Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Специальные операции: теория, силы и средства / Статьи
Военно-воздушные силы как спецназ. Отдельные рейды ВВС Израиля
Материал разместил: Пономаренко Олег ЮрьевичДата публикации: 11-09-2015
Среди ударных операций боевой авиации несколько особняком стоят два известных рейда ВВС Израиля на объекты атомной промышленности Ирака и Сирии, осуществленных соответственно 7 июня 1981 г. и 6 сентября 2007 г. Эти рейды проводились вне каких-либо военных кампаний, были направлены на конкретный единичный объект, были реализованы в одном боевом вылете небольшой группы истребителей,  и, по сути, представляли собой действия, которые до появления такого рода возможностей должны были выполнять диверсионные группы. Но работу, подобную выполненной израильскими летчиками, диверсионные группы вряд ли бы смогли выполнить с той же эффективностью, и в этом состоит еще одна уникальность и исключительность современных ВВС, если они находятся на должном уровне развития в вооруженных силах той или иной страны.

Примечательно, что первая из рассматриваемых операций была проведена с использованием свободнопадающих бомб. Эти рейды являются яркими демонстрациями и возможностей современной боевой авиации, и ее роли в современном мире.

Operation Opera, 7 июня 1981 г.

Начало иракской атомной программы относится к 1960-м годам, однако существенных успехов в этом направлении достигнуто не было вплоть до конца 1970-х, когда Ирак предпринял попытку приобрести плутониевый реактор у Франции. Ирак рассчитывал также приобрести и реактор для переработки топлива, но получил отказ. Тем не менее, Франция согласилась поставить исследовательский реактор и лаборатории. Таким образом, Ирак при помощи европейцев начал сооружение объекта атомной промышленности под 40-мегаваттный реактор типа Osiris, переименованный в Osiraq – название, совмещавшее наименование типа реактора и название страны.

01.jpg

Фото 1: F-16 ВВС Израиля, по состоянию на 2015 г., по данным Flight International, в составе ВВС находилось 76 F-16C, 99 F-16I (израильский вариант F-16D Block 50/52) и 112 F-16A/B/D (фото: www.google.ru).

Примечательно, что во время ирано-иракской войны 30 сентября 1980 г. пара истребителей Phantom F-4 ВВС Ирана из состава ударной группы, атаковавшей расположенный в этом районе промышленный объект, нанесла удар по сооружению, но был причинен лишь незначительный ущерб.

Попытка создания атомной промышленности региональным врагом государства Израиль представляла для последнего очевидную угрозу в будущем. По некоторым оценкам, Ирак от обретения ядерным оружием отделял период примерно от 5 до 10 лет, по другим – от 1 до 2 лет. Позднее считалось доказанным, что в реальности страну отделял один год от достижения этой цели[1].

Дипломатические усилия не дали результатов. Франция демонстрировала чисто экономическую заинтересованность, являясь в то время основным поставщиком вооружений Ираку. Италия, будучи поставщиком оборудования и крупным потребителем иракской нефти, которой Ирак расплачивался с европейцами, всячески отрицала участие в проекте и тоже не шла навстречу доводам израильтян. США разделяли оценки и обеспокоенность Израиля, связанные с радикальным изменением возможностей Ирака после того, как страна обретет ядерное оружие. Однако действовать американцы отказывались.

В самом Израиле существовала и внутренняя оппозиция попытке военного решения иракской ядерной программы. Опасения вызывала возможность международной изоляции, экономического эмбарго, объединения арабского мира, подрыва мирных договоренностей с Египтом, ответных действий по ядерному объекту Израиля в Димоне. Голоса сторонников и противников в кабинете министров разделились примерно поровну. Однако одобрение кабинетом министров военной операции было все же получено после поступления разведывательной информации об отгрузке 90 кг обогащенного урана из Франции в Ирак.

Психологическим аспектом принятия решения было также и то, что – как признавался начальнику генштаба Р. Эйтану премьер-министр Израиля Менахем Бегин, – он не хотел бы быть человеком, при жизни которого мог бы случиться второй Холокост.

Обсуждались различные варианты осуществления операции по разрушению объекта – операция спецназа, высадка десанта, вертолетный рейд и рейд истребителей F-4. Сложности состояли, в частности, в удаленности цели, что требовало полета без дозаправки, и в отсутствии точных оценок в отношении возможностей средств ПВО Ирака.

Операция один раз откладывалась, срок переносился на следующий месяц.

7 июня 1981 г. с авиабазы в пустыне Негев поднялась группа истребителей. В операции по уничтожению реактора Osirak было задействовано всего 8 самолетов F-16 с прикрытием из F-15 на части маршрута, при этом каждый F-16 нес по две неуправляемые 2000-фунтовые бомбы Мк84, из которых цели достигли 14 (из 16-ти сброшенных). Миссия заняла 3 часа 10 минут, из них работа над целью – 80 секунд. В ходе полета истребители пролетели над территориями Иордании и Саудовской Аравии[2], используя преимущественно полет на малых высотах для снижения вероятности обнаружения РЛС.

Примечательным обстоятельством было то, что король Иордании Хусейн в момент ухода группы израильских самолетов на боевое задание отдыхал на яхте в заливе Акаба. Увидев группу истребителей, он попытался предупредить иракцев, но, как сообщается, сообщение не дошло до адресата (или, по другим источникам, не было принято всерьез). Иракская ПВО была застигнута врасплох и открыла огонь слишком поздно.

Успешное выполнение миссии сыграло на руку многим странам. Одна из наиболее показательных оценок относиться к июню 1991 г., когда после Войны в Заливе министр обороны США Р. Чейни передал во время визита в Израиль командующему ВВС Израиля (в то время – в 1981 г.) Д. Иври памятную спутниковую фотографию с разрушенным реактором с подписью: «Генералу Давиду Иври, с благодарностью и признательностью за выдающуюся работу, которую он сделал в отношении иракской ядерной программы в 1981 г., что значительно облегчило нашу задачу в операции Desert Storm в 1991 г.»[3].

Operation Orchard, 6 сентября 2007 г.

02.jpg

Фото 2: F-15 ВВС Израиля, по состоянию на 2015 г., по данным Flight International, в составе ВВС находилось 42 F-15A/C, 25 F-15I (ударный вариант истребителя на базе F-15E Strike Eagle) и 16 учебно-боевых F-15B/D (фото: www.google.ru)

Ситуация с рейдом в Сирию 6 сентября 2007 г. – Operation Orchard, – была принципиально схожа с иракским сценарием. Страна, с которой Израиль неоднократно воевал, имела намерения получить доступ к ядерным технологиям. В 1990-х тогдашний президент Хафез Асад предпринимал попытки приобретения исследовательских реакторов вне западного мира, в том числе у России, однако они не увенчались успехом из-за давления США. В 2006 г. израильские спецслужбы стали уделять повышенное внимание попыткам реанимировать ядерную программу Сирии. Как рассказывал корреспонденту журнала The New Yorker бывший в то время глава ЦРУ генерал M. Hayden, подозрения вызывало большое непонятное строение в пустыне на северо-востоке страны[4]. В первых числах марта 2007 г. агенты Моссад нанесли визит в дом главы сирийской комиссии по атомной энергии в Вене, похитив ценную информацию с его компьютера. В числе прочего израильтяне располагали также некоторым количеством фотографий, сделанных внутри объекта, позволявшими идентифицировать его как плутониевый ядерный реактор. Объект находился примерно в километре от реки Евфрат и был равноудален от границы Сирии с Турцией и Ираком, располагаясь на значительном расстоянии от крупных городов страны. Фотографии позволяли распознать наличие в здании северокорейских специалистов. Общая оценка израильской разведки состояла в том, что такого рода объект мог предназначаться только для производства атомной бомбы, а элементы сооружения, видимые на фотографиях, указывали на то, что данный тип реактора представляет собой именно северокорейский вариант.

После спецоперации в Вене, 8 марта 2007 г. руководитель Моссад Меир Даган (Meir Dagan) и два других высокопоставленных лица встретились с премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом и представили материалы, полученные в результате акции. Э. Ольмерт придал очень большое значение полученной информации и принял решение о необходимости уничтожения реактора как можно скорее, так как в случае его запуска нанесение удара по нему приведет к масштабному радиационному заражению Евфрата. Но, возможно, это было только одним из предлогов или одной из причин принятия решения.

Консультации с американцами о возможных действиях проводились с 18 апреля 2007 г., когда в ходе визита министра обороны США Р. Гейтса в Израиль состоялась встреча с его визави с израильской стороны А. Пересом. Шеф Моссада и два помощника премьер-министра Э.Ольмерта были отправлены в Вашингтон. Американцы проверяли полученную от израильтян информацию. В США в ходе выработки политики в отношении возникшей проблемы советник по национальной безопасности С. Хэдли создал консультативную группу, и примечательно, что с самого начала несколько членов группы скептически относились к идее возможного политического решения проблемы приобретения Сирией ядерного оружия[5], что и подтвердилось впоследствии. Также представляет интерес информация, что результат войны 2006 г. в секторе Газа негативно сказался, в частности, на уверенности госсекретаря США К. Райс в возможностях вооруженных сил Израиля проводить эффективные военные операции, оказав таким образом влияние и на процесс принятия решений в отношении сирийской проблемы, так как госсекретарь склонялась к политическому урегулированию вопроса.

Э. Ольмерт все же надеялся, что ведущей стороной в военной операции выступят США, но этого не произошло. Однако, как вспоминал израильский генерал, «Ольмерт сказал, что он не просил Буша дать «зеленый» свет, но Буш не дал Ольмерту и «красного». Ольмерт воспринял это как «зеленый».

В итоге Израиль начал приготовления к нанесению удара собственными силами. Рассматривались три возможных варианта осуществления атаки на объект: широкомасштабная атака военно-воздушных сил, названная Fat Shkedi по имени командующего ВВС (Elizer Shkedi), ограниченная по масштабам операция ВВС с кодовым названием Skinni Shkedi, и операция израильского спецназа. При планировании учитывалось то соображение, что, если удар будет нанесен аккуратно и с меньшими последствиями, то меньше будет вероятность ответных действий Сирии.

Важно отметить, как тщательно учитывались факторы, способные повлиять на принятие решений о таких действиях. Психологи на основе информации, полученной от сотрудников разведки вооруженных сил Израиля, следивших за президентом Сирии Б. Асадом в течение многих лет, убеждали, что попытки отомстить со стороны сирийцев можно избежать, если характер операции не поставит президента в положение загнанного в угол политика, которому не остается ничего иного, как принять решение об отчетном ударе. Учитывалось и поведение президента в ходе войны в 2006 году, когда стало очевидным, что Б. Асад видел для себя определенные выгоды от невмешательстве в прямой военный конфликт с Израилем. Реализации данных соображений при планировании операции способствовало удаленное расположение объекта нападения, и, соответственно, малая вероятность ощутимых человеческих жертв и внимания со стороны населения.

С учетом всех этих обстоятельств Вооруженные силы, Моссад и Министерство иностранных дел предпочли выбрать ограниченный вариант удара по объекту. В июне группа израильского спецназа была выброшена в миле от ректора для проведения дополнительной разведки, фотографирования, взятия образцов грунта.

1 сентября 2007 г. Белый Дом был проинформирован израильской стороной, что приготовления к операции почти завершены. Единственной – помимо США, - страной, которая была проинформирована о предстоящей операции, была Великобритания. В планы была посвящена британская MI-6, но ни американцы, ни англичане не знали точного времени планировавшегося удара. 5 сентября на совещании кабинета по безопасности было принято решение о проведении операции, после чего был приглашен начальник Генштаба, рекомендовавший осуществить операцию этой же ночью.

Около полуночи 5 сентября 2007 г. с авиабаз, включая авиабазу Ramat David северо-восточнее Хайфы, поднялись в воздух четыре F-15 и четыре F-16, и взяли курс на север, следуя вдоль побережья Средиземного моря. Далее самолеты повернули на восток и направились по линии турецко-сирийской границы для снижения вероятности обнаружения радарами средств ПВО этих стран и применив средства РЭБ против сирийской ПВО. Примерно около часа ночи был получен сигнал «Arizona», означавший, что 17 тоннами боеприпасов группа истребителей успешно поразила цель, разрушив объект и не понеся при этом потерь[6]. 

Как и предполагалось, реакция сирийской стороны не последовало. Б.Асаду было выгодно отрицать само наличие такого рода объекта, равно как и характер нанесенного ущерба. Этим он избегал необходимости отвечать ударом на удар. Официально сообщалось лишь о том, что вторгшимся самолетам ВВС Израиля противодействовали силы ПВО страны, вынудив их покинуть воздушной пространство Сирии, сбросив боевую нагрузку в пустынной местности. Израиль помог в этом плане Б. Асаду, не афишируя событие и договорившись с союзниками – в том числе в арабском мире (в частности, с Египтом и Иорданией), - о неразглашении предоставленной им информации.

Оба рейда представляют собой предельно интересные примеры. ВВС в обоих случаях были выбраны как единственный способный эффективно выполнить задачу инструмент, и они с этим справились. Отметим, что израильтяне отказались от выполнения задачи силами специального назначения, хотя, как было сказано, такие подразделения выбрасывались в район объекта и выполняли обеспечивающие нанесение удара задачи. Важной особенностью является выполнение такого рода рейдов самолетами тактической авиации. Понятно, что в условиях конкретного театра военных действий их возможности имеют свои границы, но в рассмотренных примерах стратегические задачи были выполнены тактическими истребителями.

И еще одно веское обстоятельство – по сути, не имеет большого значения, какую роль играл или мог играть разрушенный объект в потенциальной ядерной программе Сирии. Американцы, анализируя предоставленные Израилем до операции разведывательные данные, так и не пришли к определенному выводу о том, что Сирия в данный момент может находиться на этапе создания атомной бомбы, мотивируя это отсутствием надежной информации о других необходимых для этого объектов и данных о разработке боевых частей[7]. Но такая уверенность в стратегическом плане и не нужна, тем более что американская политика в сфере нераспространения, по выражению эксперта Фонда Карнеги (Ariel Levite), характеризовалась словами «слишком рано, слишком рано - оопс, - слишком поздно…»[8]. Израиль работал на упреждение, разрушая плоды многолетних и дорогостоящих усилий своих региональных соперников по приобретению возможностей, которые могли бы радикально изменить баланс сил.

И другие рейды

03.jpg

Фото 3: F-35 производит сброс УАБ GBU-12 Paveway II с лазерной ГСН в ходе тестов на авиабазе Эдвардс (Калифорния). Приобретение Израилем этих машин позволит стране еще более усилить уникальные ударные возможности своей боевой авиации в регионе. По данным Defensenews.com на сентябрь 2015, США одобрили поставку 75 единиц, из них подписаны контракты на 33, планируется приобретение 50 машин в обычном варианте (F-35A), а оставшиеся 25 могут быть приобретены и в варианте укороченного взлета и вертикальной посадки (F-35B, STOVL) (Фото: www.f35.com).

Израиль всегда придерживался и продолжает по сей день практику точечных акцентированных ударов по объектам военной или потенциально военной инфраструктуры своих противников, независимо от ее расположения на удаленных территориях независимых государств.

Судан, известный как перевалочный пункт оружейной контрабанды и место базирования боевиков Аль-Каиды, неоднократно подвергался ударам ВВС Израиля. В январе 2009 примерно в 200 км южнее границы с Египтом был нанесен авиаудар по конвою из 17 грузовиков с оружием, направлявшийся в сектор Газа. 5 апреля 2011 г. ударом с воздуха в районе города Порт-Судан была поражена машина с влиятельным нелегальным торговцем оружием. 24 октября 2012 г. в центре страны, под Хартумом, была разбомблена фабрика по производству оружия в местечке Ярмук (Yarmouk)[9]. На месте взрывов на основании анализа спутниковых снимков было идентифицировано 6 глубоких 30-метровых воронок, предположительно были разрушены 40 морских контейнеров, 2 здания и повреждены еще порядка 20. Объект удара включал в себя военный слад, нефтебазу и фабрику боеприпасов[10]. Stratfor отмечает в своем анализе, что на пути к цели протяженность маршрута в воздушном пространстве Судана составила 800 км, что демонстрирует возможности ВВС государства Израиль. Более ранним примером аналогичного дальнего удара является бомбардировка израильтянами штаб-квартиры ООП в Тунисе в 1985 году.

В 2013 г. были нанесены удары по предполагаемым базам снабжения группировки Хезболла на территории Сирии, а также, как сообщалось, по штабу 104-й бригады Республиканской Гвардии, по 4-й дивизии, которой командовал брат Б. Асада. Удары были болезненными и имели характер также психологического воздействия на офицерский корпус сирийской армии. Они имели цель также продемонстрировать сирийцам, что ущерб может быть еще большим, если не измениться их подход к поддержке антиизраильских сил[11].

19 января 2015 г. сообщалось о ликвидации высопоставленного иранского военного советника – генерала Mohammad Ali Allahdadi, - на территории Сирии, куда он был направлен для содействия группировке Хезболла. Во время посещения одного из южных районов Сирии группа, сопровождавшая генерала, была атакована израильским вертолетом, в результате погибли сам генерал и шесть других военных[12].

Таким образом, отдельные операции ВВС Израиля, проведенные вне военных кампаний и в отношении удаленных целей, достижение которых во многих случаях требовало пересечения нескольких границ, ярко демонстрируют исключительные возможности ВВС действовать как против промышленных и военных объектов, так и персонально против высокопоставленных лидеров противника. Конечно, такая работа требует и определенного уровня самих ВВС, и соответствующей обеспечивающей работы агентурной разведки, сил специального назначения, но сам факт сделанного израильтянами выбора, как и достигнутые результаты, говорит об определенной незаменимости ВВС в сфере такого рода операций.

Источники:

[1] Israel's Wars & Operations: Operation Opera - Raid on Iraqi Nuclear Reactor. - http://www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/History/Osirak.html

[2] Jonh T. Correll. Air strike at Osirak. Air Force Magazine, April 2012, p. 60-62.

[3] Israel's Wars & Operations: Operation Opera - Raid on Iraqi Nuclear Reactor. - http://www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/History/Osirak.html

[4] David Makovsky. The Silent Strike. – The New Yorker, September 17, 2012. Р. 34.

[5] David Makovsky. The Silent Strike. – The New Yorker, September 17, 2012. Р. 36.

[6] David Makovsky. The Silent Strike. – The New Yorker, September 17, 2012. Р. 38.

[7] David Makovsky. The Silent Strike. – The New Yorker, September 17, 2012. Р. 36.

[8] David Makovsky. The Silent Strike. – The New Yorker, September 17, 2012. Р. 37.

[9] Sudan Accuses Israel of an Airstrike in Khartoum. Analysis. October 26, 2012. - https://www.stratfor.com/analysis/sudan-accuses-israel-airstrike-khartoum

[10] Satellite pictures suggest Sudanese weapons factory hit by air strike. - http://www.theguardian.com/world/2012/oct/27/sudan-weapons-factory-airstrike-israel

[11] Daniel L. Byman, Kenneth M. Pollack, Michael Doran, Natan Sachs, Suzanne Maloney, Salman Shaikh, et al. Around the Halls: Israel's Airstrikes in Syria. May 7, 2013 - http://www.brookings.edu/blogs/up-front/posts/2013/05/07-israel-airstrikes-syria-around-the-halls.

[12] Saeed Kamali Dehghan. Top Iranian general and six Hezbollah fighters killed in Israeli attack in Syria. - http://www.theguardian.com/world/2015/jan/19/top-iranian-general-hezbollah-fighters-killed-israel-attack-syria

 

Олег Пономаренко


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение