Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Специальные операции: теория, силы и средства / Рабочие будни
Белый Легион и Сеть полковника Денара
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 12-10-2013

Legion Blanche; White Legion, – это словосочетание эта резко, как короткой очередью, полыхнуло газетными заголовками, – сквозь монотонно рушащиеся водопады ежедневной информации; и – забылось. Название, на мой вкус, в данном случае – мало подходящее: мальчишески патетичное, уже крепко потрёпанное в контексте фэнтези.

На слух оно на первый взгляд кажется слишком даже знакомым: в 90-х, в русскоязычных новостных заголовках, оно мелькало часто, у самых границ: Белый Легион – грузинские партизаны, с 1995 г. воевали в горных лесах Абхазии; был ещё Белый Легион – в Беларуси, полуподпольная организация молодых офицеров, которых в 1996ом власти обвинили в подготовке военного переворота. Белый Легион, о котором пойдёт речь, с нашей страной связан – прямо и коротко: эти белые легионеры прибыли из России и говорили по-русски. Но географическое пространство, в котором он высветился – весьма отдалённо: гражданская война в Конго, – точнее, в Республике Заир (страна тогда последние месяцы носила это имя). В России Белый легион не забыт, даже – не забыт. Он – не замечен. Как это ни странно.

- Разве что: появление Белого Легиона привлекло внимание специалистов; тех, кому по службе положено отслеживать – то, что делалось в Африке; и тем, кто следил за событиями военными. Ещё – учёные-африканисты, специалисты по странам бассейна реки Конго. Дипломаты. И, пожалуй, – особо внимательные читатели ( милитарные романтики?), конечно: у них в памяти осталась не информация, а скорее, картинка – голливудски яркая: белые наёмники в Африке, mercenaries en Afrique, – в современности – тесной, полицейски-скучноватой, туристически обжитой, насквозь просвеченной всемогущими охранниками Общечеловеческих Ценностей). Мерсенэры, – те самые: в чёрных очках, – брутальные герои 1960х, 70х, от силы начала 80х, – за три года до Миллениума они были уже странно смотрелись. Этих воинов вызвала к жизни – самая загадочная, только ещё не исследованная, несмотря на обвалы газетной информации, – война ХХ века: раскалённый фронт Холодной Войны: полувековая война за Советскую Африку. Мерсенэры должны были исчезнуть – вместе с СССР.

События эти происходили почти полтора десятилетия назад, – не столь к нам близко по времени, но и не далеко. Но история Белого Легиона началась намного раньше; она – фантастична: она что похожа на короткую поломку машины времени: все главные действующие имена и наименования этой истории, – Конго, чёрный диктатор маршал Мобуту и ярко-красный партизан Кабила, романтический полковник Боб Денар, бывший министр Жак Фоссар, Исторические Старцы; на страницы Большой Истории они уже вписаны были – ещё за треть столетия до 1997 года. В 1960е: времена, когда стремительно распадалась колониальная, Европейская Африка; когда мир всерьёз готовился к тому, что планета Земля развалиться на куски – если разразится Третья Мировая, она же Первая Ядерная Война; или – что уже всюду видны всполохи мировой пролетарской революции, и скоро весь мир покроет тысячеязыкий Советский Союз, – тогда уже эти люди принимали самое решительное участие. Легендарные Патрис Лумумба и Че Гевара с ними взаимодействовали – в одном пространстве, на одной сцене; как соратники, или как враги.

МАРШАЛ МОБУТУ: ВЕЧНЫЙ ДИКТАТОР

Республика Заир, огромная, – вторая по обширности в Африке, – держава; собственно, война там шла непрерывно – к исходу 20 века, – лет сорок. Страна и родилась – в войне. Всё это время правил ей один и тот же человек, – Маршал Мобуту Сесе Секо Куку Н’Гбенду ва За Банга, (что означало: «Мобуту величайший и потому всегда непобедимый» – это наиболее распостранённый перевод). 14 сентября 1960го Жозеф Дезире Мобуту, полковник новорожденной армии Конго, начальник Генерального Штаба, – совершил свой первый военный переворот, и решением Collège des commissaires généraux, Коллегии Генеральных Комиссаров, – тогдашнего правительства революционного времени, – был назначен главнокомандующим вооружёнными силами; это уже были, собственно, полномочия диктатора: шла война, власть в Конго принадлежала тому, за кем шла армия. В 29 лет – военный диктатор громадной страны; такое совершил, до той поры, только один генерал, тоже франкоязычный, – Бонапарт.

При этом полковник Мобуту не был успешным полководцем, он вообще был весьма далёк от театров военных действий. В молодости Мобуту семь лет отслужил в Force publique, бельгийских колониальных формированиях в Конго, – в должности secrétaire comptable, нечто вроде счетовода, в Лулуабуре, а потом – в аппарате Генерального Штаба в Леопольдвилле, в чине су-оффисье, унтер-офицера, К 1960му году будущий диктатор стал известен – как журналист, редактор крупных политических газет.

Мобуту вознёсся на волне независимости: высшие должности в стране молодые политики распределяли между собой – словно в блаженном сне, и бывший колониальный унтер-офицер Мобуту вдруг стал начальником Генерального Штаба. Он одержал победу четырех больших гражданских войнах, подавил множество восстаний и заговоров. Мобуту удержал власть – в страшной гражданской войне начала 1960х, и правил без малого 37 лет: целую эпоху.

В проекции на историю нашей страны это выглядит так: Мобуту уже правил Конго, когда в СССР властно правил Никита Хрущёв и майор Гагарин полетел в космос; когда в РФ Борис Ельцин уже был тяжко болен и поговаривали о его отставке, а Мобуту всё ещё оставался во главе своей страны.

 

ТУТСИЛЕНД. ИМПЕРИЯ, ИЗВЕСТНАЯ ТОЛЬКО СПЕЦИАЛИСТАМ. СТАРЫЙ КРАСНЫЙ ПАРТИЗАН КАБИЛА

С октября 1996 года с востока Конго-Заира развернули наступление силы, принявшие наименование – Ассоциация демократических сил освобождения (ADFL). Точно о них ничего не было известно, двигались они из провинции Киву, над которой у Мобуту давно уже о сути власти не было. Неожиданно вслед за мятежниками вступили в Заир регулярные батальоны Руанды, Бурунди и Уганды. Стран, где у власти были представители многомиллионного народа тутси. Заговорили о том, что лидер всего этого движения, Поль Кагаме, диктатор Уганды, стремится к воссозданию когда-то существовавшей воинственной империи тутси. С января 1997го выявился вождь Ассоциации: не один из этнических лидеров тутси, как ожидалось, а – некто Лоран Дезире Кабила, из племени банда. Этот шестидесятилетний партизанский командир участвовал в знаменитом когда-то восстании Симба, (людей-львов) на северо-востоке Конго, – в 1965 г. Тогда, при самой яростной поддержке СССР и Китая, лесные племена пытались создать марксистко-ленинское государство – Народную Республику Конго, в самой глубинной сердцевине Африки. Отряды симба, – партизан-оборотней, – были главной силой красных сепаратистов. На помощь красным колдунам прибыл даже сам Че Гевара. По некоторым известмям, роковой для кубинского команданте стала ссора с Кабилой. Че именно из-за угроз этого полевого командира вынужден был спешно бежать из Конго. Этот советский проект был разрушен, и по-африкански жестоко. Единственный из уцелевших лесных командиров того времени, – бывший заместитель председателя Высшего Совета Революции, – Лоран Кабила треть столетия скрывался на обветшалых базах в лесах у озера Танганьика.

 

БЕЛЫЙ ЛЕГИОН. ПОЯВЛЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТОВ

Месяца за два мятежники ADFL захватили почти треть страны. И в январе стало известно: в Заир прибыли белые наемники, специалисты войны по доверенности. С января 1997го государственная громада, выстроенная за тридцать лет Мобуту, уже содрогалась и непрерывно осыпалась, причем – с грохотом. Войска маршала, – FAZ, – которыми командовал генерал Махеле, отступали. Силы ассоциации повстанцев тутси росли, но даже не в этом дело. Во главе хаотичных партизанских сонмищ теперь встали настоящие профессионалы, офицеры из Уганды и других стран Тутсиленда. Как потом выяснилось, их много лет постоянно готовили на базе сил быстрого реагирования США, в форте Беннинг, штат Джорджия. А сразу после нового года появились – белые. 3 января 1997 года в город Кисангани, главную базу войск Мобуту, прибыли первые белые специалисты, – тридцать три офицера, почти все – французы. Им предстояло спешно реорганизовать разваливающуюся армию маршала Мобуту. Командовал ими пожилой бельгиец, Кристиан Тавернье (Christian Tavernier). Известно, что еще до начала войны, в июне 1996го, полковника Тавернье пригласил в Заир некто Фернан Вибо, (Fernand Wibaux), второй человек в ассоциации «Франсафрик». Во главе этой структуры стоял еще один легендарный старик – Жак Фоккар (Jacques Foccart); в 60е – военный министр Франции, один из главных созидателей современной Африки. В частности, именно Фоккар пытался сотворить новое нефтяное государство Биафра.

- Удивительная это была война, в Заире 1997 года: поднялись и сошлись в бою призраки из времен Че Гевары и Лумумбы. Не мог же остаться в стороне полковник Боб.

С января 1997 г. прибывавших в Заир наёмников стали в прессе именовать романтически – Legion Blanche, Белый Легион.

 

КРАСНЫЕ БЕРЕТЫ БЕЛОГО ЛЕГИОНА

Всего, по некоторым данным, полковник Тавернье сумел стянуть в Кисангани около 280 белых мерсенэров. Содействие ему оказывали два африканских ветерана, Ален Ле Карро, (Alain Le Carro), директор серьёзного агентства секьюрити в Уагадугу, Буркина Фасо; и Робер Монтойя (Robert Montoya); он представлял в Ломе, Бенин, знаменитую фирму Executive Outcomes, – самую большую в мире частную армию, которая обеспечила к тому времени уже несколько войн в Африке. Легион был хорошо вооружен: пять или даже семь самолётов, десять боевых вертолетов; о вооружении и говорить не приходится. На каких языках говорили между собой солдаты белого Легиона – точно не известно 14 января 1997 г. прибыло в Кисангани новое подразделение: около ста легионеров, которыми командовал лейтенант Миша; он же – Милорад Палемис. Они прибыли на собственном транспортном самолёте, Ил-76. Через полтора месяца «Таймс» оповестила: «Mobutu Recruits Serb Fighters for Zairean Civil War”, (The Times, 3 March 1997). (“Мобуту нанял сербов». Действительно, солдаты Палемиса – это были сербы, ветераны югославской войны.

А Эрик Кенн, в книге “Война в Конго (LA GUERRE AU CONGO par Erik Kennes), сообщил вскользь – совсем уж романтисекую подробность: сербы не подчинялись полковнику Тавернье, а действовали самостоятельно. Поначалу. К весне обе группы соединились под именем «Белого Легиона». Позже было установлено: сербы – это солдаты из отряда «Книнджа», самого грозного подразделения Красных беретов, спецназа непризнанной Республики Сербская Крайна. Создал этот отряд капитан Драган Василькович – спортсмен, интеллектуал и филантроп; - один из тех персонажей современной истории, в осязаемое существование которых не очень верится – именно из-за их внеактуальности: романтический персонаж, словно явившийся на пресс-конференции непосредственно от артурова Круглого Стола, Эдуард Лимонов, лично знавший капитана Драгана, в книге «Другая Россия» писал: «… авантюрист, обожавший войну, талантливый боец капитан Драган: легенда, человек прибывший из ниоткуда, то ли из Австралии, то ли из Израиля; ясно было только, что он говорит по-сербски и умеет воевать. Он основал школу военного обучения там, в Книнской Краине, я был у него в школе и затем, помню, обязался переводить на счёт школы все гонорары с моих книг и статей, изданных в Югославии. Там, в школе, бродили юноши и девушки по улицам потешного города, который им предстояло взять, там кружился в танке Т-80 забывший какую рукоятку в точности нажать водитель. Там учились взрывному делу красавицы-сербки с пышными бёдрами, а вокруг бродили облизывающиеся солдаты… Сам Драган носил косынку, а сверху каску. На лице у него было выражение задиристой наглости». Драган давно оставил Югославию, еще в советские времена. Служил в Иностранном Легионе Франции. Затем – инструктор спецназа Австралии. И в 1991 году, бросив всё, , примчался он из Австралии на помощь исторической родине. Михаил Поликарпов, русский доброволец, сражавшийся в Сербии, в своих воспомнаниях («Жертвоприношение. Откуда у парня сербская грусть?»), рассказывал: «Драган – это худощавый брюнет лет сорока, ветеран Французского Иностранного Легиона. База его отряда была в 1994 году в селе Брушка, к северу от Бенковца. Группа Драгана очень хорошо себя показала еще в 1991 году под Дубровником и Вуковаром. Ядро отряда составляло два-три десятка опытных бойцов, вокруг которых группировались еще несколько десятков парней, обучавшихся мастерству разведчика и диверсанта. … Драган смог увести свое подразделение в Боснию в августе девяносто пятого, прорвавшись сквозь хорватские клещи. В 1996 году, используя свои связи по Легиону, Драган увел свой отряд в Заир. Через несколько месяцев он вывел его без потерь!». Сам Драган, кажется, в Африке в 97-ом не воевал. Но несомненно – его солдаты отправились в Заир с его ведома, и, скорее всего, по его приказу.

 

СЕРБЫ ПРОТИВ ТУТСИ

Поначалу группа Тавернье прибыла в город Бунья. Но вскоре им пришлось отступать. В Ватса и Нагеро тоже не удалось удержать. Эрик Канн, в книге «Война в Конго, писал: «Кроме того, что эти две группы, слабо экипированные, были неспособны оперировать в ситуации тотальной дезорганизации в стране, они не могли принять на себя всю тяжесть лицом к лицу с противником более многочисленным и лучше организованным». В половине февраля полковник Тавернье перебросил свой маленький Легион уже был в Кисангани, главной базе войск Мобуту. Вскоре имя Тавернье исчезло из хроники военных действий. С ним, судя по всему, отбыли почти все французы и бельгийцы. Но Белый Легион продолжал воевать в Конго: остались – упорные славяне, которым, похоже, нечего было терять. Вероятно, командование принял лейтенант Миша Палемис. Его мерсенэры держались упорно. 17 февраля они нанесли удары с воздуха по позициям Ассоциации в Вукаву, Шабунда и Валикале, – их Ил-76 использовался как бомбардировщик. Славяне Белого Легиона сражались на этом направлении вплоть до самого падения Кисангани, в мае 1997 г.

 

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЛЕГИОНА – РОССИЙСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ. ПОЛКОВНИК ШТЕЙНБЕРГ

«В аэропорту столицы Заира стоял их транспортно–десантный самолет ИЛ-76, который использовался в качестве бомбардировщика. Когда же Мобуту был свергнут, на этом ИЛе все легионеры немедленно улетели, по некоторым данным – в Тирасполь, столицу Приднестровской республики. Сценарий повторился в Конго со столицей Браззавиль. У тамошнего диктатора также служили славянские ландскнехты. И так же, как заирские легионеры, они немедленно скрылись после свержения с трона своего работодателя. Аналогичную роль выполняли россияне в Чаде, составляя воздушную гвардию президента Идриса Деби. По подсчетам организации «Врачи без границ», только три этих отряда истребили за время своей службы африканским диктаторам около 50 тыс. их подданных». Эти срочки впервые мелькнули, насколько я могу судить, – в газете «Русский Базар», № 32 (432), 29 июля – 4 августа, 2004 года. Это весьма почтенная русская газета, выходящая в НьюЙорке, США. Автор статьи – некий Марк Штейнберг. Через три недели тот же автор был напечатан в Москве, в газете «Независимое военное обозрение», 27 августа 2004го, (приложение к «Независимой газете»); статья – «Спецназ в аренду». Это – тот же самый текст, разнится только название и построение некоторых предложений (что вообще-то не приветствуется в СМИ). Статья достаточно лаконична. Речь – о частных военных фирмах, явно сделанная на материалах прессы США. Но есть там строчки – невероятно важные для эпопеи славянских легионеров Конго. Позже эта статья не раз всплывала в разных российских СМИ.

Ещё можно было бы отмахнуться от строк в нью-йоркской газете, – если бы не имя их автора. Но дело в том, что это – персонаж заметный (на определённых позициях) и весьма многознающий. Марк Штейнберг – полковник КГБ в отставке, в Советской Армии – без малого сорок лет (1945 – 1984); последняя должность, с 1970го: начальник специальной службы штаба Туркестанского военного округа. Служил почти всё время – в Средней Азии, после выхода в отставку полковник стал журналистом, работал в СМИ Ташкента. Немедленно после развала СССР он решительно развернул судьбу вспять: в 91ом – эмигрировал из Узбекистана в США. Упоминается в качестве военного консультанта в Миллеровском институте Стэнфордского университета. В 1997ом, в год появления Белого Легиона, полковнику Штейнбергу – семьдесят. Он тоже – один из исторических старцев. В 1997ом в Нью-Йорке готовилось уже третье издание его исследования «Евреи в войнах тысячелетий». В том же 1997ом полковник Штейнберг принял гражданство США. В эти годы престарелый советский контрразведчик часто публиковался в газетах и журналах России, а также в русскоязычных изданиях США, Австралии, Канады, Израиля; военная политика, военная история, военная техника.

 

БЕЛЫЙ ЛЕГИОН: ПРИДНЕСТРОВСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Тирасполь, Приднестровская Республика. Брошены три слова – вскользь; а ведь это – потрясающий детектив, развернувшийся на самом деле: африканские мэрсенэры – они же спецназовцы из Сербской Крайны, – появились на границах России. Почти что – внутри России. Маленькая Приднестровская Молдавская Республика во всех отношениях связана с Россией неразрывными узами. Общих границ у ПМР с Россией нет. Но если всматриваться в узоры политических комбинаций этой непризнанной республики, в экономические конструкции, и особенно – в туманные сферы военных дел, – то часто бывает неясно: где кончается Приднестровье и начинается Россия. Приднестровье – страна маленькая, не смогли бы несколько десятков проскользнуть туда незаметно. Укрыться здесь бесшумно и безвидно просто так, затеряться в обширных пространствах. – невозможно. Даже для одиночки, имеющего причины скрываться, тесная ПМР – не лучшее убежище. А тут, если верить Штейнбергу, на Тирасполь обрушилось весьма осязаемое явление: небольшая, но заметная воинская часть, на военном транспортном самолёте, – только что с раскалённых позиций в Конго, и. несомненно. При полном вооружении, – не сбросили же легионеры пулемёты и автоматы в океан по дороге. Появиться в ПМР Белый Легион мог – только с позволения власти. Силовые механизмы ПМР сосредоточены под эгидой Министерства Государственной Безопасности.

Это ведомство возглавлял тогда генерал-майор Владимир Юрьевич Антюфеев, гражданин России. Давно, ко времени публикации Штейнберга – уже двенадцать лет он находился на посту министра. Первые годы – когда ПМР была в средоточии внимания всего мира, – министр ГБ был знаменит под другим именем – Вадим Шевцов. ( – случай не единственный, но достаточно редкий, – когда глава контрразведки целой страны, пусть и непризнанной, создавал своё ведомство, пользуясь при этом фальшивыми документами). Владимир Антюфеев, – бывший подполковник советский милиции, заместитель начальника уголовного розыска Риги. До мая 1991 года он занимал пост начальника 4-го отдела (квартирные кражы) управления криминальной милиции Департамента милиции МВД Латвии. Этот офицер принадлежал к группе, широко известной под условным названгием «рижский ОМОН»: небольшой отряд, который летом 1991 года защищал в Риге последние бастионы распадающейся громады СССР, старался удержать Латвию в составе Союза. Все рижские омоновцы были объявлены военными преступниками, с сентября 91го майор Антюфеев был в международном розыске; он укрылся в ПМР и уже через полгода (в мае 1992го) возглавил Управление республиканской безопасности (позже переделанное в МГБ). То, что генерал Антюфеев всегда был непосредственно связан с Москвой – общеизвестно. Известный критик политики ПМР, – и личный враг Антюфеева, – полковник Михаил Бергман, в своей книге «Вождь в чужой стае» писал: «… Я лишь констатирую факты, которые позволяют мне с полной уверенностью заявить о том, что этот человек и группа его подчиненных, во-первых, работала и работает в Тирасполе под каким-то очень высоким московским покровителем…». В 1997ом министр госбезопасности ПМР официально был московским студентом: он проходил обучение в Российской Академии государственной службы при Президенте РФ (окончил в 1999 году). Переброска Белого Легиона в ПМР могла произойти только с ведома министра государственной безопасности. И. стало быть, с соизволения Москвы. Поэтому незамеченные строчки полковника Штейнберга – конечно, если они были правдивы, – на самом деле случайно высветили весьма важные иероглифы на скрытых во тьме огромных скрижалях системы «Россия – Африка». Следует отметить, что год 2004ый, – когда промелькнуло слово «Тирасполь» в статье об африканских мерсенэрах, – это бы как раз нелёгкий период для генерала Антюфеева. С конца февраля 2004 года Антюфеев оказался в списке лидеров Приднестровья, которые были официально объявлены персонами нон-грата в зоне влияния Евросоюза – по требованию Республики Молдова; тогда же прокуратура Молдовы завела на министра ГБ ПМР новое уголовное дело. Возможно, что многознающий старик Штейнберг каким-то образом уловил обрывки слухов, порождённых новой кампанией против Антюфеева.

Итак, в мае 1997го Белый Легион исчез из Африки. Мелькнуло это формирование под прожекторами СМИ коротко – на полгода, – и растворилось. Предположительно – в направлении России. Вступив под сень покровительства компетентных органов РФ. Укрыть на своей территории коммандос Мобуту, профессиональных “свободных солдат” – акция серьезна, даже если легионеры отдыхали в ПМР несколько дней. Вряд ли к этому побудило простое милосердие. - военных неприятностей международного размаха в те годы России и без того хватало, благодаря войне в Чечне.

Скорее всего – кому-то понадобилась группа полковника Тавернье – лейтенанта Палемиса. С ней были связаны чьи-то стратегические замыслы. ДРУГОЕ КОНГО. БРАЗЗАВИЛЬ. ГЕНЕРАЛ САССУ-НГЕССО.

** В статье Штейнберга не менее важно второе географичекое имя – Браззавиль; это – ключ к продолжению истории Белого Легиона. В мае 1997го в стране Заир рухнул диктатор Мобуту, и страна обрела новое название – Демократическая Республика Конго. Это создало неловкую ситуацию: рядом была страна, имевшая с Конго обширную границу на северо-западе: тоже – Конго, Республика Конго. Возникла уникальная ситуация: соседние страны-тёзки (и к тому же в обеих странах – один государственный язык, французский). С этого времени страны, для краткости, именуются по столицам: ДРК – Конго-Киншаса, РК – Конго-Браззавилль. В мае 1997го в Конго-Киншаса война, казалось, закончилась; в Конго-Браззавилль – началась.

25 октября 1997 года Конго-Браззавиль возглавил генерал армии Дени Сассу-НГессо ( Denis Sassou Nguesso ); он был избран Президентом, и уже – во второй раз. За него по официальным данным проголосовали, как обычно бывает в таких случаях, 90 % населения. Впервые Сассу-Нгессо, сын крестьянина из народа мбоши, стал Президентом в феврале 1979 года, и был главой государства тринадцать лет; и он же возглавлял все силовые ведомства: как министр обороны, министр госбезопасности и министр внутренних дел. Вообще у власти к тому времени Сассу-Нгессо пребывал почти всю жизнь: с августа 1968 года он, лейтенант 1го парашютного батальона, в возрасте 24х лет, участвовал в военном перевороте, и вошёл в Национальный Совет Революции. С 1992го генерал Сассу-Нгессо был в изгнании: Конго, как и почти все страны Чёрной Африки, болезненно было взаимосвязано с расстановкой политических сил в Европе. Годы 89-91ый, крушение Соцлагеря и распад СССР – вызвало волну увлечения демократией по всему миру, и в Африке в том числе. Генерал Сассу-Нгессо, слишком уж классический военный диктатор был вытесен из страны. Президентом стал вождь либеральной оппозиции, профессор Паскаль Лиссуба, штатный эксперт ЮНЕСКО, бывший премьер-министр Конго; до того оне тринадцать лет жил в эмиграции. Уже на второй год его правления началась партизанская война, – и городская в столице, и в лесах по окраинам страны; оппозиционные партии формировали отряды боевиков. В феврале 1997 года Дени Сассу-Нгессо вернулся в Конго, и к нему со всех сторон стали стягиваться сторонники. Бывший диктатор был официально обвинён в попытке военного переворота, избежал ареста, и – начал военные действия против правительственных войск. Настоящая война развернулась в первые дни июня 1997го – почти в одно время с падением Мобуту в соседнем Заире. В эпицентре войны оказалась столица Браззавиль и её окрестности. Город был сильно разрушен. В начале октября 1997 года в войну вступила соседняя держава – Ангола. Она безусловно поддержала Сассу-Нгессо. В Конго быстро были переброшены ангольские войска, и 14 октября 1997го Браззавиль был захвачен силами оппозиции.

Через 11 дней генерал Сассу-Нгессо объявил себя президентом. Профессор Лиссуба бежал в Лондон. Но до конца года, по крайней мере, верные низложенному президенту отряды продолжали воевать в приморских районах страны. Вторжение Анголы в Конго в октябре 1997го: в яростном сплетении африканских войн в последние годы тысячелетия это – один из самых сложных узлов. В какой-то степени это знаменовало возвращение России – к активным действиям в Африке. Ангола – вне всяких сомнений, самая русская, точнее – самая советская страна в Африке; двадцать лет она держалась – как форпост СССР на юге Атлантики, и с Россией была связана не менее родственно, -кровно, – чем Конго-Браззавиль с Францией или Конго-Киншаса с Бельгией. В 97ом году в Анголе только что вроде бы утихла бесконечная гражданская война; столицу и северные районы удерживала марксистская правящая партия МПЛА, которую возглавлял Президент Жозе Эдуарду душ Сантуш, (он получил диплом инженера в Баку, и первой женой его была Татьяна, родом из Пензы).

Юг и восток страны контролировала группировка УНИТА, которой командовал всё тот же легендарный враг СССР – Жонас Савимби. В Анголе непрерывно, плавно продолжались события, развернувшиеся во времена Брежнева, Картера и Рейгана: даже Президент бессменно пребывал на посту с 1979 года, вождь УНИТА воевал против коммунистов с 1966го; то есть – в Ангола была словно африканским островом СССР, где непрерывно длились события, развернувшиеся при Брежневе. Войска Анголы по прежнему снабжались техникой из России, все командные посты занимали офицеры, учившиеся в СССР, затем в РФ; и десятки российских офицеров служили в Анголе в качестве советников.

Очень похоже, что в 1997ом славянские Белые Легионеры были ангажированы Россией; в этом случае – вполне логично, что после крушения Мобуту они в мае 1997го переброшены были в Приднестровье (тоже – островок СССР), а в октябре 1997го вернулись в Конго – вместе с войсками проссийской Анголы.

 

СЛАВИСТИКА БЕЛОГО ЛЕГИОНА: И РУССКИЕ, И УКРАИНЦЫ

Разные источники невнятно, – но настойчиво упоминают следующую подробность: в составе Белого Легиона были – не только сербы. Ещё и – русские, и украинцы. Полковник Марк Штейнберг: «Диктатор Заира Мобуту содержал ударный отряд из 100 российских и украинских ландскнехтов. Он назывался «Белым легионом». Легионеры, получая в среднем до 3 тыс. долл. в месяц, выполняли приказы диктатора, уничтожая боевиков оппозиции, сжигая деревни, в которых они базировались». Скорее всего, русские инструкторы прибыли вместе с красными беретами из Сербии. Следует отметить, что русские добровольцы отмечены были в отряде Драгана изначально отмечены были русские добровольцы. Михаил Поликарпов: «Правой рукой у Драгана был русский – по имени Василий, позже в том же 1994 году при проведении разведки в тылу у хорватов подорвавшийся на мине-растяжке и страшно посеченный осколками…». Белорусы и украинцы – это были, как сообщается, пилоты, бывшие офицеры советских ВВС. Из десяти вертолётов Легиона четыре были – советские, Ми-24. Разумеется, стрелковое оружие Легиона почти сплошь было также советского производства: «ручные пулеметы М53; гранатометы РПГ-7, М57; 60 мм минометы; ПЗРК “Игла”».

 

СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ВИКТОР БУТ

После перечисления вооружений – сразу выглядывает из-за занавеса еще одна персона с русским именем – Виктор Анатольевич Бут. Нет прямых свидетельств пока что о связи его с Белым Легионом. Но он удивительно последовательно возникает – рядом с ним, словно – кто-то кого-то преследует: то ли Бут Легион, то ли Легион Бута. Бут – к ому времени уже давно обретался именно в эпицентре фигуры, вычерченной по точкам – война по доверенности, русское оружие, Бельгия, Франция, Сербия, Конго, – что просто невозможно представить, чтобы он не имел ко всему этому отношения. Виктор Бут до сих пор – фигура таинственная; чем больше разрастается го досье в СМИ на всех языках мира, – тем загадочнее он становится.

Виктор Бут, старший лейтенант российской службы, – родом то ли из Душанбе, то ли – из Ашхабада. Окончил в 1991ом Военный институт иностранных языков, на старших курсах вроде бы стажировался в Анголе. После институт попал в Витебск. служил в транспортном полку ВВС. И вскоре – исчез. С 1992го начинается неимоверный взлёт ввысь старшего лейтенанта Бута – словно он золотую рыбку где-то под Витебском поймал. По смутным известиям, уже в 1992ом Бут переправил в Англию огромные партии советской бронетехники, оружия, боеприпасов. было ему тогда – 25 лет. К 1995му старший лейтенант запаса Бут – один из крупнейших торговцев оружием в мире. За ним начал охоту Интерпол. Но Бут спокойно проживал в городе Отсенде, Бельгия, где у него была большая вилла. В 1996ом он открыл в Остенде офис своей компании Air Cess – частные авиаперевозки; к этому времени у него была уже авиафлотилия, одна из крупнейших в мире, – около 40 самолётов. Действовал он напористо и на удивление отважно. Снабжал Бут поначалу воюющий Афганистан, причем – по обе стороны фронта. Потом в поле его действий оказался Судан, который вел тяжкую гражданскую войну. В 1996ом у Бута начались первые серьезные трудности.

В связи с Заиром. Специалисты из консультативного совета по незаконному обороту оружия при ООН обнаружили: именно Бут поставляет советское оружие Интерахимбе, – это была армия народа хуту, которая вела партизанскую войну в Руанде. Базы Интерахимбе располагались в Заире. Народ хуту – главные враги тутси, и поддерживало их правительство маршала Мобуту. Следовательно, Виктор Бут по крайней мере, с 1996го наладил прочный мост – в Кинщасу, установил контакты с военными властями Заира. Тогда бельгийские власти не смогли воспрепятствовать Буту: защитился он тем, что компания его была зарегистрирована в Либерии, самолёты летали из Румынии и Болгарии, – в Остенде был всего лишь транзит. В это же время, с лета 1996 го, командование ВВС Заира сделало громадные закупки в России: пять самолетов МИГ-21, несколько вертолётов, три лёгких истребителя «Ястреб». Почти наверное – этот контракт был делом Бута. Других посредников того же уровня в Конго просто не было. И в это же время французские советники Мобуту начали переговоры с полковником Тавернье о создании группы инструкторов для заирской армии.

Появление Белого Легиона в Приднестровье более чем вероятно, – прежде всего потому, что Виктор Бут очень упорно внедрялся в эту непризнанную республику.

В досье «Комсомольской правды» знаменитый военный аналитик полковник Виктор Баранец упоминает: «По моим данным, Бут неоднократно наведывался в Приднестровье, где сегодня хранится, кстати, самый большой в Европе склад мин, бомб и снарядов». Почти сразу после падения Мобуту начались серьезные неприятности у Бута, – до той поры парившего над континентами беспрепятственно. Некий всемогущий. как золотая рыбка, покровитель перестал его покрывать. В июле 1997 г. Бут, уже под угрозой ареста, вынужден был закрыть свой офис в Бельгии. И перебрался в Объединенные Арабские Эмираты.

С этого времени он вообще перестал показываться открыто в Европе. Исчез официально и либерийский его воздушный флот. Компания была в августе заново зарегистрирована в королевстве Свазиленд, а самолеты перебрались на аэродром в ЮАР. Но Южная Африка была слишком далеко от главной зоны деятельности Бута, от недр, из которых он добывал оружие, – стран бывшего СССР. И примерно в 1998ом была зарегистрирована авиационная фирма, – маленькая, незамеченная тогда никем из заинтересованных лиц, – IRBIS; порт приписки – Алма-Ата, Казахстан. Ни одного своего самолета у казахской фирмы не было, но она тут же арендовала самолёты свазилендской Эйр Сесс.

 

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ БЕЛОГО ЛЕГИОНА

Позже белые легионеры все же стали появляться – на Западе. На русскоязычном сайте, возникшем около 2000 года, – «Четвертая мировая война», – в короткой заметке о Белом Легионе было сказано: «В последующий период остаточный состав был эвакуирован в Европу и фиксировался в различных оперативных эпизодах в различных странах Балканского полуострова, а также в составе групп физической защиты ультраправых французских партий Национальный фронт и GUD». Балканы, Франция, – похоже, сербы и французы из Белого Легиона вернулись на родину. Куда делись русские – неясно.

Спустя семь лет были некоторые высказывания – что русско-сербского «Белого Легиона» в Конго вообще не было. Александр Черкасов в 2004 г. писал: «Почему же нам снова и снова «арапа заправляют»? Утешает лишь то, что тут мы не одиноки во Вселенной. В Африке, которая последние десятки лет бесперечь воюет, ходят другие истории про наемников …. Но народная молва придает этому участию гомерические масштабы. Несколько лет назад, когда свергали диктатора Мобуту , сторонники Лорана Кабилы рассказывали о сотнях воевавших на стороне супостата сербов и украинцев. А что не поймали их, белолицых вражин — так потому, что европейцы сплошь перекрасились черной краской. Тридцатью годами ранее такие же легенды ходили в Биафре — там вмешательством «белых великанов» обе стороны объясняли свои военные неуспехи».

Кирилл Серебренитский


Источник: http://www.mesoeurasia.org/archives/13223


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение