместном рабочем плане Швейцарии и Сербии», указывается, что особое внимание будет уделено следующим десяти пунктам:

  • вопросу многомерности (который подразумевает анализ нынешних и будущих угроз и вызовов в Европе;
  • укрепление и улучшение сотрудничества с организациями гражданского общества во всех измерениях;
  • анализ и обновление существующих инструментов раннего предупреждения, предотвращения конфликтов, а также способы постконфликтного восстановления);
  • политико-военному измерению (которое имеет ключевое значение для предотвращения конфликтов, раннее предупреждение и управление кризисами, а также для создания доверия между государствами-членами);
  • транснациональным угрозам и вызовам (с особым ударением на кибербезопасности);
  • разрешению конфликта по мере его разрастания (необходимость улучшения системы раннего предупреждения усовершенствованием аналитических возможностей структуры ОБСЕ);
  • экономическому и экологическому измерениям (разрешение глобальных и региональных проблем окружающей среды в контексте сотрудничества в сфере безопасности, управление водными ресурсами и их восполнением);
  • человеческому измерению (значительная роль гражданского общества в оказании помощи государствам-членам в отношении обеспечения полного уважения прав человека, основных свобод, демократии и верховенстава закона); укреплению возможностей и полномочий структуры ОБСЕ;
  • поиску партнеров для сотрудничества; укреплению роли Парламентской делегации и установлению тесного сотрудничества с остальными международными организациями. 

Все это предпринимается с целью «консолидации между членами организации, установления мира, процветания и гарантии демократических свобод в рамках стран-участников ОБСЕ в регионе ОБСЕ. В этом смысле мы будем стремиться опираться на прогресс в осуществлении совместного проекта, установленного Астанинской юбилейной декларацией о свободном, демократическом, совместном и неделимом евроатлантическом и евразийском сообществе безопасности, которая простирается от Ванкувера до Владивостока».

Стоит задуматься над участием Сербии в запланированных проектах по «улучшению системы раннего предупреждения» в стратегическом действии «разрешения конфликта по мере его разрастания». Так, например, в Македонии местная власть, обязавшись, что не будет заниматься вопросами Западных Балкан, закрыла глаза на очевидный конфликт между македонцами и албанцами, благодаря чему этот конфликт все более усугубляется. Также остается открытым вопрос о моральном доверии Сербии заниматься любым другим вопросом, если будет молчать о проблеме, которая ее больше всего беспокоит. Однако существуют политики, которые самоунижение представляют высочайшей политической мудростью и большой дипломатической стратегией, но это бесплодная попытка самоутешения. Тех, которые не уважают сами себя и другие уважать не будут.

Таким образом то, что Сербия, согласилась на политичский шантаж  не говорит о вопросе собственного суверенитета на великом юбилее принятия Хельсинкского заключительного акта, она должна быть готова к новым политическим давлениям, и к беспризорным шантажам. На самом деле это уже происходит. 

Мимо официальных каналов коммуникации, Сербии дали понять, что с ней может произойти, если не прими она единую западную позицию по вопросу об украинском кризисе. Говоря о председательстве Сербии в ОБСЕ, подчеркивалось, что эта возможность не связана ни с проблемами гражданского общества, ни с экологической безопасностью, но имеет отношение к украинскому вопросу. По мере эскалации ситуации на Украине председательство Сербии в ОБСЕ стало в жесткую зависимость от ее мнения по отношению к конфликту.

 Так, без особого стеснения, американский аналитик Эд Джозеф заявил что, «премьер-министр Александр Вучич в 2015 году получит возможность решительно повести Сербию к модернизации, процветанию, прогрессу и стабильности. Однако, если 1 января упустить возможность, отказавшись таким образом от высокого поста в ОБСЕ и, тем самым, оказав услугу Москве в ее влиянии на украинский кризис, ситуация может в корне измениться: экономика снова остановится и отношения с западными странами ухудшится».

Иными словами, очевидный прогресс на пути к европейской интеграциии, мог бы быть поставлен под вопрос, - сделал вывод Джозеф. Он добавил также, что Сербия должна  дистанцироваться от России, так как «российский первичный интерес на Балканах не способствует процветанию региона, а дестабилизирует ситуацию, в частности, в Боснии и Герцеговине и Косово.»
Касательно официальных каналов коммуникации, первая вопрос о председательстве ОБСЕ в свете украинского кризиса задала Виктория Нуланд, помощник госсекретаря США, в ходе официального визита в Белград, 13 июля. 

Затем, уже через несколько недель после визита Владимира Путина, 6 октября, Белград посетили французский премьер-министр Мануэль Вальс и немецкий вице-канцлер Зигмар Габриэль. Они оба приехали с двухдневным визитом, что для двухсторонних деловых визитов представителей больших и влиятельных европейских государств в Сербии крайне необычно и не происходит часто. Также, оба они приехали с большой группой представителей бизнес структур - потенциальных инвесторов, для того, чтобы показать широкой общественности, что от «сговорчивости» Сербия может иметь хорошую прибыль. Однако в официальных беседах вопрос о экономическом сотрудничестве занял только третье место, в то время как первых два относились к теме «Южный поток» и председтельство в ОБСЕ. В конце с очевидным сообщением, относящимся к украинскому кризису, 20 ноября главу сербского Министерства иностранных дел посетил посол США в Беолграде, Майкл Кирби, так как в официальном заявлении, указывается, что разговаривали только на одну тему.

Известно, что ОБСЕ уже имеет большую роль в попытках деэскалации украинского кризиса, и вероятно, эта роль станет еще больше. Наряду с представителями Украины, России и самопровозглашенными Донецкой и Луганской Народными Республиками, представитель ОБСЕ является также членом Контактной группы, и эта организация также ответствена за наблюдение за выполнением Минского соглашения. На данный момент  непонятно, какую позицию в отношении всего этого могут занять официальные лица Сербии. Как запланировала тогдашняя политическая элита, это должно было стать подтверждением их «международного статуса» и доказательство того, что якобы что-то спрашивают у Сербии в международной политике.

Это был большой шанс для ее аффирмации. Однако, во-первых, согласием с унизительными условиями, при которых Сербия должна председательствовать, а также эскалацией украинского кризиса, реальна угроза, что председательство Сербии в ОБСЕ превратится в настоящую катастрофу, как в отношении самого ОБСЕ, так и в отношении действующего сербского правительства. Так как, с одной стороны, если представители Сербии не будут поддаваться давлению западных стран, могут произойти большие разногласия внутри органов ОБСЕ. При таком развитии ситуации, ОБСЕ не сыграл бы эту роль, которую ему США назначили на Украине, поэтому для западных стран лучше бы было осуществит внутреннюю обструкцию.

С другой стороны, если Сербия будет поддаваться давлению, существует реальная опасность, что власть в Белграде потеряет доверие, и что произойдет большой внутренний кризис (согласно последним исследованиям, которые осуществлены Новой сербской политической мыслью, о которых сообщил Джордже Вукадинович, 68 процентов граждан Сербии поддерживает «тесные» отношения с Россией). Также возникнет вопрос: почему официальных лиц Сербии больше интересует территориальная целостность Украины, а не самой Сербии.

Рассматривая вопрос с актуальной точки зрения, для нынешнего председателя правительства Вучича было бы удобнее, чтоб проекта Тадича с председательством в ОБСЕ не существовало вовсе. Любая ошибка может стоить ему дорого.

Душан Пророкович


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение