Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Специальные операции: теория, силы и средства / Разное
Об истоках Курсов Усовершенствоания Офицерского Состава
Материал разместил: Валецкий ОлегДата публикации: 03-06-2013

В начале января 1975 года я прибыл в подмосковный город Балашиха, где мне предстояло пройти обучение на 7-месячных Специальных курсах КГБ при СМ СССР. Эти Спецкурсы являлись автономным учебным подразделением, функционировавшими как факультет в Высшей Краснознаменной школе КГБ при СМ СССР имени Ф.Э. Дзержинского (далее - ВКШ КГБ).

На них была возложена задача по подготовке командиров групп специального назначения (ГСН) для действий в глубоком тылу противника в военное время. В период обучения слушатели проходили специальную физическую, огневую, воздушно-десантную, горную, легководолазную подготовку, осваивали радиосвязь, специальную тактику, минно-взрывное дело, топографию, страноведение, совершенствовали навыки разведывательной деятельности, изучали опыт партизанской борьбы и многое другое. Ежегодно на такую учебу по разнарядке республиканские и областные управления КГБ направляли по одному оперативному работнику.

От крупного коллектива Управления КГБ по г. Ленинграду и Ленинградской области я был единственным представителем в этом наборе. Направлению сотрудников на Спецкурсы предшествовал отбор и подготовка в управлениях. На этот счет была специальная Директива, определяющая, кто может быть кандидатом на учебу. В каждом местном органе существовал резерв на такую подготовку. В большинстве своем мы гордились причастностью к спецрезерву и стремились попасть на курсы. Надо прямо сказать, что подавляющее большинство сотрудников управления не знали о существовании такой структуры в системе органов безопасности.

В те времена умели хранить секреты. Валентин Шлихта и Евгений Иванов, прошедшие обучение на Спецкурсах ранее, напутствуя меня перед отъездом на учебу, сказали: - Ты знаешь, Володя, если, не приведи Господи, придется воевать, то лучше воевать подготовленным. Жизнь подтвердила правоту их слов. Потери среди выпускников Спецкурсов во время боевых действий в Афганистане были минимальными, хотя нашим ребятам приходилось быть постоянно впереди, включая штурм дворца Амина Тадж-Бек.

Учебно-воспитательная работа на Спецкурсах возлагалась на ВКШ КГБ. Ее функционально обеспечивала кафедра спецдисциплин, входившая в структуру Спецкурсов, а также целый ряд вспомогательных служб обеспечения. Наиболее специфической их единицей был отдельный взвод учебного обеспечения, комплектовавшийся солдатами срочной службы. В их задачу входили действия за противника на учениях, обеспечение учебных занятий, деятельности посредников на учениях, обслуживание автотранспорта и т.д. В оперативном отношении Спецкурсы в тот период подчинялись 8-му отделу Управления "С" Первого главного управления КГБ, то есть Разведке.

Спецкурсы в функциональной деятельности органов госбезопасности возникли не на ровном месте. Им предшествовал опыт... Так, на 3-й день Великой Отечественной войны был создан уникальный спецназ НКВД, не имевший аналогичных структур в спецслужбах других стран, - Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), входившая в Четвертое (партизанское) управление во главе с известным разведчиком генерал-лейтенантом П.А. Судоплатовым. Павел Анатольевич Судоплатов с середины 80-х годов многократно встречался со слушателями и преподавателями Спецкурсов. Встречи эти были теплые, незабываемые.

Он говорил по широкому кругу проблем спецназа, оперируя громадным фактическим материалом. О его речи можно сказать, что это была речь высокоэрудированного профессора. Он как бы сливался с аудиторией. При этом ни разу не обмолвился словом, что обижен. В тот период еще не был реабилитирован. Но авторитет его среди сотрудников КГБ был необычайно высок. Это было видно из того, как ветераны и действующие сотрудники ПГУ относились к нему на встречах. Его мемуары - хрестоматия по широкому комплексу чекистских проблем. В книге "Разведка и Кремль" (записки нежелательного свидетеля) он документально приводит целый ряд фактов важных для истории, которые поставили преграды для различного рода ее фальсификаторов. Прим. ред.)

Чекистские партизанские отряды из состава ОМСБОНа отличались высокой боеспособностью, дисциплиной, хорошо поставленной разведывательной, контрразведывательной и диверсионной работой в тылу противника. Ставка Верховного Главнокомандования, командующие фронтами высоко оценивали значимость информации, поступавшей от разведчиков ОМСБОНа. 24 разведчика Бригады были удостоены звания Героя Советского Союза, 5172 бойца награждены орденами и медалями, значительная часть воинов удостоилась наград государств Восточной Европы. Преемником Четвертого управления НКВД стал созданный в 1955 году 13-й спецотдел при ПГУ КГБ. Затем этот отдел преобразовали в отдел "В". Осуществили это оригинально: присоединили 1 к 3 - получилось "В".

Это был тот самый отдел "В", который в 1967-1968 годах возглавлял генерал Виктор Михайлович Владимиров, ставший позже моим резидентом в Финляндии. Кроме всего прочего, отдел был назван "В" - как многие считали, и в честь Владимирова. В дальнейшем, когда Виктор Михайлович попал в опалу из-за имевшего место предательства, отдел "В" подвергся очередной реорганизации. Букву "В" немного закруглили, и получился 8 отдел, но уже управления "С" ПГУ. Вот так все реформы у нас зачастую и проходили. Но это, конечно, в значительной степени шутка. На самом деле с каждым переименованием менялись и задачи, которые ставились перед этим особым подразделением исходя из международной обстановки. В 60-70-е годы одной из главных функций отдела была подготовка спецрезерва КГБ для действий в военное время в тылу противника.

В 1965 году органы государственной безопасности, по заданию политического руководства страны, приступили к восстановлению системы кадровой подготовки резерва командного состава партизан-разведчиков. К этому времени, как оказалось, учебная, материальная и иная база для развертывания такого образовательного процесса практически отсутствовала. Начало было положено созданием в 1966 году внештатного специального курса при одном из контрразведывательных факультетов ВКШ КГБ в форме пятимесячных сборов. Этому спецкурсу дали дополнительное наименование - КУОС (Курсы усовершенствования офицерского состава). Учебно-воспитательную функцию на спецкурсе выполняла кафедра оперативно-тактической подготовки (ОТП). Подавляющее число профессорско-преподавательского состава кафедры были участниками Великой Отечественной войны, не менее трети являлись кандидатами военных наук.

Возглавлял кафедру Иван Иванович Москвичев, а его заместителем был Анатолий Исаевич Цветков. Москвичев, как правило, читал установочную лекцию по основам партизанской и контрпартизанской борьбы, руководил посредническим аппаратом на командно-штабных учениях. К большой заслуге Ивана Ивановича следует отнести то, что он в полной мере предоставил материально-техническую базу кафедры в распоряжение спецкурса. Это позволило, хотя и усеченно, но все же проводить полевую выучку слушателей. А.И. Цветков был, по существу, начальником штаба. На спецкурсе участвовал в основном в групповых занятиях и на учениях. С образованием Спецкурсов его роль значительно усилилась. Профессор, доктор военных наук, начальник факультета и специальной кафедры, он участвовал в разработке учебных материалов для нового подразделения, а также в заседаниях кафедры, читал лекции. Но основная заслуга его состояла в том, что все аспиранты и соискатели КУОС нашли в нем доброго и требовательного учителя, который помогал каждому: от выбора темы диссертации до защиты, часто выступая как официальный и неофициальный оппонент.

Многие аспиранты с благодарностью вспоминают его помощь в публикации различных материалов, что было не простым делом в те времена. Иван Иванович и Анатолий Исаевич приближаются в своей жизни к знаменательной дате - восьмидесятилетию. Оба в строю, востребованы, трудятся в Академии ФСБ РФ на профессорских должностях. Почетные участники Фонда "КУОС-Вымпел". Особое место среди профессорско-преподавательского состава спецкурса занимал, конечно, аспирант профессора Старинова, доктор исторических наук, профессор Владимир Николаевич Андрианов.

Он вел специализированный лекционный курс. Был помощником одного из заместителей Председателя КГБ и в силу этого имел существенные возможности в решении как организационных, так и учебных вопросов. Уже в то время он имел учебники и учебные пособия по профилю своей специализации. Это производило на нас, слушателей, впечатление: учиться не "с голоса", а по учебникам. Во многом его усилиями и заботами спецкурс приобретал то качество, которое явилось трамплином для трансформации в самостоятельное учебное подразделение. Андрианов - авторитет в науке и вообще в системе КГБ, выступая на 25-летнем юбилее Спецкурсов, сказал, что он всегда гордился высоким званием "куосовца" и дорожил им. Владимир Николаевич являлся самым важным носителем информации по истории создания Спецкурсов. Он разработал основные документы по формированию этого подразделения, докладывал их в инстанциях (ЦК КПСС), много раз терпел неудачи, отказы.

Спустя какое-то время начинал все сначала. Можно только горько сожалеть, что эта ценнейшая в мировоззренческом и административном плане информация безвозвратно утеряна. Восполнить это теперь никак нельзя - Владимира Николаевича с нами уже нет. Первым и единственным начальником спецкурса был Болотов Харитон Игнатьевич. Он сделал 4 выпуска слушателей. Часть выпускников, пройдя в 1968 году инструкторскую подготовку и спецстажировку, позже были взяты с периферии на спецкафедру. Среди них были Л.И. Корольков, А.Д. Кулаков, М.С. Майский, А.А. Набоков, П.И. Нищев, Б.А. Плешкунов. 10 октября 1999 года полковнику Х.И. Болотову исполнилось 80 лет. Чествование убеленного сединами, но бодрого, веселого и энергичного ветерана проходило в стенах учебного заведения - преемника КУОС. На его имя поступили приветственные адреса от ФСБ, СВР, пограничников, Клуба ветеранов "Честь и достоинство", а также от множества других организаций.

В этот вечер он был окружен почетом и согрет теплом сердец благодарных ему преподавателей, слушателей и коллег. А теперь вернемся к истокам возрождения и развития опыта в учебном процессе на спецкурсе. Уже после первых выпусков был наработан положительный опыт, но наряду с этим обнаружились и существенные недостатки. Основной из них заключался в том, что не было условий для проведения полномасштабных полевых занятий. Стало ясно, что нужна специализированная материальная база. Наконец, и это очень важно, преподавательский состав, привлекаемый к занятиям с разных кафедр, не был связан единством учебного процесса.

Боевая обкатка в кризисных ситуациях за рубежом позволила вскрыть недостатки, связанные прежде всего с несогласованностью различных видов подготовки, уязвимостью используемых прикрытий и легенд, недостаточной изученностью и применением средств связи, шаблонностью каналов переброски, дефицитом знаний местных языков и т.д. Уроки Чехословакии, а также других событий конца 60-х - начала 70-х годов (теракты в Израиле, на Мюнхенской олимпиаде и др.) ускорили разработку предложений о создании спецфакультета на базе ВКШ КГБ, возрождавшего подготовку командного состава спецназа госбезопасности. В 1968 году активизировалась подготовка к преобразованию спецкурса в автономное подразделение: факультет-кафедру специальных дисциплин. 19 марта 1969 года эта цель была достигнута.

Приказом Председателя КГБ были сформированы СПЕЦИАЛЬНЫЕ КУРСЫ КГБ СССР (Спецкурсы). Утвержденное Положение о Спецкурсах имело гриф "Сов. секретно", "Особой важности". В соответствии с этим грифом в то время с Положением в полном объеме могли работать начальник Учебного заведения (ВКШ КГБ) и начальник Спецкурсов. Все остальные - лишь в части, их касающейся. Положение о Спецкурсах предписывало иметь три наименования: Специальные курсы КГБ СССР, КУОС (курсы усовершенствования офицерского состава) и в/ч 93526. Наименование Специальные курсы использовалось лишь в системе КГБ, когда решались кадровые и финансовые вопросы. В силу этого было малораспространенным. Название КУОС было позаимствовано с Болотовского спецкурса.

Оно хорошо прижилось как в ВКШ КГБ, так и среди слушателей. В течение всего периода функционирования специального учебного подразделения использовалось наиболее часто. Это наименование, как уже говорилось несколько выше, и давало право именоваться выпускникам "куосовцами". Наименование в/ч 93526 использовалось для почтовой переписки слушателей, солдат и даже преподавателей. Но наибольшее значение оно имело при подготовке слушателей на базах Советской Армии: воздушно-десантной, горно-альпийской, легководолазной.

Все три наименования, надо отдать должное "отцам-разработчикам", наилучшим образом вписывались в учебно-воспитательный процесс на всем его протяжении. И теперь спустя много лет, если спросить, к примеру, на выбор 50 выпускников, где они учились, то все 50 скажут: на КУОС. Два других наименования вызовут у них затруднения при ответе. В связи с этим понятия Специальные курсы и КУОС являются абсолютно тождественными, равнозначными в употреблении. Спецкурсы получили постоянную "прописку" в окрестностях города Балашихи Московской области.

Объект знаменит тем, что в годы войны там проходили обучение разведчики-партизаны из групп П.А. Судоплатова и И.Г. Старинова, в том числе легендарный Николай Кузнецов, чья героическая эпопея хорошо описана в книге Д.Н. Медведева "Это было под Ровно".

Какое-то время там располагалась ШОН - Школа особого назначения разведки, затем 101-я школа внешней разведки, которая в последующем была переведена в другое место в Подмосковье и преобразована в Институт, а затем и в Академию разведки. Спецкурсы - КУОС в своей истории функционировали на первом этапе при ВКШ КГБ (1969-1982 гг.) и на втором - при Краснознаменном институте КГБ имени Ю.В. Андропова (1982-1992 гг.).

Каждое из этих учебных заведений наложило свой отпечаток на судьбу Спецкурсов. Проблема возможного перехода из одного учебного учреждения в другое обсуждалась и прорабатывалась достаточно долго. Были сторонники и противники перехода. Основными противниками перехода были авторитетные ветераны спецназа.

При этом отмечалось, что у ВКШ и Спецкурсов очень много специфически одинакового, включая то, что оба учебных заведения - воинские формирования. Институт такой базы не имел, поскольку в основном готовил разведчиков-дипломатов. Спецкурсы в известной степени были ему в тягость.

Жизнь подтвердила предчувствия ветеранов, в частности И.Г. Старинова.

В период пребывания Спецкурсов в ВКШ был неуклонный подъем во всем. В Институте отношение к Спецкурсам отличалось теплотой, но условий для развития не было. Запас прочности у Спецкурсов был большой, но не беспредельный.


Источник: из книги Владимира Суродина "Спецназ Госбезопасности"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность