Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Трагедия Югославии: уроки и выводы / Статьи
Вооруженная борьба черногорцев против Османской империи в конце XVIII века
Материал разместил: Валецкий ОлегДата публикации: 04-03-2018
Конец 18 века в истории Балкан –  время войн за национальную независимость. Фактически вся территория Османской империи тогда представляла собой поле то разгоравшихся, то затухавших конфликтов.

Скадарский санджак граничил с Венецианской республикой (Albania Veneta), и в его состав входила часть территории современных северной Албании, Косово, Македонии и Черногории. Одной из самых влиятельных семей была семья Бушатли. Один из ее членов, Махмут-паша Бушатли, в 90-х годах 18-го века являлся, как пишет Бранко Павичевич [7],  полновласным  феодалом и самостоятельно назначал наместников в своем санджаке. В начале 90-х годов 18-го века чрезвычайный посол Российской империи в Стамбуле В.П.Кочубей писал одному из ведущих лиц российской дипломатии, князю А.А.Безбородко, что мощь скадарского паши намного превосходит мощь соседнего янинского паши. Махмут-паша Бушатли на важные должности назначал своих родственников и сам собирал налоги, как с христиан, так и  с мусульман, не разрешая это делать напрямую сборщикам налогов Порты [7]. При этом Махмут-паша Бушатли давал большие поблажки христианам, и в его сорокатысячной армии были и православные «бырджане»-сербы, католики-албанцы и албанцы-мусульмане из области Малесия.  Махмут-паша Бушатли поощрял национальные чувства албанцев, что служило ему для борьбы против войск султана, и ради этих же целей давал поблажки христианам. В самом Скадаре тогда большую часть населения составляли христиане, в основном католики [8].

Черногория и ее племенные зоны

В 1787 г. Махмут-паша Бушатли разбил посланные против него войска султана и решил создать собственную державу, которая бы охватывала район Бырда и целую Старую Черногорию, «Млетачку Албанию» и южную часть Далмации вплоть до Дубровника. В выполнении этих планов он решил опереться на помощь Франции. В 1795 г. эскадра французского флота подошла к Скадру. С нее высадились несколько французских офицеров и инженеров, которые получили приказ помочь Махмут-паше создать фортификации. В июле 1796 года из Франции семь галер доставили Махмут-паше Бушатли продукты питания и боеприпасы [12].

В конце апреля султан простил Махмут-пашу, и ему был возвращен титул паши и должность сераскера Северной Албании, а турецкий комендант Джаковицы, Приштины и Крои получил приказ подчиняться скадарскому паше. Весной 1796 г. обострились отношения Махмут-паши Бушатли с сербскими племенами Пиперов и Белопавловичей, которые стремились к объединению с Черногорией. Махмут-паша послал письмо владыке Петру I Негоше о том, что его враги – племена Белопавловичи и Пиперы, а не Черногория. Владыка же ответил ему, что «бырджане» - его братья и он их не оставит в беде. В конце июня 1796 года армия паши двинулась по дороге на Подгорицу, и представители племен Белопавловичи и Пиперы, прибыв к владыке, попросили помощи у него. Владыка собрал Сабор (Сбор) черногорских племен в Цетинье 20 июня (1 июля), на котором представители племен проголосовали за следующие решения: «Хотим все вместе против общего христианского врага идти за православную веру и закон» и за «нашу дорогую свободу и вольность», за «любезное отечество, за церкви и монастыри», за «жен и детей наших воевать и трудиться всей силою, дабы избежать ярма агарянского». Все участники Сабора поклялись на кресте и Евангелии, и первый раз в истории Черногории, как пишет Бранко Павичевич [7], было принято решение, обязующее каждого черногорца с оружием в руках защищать Черногорию. Тогда российскому генеральному консулу в Дубровнике Антуану Джике были доставлены сообщения о том, что скадарский визирь собрал 15 тыс. албанцев, чтобы наказать «бунтовщиков против султана» - племена Белопавловичи и Пиперов [8].

Битва под селом Круси.Источник Сайт Портал ИН4С https://www.in4s.net/ 

Владыка Петр Первый считал, что Махмут-паша Бушатли готовит удар по Дубровнику и потому не хотел оставлять у себя в тылу противника. Собрав войска в Северной Албании, Махмут-паша со своими основными силами двинулся к Спужу. Здесь, у горы Высочицы, его войска заняли позиции, а с другой стороны находились силы «бырджан» и черногорцев [1]. Владыка Петр I к тому времени собрал на Цетинье войска и отправил письмо племени Гырблян, в котором писал: «Братья, знайте, мы не собираем войска ни ради Бырда, ни ради нас, а за большее. Сейчас, братья, мы все пойдем пролить кровь нашу за правую веру христианскую». Прибыв в район Слатины, владыка Петр I,  по данным тогдашнего летописца дьякона Алексия,  имел под началом 9863 человека. Данные же по «туркам» у тогдашних летописцев отличаются в количестве. Дьякон Алексий и другой летописец, архимандрит Вучетич, пишут о 34860 «турках», а сам владыка указывает о 27 тыс. «турок». Битва длилась шесть дней с 2 (13) июля по 11 (22) июля 1796 г. Владыка Петр I, одетый и вооруженный как черногорский воин, сражался во главе элитного отряда численностью 3400 человек. Махмут-паша не имел простора, чтобы ввести в бой большую массу своих сил и, воспользовавшись этим после боя у горы Высочицы, черногорцы обратили в бегство «турок». Владыка Петр пишет, что в бою тогда было убито 473 турка, а дьякон Алексий и архимандрит Вучетич сообщают о 2500 убитых и раненых [1]. Турки бежали через Скадарское озеро, переправившись на лодках, тогда как черногорцы и «бырджане», потеряв 23 убитыми, захватили большие трофеи. Эта победа получила большой резонанс в Европе, а царица Екатерина II дала указание отправить владыке поздравление по поводу победы над турками, которым помогали «бесстыдные французы» [4]. Русский генеральный консул в Дубровнике Антуан Джика сообщил в дальнейшем  в Петербург о том, что Мехмет-паша Бушатли готовит новый поход. Узнав от этом, владыка Петр I обратился с просьбой к австрийскому императору отправить эскадру в воды Албании [2].

Наступление черногорцев на турок под селом Круси.Источник Сайт Analitika http://portalanalitika.me/ 

После битвы у Мартиновичей среди черногорцев произошел рост боевого духа, и на волне этого роста владыка Петр I создал народный сбор -«Скупштину» в Цетинье, на котором была принята присяга- «Стега».  В ней, призывая «Господа Вседержителя в помощь», и, поклявшись, что нас не предадут и не обманут друг друга, черногорцы так же клялись, что «один второму будет помощь давать» и что «они будут за благочестивую веру нашу христианскую сражаться и кровь проливать» там, где бы «враг напал на них или на их братьев-«бырджан» [3]. Тот же, кто предал бы, должен был быть проклят и отречен от общества. По сообщению венецианского вице-консула в Скадре Джакома Сума [7], в сентябре 1796 г. войска Махмут-паши Бушатли, численостью в 20 тысяч человек, выступили через Подгорицу к Цетинье. При этом 2 тысячи своих солдат он направил против племен Белопавливичей и Пиперов. Сам визирь Махмут-паша Бушатли занял позиции у села Круси, где его силы, согласно летописцу архимандриту Вучетичу,  насчитывали 24 тысячи  пеших и конных солдат, тогда как летописец дьякон Алексий сообщал о 34860 человек [2,3]. У владыки же Петра I, как писал дьякон Алексий, под командованием находилось 17460 черногорцев и «бырджан», с тем, что  в начале боя у него было 6590 человек. Сражение началось 22 сентября (3 октября) 1796 г. переходом «турок» через реку Ситницу. Главные силы Махмут-паши составляли албанские горцы-«бырджане» северной Албании. После первоначального успеха турок против отрядов Лешан и Катунян, к черногорцам  подошли новые силы под командованием владыки Петра I, и турки были отброшены от села Круси. Затем основная масса турецких войск начала нападение на главные позиции черногорских сил, и на высотах над Ситницей противники сошлись в рукопашном бою, длившемся три часа. Когда передние ряды «турок» начали колебаться, перенося панику на остальных, то Махмут-паша решил на коне повести войско в бой и был сражен пулей.

В турецких рядах началась паника и турки бежали, оставив на поле боя 3400 погибших по одним данным, а по другим данным – 2 тысячи. Эта победа ознаменовалась торжественным возвращением 28 сентября (9 октября) в Цетинье.  Данная победа получила большой резонанс в Европе. Посол Франции в Венеции Лелеман охарактеризовал черногорцев как народ, который готов сбросить с себя турецкое ярмо и стать свободным, тогда как в Вене признали, что эта победа разрушила последнюю преграду для становления независимой Черногории [12]. Согласно Павичевичу, и Испания сделала тогда вывод, что Оттоманская империя не будет переживать, что нет больше в их подчинении непослушного и самостоятельного вождя, с которым никто  не мог установить хорошие отношения [7]. Вместе с тем,    французский журнал «Mоnteur» писал в декабре 1796 г., что албанцы поклялись отомстить за погибшего визиря [13]. Однако новый Ибрахим-паша, брат погибшего визиря, избегал конфликтов с Черногорией, которая, объединившись с Бырдо, стала фактически независимым государством. Порта, как пишет Павичевич, тогда планировала разделить Скадарский санджак на две провинции с пашами во главе, которые бы подчинялись или румелийскому беглебергу, или боснийскому визирю. Однако осуществление этого плана Ибрахим-паша сумел подкупом и связями в Стамбуле предотвратить.

Владыка Петр Первый Петрович Знаменити Срби XIX. века : 1800-1900 . Год. 1

Россия и Австрия во второй половине 18-го века были близкими союниками в борьбе против Порты. Императрица Екатерина II планировала полностью разгромить Турцию и разделить ее с Австрией. Эти планы закрепили договором между Екатериной II и австрийским императором Иосифом II в апреле-мае 1781 г. Далее был подготовлен проект по разделу Турции. Как пишет Михайло Войводич в своей работе «Восточный вопрос в конце XVIII века», по этому плану Австрия бы присоединила земли Османской империей к западу от линии Белград - устье реки Дрима [5]. После ряда уточнений на переговорах, вся Сербия вошла в австрийскую зону влияния с тем, чтобы признать интересы России в Черногории. На европейской территории Османской империи на тот момент, кроме Черногории, никаких самостоятельных политических сил не существовало, и потому совершенно  закономерно что, планируя деление земель своего общего врага, ни Россия, ни Австрия не думали об интересах местного населения, которое турецкий султан считал своими рабами. Эти факты необходимо знать потому, что во второй половине 20 века в Югославии возникли теории о том, что якобы Австрия захватывала сербские земли у сербского народа, следуя идее «Дранг нах Остен».

Сербский народ не был тогда значительным политическим фактором, чтобы с ним считались Петербург и Вена, тем более, что собственником земли, на которой жили сербы, были уже не они, а турецкий султан. Сербы, конечно, присоединялись вооруженными отрядами к австрийским войскам, прорывавшимся вглубь владений Османской империи, но это было формой борьбы самих сербов за собственные права. Сейчас абсурдно звучат обвинения югославских и сербских историков в адрес Австрии, обвиняя их в предательстве интересов сербского народа. В войнах против турок все право командования войсками  принадлежало Австрии, сербы же присоединялись к ним, исходя из собственных интересов, ибо власть турок несла сербам полное исчезновение их как христианского народа. Австрия имела все права вести войны против Порты, ибо именно турецкие войска дошли до Вены, где их разбили австрийские и польские войска. Для австрийского императора сербы занимали важное место, ибо давали опору действиям его войск на территории Османской империи. Но в данной ситуации не сербы, а именно австрийцы являлись теми, кто определял ход ведения боевых действий. Они же, как и любая другая армия, при опасности поражения имела полное право отступить или заключить мир. Австрия таким образом вполне справедливо играла ключевую роль в войне против Османской империи на Балканах в 16-17 веках, ибо эту роль ей обеспечивали собственные возможности. В случае, если бы планы из договора Екатерины Второй и Иосифа Второго были осуществлены, Черногория, как и Метохия, Зета и Северная Албания, оказалась бы в составе Австрии.

Черногорцы готовятся напасть на турок в каньоне реки Пива.Источник Сайт Портал ИН4С https://www.in4s.net/ 

Объявление Россией в 1787 г. войны Порте, а затем и Австрией в 1788 г. означало то, что две империи решили разделить Османскую империю. Это вызвало раздражение в Европе, прежде всего, во Франции. Однако после Французской революции в 1780 г. интерес у Австрии и России к ведению войны против Турции иссяк, ибо тогда им грозила большая опасность от революционной Франции. В 1791 г. Австрия заключила мир с Турцией, а в 1792 г. этому примеру последовала Россия.  Кризис Османской империи вызвал возникновение двух движений в ее европейских владениях. Одно из них возглавил Осман Пазван-Оглу- паша в Видине, стремившийся установить свою власть также и в районах Ниша и Белграда. Второе движение возглавлял Махмут-паша Бушатли, занявший место скадарского паши в 1775 года после смерти своего отца. Как пишет Михайло Войводич, в то время на Балканы стали проникать идеи «национального возрождения», источниками которых были масонские ложи, созданные в среде южнославянских народов, бывших под властью Австрии [5]. Так, согласно Войводичу, с масонскими ложами был связан Пазван-оглу и еще ряд вождей тогдашнего восстания янычар[5]. Идеи о национальной автономии появились в то время по схожему сценарию и в сербской среде, и так в 1790 году  в Тимишоаре сербы  потребовали территориальной автономии.

Такие же требования выдвигали греки, и потому было бы странно, если бы идеи национального самоопределения не проникли и в албанскую среду, тем более, что албанцы-тоски были тесно связаны с греками. Данному обстоятельству так же способствовало и то,  что, согласно Михайло Войводичу, Франция с 1793 г. вела войну против Австрии и стала союзником Турции [5]. Тем самым Порта должна была себя ограничивать в действиях против Пазван-паши и Мехмет-паши Бушатли, которые установили тесные связи с Францией. В этих же условиях сербы, являвшиеся противниками Пазван-оглу в Белграде и противниками Махмет-паши Бушатли в областях Черногории и Бырде, являлись природными союзниками Австрии.

Как пишет  академик Богумил Храбак в работе «Махмут-паша Бушатли в отношениях к Черногории, Бырдо, Приморью и восточной Герцеговине(1777-1796 г.г.)», Махмут-паша пользовался большим авторитетом у католических племен «средней» Албании и у некоторых православных племен Бырда [9]. При этом он был полновластным владельцем Северной Албании, но и  мусульманское сербское  население Плава, Гусинья, Рожая, Бихора и Белого поля полностью его поддерживало. В то же время Бушатли враждовал с боснийским пашой из-за Подгорицы. Здесь возник конфликт между боснийскими «турками», являющимися, в основном, сербами мусульманского вероисповедания, и скадарскими «турками», в большинстве бывших албанцами-мусульманами. В Черногории тогда, по словам Богумила Храбака, царили междоусобицы, которые умело использовал Бушатли [9]. Тогдашний губернатор Черногории Радонич всерьез думал выселить черногорцев в другие страны и ради этого для консультаций ездил в Вену. В 1784 г. черногорцы согласились платить харач Махмут-паше, а не «беглуку», то есть Порте, и тогда «диван» в Стамбуле в 1784 г. провозгласил пашу государственным врагом.

Махмут-паша планировал нападение на черногорцев в союзе с сербскими племенами Восточной Герцеговины во главе с князем Дробняков Станишей. Вместе с тем, переговоры в отношении такого союза, которые он вел  с племенами Бырдо, у него не удались, хотя эти племена ранее  участвовали в походах Бушатли. Вместе с тем в самой Албании Махмут-паша находился в конфликте с Курд-пашой, властвовавшем в центре Албании, тогда как Курд-паша враждовал на юге Албании против Али-паши Тепелини. Фактически вся территория Османской империи тогда представляла собой поле то разгоравшихся, то затухавших конфликтов, и потому невозможно говорить о какой-то единой турецкой политике по отношению к сербам и к Косово. Все находилось в руках пашей, которые, в зависимости от своих интересов, то вступали с сербскими племенами или общинами в союз, то воевали против.

Летом 1788 г. Махмут-паша собрал, согласно венецианскому вице-консулу, войско в 40 тысяч человек. В его армии были и православные племена Бырдо, а так же и другие христианские племена. Несмотря на сопротивление черногорцев, 23 июня он без боя занял Цетинье и сжег 150 домов и монастырей. У черногорцев  в то время  не было единства, тем более, что владыка Петр I находился в России, и поэтому особенного сопротивления они не оказали.  В награду за покорение Черногории Махмут-паша получил от султана чин визиря. Однако вскоре после этого Махмут-паша начал враждовать с румелийским визирем Абди-пашой, как и с Курд-пашой. Он набрал 18 рот черногорцев для войны против этих пашей. Помимо этого, Махмут-паша захватил также крепости Подгорица и Спуж, тем самым вступив в конфликт и с боснийским пашой. Порта, увидев, что Махмут-паша враждует со всеми своими соседями, а не подчиняется ни ей самой, в итоге объявила Махмут-пашу вне закона. Однако Порта не смогла собрать войско, то, по просьбе капудан-паши, султан простил Махмут-пашу, что не помешало последнему вступать в новые конфликты и посылать своих арбанасов собирать харач на территорию боснийского паши.

Махмут-паша в 1787 г. пошел в военный поход на Косово, и в его войсках находились воины из племен Васоевичи и Куча. В Косово его войска вступили в бой с войсками Вели-паши Тепелини, который командовал силами албанцев-тоска. Сначала Махмут-паша захватил Охрид, но вскоре Вели-паша у него его отбил. Однако затем все-таки Махмут-паша разбил своего врага и взял сначала Приштину, а затем Джаковицу и Печ. В сражении у реки Ситница в Косово Махмут-паша разбил посланные Портой войска и победоносно возвратился в Скадар. Впрочем, больших причин для триумфа у него не было, так как в это же время боснийская армия заняла Спуж и Подгорицу, с  юга  наступали войска румелийского паши и сына Вели-паши. Однако, когда обьединенные войска Порты окружили Скадар, и  народ в Скадре уже присягнул султану, затем население восстало против войск румелийского паши. В результате паша вынужден был бежать. Махмут-паша с боснийским пашой помирились, и тут же был прислан ферман султана о прощении Махмут-паши. 

Черногорцы.Источник Сайт Портал ИН4С https://www.in4s.net/ 

Когда в 1790 г. арбанасы опять напали на опустошенную войной Черногорию, то владыка Петр I обратился за помощью к австрийскому императору, чтобы тот прислал ему порох и свинец. Император выполнил просьбу, и помощь прибыла морем в Будву.  В 1792 г. войска Порты опять осадили Скадар. Махмут-паша, не обращая внимание на недовольство народа в Скадре, выдержал в крепости осаду и в ноябре 1793 г., сделав вылазку, разбил войска Порты. Сама Черногория разделилась в начале XVI века на семь нахий- племенных областей. В период правления владыки Петра I Негоша, она делилась на четыре нахии: Катунская нахия, Риечка нахия, Цырмничка нахия и Лешанска нахия. Территория Бырдо включала семь областей племен Белопавичи, Пиперы, Кучи, Братоножичи, Ровцы, Морача и Васоевичи. На территории черногорской Герцеговины проживали племена Никшичи, Риджани, Граховляни, Баняни, Пивляни и Дробняки. Приморье было  разделено между Венецией, которой принадлежали Котор, Гырбаль, Будва, область племени Паштровичи, Герцог-Нови и Рисан. Османской империи принадлежали Ульцинь, Бар, а одно время и Херцег-Нови и Рисан [7].

Хотя в конце XV – начале XVI веков Черногория, при Скандер-беге Цырноевиче, существовала как отдельный санджак, однако почти весь XVI и весь  XVII век она находилась под властью Скадарского санджак-бега. Вместе с тем, как пишет Радое Пайович, черногорцы имели автономию, подтвержденную султанским бератом, и в рамках этой автономии существовал «Общий черногорский сбор», в котором принимать участие имел право любой совершеннолетний черногорец [10]. Здесь же находился «Главарски сбор», составленный из глав племен. Во время австрийско-турецкой войны (1593-1606) началось восстание племен Бырда и Восточной Герцеговины, которых поддержали черногорские племена. В Кандийской (1649-1669) и в Морейской (1683-1699) войнах черногорцы в большем количестве участвовали в боевых действиях на стороне Венеции против турок. Венецианцы установили в Черногории должность гувернадура. Черногорским владыкам венецианцами было дозволено управление подвластными Венеции православными сербами Приморья. В итоге, один из черногорских владык, Мардарий,  в 1640 г. принял унию с Ватиканом.

Владыки были полновластными правителями Черногории, и как раз владыкам из династии  Петровичи принадлежат заслуги в том, что Черногория с конца XVII века стала самостоятельной. Семнадцать раз черногорцы отстаивали свою землю от турецких походов. В 1714 г. боснийский визирь Нуман-паша Чуприлич захватил Черногорию после восстания, которое подняли черногорцы по призыву российского императора Петра I. Тогда несколько тысяч черногорцев турки, точнее, боснийские сербы-мусульмане, захватили в плен и переселили в Боснию, в район вокруг Сараево и  на горный массив Романию. После отмены турками  Патриархии в Печи в 1459 г.,  Зетскую метрополию переименовали с конца XV века в Черногорскую, и находилась она под юрисдикцией греческой Охридской архиепископии.

После того, как в 1766 г. опять отменили Печскую патриархию, а в 1767 года и Охридскую архиепископию, то все сербские церкви, в том числе Черногорская митрополия,  оказались под управлением Вселенской патриархии. Так как с фанариотами из этой Патриархии, управлявшими сербскими церквями, у сербской церкви были плохие отношения, то Черногорская митрополия перестала ей подчиняться и перешла под фактическое покровительство Русской православной церкви [10]. Это и стало источником идей о том, что именно Черногория должна стать центром будущего освобождения сербов с установлением в ней императорской власти России. Вместе с тем, это вызвало и  большие проблемы в отношениях с черногорцами. Так, когда по инициативе генерала графа Марка Ивелича, серба по национальности, Священный Синод попытался сменить владыку Петра I, то черногорские священники, воеводы, сердары, князья и барьяктары в июле 1804 г. отправили письмо в Священный Синод, в котором отвергли требование сменить владыку, обвиняемого в отклонении от канонов церковной службы. Черногорцы в письме поведали, что после падения «Сербского  царства» они бежали в горы и там сохранили «православную сербско-греческую веру, где нет ереси», и приняли они эту веру от греков, а не от русских [6]. Черногорцы также отправили письмо императору Александру I, в котором изложили, что они находятся лишь только под его «моральной защитой», а Синод власти над ними не имеет. Император в данном случае, как пишет Радое Пайович, согласился с ними и сместил с должности Марко Ивелича [10].

Сама автокефальность Черногорской православной церкви была признана  Вселенской патриархией, внесшей ее в 1855 г. в свою «Синтагму». Тем не менее, церковные связи Черногории и России оставались всегда дружескими, а черногорский народ считал своим покровителем «русского царя». Такие отношения с Россией стали, по сути, дестабилизирующим фактором в австрийской сфере влияния. Австрия являлась проводником планов Ватикана, который был еще со времен войн гфельфов и гиббеменов заклятым врагом германских императоров и потому главное сферой направления ее внешней политики стали Балканы.

Тем самым, политику Австрии определял как раз Ватикан, и потому столь легко Венеция попала под власть Вены, которая затем установила контроль над частью черногорского Приморья, принадлежавшего ранее Венеции. Закономерно, что затем Австрия начала искать дальнейшие связи с албанскими католиками в Северной Албании и в Косово. Вероятно, не будь столь сильного стремления черногорцев к независимости, Петербург бы согласился с тем, чтобы Черногория также вошла в зону австрийских интересов, ибо Россия до этого уже согласилась, чтобы в эту зону вошли Босния и Герцеговина и Сербия. В данном случае, Черногория во многом осложнила планы Австрии, за которыми стоял Ватикан, которая имела свои претензии на эти земли. В случае, если бы процесс освобождения сербских земель исходил из Черногории, то это еще значительнее разрушило бы планы Ватикана и Вены. Поэтому Австрия, осуществляя помощь как албанским католикам, так и Порте, оказывала давление на Черногорию. Одновременно Вена контролировала процесс сербского освобождения, начавшийся в Шумадии через Нови Сад, который являлся главным сербским культурным центром первой половины 19 века.

Владыка Петр I был не только митрополитом, но и полководцем, который участвовал в боях, и также поступали и другие черногорские священники, которых сан священника не освобождал от исполнения обязанностей перед своим племенем. Сами владыки, как народные вожди, выбирались на «Общечерногорском саборе», а как духовные лица – назначались сначала сербскими патриархами, а затем это подтверждалось  Священным Синодом. Согласно Радое Пайовичу, их церковные полномочия распространялись на территорию Черногории, Бырда, Скендерии (Северная Албания), Зеты и на черногорское Приморье. В 1820 г. турки предпринимали поход на область Морача [10].

Всего, по данным Миомира Дашича, на территории Черногории жило до сорока племен, и общая ее численность населения к концу XVIII века, по мнению Дашича, не могла превышать 30 тысяч человек [11]. Соседняя область Бырдо, по Дашичу, была более многочисленной, но имела меньшее число племен: Кучи, Пиперы, Братоножичи, Васоевичи, Белопавичи, Ровца и Морача. Их земли находились под властью Румелийского пашы в составе Скадарского санджака, а территории Ровца и Морача были в составе Герцеговинского санджака Боснийского пашалыка [11]. Черногорский владыка Петр I с неприязнью относился к Махмуту-паше Бушатли, считая его тогда главной опасностью для Черногории. Махмут-паша считал же, что имеет полное право владеть Черногорией, так как, по преданию, род Бушатли происходил от Станиши Цырноевича, сына Ивана Цырноевича, который принял ислам.

Махмут-паша, как пишет Миомир Дашич, планировал создание собственной державы, основу которой составляли бы территория всей сегодняшней Албании, как и славянских земель - целой Македонии с городами Салоники, Битоль и Скопье, как  Косово и Метохии [11]. Также в нее бы входили остальные сербские земли до Ниша, вся область Рашки, области Бырдо, Герцеговины и Боснии. Махмут-паша хотел разгромить Венецианскую республику, захватить у нее черногорское Приморье с городами Будвой, Херцег-Нови и Котором. Предполагал разгромить и республику Дубровник и захватить часть Далмации. Основную силу Махмут-паши представляли албанцы из сегодняшней северной Албании, и как раз Махмут-паша Бушатли заложил основы албанского национального самосознания. Сам Махмут-паша находился под влиянием идей Французской революции, которые проникли через Венецию и Дубровник [11].

Владыка Петр I считал, что победа Порты над Махмут-пашой поможет Черногории в получении большей самостоятельности, и в данном случае политика черногорцев неочень отличалась от политики сербов-шумадийцев. Так же, как и шумадийцы, которые в Первом сербском восстании воевали против янычар, воставших против султана, так и черногорцы свою независимость получили в борьбе не против самой Порты, а против своих соседей албанцев, ставших врагами султана.

Черногория до 1796 года.Источник Јован Б. Маркуш-Родослови српских династија из Зете и Црне Горе http://www.njegos.org  

В 1779 г. в Вену прибыли представители черногорского владыки Петра I - гувернадур Йован Радонич и сердар Йован Петрович, которые и передали тогдашнему министру внутренних дел Австрии, барону Биндеру, прошение императрице Марии Терезии. В прошении содержались нереальные требования расширения Черногории, области Зеты, присоединения крепостей Подгорица, Спуж и Жабляк (на Скадарском озере), областей Пиперов, Бырдо и Герцеговины [11]. При соблюдении этих условий Черногория была готова войти в союз с Австрией, однако эти предложения Австрию не привлекали. Черногорский владыка Василий Петрович в XVIII веке отправил прошение в Петербург с проектом воссоздания Сербской державы на основе Черногории. Владыка же Петр I  планировал расширение земель Черногории за счет  областей Зета, Герцеговины и Бырдо. В России, однако, эта идея не нашла поддержки, ибо тогда планы освобождения Царьграда, являвшегося приоритетом в политике России, основывались на восстановлении Византии под властью российской короны [11].

Но необходимо заметить, что подобный проект Черногории не требовал прямого участия российских войск и предоставлял бы возможность использовать сербские людские ресурсы. Впрочем, расширение Черногории также имело для черногорцев и более практическое значение [11]. В Черногории было недостаточно плодородных земель, а плодородная долина Зета, находившаяся под властью Белопавичей и Пиперов, давала бы возможность улучшить снабжение продуктами питания.

В то время черногорцы, из-за недостатка продовольствия, массами выселялись на плодородные земли Сербии и Боснии, находившиеся под властью Порты и входившие в состав Белградского и Боснийского пашалыков. От голода Черногорию частично спасала и финансовая помощь России. Помимо этого, черногорцы, вместе с соседями герцеговинцами и «бырджанами», промышляли разбоем, захватывали скот  у мусульманских соседей, постоянно грабя их. Естественно, что мусульмане жаловались турецким властям, которые предпринимали вооруженные походы против Черногории, что, в свою очередь, вызывало обращения черногорцев за помощью к России, Австрии и Венеции. Для последних же Порта являлась постоянным врагом, как и источником постоянных волнений на границах [14].

После победы над Мартиничами и Крусами, Петр I открыто призвал создать Славяно-Сербскую державу, в состав которой были бы включены Черногория, Зета (с городами Скадар, Подгорица, Спуж, Жабляк), Бырдо, Герцеговина (с городами Колашин, Никшич, Требинье, Мостар и рядом других), Черногорское Приморье, Дубровническая республика, Старая Рашка (с городами Нови Пазар, Печ, Призрен и рядом других) и Моравская Сербия [4]. Во главе этой державы, по предложению Петра I, встал бы представитель династии Романовых, заместителем которого был бы черногорский митрополит. Если бы  создание такой державы стало бы приоритетным в российской политике, то, делая вывод с сегодняшней перспективы, это могло бы нанести мощный удар по Османской империи и поставило преграду попыткам Австрии воспользоваться результатами побед российского оружия над Портой в 19 веке. В походах Махмут-паши и других турецких пашей и визирей участвовало и христианское население. Так, Миомир Дашич пишет, что в составе боевых частей турецкой армии против австрийской армии в 1789 г. было много христиан из Скадарского пашалыка [11]. Турецкой армией командовал сераскер (командующий) боснийского фронта Махмут-паша Бушатли. Так же в составе его армии часто воевали  племена из Бырдо, которые сражались не только против австрийцев, но и против черногорцев, а также против вооруженных сил Порты [15].

Вообще совершенно ошибочно считать, что христиане, находившиеся под власть Порты, находились в полностью бесправном положении, ибо, при внимательном изучении, становится очевидным, что в составе османских войск, совершавших походы в Европу, было немало и христиан, подданных Порты. Помимо того, внутренние отношения между христианами и мусульманами были далеки от контрастной картины, ибо они были связаны между собой родственными, племенными и кумовскими связями. Христиане и мусульмане мирились и враждовали, в большинстве случаев, исходя из личных, а не религиозных интересов [15]. Если бы не было православной церкви, то сербы, в силу такой ситуации, со временем просто бы растворились в окружающей среде и стали бы послушными подданными Порты. Как пишет Миомир Дашич, из письма владыки Петра I следует, что дубровническому сенатору Луке Пуцичу удалось в Слатине собрать 3400 человек, то есть треть своих сил, тогда как в  составе войск турок было в 5 раз больше воинов, при чем  среди них находилось достаточное количество черногорцев и «бырджан» [11].

Среди погибших в битве под Крусами было и четверо французов, бывших у Махмут-паши Бушатли советниками [14]. В битве под Крусами на турецкой стороне участвовало бырдское племя Кучи. Перед сражением под Крусами, на горном массиве Лопата 685 повстанцев из племен Васоевичи, Морача, Ускоци и Требешане нанесли поражение трехтысячному отряду мусульман из Гусинья, Плава, Белого поля и Колашина, шедшего на помощь Махмут-паше Бушатли. Российским консулом в Дубровнике был граф Антуан Джика [15].

Махмут-паша Бушатли во главе 12-тысячной армии разбил черногорские силы под командованием Йована Радонича, и 23 июня 1785 г. вошел в Цетинье.

Франция поддерживала планы создания независимой державы Махмут-паши Бушатли. В своей «Слободиаде» Петр II Петрович Негош писал об Азии – матери человечества и нынешней «рабыне глупого туркства» и о «Мрачной глупости азиатской, распространившейся на три части света». В битве на Лешкополе в 1604 г. 12-тысячная армия скадарского санджак-бека была остановлена девятью сотнями черногорцев.

По предположению Михайло Брайовича [3], в битве под Мартиничами участвовало около 3 тысяч черногорцев (из нахий Катуньской и Риекской)  и 5-6 тыс. «бырджан» (из племен Белопавличи, Пиперы и, вероятно, Ровцы и Морача). Черногорцы «бырджане» и герцеговинцы, помимо того, что воевали против турок, точнее, против сербов, принявших ислам, еще и нападали друг на друга, и потому в этой среде кровная месть была распространенной. Из-за постоянных междоусобиц и убийств эти племена были не способны к какому-то большому совместному делу [6].

Турки и венецианцы умело подстрекали их к взаимным распрям, и в то же время никогда серьезно не рассматривали их в своих политических планах. Территория этих племен была полем для выяснения взаимоотношений между Портой и Ватиканом. Лишь с появлением России у местных племен появилась возможность стать серьезным политическим фактором. 

Список литературы

  1. Битка за Црну гору. Мартиниhи – Круси 1796-1996. Зборник радова са научног скупа. Исторjски институт Републике Црне Горе. «Културно-просвjетно заjедница Подгорице». Подгорица: 1997 г.
  2. Битка на Крусима 1796 године по предању. Др. Лука Кукчевић.
  3. Битка на Мартинићима и Бjелопавићи. Михајло Бебо Брайович.
  4. Боj на Мартиничима 22 jула 1796 године. Проф. Др. Радован Jовановић.
  5. Восточный вопрос в конце XVIII века. Михайло Войводич
  6. Документи из архива спољних послова Русије о преломним догађаjима у Црноj Гори у посљедњој децениjи XVIII века» Др. Радослав Распоповић.
  7. Историjска прекретница. Бранко Павичевић.
  8. Колетиjи. А.Ђика.  Дубровник 12/23 VII. 1795.
  9. Махмуд-паша Бушатлиjа према Црноj Гори, Брдима, Приморiу и Источноj Херцеговине ( 1777-1796 ). Академик Богумил Храбак.
  10. Однос цркве и државе у доба Петра I. Др. Радое Пайович.
  11. Племена Бырда у вриjеме боjева на Мартиничима и Крусима 1776 године. Академик Миомир Дашић.
  12. Спољна политика Петра I. Д.Лекић
  13. Француска штампа о Махмут-паше Бушатлиjи. А.Лаиновић.
  14. Французска политика према Црноj Гори у вриjеме боjева на Мартиничима и Крусима. Проф. Др. Томислав Жучић.
  15. Црногорско чоjство и jунаштво као сила историjе. Др. Смиљана Джуровић.

Валецкий Олег, Лучич Надежда


Источник: Валецкий О. В., Лучич Н. Вооружённая борьба черногорцев против Османской империи в конце XVIII века // Информационные войны. 2017. № 3 (43). С. 76-83.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение