Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Оборона и безопасность / Техника и вооружение: вчера, день сегодняшний и перспектива / Статьи
Фарнборо-2018: проект Tempest
Материал разместил: Пономаренко Олег ЮрьевичДата публикации: 20-07-2018

В понедельник открылся очередной авиасалон в Фарнборо. Участие в нем России практически сведено к нулю, и это можо рассматривать в качестве причины того, что и внимание со стороны отечественных СМИ будет весьма ограниченным. Например, ТАСС сообщал 16 июля со ссылкой на официального представителя ОАК: «ОАК [Объединенная авиастроительная корпорация] в «Фарнборо-2018» не участвует, ни в статической экспозиции, ни в деловой программе. По линии гражданских проектов возможен ряд встреч с клиентами на уровне представителей российско-итальянского СП Superjet International».

Естественно, это не означает, что события и новости, связанные с авиасалоном, не представляют интерес.

Прежде чем перейти к основной новинке авиасалона в части боевой авиации, обратим внимание на то, что американцы предпринимают усилия с целью склонить Турцию к отказу от приобретения российских зенитных ракетных комплексов С-400. Помощник госсекретаря США по военно-политическим вопросам Тина Кайданов сообщила, что Госдепартамент ведет переговоры с Турцией на предмет возможной продажи комплекса Patriot как варианта удовлетворения потребностей страны в зенитных системах, и, соответственно, надеясь на отказ от приобретения российской системы. Материал ТАСС (http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5378179) указывает больше на политические мотивы, в то время как в западных источниках, включая FlightGlobal, приводятся мнения экспертов, утверждающих, что риск в случае приобретения Турцией систем С-400 – и одновременного приобретения истребителей F-35, – состоит в возможностях Турции выявить уязвимости истребителя со стороны зенитных систем и в неизбежном распространения этих данных. Напомним, Турция собирается приобрести 100 машин в варианте F-35A, на середину 2018 г. закуплено 14 машин, до 2022 года планируется получить 30 истребителей. Первый истребитель официально был передан 21 июня 2018 г., но до 2020 г. не ожидается появление самолетов в небе Турции. Турецкие летчики будут осваивать F-35 на авиабазе в Аризоне (Luke AFB), в то время как техники приступили к обучению во Флориде (Eglin AFB).

Без сомнения, наиболее интересным событием в области боевой авиации явилось представление министром обороны Великобритании Гэвином Вильямсоном полноразмерного макета британского истребителя Tempest. Блог Bmpd отмечает:

«Принципиальные решения по возможности создания перспективного британского истребителя должны быть приняты по результатам работы Team Tempest к концу 2020 года. Программа призывает к широкому международному содействию. Продемонстрированный 16 июня «концептуальный» макет истребителя Tempest демонстрирует весьма крупный двухдвигательный самолет, близкий по размерам и частично по облику к американскому Loclheed Martin F-22A - хотя неясно, будет ли показанный макет иметь отношение к реальному облику перспективного британского истребителя через 15-20 лет.  ... полномасштабное финансирование НИОКР по программе создания перспективного истребителя должно быть начато в 2025 году ... перспективный истребитель должен достигнуть стадии первоначальной операционной готовности (IOC) в 2035 году. Перспективный истребитель должен заменить в составе британских ВВС самолеты Eurofighter Typhoon, окончательное снятие которых с вооружения запланировано к 2040 году.»

Со своей стороны сделаю оговорку в отношении сравнения – понятно, что вслед за F-22, как это видно сейчас, все истребители пятого поколения содержат в своем облике характерные черты и определенные аэродинамические формы. Но, например,  в части применения дельтовидного крыла большой площади Tempest является наследником Typhoon. В некоторых распространенных изображениях концепта обращает на себя внимание разнесение двигателей, принципиально подобное тому, как это выполнено на отечественном Су-57, что в совокупности с размещением воздухозаборников  по аналогии с  F-22 может указывать на наличие увеличенных внутренних объемов для размещения топлива и (или) вооружения на внутренней подвеске. Размерность, если оценка Bmpd верна, говорит о том, что самолет близок по философии к современным «сушкам» - большой, тяжелый истребитель, способный решать широкий спектр задач с большей эффективностью, нежели более легкие истребители.

Г. Вильямсон отметил, что «мы вступаем в опасную новую эпоху развития военного дела, и наше внимание сфокусировано на будущем». Представленный концепт, на мой взгляд, отражает необходимость иметь более универсальную, чем имеющиеся у британцев сейчас, боевую платформу с большими радиусом действия и боевой нагрузкой, в том числе для решения задач в ходе экспедиционных операций, превосходящей по основным характеристикам F-35. Экономическая и технологическая составляющие проекта не менее важны – британцы являются в программе создания и производства F-35 единственным партнером 1-го уровня. В стоимости каждого истребителя доля британской промышленности составляет немалые 15 %. Отсутствие масштабных проектов в деле создания истребителей не позволит сохранить компетенции в этой области, стремительно сужающиеся в Европе в целом, равно как и заработать на возможных продажах в другие страны. Последнее немаловажно – как подчеркивает Aviation Week & Space Technology, доля поставок боевой авиационной техники британской аэрокосмической отрасли в общем объеме военного экспорта страны находилась в последнем десятилетии на уровне 80%, прежде всего за счет контрактов с Саудовской Аравией и Оманом.

Отметим, что усиление британской боевой авиации в части истребителей идет по двум направлениям – достаточно освещаемое приобретение F-35 и модернизация Typhoon по программе  Project Centurion, в рамках которой в несколько этапов будут повышены ударные возможности истребителя – в числе прочего, будет обеспечена возможность применеия крылатых ракет Storm Shadow и управляемых ракет Brimstone класса «воздух-земля», – в связи с планируемым выводом из боевого состава в марте 2019 г. истребителей Tornado GR4. По состоянию на текущий год Великобритания располагала 94 истребителями Typhoon, еще 17 заказаны, и 40 истребителями Tornado GR4 (текущие публикации указывают на наличие в середине года уже лишь двух эскадрилий этих самолетов-ветеранов).

Интрига состоит в том, что Франция и Германия объединяют усилия для создания будущего европейского истребителя, а точнее сказать платформы – future combat air system (FCAS). Предварительная договоренность, достигнутая летом 2017 г., была подтверждена в апреле 2018 г. на авиашоу ILA в Берлине, а 19 июня министрами обороны двух стран был подписан меморандум о взаимопонимании (другие источники говорят о соглашении о намерениях, но, думаю, это не столь существенно), при этом за французской стороной была закрплена ведущая роль в проекте. Концептуальная проработка должна быть завершена к концу года. Эспериментальный образец – демонстратор технологий должен совершить первый полет до 2025 г., а начало поступления серийных машин на вооружение намечено на 2040 г. В предверии открытия авиасалона в Фарнборо, 6 июля 2018 г. исполнительный директор Airbus Defence & Space Дирк Хоук (Dirk Hoke) выступил с предупреждением о том, что наличие нескольких проектов создания тактических истребителей в Европе нерационально, приведет к опасной, недопустимой конкуренции в условиях ограниченного рынка (он апеллировал к цифре заказов, собранных Dassault Rafale, Eurofighter Typhoon и Saab Gripen – 1129 единиц), и, в конечном итоге, к сваливанию европейской авиапромышленности «во вторую лигу». Хоук отметил, что обсуждается возможное присоединение Великобритании и особенно BAE к проекту на более поздней стадии. Остается ли это замечание актуальным, покажет будущее обоих проектов.

Очевидными препятствиями успешной реализации проекта создания перспективного истребителя представляются достаточно длинные сроки создания и проблемы финансирования. Первая проблема признается официально – собственно, как в США, – и с ней будут пытаться справиться. Степень успешности можно осторожно ставить под сомнение, учитывая реалии современных программ разработки сложных, комплексных систем вооружения на Западе.

Вторая проблема имеет два направления решения – существенное увеличение военных расходов, например, не до уровня 2% ВНП или чуть выше, как этого требуют США от своих союзников по НАТО и что уже выполняется отдельными странами, а до 3%, либо привлечение внешнего финансирования.

17 июля Aviation Week & Space Technology  отмечал, что планируемые сроки создания Tempest на пять лет опережают франко-германский аналогичный проект, а также, возможно, опережают и американские проекты. При этом обращается внимание на тот факт, что британцы без особой огласки активно ведут работы по разработке технологий для истребителя следующего поколения с конца 2015 г.

Что касается финансирования, то тот же Aviation Week & Space Technology 11 июля указывал на активное сотрудничество Великобритании и Швеции в данной области, включая информацию Financial Times о предварительных переговорах об участии в программе создания перспективного истребителя,  и значительное участие  британской авиапромышленности в создании шведского истребителя Gripen. При этом на презентации Tempest присутствовали делегации Швеции и Японии. Другим возможным или предполагаемым партнером издание со ссылкой на СМИ Соединенного Королевства называло Саудовскую Аравию, что отвечало бы интересам британцев по приобретению участника программы со значительными финансовыми возможностями, так и монархии, стремящейся диверсифицировать свою экономику в рамках стратегии Vision 2030.

Итак, интрига есть. Какова будет реальность?

Олег Пономаренко

Теги: ВиВТ , авиация


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Оборона и безопасность
Возрастное ограничение