Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Техника и вооружение: вчера, день сегодняшний и перспектива / Рабочие будни
Aтомные монстры
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 05-01-2011

В годы «холодной войны» и мы, и американцы не жалели ни денег, ни сил для поиска новых способов гарантированного взаимного уничтожения. Решения находили подчас весьма экзотические. Самые опасные и разрушительные из них были связаны с использованием атомной энергии. О некоторых из этих проектов, долгие десятилетия находившихся под грифом «Совершенно секретно», «Свободная пресса» намерена рассказать в серии статей под общим заголовком «Атомные монстры». Первая – об истории создания бомбардировщика с ядерным двигателем.

1. Экспериментальные бомбардировщики с ядерными двигателями летали и в СССР, и в США

В годы «холодной войны» и мы, и американцы не жалели ни денег, ни сил для поиска новых способов гарантированного взаимного уничтожения. Решения находили подчас весьма экзотические. Самые опасные и разрушительные из них были связаны с использованием атомной энергии. О некоторых из этих проектов, долгие десятилетия находившихся под грифом «Совершенно секретно», «Свободная пресса» намерена рассказать в серии статей под общим заголовком «Атомные монстры». Первая – об истории создания бомбардировщика с ядерным двигателем.

В конце 1958 года в американском журнале «Авиэйшн уик» появилось сообщение, всерьез напугавшее Запад: в СССР начались испытания самолета с атомным двигателем. В статье содержалось описание этой машины, якобы уже совершающего пробные полеты в окрестностях Москвы. «Авиэйшн уик» писал, что Россия, возможно, планирует несколько кругосветных полетов без посадки. А также о том, что Советский Союз не только обогнал Соединенные Штаты в области применения атомной энергии в авиации, но и на 4 года опередил их, выпустив свой гигантский экспериментальный бомбардировщик.

В Вашингтоне поднялась паника. Призраки русских суперсамолетов, месяцами без посадки барражирующих вдоль границ Соединенных Штатов, внушали смертельный ужас самым отважным.

В США к тому времени уже больше десяти лет велись работы над проектом атомного самолета, но ничего годного к испытательному полету не было. Хуже того, как раз к концу 50-х американское военное командование и правительство стали терять интерес к этой затее. Американские генералы и политики принялись требовать от своего президента срочных мер для того, чтобы догнать русских.

Но дело обстояло не совсем так. Никакого летающего атомного самолета в СССР в 1958 году не было и в помине, хотя работы над его созданием велись полным ходом. Старт им был дан в середине 1955 года. К тому времени и в нашем, и в американском арсенале было уже немало ядерных бомб. Но потенциальный противник, располагавший у границ Советского Союза множеством военных баз, легко мог сбросить смертоносное оружие нам на головы и вернуться обратно. Для подобного удара по Соединенным Штатам советским летчикам, имевшим возможность взлетать только с собственной территории, необходимо было преодолеть несколько тысяч километров. Бомбардировщиков такого радиуса действия у СССР не было. Исключение составляли немногие Ту-4 и Ту-95, построенные к тому времени. Но и они могли долететь только до северных районов США. Причем, лишь самым коротким путем – через Арктику. Шансы в потенциальной ядерной войне оказывались явно неравными.

Тогда и возникла в Москве мысль создать самолет с практически неограниченным радиусом действия. Для воплощения этой идеи нужен был авиационный ядерный двигатель. Между тем, разведка доносила: американцы еще с 1946 года начали работы в этом направлении.

12 августа 1955 года вышло совершенно секретное постановление Совета Министров СССР № 1561-868. Оно предписывало ряду предприятий авиационной промышленности начать работы по атомной тематике. В частности, ОКБ-156 Туполева, ОКБ-23 Мясищева и ОКБ-301 Лавочкина должны были заняться проектированием и постройкой летательных аппаратов с ядерными силовыми установками, а ОКБ-276 Кузнецова и ОКБ-165 Люльки - разработкой таких силовых установок.

Научное руководство конструкторскими и исследовательскими работами поручили будущему академику Александрову. В те времена на решении оборонных задач умели сосредоточить усилия всей страны. Дело пошло довольно быстро. Родился эскизный проект, получивший название М-60. Его воплощение в жизнь дало бы бомбардировщик взлетной массой 250 тонн, оснащенный четырьмя ядерными энергетическими установками. Летать он был способен с крейсерской скоростью 3000 километров в час на высоте 18000-20000 метров. Радиус полета, как и замышлялось, – без ограничений.

При воплощении проекта в жизнь сложнейших проблем перед конструкторами встало множество. Первая и главная: как обезопасить экипаж от ядерного излучения? Прежде всего, решено было максимально отодвинуть пилотскую кабину от реактора. Для этого энергетическую установку спроектировали в хвостовой части 66-метрового фюзеляжа. Четыре атомных двигателя располагались попарно – один над другим.

Для летчиков создали даже не кабину – специальную глухую капсулу с мощной многослойной защитой из специальных материалов. Получилось нечто вроде батискафа внутри бомбардировщика. Визуальный обзор из нее исключался. Наблюдать за окрестностями пилоты могли лишь как подводники - через установленные в кабине перископы. Вести самолет к цели должны были автопилоты. Если летчикам придется все же браться за штурвалы, тогда предполагалось пользоваться телевизионными и радиолокационными экранами.

А чем дышать? Атмосферным воздухом невозможно – вокруг боевой машины на рулежке и в полете он неизбежно будет заражен радиоактивными выбросами реакторов. Опыт подводников и тут помог. Конструкторы М-60 решили, как на субмаринах, использовать кислородно-азотную смесь, вырабатываемую специальными газификаторами.

Правда, неизбежно возникал вопрос: а не проще ли попытаться создать беспилотный стратегический бомбардировщик? Радиация ему не страшна, о воздухе для дыхания тоже можно особо не беспокоиться. Тем более, что пусть и не очень удачный опыт разработки беспилотных боевых машин в Советском Союзе уже был. Еще до Великой Отечественной войны так называемое Остехбюро под руководством Владимира Бекаури создало достаточно примитивную аппаратуру телеметрического управления тяжелым бомбардировщиком ТБ-3. Наводить безлюдную машину на цель по радио должен был оператор с летевшего следом другого бомбардировщика – пилотируемого ДБ-3Ф. В 1942 году даже провели войсковые испытания новой системы. Телеуправляемый ТБ-3 загрузили 4 тоннами взрывчатки и направили на крупный железнодорожный узел в оккупированной фашистами Вязьме. Но вышла из строя антенна, и ТБ-3 рухнул вдали от цели.

Но даже неудачный опыт – тоже опыт. К тому же техническая мысль в СССР не стояла на месте. Однако попытки предложить военным сделать беспилотным и атомный бомбардировщик, Министерством обороны были отвергнуты. Видимо, доверия к автоматике у генералов все же не было. Нет, настояли в Военно-Воздушных силах, для надежной атаки Америки нужен именно пилотируемый вариант стратегического атомного «бомбера».

В общем, заключение к предварительному проекту М-60, звучал так: «…наряду с большими трудностями создания двигателя, оборудования и планера самолета возникают совершенно новые проблемы обеспечения наземной эксплуатации и защиты экипажа, населения и местности в случае вынужденной посадки. Эти задачи… еще не решены. В то же время, именно возможностью решения этих проблем определяется целесообразность создания пилотируемого самолета с атомным двигателем».

Лучше всех с решением перечисленных проблем справились туполевцы. К тому времени они уже создали четырехмоторный тяжелый бомбардировщик Ту-95, который после нескольких преобразований и сегодня составляет основу российской стратегической авиации. Конструкторы решили попробовать именно его приспособить для полетов с ядерным двигателем. 28 марта 1956 года вышло постановление Совета Министров СССР, согласно которому в ОКБ Туполева началось проектирование летающей атомной лаборатории (ЛАЛ) на базе серийного Ту-95. Участвовавшие в тех работах В.Вуль и Д.Антонов вспоминали: «Первым делом, в соответствии со своей обычной методикой - сначала все ясно понять - Туполев организовал цикл лекций-семинаров, на которых ведущие ученые-атомщики страны Александров, Лейпунский, Пономарев-Степной, Меркин и другие, рассказывали нам о физических основах атомных процессов, устройстве реакторов, требованиях к защите, к материалам, системе управления и т.д. Объем реакторной установки атомщики первоначально обрисовали нам, как объем небольшого дома. Но компоновщики ОКБ сумели сильно «обжать» ее габариты, особенно защитных конструкций, выполнив при этом все заявленные требования по уровню защиты для ЛАЛ. На одном из семинаров Туполев заметил, что «домов на самолетах не возят» и показал нашу компоновку. Атомщики были удивлены - они впервые встретились с таким компактным решением. После тщательного анализа она была совместно принята для ЛАЛ на Ту-95».

Под летающую лабораторию приспособили серийный четырехмоторный бомбардировщик. Установили реактор, защиту, датчики. С мая по август 1961 года на нем было выполнено 34 исследовательских полета. Прототипом атомного бомбардировщика управляли летчики-испытатели Нюхтиков, Горюнов, Жила и другие. К счастью, все прошло без происшествий. Ведь даже тогда было ясно, что в случае падения атомного самолета на землю серьезного радиоактивного заражения местности не избежать.

Результаты испытаний Ту-95ЛАЛ позволили приступить к реализации масштабной программы развития тяжелых боевых самолетов с ядерными силовыми установками. В 70-х годах прошлого века Военно-Воздушные силы должны были получить первые такие самолеты, названные Ту-120.

Однако только бомбардировщиками планы Москвы не ограничивались. На базе самого большого самолета мира тех лет Ан-22 «Антей» решено было создать атомный противолодочный самолет. Подводные ракетоносцы противника он способен был бы настигать в любой точке Мирового океана. 26 октября 1965 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о начале соответствующих конструкторских работ.

К тому времени советские ученые и инженеры нашли и способы избежать радиоактивного заражения в случае падения самолета. Реактор предложено было просто отстреливать в воздухе и обеспечить его мягкую посадку на парашютах.

Несмотря ни на что, атомным самолетам не суждено было родиться. Межконтинентальные баллистические ракеты были признаны намного более простым и надежным средством доставки ядерных зарядов в любой район планеты. И к 70-м годам работы в этом направлении в СССР были свернуты.

А что же американцы? Их экспериментальная машина с ядерными реакторами тоже поднялась в воздух. Самолет, названный NB-36H Crusader («Крестоносец»), выполнил 47 исследовательских полетов. Но 28 марта 1961 года программа была прервана президентом Кеннеди. В официальном письме правительства США по этому поводу было сказано: «...Более 15 лет и 1 млрд долларов потрачено на попытку создания самолета с ядерной силовой установкой. Но возможность применения такого самолета в ВВС в обозримом будущем представляется весьма неясно».

 

2. СССР готовился высаживать танки на американскую землю с подводных лодок

«СП» продолжает публикацию серии материалов о самых экзотических проектах вооружений времен «холодной войны», которые разрабатывались в Советском Союзе, но в серию не пошли. Все они связанны с использованием ядерной энергии. В первой статье под тем же названием речь шла о попытках создать так называемый атомный бомбардировщик, который с оружием массового уничтожения способен был бы неограниченно долго барражировать в воздухе вдоль границ США. Однако угрозу американской территории готовили в Москве и из-под воды. Замышлялось, что десант советской морской пехоты с танками куда-нибудь на набережную Флориды должна была скрытно доставить наша гигантская атомная подводная лодка высотой в четырехэтажный дом и длиной в два футбольных поля. Планы эти были очень близки к воплощению.

Идея рождалась в конце 50-х годов прошлого века. Межконтинентальных баллистических ракет тогда еще не придумали, поэтому единственным средством доставки только что разработанного ядерного оружия оказались бомбардировщики. И здесь у американцев имелось очевидное преимущество перед СССР. Их самолеты, стоявшие на базах американских Военно-Воздушных сил, облепившие границы Советского Союза, как репейник собаку, могли в считанные часы доставить бомбы к городам и важнейшим объектам на нашей территории. Не дать бомбардировщикам взлететь – в этом могло заключаться спасение от ядерного удара. Но как это сделать?

А если попытаться внезапным ударом с земли захватить заморские и заокеанские аэродромы? Высадка воздушного десанта для этой цели представлялась нереальной – скрытно сотни парашютистов перебросить на большие расстояния не получилось бы, ведь радиолокация у американских военных была к тому времени достаточно развита. А если десант доставить под водой? Так возник замысел сконструировать транспортно-десантную атомную подводную лодку чудовищных размеров. Чтобы помимо экипажа разместить в ее отсеках сотни морпехов, да еще и с танками!

Опыт проектирования подобного рода гигантов у советских кораблестроителей уже был. С марта 1960 года Ленинградское ЦКБ-16 билось над созданием атомной транспортно-десантной подводной лодки – минного заградителя проекта 664. Атомоход должен был получиться внушительных размеров, способный принимать не только людей, но и до 162 морских мин и доставлять своим собратьям, несущим боевую службу на океанских коммуникациях, 20 крылатых ракет П-5 или П-6 и до 80 торпед калибром 533 миллиметра. Северодвинские корабелы даже приступили было к строительству головного корабля. Однако верфи срочно понадобились для создания большой серии атомных подводных ракетоносцев. Поэтому минный заградитель списали в утиль, так и не спустив на воду.

Тем не менее, затею свою адмиралы не оставили. В программу кораблестроения на 1965-70 годы вновь внесли строку о создании подлодки, способной скрытно доставлять морскую пехоту в самые удаленные районы Мирового океана. Задачу минных постановок при этом сняли. В результате в августе 1965 года задачу перед конструкторами Министерство обороны сформулировало так: новый атомоход должен быть приспособлен для «скрытной перевозки и высадки морского десанта на необорудованное побережье, снятия десанта и раненых, эвакуации их на наше побережье или переброски в другие пункты побережья вероятного противника». Кроме того, лодка должна была решать задачи снабжения боеприпасами, продовольствием и другими видами материально-технического обеспечения войск, действующих «на удаленных от своих берегов направлениях». На борт предстояло брать до 1200 человек десанта или до 20 единиц колесной или гусеничной бронетехники. Другой вариант загрузки - усиленный батальон морской пехоты (470 человек) со штатным вооружением, три плавающих танка ПТ-76, два бронетранспортера БТР-60, шесть ротных минометов. Проект нового корабля назвали 748.  

 

Главным конструктором назначили Николая Киселева.

Уйму людей и техники Киселев и его соратники замышляли разместить в трех цилиндрах прочного корпуса, расположенных горизонтально. Экипаж и десантники должны были находиться в среднем, который был наибольшего диаметра. Техники и вооружение – по бокам. В носовой части – две аппарели для высадки танков и бронетранспортеров. Для оказания огневой поддержки морских пехотинцев во время боя за захват плацдарма на атомоход планировали поставить даже две 57-миллиметровые автоматические артиллерийские установки СМ-243 ЗИФ, а также – зенитный ракетный комплекс.

Словом, на бумаге все выглядело внушительно, но и проекту 748 не суждено было воплотиться в металле. Военно-морской флот по финансовым соображениям отказался от его создания. Однако сторонники идеи скрытной переброски под водой морских десантов хоть к Австралии, хоть к Америке оказались людьми настойчивыми. В начале 70-х была сделана третья и последняя попытка создания советской атомной транспортно-десантной подводной лодки. На сей раз речь пошла о проекте 717. Снова возглавить дело поручили Киселеву. Только теперь стоящую перед ним задачу усложнили, предложив предусмотреть еще одну функцию: «спасение личного состава затонувших ПЛ с помощью специальных спасательных снарядов». Это новое дополнительное назначение потребовало, естественно, серьезной переработки прежнего замысла.

Как и следовало ожидать, новый корабль вышел сильно похожим на почивший в бозе проект 748. Все те же три цилиндра в прочном корпусе. Все те же аппарели для схода бронетехники в воду или на побережье. Все та же плоская, камбалообразная форма корабля, если разглядывать его сверху. Те же два реактора. Несколько изменился состав вооружения. Вместо 57-миллиметровых автоматических артустановок конструкторы предложили поставить более легкие, но куда более скорострельные 30-миллиметровые пушки. В подводном положении они должны были убираться в специальные контейнеры внутрь корабля. Состав десанта предполагался примерно тем же. Очень много хлопот было с гидродинамикой подлодки, получившей столь нетрадиционный корпус

Технический проект все же был утвержден в 1972 году. Решено было построить в Северодвинске серию из пяти транспортно-десантных атомоходов. Но снова помешали ограниченные технические возможности «Севмашпредприятия», которое как раз в это время срочно клепало самые крупные в мире тяжелые атомные ракетные подводные крейсера системы «Тайфун» - наш ответ заокеанскому «Трайденту». И проект 717 отправился туда же, куда и его предшественники – в архив. Теперь уже, очевидно, окончательно.

 

Из досье «СП».

Тактико-технические данные атомной подводной лодки проекта 717:

  • водоизмещение надводное - 17600 м. куб.
  • скорость в подводном положении - 18 узлов
  • глубина погружения - 300 м.
  • длина - 190 м,
  • ширина - 23 м.
  • осадка средняя - 6,8 м.
  • Архитектурно-конструктивный тип - трехкорпусный
  • Автономность, сут.:
    • Экипажа - 75
    • Десанта - 30
    • Экипаж, чел. - 111
  • Вооружение:
    • торпедное:
      • число х калибр носовых ТА, мм - 6 х 533
      • общее число торпед, ед. - 18
    • минное:
      • 2 горизонтальные минные трубы в кормовой части ПЛ
      • запасные мины на стеллажах ПК
      • общее число мин, ед. - 252 (длина мины 4 м)
    • артиллерийское:
      • число х тип зенитных АУ - 2 х А-213М
  • Транспортируемые десант и грузы:
    • личный состав морского десанта, чел. - 256
    • плавающая бронетехника десанта, ед. - 20
    • или
    • сухопутные войска, чел. - 800
    • плавающие бронетранспортеры, ед. - 4
    • или
    • воинские грузы, т. - 1200

 

 

3. СССР был близок к обзаведению атомной эскадрой, равной которой в океане не было бы

«Свободная пресса» продолжает публикацию материалов о самых экзотических проектах советского военно-промышленного комплекса, связанных с использованием ядерной энергии. Все эти проекты родились в эпоху холодной войны. Накануне мы рассказали о двух некогда совершенно секретных проектах - атомном бомбардировщике и атомной подводной лодке, способной скрытно доставить через океан батальон морской пехоты, усиленный танками. Но мало кому известно, что для борьбы с американским флотом в любом уголке Мирового океана наша страна собиралась обзавестись еще и атомной армадой. Чтобы запас хода был неограничен, а высокую скорость, доступную обычным кораблям на час-два, можно было бы поддерживать сутками. Из-за нехватки средств большинство этих чудо-кораблей остались на бумаге. Но кое-что построит все же успели…

В те годы арена глобального противостояния советского и американского флотов выглядела для нас безнадежно проигрышной. По всему периметру границ Советского Союза, как ракушки на давно не чищенном корабельном днище, теснились военные базы вероятного противника. Даже в наиболее приближенном к родной земле Средиземном море у нашей 5-й оперативной эскадре не было никакого истребительного прикрытия. И потому в случае начала войны жизни той эскадры были отпущены считанные часы. Что уж говорить о советских надводных кораблях, которые рискнули бы подойти к Америке?

От этой геополитической безысходности у адмиралов ВМФ СССР созрел план: создать невиданную атомную эскадру во главе с авианосцем. Реакторы должны были иметь все - авианосец типа "Орел", ракетные крейсера типа "Орлан", корабли охранения типа "Анчар". Запас хода соединения - неограничен,

Замысел этот страшно взволновал Вашингтон. Но осуществиться ему было не суждено. Впрочем, обо всем по порядку.

Первым советские конструкторы взялись за воплощение в жизнь «Орлана». Ничего удивительного, кое-какой опыт проектирования атомных ракетный крейсеров в нашей стране уже имелся, хотя самих крейсеров никогда не было. История этого парадокса такова.

Об атомных кораблях советские адмиралы мечтали давно, с тех самых времен, как у американцы в 1957 году на своих верфях заложили «Лонг Бич» - первый в мире боевой надводный корабль с реактором. Потрясенный Никита Хрущев велел и у нас срочно произвести нечто подобное, только лучше.

В лихорадочной спешке начались работы нашим ответом Вашингтону. Назван задуманный атомный крейсер был проектом 63. Постановление о начале работ Совет министров СССР принял в июне 1957 года. Замышлялось к 1964 году построить серию из семи подобных кораблей.

Водоизмещение проекта 63 должно было уложиться 15–16 тыс. тонн. Скорость полного хода – 32 узла. Главную ударную мощь корабля должны были составить от 18 до 24 стратегических крылатых ракет П-20, которые создавало конструкторское бюро Ильюшина (ОКБ-240). Если бы ильюшинцам и ленинградским корабелам удалось довести свои детища до ума, американцы вместе с их «Лонг Бичем» тряслись бы мелкой дрожью. Длина ракеты П-20 предполагалась порядка 21 метра, размах крыльев – 7,25 метра. Стартовый вес – до 30 тонн. Дальность стрельбы почти как у сегодняшних «Томагавков» - до 3000 километров. Но главное – ядерный заряд в 1-3 мегатонны.

Ни той ракете, ни атомному крейсеру проекту 63 не суждено было увидеть свет. Работы над ними свернули по указанию того же Хрущева, свято уверовавшего во всемогущество межконтинентальных баллистических ракет и поставившего крест не только на этих планах. Постановлением Совмина от 3 декабря 1958 года работы по атомным крейсерам проекта 63 были прекращены.

Идея создания советского надводного боевого корабля с ядерной энергетической установкой была отложена, но, как выяснилось, ненадолго. Желание заиметь-таки атомную эскадру с почти неограниченными мореходными возможностями в Москве окончательно сформировалось к концу 60-х. В 1973 году был проектирован тяжелый атомный ракетный крейсер проекта 1144 «Орлан». По водоизмещению оказался он в 1,5 раза больше «Лонг Бича» и в 2,5 раза больше каждого из следующего поколения американских атомных крейсеров типа «Вирджиния».

К достоинствам, способным помочь одержать победу в морском бою, это отнести трудно. Мы и рады были бы, чтобы «Орланы» получились не столь гигантскими, но беда была в изначальном желании советских адмиралов сделать их универсальными и вооружить всем, чем только возможно. В результате учета конструкторами всех пожеланий, на борту «Орлана» оказалась вся номенклатура вооружений надводного корабля кроме минно-тральной.

Вместе с тем, наш флот получил, может быть, излишне крупные, но мощнейшие корабли. Первый из них, изначально получивший наименование «Киров», был спущен на воду в 1977 году (после развала СССР переименован в «Адмирал Ушаков»). В 1984 году в строй вошел «Фрунзе» (переименован в «Адмирал Лазарев»). В 1988 году – «Калинин» («Адмирал Нахимов»). В 1998 году – «Петр Великий» (ранее на стапелях именовавшийся «Юрием Андроповым»).

Из этой армады в строю сегодня только последний. Слов нет, прекрасный корабль, предназначенный для уничтожения авианосцев. Куда мощнее американских аналогов - атомных ракетных крейсеров типа "Вирджиния" и "Калифорния".

Кстати, американцев очень обеспокоило появление у нас таких кораблей. Уничтожение российской эскадры во главе с «Петром Великим», по их расчетам, потребует сосредоточения усилий одновременно сразу четырех авианосных ударных групп. При моделировании такого боя получилось, что уничтожение «Петра» с кораблями охранения обойдется ВМС США беспрецедентно дорого – на плаву останется только один авианосец из четырех.

Сам "Петр" много не навоюет. Его боевые возможности трагически ограничены именно одиночеством. Ядерные собратья-крейсера фактически уничтожены многолетним отсутствием средств на поддерживающий ремонт.

Прошли времена рейдеров вроде гитлеровского "Бисмарка", наводившего ужас на конвои союзников в Атлантике. Но и того отправили на дно соединенные усилия флота Ее Величества. В век космических спутников сделать это куда как просто. Действовать "Петру" можно лишь в составе отряда. А возможности кораблей охранения с обычными двигателями сильно ограничивают потенциал атомного крейсера.

К строительству многоцелевых кораблей охранения проекта "Анчар" мы так и не приступили. Поддержать "Петра" мог бы атомный авианосец. И было до него - рукой подать. Проектирование "Орла" в 1984 году было поручено Невскому проектно-конструкторскому бюро. Должна была получиться махина водоизмещением порядка 75 тысяч тонн. На борт первенца, названного "Ульяновск", планировали посадить до 70 самолетов и вертолетов: 20 МиГ-29К, 25 Су-33, 8 Як-44, 15 Ка-27ПЛ, 2 Ка-27ПС. От традиционных американских авианосцев наш корабль должен был отличаться наличием собственного ударного оружия - 16 пусковых установок противокорабельных крылатых ракет большой дальности «Гранит».

В 1987 году был подготовлен технический проект. Предполагалось построить четыре таких атомных гиганта. 25 ноября 1988 года головной атомный авианосец заложили на верфи в Николаеве. Спуск на воду планировался на 1992 год, вступление в строй - на декабрь 1995 года.

К моменту кончины Советского Союза "Ульяновск" был готов на 35 процентов. Украине, вместе с независимостью неожиданно заполучившей недостроенный авианосец, был он ни к чему. То, что с "Ульяновском" произошло дальше, наверняка можно отнести к крупным успехам ЦРУ. Один из адмиралов Черноморского флота рассказывал одному из авторов этих строк:

- Тотчас в высоких киевских кабинетах появились представители малоизвестной американской фирмы с предложением порезать "Ульяновск" на металл. Засверкали автогены. 147 резальщиков рвали в клочья корпус девять месяцев. Весь корпус был из брони, толщина которой в районе цистерн авиационного боезапаса и ракетных погребов достигала 70 миллиметров. А когда корпус авианосца уже не подлежал восстановлению, фирма объявила себя банкротом. Но угрожавший безопасности США корабль погиб, не родившись.

 

4. Самый крупный в мире боевой корабль с ядерной силовой установкой умер у причала с позорной кличкой «каютоносец»

«Свободная пресса» продолжает публикацию материалов о совершенно секретных проектах советской эпохи времен холодной войны, связанных с использованием ядерной энергии. Атомный бомбардировщик, способный неограниченное время находиться в воздухе, атомная подводная лодка, предназначенная для внезапной высадки из морских глубин батальона морской пехоты с танками и бронетранспортерами, атомная ракетоносная эскадра, равной которой в океане просто не было бы… Все это вовсе не персонажи фантастических фильмов. Над созданием этих невиданных смертоносных машин работали тысячи наших ученых и конструкторов. Что-то из их идей так и осталось на архивных полках. Но кое-что удалось воплотить в жизнь. Например, гигантский атомный корабль радиоэлектронной разведки ССВ-33 «Урал», который сегодня умирает на Тихоокеанском флоте. (Аббревиатурой ССВ в ВМФ СССР называли все разведывательные корабли. Делали это в расчете запутать врага. Потому что ССВ – это сокращенно «судно связи»).

Если и бывают корабли, которым на роду написано стать плавучим несчастьем собственного флота, то «Урал» - в первых рядах. Любители мистики могут углядеть зловещий знак в самом номере проекта этого плавучего острова с ядерным двигателем – 1941. Это ж додуматься надо было из множества цифровых комбинаций для «Урала» выбрать именно такую. В нашей стране никому не стоит объяснять, с какими трагедиями она связана в общественном сознании. Словом, мистика виновата, или не в ней дело, но проект 1941, на который в 80-е годы угрохали миллиарды полновесных советских рублей, кончился крахом.

Чтобы понять, для чего понадобился злополучный «Урал», придется заглянуть в южную часть Тихого океана. Там, вблизи девяти десятков мелких островов атолла Кваджалейн, находится сверхсекретный полигон Соединенных Штатов. Межконтинентальные баллистические ракеты «Минитмен» и МХ, стартующие в испытательных целях из штата Калифорния, летят именно сюда. А с 1983 года Квавджалейн стал одним из американских научно-исследовательских центров осуществления Стратегической оборонной инициативы, задуманной президентом Рональдом Рейганом с целью обезоружить СССР. Отсюда в рамках подготовки к «звездным войнам» стали запускать ракеты-перехватчики, призванные поражать советские ядерные боеголовки. Телеметрическая информация этих испытаний могла бы многое рассказать Москве о кознях Рейгана. Однако как ее добыть?

Гражданские суда «Академик Сергей Королёв», «Космонавт Юрий Гагарин» или «Космонавт Владимир Комаров», оснащенные специальными контрольно-измерительными комплексами для наблюдением за космическими объектами, для разведки происходящего на Кваджалейне не годились. Главное - они не имели активных радиолокаторов и предназначались лишь для приема сигналов с отечественных спутников. Значит, необходимо было строить специальный атомный боевой корабль, который был бы способен собирать весь объём доступной информации о любом субкосмическом объекте на любой части его траектории в любом районе Мирового океана. Так возник проект 1941 «Титан». Проектантом корабля стало Ленинградское ЦКБ «Айсберг» Минсудпрома, заводом-строителем - Балтийский завод имени С.Орджоникидзе.

Для сбора огромного количества разведданных о пусках баллистических американских ракет необходима была электроника с невиданными по тем временам возможностями. Над ее созданием для «Урала» трудились сразу 18 советских министерств со своими КБ и НИИ. Оснащением уникального корабля спецаппаратурой занималось специально созданное для этой цели Ленинградское производственно-техническое предприятие.

То, что получилось в итоге, назвали корабельной системой наблюдения «Коралл». Ее основу составляли семь мощнейших радиоэлектронных комплексов. Для обработки получаемой информации на «Урале» смонтировали уникальный, для своего времени, вычислительный комплекс, состоящий из нескольких ЭВМ «ЕС-1046» и «Эльбрус». С их помощью можно было расшифровывать характеристики любого космического объекта на удалении до 1500 километров. Специалисты утверждают, что экипаж «Урала» способен был по составу выхлопных газов двигателей баллистических ракет определять даже секреты их топлива.

В случае войны в отдаленных районах океана уникальный корабль должен был суметь постоять за себя. Для этого он получил артиллерию, которая приблизительно соответствовала вооружению эсминца: по одной 76-мм артиллерийской установке на носу и в корме, четыре счетверенных пусковых установки переносного зенитно-ракетного комплекса «Игла», четыре шестиствольные 30-мм артустановки АК-630 и четыре двуствольные 12,7-мм пулемётные установки «Утёс-М». Боезапаса должно было хватить минимум на 20 минут боя. В авиационном ангаре на корме размещался вертолет Ка-32. Ядерная силовая установка позволяла неограниченно долго идти со скоростью в 20 с лишним узлов.

Управлять чудо-кораблем должен был экипаж в составе приблизительно 1000 человек, из которых не менее 400 – офицеры и мичманы. Персонал разведывательного комплекса подразделялся на 6 специальных служб.

Для отдыха моряков в длительном плавании на «Урале» предусмотрели курительный салон, бильярдную, спортивный и кинозалы, салон природы, игровые автоматы, две сауны и бассейн.

Понятно, что для размещения всего этого технического великолепия необходим был корабельный корпус огромных размеров. Его и сделали таковым, взяв за основу конструкцию атомного ракетного крейсера проекта 1144 типа «Киров». В результате длина «Урала» оказалась примерно в два футбольных поля, а высота от киля до клотика – с 28-этажный дом.

О надеждах, которые Министерство обороны СССР возлагало на новейший разведывательный корабль, говорит поистине уникальный факт: абсолютно гражданскому главному конструктору «Урала» Архарову по окончанию работ было сразу рисвоено воинское звание «контр-адмирал». Ну, и звание Героя Социалистического Труда – это само собой.

На Балтийском заводе «Урал» заложили летом 1981 года. На воду его спустили в 1983-м. В 1989 году корабль вошел в боевой состав ВМФ СССР. И сразу же под командованием капитана 1 ранга Ильи Кешкова отправился в двухмесячный переход к месту постоянного базирования на Тихом океане. В походе корабль-разведчик скрытно сопровождала наша многоцелевая атомная подводная лодка. А еще – множество самолетов и кораблей стран НАТО, которые терялись в догадках: зачем русским этот океанский гигант с космическим антеннами?

На первых порах все складывалось великолепно. Экипаж по дороге в тихоокеанскую базу опробовал возможности своей разведывательной аппаратуры. Без труда за тысячу верст был обнаружен старт американского космического челнока «Колумбия». Потом - вывод на орбиту с территории Соединенных Штатов двух спутников оптикоэлектронной и радиотехнической разведки, запущенных по программе «звездных войн». О таких мелочах, как попутная фиксация параметров радиолокационных станций расположенных по пути иностранных военных баз, а также сопровождавших «Урал» натовских кораблей и самолетов, не стоит и упоминать.

Однако это не была бы советская военная техника, если бы с ней все проходило гладко. Особенно с неосвоенными образцами, опыта эксплуатации которых ни у кого не было. Сотни представителей промышленности, вместе с экипажем вышедшие в океанский поход, денно и нощно пытались отладить то и дело выходившую из строя аппаратуру. Давала сбои система охлаждения ядерного реактора, некорректно работали компьютерный комплекс, некоторые комплексы сбора информации. Возник крен в пять градусов на левый борт, который так и не удалось ликвидировать.

Все оказалось еще хуже, когда «Урал» прибыл в свою базу в город Тихоокеанск, прозванный моряками Тихасом. (он же – Фокино). Никто и предположить не мог, что первый поход чудовищно дорогостоящего уникального корабля окажется и последним. Причальной стенки для него не приготовили. Как не приготовили до этого ничего подобного для тяжелых авианесущих крейсеров «Минск» и «Новороссийск». Поэтому ни топлива, ни пара, ни воды, ни электричества с берега на корабли подать было невозможно. Их дизель-генераторы и котлы молотили безостановочно, выбивая драгоценный моторесурс, расходовать который полагалось лишь в походах. Неудивительно, что те крейсера, по сути, «съели» сами себя и были списаны в утиль задолго до положенных сроков.

Теперь та же участь ждала и «Урал». Он тоже большую часть времени стоял на швартовых бочках в заливе Стрелок. А летом 1990 года на атомном корабле-разведчике случился пожар, который вывел из строя кормовое машинное отделение. Выгорели электрические кабели, идущие от кормового котла. Больше года энергообеспеченность корабля обеспечивала только носовая машина, но вскоре сгорела и она. После этого всю энергию кораблю давали лишь аварийные дизель-генераторы. Денег на ремонт не было. Командир корабля капитан 1 ранга Кешков в отчаянии написал даже официальное письмо тогдашнему президенту России Борису Ельцину. Как и следовало ожидать, ни денег на ремонт, ни ответа командир не дождался.

В итоге всех злоключений в 1992 году ядерные реакторы «Урала» заглушили, а его самого поставили к отдаленному пирсу, превратив в невиданных размеров офицерское общежитие. За это тихоокеанцы язвительно прозвали ССВ-33 «Урал» каютоносцем. А аббревиатуру ССВ стали расшифровывать так: специальный спальный вагон.

Что же, затею с атомным кораблем-разведчиком можно назвать адмиральской авантюрой? Да нет, конечно. Даже стоя на бочках в заливе Стрелец «Урал» уверенно контролировал всю северную часть Тихого океана, перехватывая радиообмен в сетях ВМС, ВВС и ПЛО США и Японии. Если бы подошел поближе к территории Соединенных Штатов, нам не пришлось бы сегодня сожалеть о бездумной потере по собственной инициативе разведывательного центра в кубинском Лурдесе, откуда российские военные ушли по указанию преемника Ельцина Владимира Путина в 2002 году. Практически все, что делали разведчики Главного разведывательного управления и ФАПСИ в Лурдесе, мог бы проделать и «Урал»: перехватывать любую информацию с американских спутников связи, наземных телекоммуникационных кабелей. Вплоть до телефонных переговоров американцев с собственных кухонь.

Впрочем, теперь об этом жалеть поздно. В минувшем году атомный разведывательный корабль «Урал» отправили на утилизацию на дальневосточный завод «Звезда».

Из досье «СП».

Тактико-технические характеристики CCB-33 «Урал»

  • Водоизмещение, т 34640
  • Длина, м 265
  • Ширина, м 29,9
  • Осадка, м 7,8
  • Скорость, узлов 21,6
  • Атомный реактор, шт. 2
  • Экипаж, чел. 923
  • Вооружение:
    • Орудия: 2 АК-176
    • Зенитные установки: 4 AK-630 ; 4 ПЗРК «Игла»
    • Пулеметы: 4 12-мм
    • Вертолеты: 1 Ка-32
  • Радиолокационное оборудование:
    • Локатор/Радар: 3 МР-212/201 «Вычегда-У»; РЛС обнаружения воздушных целей МР-750 «Фрегат-МА».

 

Сергей Ищенко


Источник: http://svpressa.ru/society/article/35885/

Теги: Россия


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение